19.03.2009
Источник: gorod.lv
Регион: Латвия

Мелкие крестьяне сегодня получают от переработчиков за литр молока, добытого буквально потом и кровью, ничтожные 5 сантимов, а в магазине оно стоит в 12 раз дороже. Кто лукавит в цепочке ценообразования на молочные продукты и каковы перспективы латвийского сельского хозяйства?
 
Эти вопросы мы решили задать руководителю Даугавпилсского консультационного сельскохозяйственного бюро Виктору Калансу.

– Это правда, что в отдельных случаях крестьяне получают от переработчиков по 3 сантима за литр молока?

– Переработчики делят поставщиков на несколько категорий, и с каждым из них заключен индивидуальный договор. Я знаю, что есть крестьяне, которым платят по 8, и даже по 5–6 сантимов за литр, но, в общем производители молока получают от 10 до 14 сантимов за литр.

– А те, которым платят 5–6 сантимов? Они разве не производители?

– Однозначной классификации на производителей и маленькие частные хозяйства у нас в государстве нет. Но, естественно, что хозяйство, где имеется от 1 до 5 коров, не является постоянным производителем. Такой крестьянин живет на своей земле, производит молоко для своих нужд, а реализует избытки. Министерство финансов, например, предлагает такую дефиницию полународного хозяйства: если годовой оборот от реализации его продукции составляет от 1 до 10 тыс. евро.

– Получается очень несправедливо: меньше всего получают те, кто и производит меньше. Мелких крестьян так совсем утопят…

– Да, но здесь можно понять и переработчиков. За небольшим количеством молока им просто невыгодно ехать, если платить за него ту же цену, что и большим хозяйствам. Плюс у мелких крестьян зачастую нет условий для хранения молока, порой страдает качество… Хотя в целом я согласен, что на нашем рынке царит анархия ценообразования. И чем хозяйство, которому платят 6 сантимов, хуже того, которому платят 12 сантимов? К сожалению, сегодня нет единой системы. Переработчики не идут на диалог со своими поставщиками.

– Можно ли говорить о том, что мы идем к становлению больших объединенных хозяйств и вымиранию маленьких?

– Однозначно сказать трудно, ведь порой в маленьком хозяйстве удается обеспечить более низкую себестоимость продукта и более высокую эффективность труда, чем в большом. Хотя я часто слышу такое утверждение, что иметь менее 50 коров в одном хозяйстве – просто нерентабельно. Самый простой вариант – это объявить либерализацию рынка, пусть рынок сам все расставит на свои места. Ведь сегодня в Латвии в год производится 1 млн тонн молока, а внутреннее потребление – только 300 тыс. тонн. Но рынок расставит все на свои места очень жестко. И вот вопрос: что делать с теми, кто из него выпадет? Просто выбросить на улицу и пополнить за их счет армию безработных? Я считаю, что это неправильно. Государство должно заботиться о своих гражданах. Особенно о тех, которые ему в свое время доверились, по его совету набрали кредитов, а теперь не могут дождаться от него помощи. Надо четко все классифицировать и упорядочить, на государственном уровне определить, что мы делаем с излишком произведенного молока, которое не может быть реализовано на внутреннем рынке.

– Какова сегодня себестоимость производства одного литра молока?

– Согласно проведенному нами анализу, критическая отметка – это 13 сантимов за литр. Ниже нее – только минус.

– Что-то в сфере сельского хозяйства изменилось после прибытия тракторов в Ригу?

– С одной стороны, министр, под давлением крестьян, надавил на премьера, и они пообещали изыскать необходимые средства. Но тут же нашлась небольшая группа крестьян, которая потребовала отставки министра. В итоге деньги были обещаны, но взять политическую ответственность за их получение и распределение теперь некому!

– А новый министр земледелия не возьмет ее на себя?

– Я был бы рад, если бы он это сделал. Но он имеет все права теперь от этого отказаться. Хотя, конечно, правительство в целом должно чувствовать себя ответственным за отрасль. Мне известно, что в декларации правительства Домбровскиса есть пункт о субсидиях в 86 латов за одну корову, надои которой за год более 5 тыс. литров. Однако в нашем государстве все меняется, не поддается прогнозам. Другие страны в период кризиса девальвируют свою валюту, снижают налоги и кредитные ставки. А у нас все наоборот. В итоге теперь, например, приграничные польские города делают миллионные обороты экспорта за счет литовцев и латышей. А мы сами себя топим…

– А субсидии за обрабатываемые крестьянами земли выплачены вовремя?

– Да. На текущей неделе они выплачиваются мелким хозяйствам, до этого были крупные и средние. Только проблема в том, что эти выплаты не улучшат ситуацию. Сегодня эти деньги у крестьян есть, но они отдадут их банкам в счет регулярных кредитных платежей. Так что эта политика выгодна банкам. А наше государство очень хочет доказать, что мы – банковская страна. Сегодня в мире нет кредитных ставок выше 5%, а у нас, “разогревая” экономику, догнали их до 18%. Производства у нас уже практически нет, остался последний “бастион” – крестьяне, которых такими темпами тоже вскоре уничтожат.

– А если смотреть на ситуацию со стороны потребителя, а не производителя. Есть ли в цивилизованном мире какие-то неписаные правила, определяющие, во сколько раз цена на молоко в магазине должна превышать закупочную?

– Есть. Считается, например, что три звена, доставляющие молоко из села потребителю – производитель, переработчик и продавец – имеют право на равные доли. То есть если сегодня молоко у крестьян покупают в среднем по 12 сантимов, то молоко на магазинной полке должно стоить 36 сантимов. А буквально вчера я стоял в магазине и долго выбирал, какое молоко купить – цены варьировали от 58 до 86 сантимов за литр.

– То есть кто-то из трех забирает себе большую часть денег?

- Я не считаю деньги в карманах продавцов и переработчиков, но очевидно, что сейчас обогащаются те люди, которые вложили совсем немного денег и усилий в создание конечного продукта. Я считаю, что здесь мы могли бы пойти даже против ЕС, но создать свой закон о торговле, в котором бы четко оговаривалось, сколько может стоить в том числе и молоко в магазине в зависимости от того, сколько за него платят крестьянам. А иначе получается, что магазины у нас сегодня вне всяких законов. Я, грубо говоря, построил сарай, утеплил его, поставил полки, нанял менеджера, который сможет раскрутить поставщиков, – и все, зарабатываю деньги! Этот менеджер будет искать самые дешевые продукты, чтобы продать их как можно дороже. Еще он запишет во все договоры и накладные, что оплата за полученный моим магазином товар будет производиться не менее чем через 60 дней после его получения (закон это не запрещает). А если полученный товар не будет продан, то я либо выброшу его и платить не буду, либо верну поставщику.

– То есть, вы полагаете, что переработчики ведут более менее честную игру на рынке молока? У них ведь дела сейчас тоже неважные…

– Я не верю, что наши молокоперерабатывающие комбинаты стоят сегодня на грани банкротства. Наверняка вывели все активы, оставили одни долги, чтобы показать, как им плохо.

– Очень напоминает историю с одним частным латвийским банком, который пришлось национализировать…

– Конечно! Я хорошо помню те времена, когда в сельском хозяйстве существовала кооперация. В молочной отрасли она была 100%-й. А потом пришли лжекооперативы, которые приватизировали производства. Авантюристов сегодня не так уж много, но практически все они занимают очень хорошие места. С этим, безусловно, можно и нужно что-то делать, но у нас это почему-то никому не надо. Я уверен, что есть те люди, которые сейчас очень хорошо зарабатывают на этом кризисе. Зарабатывают на страданиях людей.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

17.01.2018

Молоко просит вмешательства

Как стало известно The DairyNews, Минсельхоз планирует к марту 2018 года ввести в действие обновленную методику расчета минимальных и максимальных цен на зерно, молоко сухое и масло сливочное в целях проведения интервенций. В текущем году, большинство участников рынка в свете считают интервенции, призрак которых висит над молочной отраслью третий год – необходимыми. Однако, формат их проведения и возможные последствия устраивают не всех.
ПКП МАГИЯ, ООО
Адрес:  Воронежская обл, Новоусманский район, с. Бабяково, ул. Совхозная, д. 2 Б 
 
КАСКАД, АО
Адрес:  Воронежская обл, Хохольский район, с. Новогремяченское, ул. Придонская, д. 9  
 
Олымский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Курская обл., Касторенский р-н, Олымский  
 
Руднянский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Смоленская обл., г. Рудня, с. Молкомбината