14.08.2018
Источник: 1prime.ru
Регион: Россия
Председатель президиума АКОРТ Сергей Беляков: «Мы будем разрушать мифы о торговле»

- Удалось ли вам погрузиться в проблемы российского ритейла за месяц работы в АКОРТ? Какие у вас впечатления?

- В тему ритейла я погрузился еще во время работы в Минэкономразвития. Правда, сейчас погружение было более глубоким, но мне уже понятны особенности отношений между торговыми сетями, их отношений с поставщиками. Понятно, в каких вопросах возникают конфликты, а где можно достичь консолидированной позиции сторон.

Главное, можно сказать, разочарование – некоторые законодательные инициативы. Почему разочарование: я вижу, что эти предложения не проработаны, а уровень дискуссии вокруг них зачастую очень поверхностный. Необдуманные решения – это очень нехорошая история. Кроме того, не просчитываются эффекты от этих решений, а если среди этих эффектов есть и позитивные – у них короткие сроки действия.

И самый неприятный момент – эти решения никак не сочетаются с реальным местом торговли в российской экономике и со стратегическим видением, как торговлю нужно регулировать и развивать. Все это не дает бизнесу возможности адаптироваться к изменениям, при этом время, которое авторы законодательных инициатив закладывают на их имплементацию, весьма небольшое. Это исключает стратегический подход государства к регулированию отрасли, доля которой в ВВП, к слову, выше, чем у нефтедобычи или строительства.

- Какие тенденции в российском ритейле вы отмечаете?

— Это отрасль с высочайшей степенью конкуренции. Это дает огромный положительный эффект, в том числе, поставщикам и производителям, потому что они получают возможность выбрать, кому поставлять продукцию. А у торговых сетей есть выбор, какие продукты покупать, есть возможность формирования комфортных условий поставки.

Второй эффект от такого рода конкуренции — ценовая политика сетей, которая связана, в том числе, со сдерживанием роста цен на товары. Мы зависим не только от поставщиков — а они тоже могут быть заложниками роста стоимости, — но и от простых граждан, от их финансовых возможностей, покупательной способности. Как вы знаете, реальные доходы граждан в последнее время не увеличиваются, и сдерживание роста цен со стороны торговых сетей – позитивный момент. Если бы эти факторы принимались во внимание, можно было бы ставить вопрос ухода от политики сдерживания сетей к созданию условий, которые помогали бы развивать этот вид деятельности.

Вообще, есть очень устойчивый миф, что торговля – это самый маржинальный вид деятельности на всем пути движения товара от производителя к покупателю. Действительно, торговая наценка есть, и ее не может не быть, потому что нельзя работать себе в убыток, не компенсируя свои издержки и не имея прибыли. Но статистика, которая, как известно, вещь упрямая, говорит, что за последние несколько лет продовольственная инфляция была ниже, чем в целом инфляция по стране. Индекс роста цен в сетях также ниже, чем индекс роста оптовых цен. Сейчас рентабельность торговой сети в зависимости от категории товаров, от компании и от региона — в районе 2-3%, тогда как у переработчиков и поставщиков это минимум 8-12%.

Второй миф: крупные сети убивают другие форматы торговли. И как экономист, и как глава ассоциации я могу сказать: нет никакого конфликта крупных торговых сетей с мелкими региональными сетями или с другими форматами торговли — рынками, ярмарками выходного дня, или небольшими магазинами. Они даже не особо конкурируют между собой, это разные ниши, разные категории покупателей, разные стратегии покупок.

Например, ярмарки выходного дня работают, очевидно, в выходные дни, они реализуют ту продукцию, которая произведена непосредственно продавцами — в основном это овощи и фрукты. У таких продавцов иная стратегия продаж, нежели у сетей. Ярмарки не заменяют собой торговые сети, где покупатели постоянно имеют доступ к широкому ассортименту. Можно ли ставить вопрос о конкуренции? Конечно, нет — покупателю должно быть предложено и то, и другое. Мы никого не убиваем, мы — за развитие.

Одним словом, существует набор мифов, которые общественное сознание легко подхватывает, и которые становятся фоном для принятия регуляторных решений. Это бьет по всем. Пока законодательное регулирование торговли — это лишь установление все большего и большего числа требований, и края этому не видно.

Но мне кажется, если имеется отрасль, которая, хотя и медленно, но растет, которая гарантирует постоянный доступ покупателей к товарам, которая сдерживает рост цен – стоило бы говорить о формировании такой регуляторной стратегии, которая создает условия для развития этой отрасли. Поэтому сейчас одна из наших основных задач — разрушение мифов о торговле и изменение регуляторной повестки.

- Как АКОРТ хочет разрушать эти мифы?

— Сейчас мы перезапускаем диалог с производителями и поставщиками и на площадке Межотраслевого экспертного совета (МЭС), и в рамках прямого общения с ассоциациями и крупными компаниями. Ведь то, что ударит по производителю, ударит и по нам: мы получим или более дорогой товар, или в меньшем объеме, или более низкого качества. Нам будет сложнее его реализовать. В конце концов, мы все в одной лодке, все мы — союзники. Во время, когда экономика особенно не растет, топить других — не самая лучшая стратегия, потому что точно так же кто-то может попытаться утопить и тебя. Лучше выплывать вместе. Другое дело, что всем сторонам необходимо искать компромиссы и идти на уступки. Мы готовы это делать, думаю, что и наши коллеги и партнеры тоже готовы. В большинстве своем — это люди бизнеса.

Второе направление нашей работы: доведение до регуляторов — это и депутаты, и сенаторы, и правительство — объективных данных, характеризующих состояние торговли. Например, о том, как меняются потребительские настроения. Это попытка дать объективную картину, просветить, чтобы законодатели и органы исполнительной власти были более объективны при принятии решений.

Третье направление: при принятии регуляторных решений необходимо настойчиво требовать проведения оценки воздействия на отрасль тех решений, которые уже приняты. Это нужно, чтобы понимать, а надо ли вносить новые изменения, решены ли те проблемы, которые были аргументом для принятия законов и подзаконных актов.

Наконец — развитие саморегулирования. Частью этой деятельности является выстраивание отношений с поставщиками и производителями, другой частью — развитие саморегулирования внутри самого ритейла. Например, необходимо быстрое реагирование на случаи, связанные с нарушениями партнерских отношений, недобросовестным поведением, устранение не только этих случаев, но и условий, которые к ним приводят.

Логика следующая: необходимо показать государству, что мы и внутри отрасли способны регулировать себя сами достаточно эффективно, в общении с поставщиками и производителями снимать конфликты, устранять проблемы и исключать необходимость тотального законодательного регулирования. Если это возможно делать без законодательного регулирования – лучше обходиться без него.

- Саморегулирование в торговле пытаются развивать уже восемь лет, и пока без особых успехов.

— Но это же не значит, что нужно прекращать работу. Как я уже говорил, нужно попытаться объяснить друг другу, что все мы готовы идти на компромиссы.

- Как вы относитесь к идее создания Совета рынка ритейла?

— Этот вопрос надо решать в рамках работы по развитию саморегулирования. Другое дело, важно избежать риска подмены понятий. Есть МЭС — площадка, где есть производители, поставщики, отраслевые союзы, союзы потребителей и торговые сети. Если создание Совета рынка — это попытка создать некий орган взамен МЭС, который, по мнению участников рынка, работает плохо — это бесперспективная история. Если у Совета рынка будет какая-то другая функция — давайте подумаем.

Мы не против, но надо понять, есть ли в этом необходимость. Орган, который устанавливает правила для участников рынка, следит за их исполнением и принимает санкции в отношении нарушителей можно сформировать и в рамках МЭС. Я не сторонник поспешных решений: проще всего что-то создать, потратить деньги, а потом задавать вопрос "зачем".

- Видите ли вы готовность поставщиков и производителей к диалогу? Иногда с их стороны звучат идеи о выходе из того же МЭС.

— Да, такую готовность мы видим. Прекращать диалог — это простое решение, но не надо быть заложником простых решений. Неудачи в поисках компромисса, конечно, демотивируют всех, и сети сейчас тоже не в благостном настроении находятся. Но нужно не крайних искать, а спросить себя, что можно сделать для достижения компромисса. Я думаю, он возможен.

- Если возвращаться к вопросу государственного регулирования, есть ли возможность его дальнейшего ужесточения в сфере торговли?

— Да, и это серьезный риск. Правда, это вызов для всей экономики, а не только для торговли. Здесь я не очень оптимистичен: даже если нам удастся разрушить мифы, даже если удастся показать способность рынка решать проблемы и исключать их возникновение в будущем без законодательного регулирования, не факт, что это остановит или сразу остановит законодательную машину.

- И как раз в июле в первом чтении в Госдуме был принят законопроект о запрете возвратов непроданных продуктов.

— Здесь мы будем биться до конца. Мы считаем, что этот законопроект нельзя принимать, во-первых, до оценки воздействия на экономику поправок в закон о торговле, которые вступили в силу с января 2017 года. Второе: проект нельзя принимать, пока не пройдет оценка регулирующего воздействия его положений, а также пока не будет проведена оценка соответствия документа нашим обязательствам в рамках Евразийского экономического союза. Это один из примеров непроработанности этой инициативы.

Почему мы за это бьемся? Принятие законопроекта — удар и по нам, и по производителям, и по потребителям. Торговые сети будут закупать меньший объем товаров, чтобы снизить издержки, связанные с утилизацией продуктов, у поставщиков будет меньший доступ к полке. Это негативно отразится на малых и средних производителях.

Второй момент — разве возвраты являются большой проблемой? Конечно, нет. Возвраты — это исключительно добровольное соглашение между поставщиком и сетью. Напомню: сейчас закон о торговле запрещает навязывать возвраты товаров. Кто-то говорит — сети как раз их и навязывают, но не забывайте, что поставщик может легко отказаться заключать с такой сетью договор, и обратиться к другой компании, которая это условие не ставит. Если кто-то из поставщиков столкнется с таким навязыванием — добро пожаловать в прокуратуру, и сетям мало не покажется. Мы не просто не злоупотребляем этим, это вообще невозможная история. Еще один контраргумент: есть крупные производители продуктов, есть крупные агрохолдинги, и в будущем их роль в экономике будет только увеличиваться. Разве торговые сети могут им что-то навязать?

И еще один момент. Существуют продукты с коротким сроком хранения, у которых быстро истекает срок годности. Сейчас часть такой продукции можно вернуть производителю, пока не истек срок годности и продукт не потерял свои потребительские свойства, а производитель затем продукцию переработает. Даже если запретить возвраты в принципе, хотя объемы поставок снизятся, такая нереализованная продукция все равно будет. Но встает вопрос с утилизацией этой продукции. Куда нам ее вывозить? В регионы на свалки бытовых отходов. А это органика, она разлагается и является причиной для разных испарений, того испорченного воздуха, на который жалуются граждане. Готовы ли граждане и региональные власти к тому, что производственные мощности полигонов или заводов по переработке отходов нужно будет увеличивать? Я думаю, что не готовы.

- Вы говорили, что торговые сети могут пойти на уступки поставщикам в каких-то вопросах. В каких именно?

— Сейчас пространство для диалога я вижу следующим образом. Есть три зоны отношений между сетями и поставщиками. Первая — зеленая, где существует единая точка зрения на то, какие проблемы и как надо решать. Процедурные вопросы решают сами сети в соответствии с договорами поставки. Есть желтая зона — там, где, на мой взгляд, пока компромисса нет, но проблема либо не является очень чувствительной для участников процесса, либо компромисс все же найти можно, потому что легко пойти на уступки.

Есть и красная зона. Там несколько вопросов: условия договоров поставки, величина штрафов, сроки приема товаров. В данном случае контрагенты должны сесть и объяснить свою позицию, глядя друг другу в глаза. Сеть объяснит поставщику свою позицию, поставщик — свою, и они вместе найдут общее решение. Одним словом, вопросы и из желтой, и из красной зоны надо переводить в зеленую зону. Это возможно. В чем мы можем пойти на компромиссы – например, в штрафах и санкциях за недопоставку. К примеру, не 100% от объема поставки взимать, а другую сумму, а какую — это уже предмет обсуждения.

- Есть ли у АКОРТ предложения, что можно сделать для улучшения условий ведения бизнеса в ритейле?

Для начала нужно перестать каждые полгода вносить поправки в закон о торговле. Что же касается инициатив АКОРТ, сейчас мы готовим пакет юридически оформленных предложений, которые улучшат условия бизнеса. Там несколько блоков. Первый касается структуры издержек, которые формируют цену на конечную продукцию. Мы предлагаем исключить логистические услуги из расчета максимального размера вознаграждения торговых сетей. Сейчас он составляет 5%.

Второе — эквайринг. Сейчас ставки эквайринга для непродовольственных товаров выше, чем для продовольственных товаров. Это ухудшает условия для отечественных компаний, которые реализуют непищевую продукцию, по сравнению с онлайн-магазинами, в первую очередь — с иностранными. В июле мы направили предложения о снижении ставок эквайринга для непродовольственных товаров в Минэкономразвития РФ и вице-премьеру Максиму Акимову, курирующему цифровую экономику.

Третье — трансграничная торговля. Мы поддерживаем идею о снижении порога беспошлинного ввоза товаров, приобретенных в зарубежных интернет-магазинах, и о введении НДС для зарубежных онлайн-магазинов. Эта тема активно обсуждалась на площадке Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), но это и часть повестки АКОРТ. Кстати, обратите внимание: сфера онлайн-торговли регулируется меньше, и неважно, про какое государство мы говорим — США или Китай. Рост доли рынка у онлайн-торговли, казалось бы, должен диктовать снижение регуляторных требований к обычным магазинам, потому что именно они, а не онлайн-площадки, обеспечивают доступ населения к основным товарам.

Четвертый блок — идеи, связанные с маркировкой и системами прослеживаемости товаров, тем же «Меркурием». Мы выступаем за введение переходного периода для имплементации таких систем, за введение на некоторое время моратория на штрафы при их запуске. Пятый блок — экология.

- Кстати, в последнее время появились разные идеи, связанные с экологией – утилизационный сбор на велосипеды, экологический налог на пластиковые пакеты. Они повлияют на российский ритейл?

— Главный вопрос, который лежит на поверхности — это цена товаров, потому что все эти сборы так или иначе станут частью цены. С учетом снижения реальных доходов и падением покупательной способности — а рост потребительского кредитования это подтверждает — наверное, это не очень хорошие идеи и для граждан, и для нас. Но если применительно к автомобилям я понимаю логику введения утилизационного сбора, то что стоит за желанием ввести этот сбор на велосипеды — я не понимаю. Разве есть проблема свалок велосипедов? Возможно, есть, но лично я их не видел. Или это источник дополнительных доходов в бюджет? Тогда есть риск, что увеличение стоимости товаров приведет к обратному эффекту.

Пакеты — отдельная тема. Для нас экологическая проблема, связанная с ними, является серьезной, многие компании-члены АКОРТ уже запустили инициативы в этой сфере. Это и работа с отходами самих сетей, и установка точек раздельного сбора отходов рядом с магазинами. Правда, это еще не стало культурой для потребителя. Кроме того, большинство компаний отказались от бесплатной раздачи пластиковых пакетов. Конечно, это плохо для покупателей, появились дополнительные расходы — даже если это всего рубль. Но все равно гражданам надо объяснять пользу от таких мер.

Заменой пластиковым пакетам могут стать либо пакеты из натуральных волокон, либо бумажные пакеты. Это тоже определенные расходы для сетей: эти пакеты нужно возить в других упаковках, увеличивать траты на логистику. Такие пакеты дороже в производстве, дороже в перемещении. Но компании идут на это, ведь это элемент социальной ответственности.

Более того, у нас в АКОРТ есть инициатива просто взять на себя обязательство отказаться от пластиковых пакетов. Не просто их продавать – а отказаться. Пока эта идея обсуждаются, к ней не все готовы, но такая идея есть.

- А не будет ли дефицита с пакетами, есть ли у нас в стране производство в таких объемах?

— Это один из видов бизнеса, которые быстро адаптируются к изменению спроса. Если спрос появится — я вас уверяю, что послезавтра бумажных пакетов будет в избытке.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

04.12.2018

Кому ЭВС?

Минсельхоз хочет во втором квартале 2019 года включить готовую молочную продукцию в систему электронной ветеринарной сертификации. Что об этом думают молочники - выясняло The DairyNews.
06.12.2018 21:34:45

про ацидоз про ножи

0 56 Алексей Николаевич Ковалев
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Фаэтон-Агро, ООО УК
Адрес:  Ленинградская область, Гатчинский район, дер.М.Верево, ул.Кутышева, д.6В 
 
Бурановское, ООО
Адрес:  Алтайский кр, Усть-Калманский район, с. Новобураново, ул. Октябрьская, д. 10 корп. 
 
МК Братовщина (Агрофирма Трио, ООО)
Адрес:  Липецкая область, с. Братовщина