10.02.2012
Источник: finam.fm
Регион: Россия
На данной странице представлено видео и расшифровка радио-передачи «Финам-FM» - Сухой остаток.
В гостях: Наум Бабаев, Председатель Совета директоров ООО "Русская молочная компания" (РУСМОЛКО); Андрей Даниленко, Председатель Правления Национального союза производителей молока.

ПРОНЬКО: 21 час и 5 минут в российской столице. Это "Финам FM", ежедневная программа "Сухой остаток", у микрофона Юрий Пронько. Еще раз добрый вечер, господа.
Я вам сразу скажу, вот я в "Twitter" уже написал и вот сейчас вам откровенно скажу: у нас сегодня будет, я бы сказал, не просто интересная тема – она прикладная тема, то, что мы потребляем, в буквальном смысле этого слова. Но мы будем это рассматривать, так как это "Сухой остаток", экономическая программа, будем рассматривать с точки зрения бизнеса. Потому что то, о чем мы будем говорить, это бизнес. Причем бизнес очень серьезный, в который вкладываются серьезные финансовые ресурсы.
ПРОНЬКО: И тема сегодняшней программы "Сухой остаток"ж – "Перспективы привлечения глобальных инвестиций в российский агробизнес". То есть здесь я хочу заметить, господа: не нефть, не о нефти пойдет речь, не о газе, не о металлах – русская земля и инвестиции в нее дорогую. В буквальном смысле дорогую, если мы говорим о Москве и Московской области.
Я с удовольствием вам представляю моих гостей: это Наум Бабаев, председатель совета директоров "Русская молочная компания" (РУСМОЛКО), Наум, рад видеть, добрый вечер.
БАБАЕВ: Добрый вечер…
ПРОНЬКО: …И Андрей Даниленко, председатель правления Национального союза производителей молока, Андрей, рад видеть вновь, добрый вечер.
ДАНИЛЕНКО: Спасибо.
ПРОНЬКО: Напомню средства коммуникации для вас, уважаемые слушатели, для ваших вопросов, комментариев и мнений: 65-10-99-6 (код Москвы – 495) и www.finam.fm – это, соответственно, наш многоканальный телефон и наш портал в Интернете, где идет прямая веб-трансляция. То есть нас можно смотреть, можно слушать, можно писать, звонить, быть такими – мини юлий-цезарями. Ну, может, и макси, я уж не знаю, если сможете это сотворить.
Наум, если все-таки очень серьезно, на минувшей неделе произошло событие, насколько я понимаю, прецедентное. То есть у нас хоть и не прецедентное право в России, но, тем не менее, с точки зрения агробизнеса это очень серьезное событие. Вы и ваш зарубежный партнер подписали соглашение. Можете раскрыть вот теперь полностью, что называется, внутреннюю составляющую? То есть на прошлой неделе информационные агентства, наши коллеги и мы, сообщали об этом. Но теперь хочется подробностей: о чем идет речь? Неужели и правда иностранные инвесторы готовы вкладывать в сельское хозяйство России?
БАБАЕВ: Действительно, вместе с компанией "Olam", это один из, наверное, крупнейших мировых производителей сельхозпродукции, он входит в первую десятку, по разным данным, занимает седьмое место в мире по объему производства различной сельскохозяйственной продукции, мы подписали соглашение и договорились, что в ближайшие три года вложим 400 миллионов долларов в строительство молочных ферм в России, и, в частности, в Пензенской области. Если мы сделаем это все удачно и хорошо, то следующие 3,5-4 года вложим еще столько же денег и, собственно говоря, доведем поголовье дойного стада – уже такими терминами пойдем говорить…
ПРОНЬКО: Ну, а что – будем просвещаться!
БАБАЕВ: …Да, до 50 тысяч голов. И будем производить полмиллиона молока в год – что, действительно, количество очень значительное. И если вместе с "Olam" мы это все выполним, то мы станем компанией номер один в мире. Ну, другие компании, наверное, тоже будут развиваться, поэтому мы войдем в Топ-10 точно мировых производителей сырого молока.
ПРОНЬКО: Вы знаете, я не буду делать вид журналиста, который разбирается в агробизнесе, даже не буду пытаться. Вы мне скажите, стадо в 50 тысяч – это серьезно, это много?
БАБАЕВ: Это очень много, это серьезно. Есть несколько компаний в мире, которые действительно обладают таким стадом, одна из них очень экзотическая, самая большая в мире, это в Саудовской Аравии, у которой 100 тысяч голов в пустыне. А большей частью общепринятая в мире практика – это кооперативы. У них нет собственного стада, это несколько сотен тысяч, как в Новой Зеландии, маленьких фермеров. А чтобы было частное стадо у одной компании – это действительно редкость большая, и это очень много.
ПРОНЬКО: Это действительно прецедент. 
БАБАЕВ: Конечно же, да.
ПРОНЬКО: То есть никаких аналогичных сделок в России не было?
БАБАЕВ: В сельском хозяйстве – нет.
ПРОНЬКО: В сельском хозяйстве, безусловно.
БАБАЕВ: В сельском хозяйстве есть огромное количество компаний, которые занимаются, например, скупкой элеваторов, а потом трейдом зерна. Есть компании, которые занимаются переработкой сельскохозяйственной продукции, то есть производством масла, не знаю, переработкой каких-то других продуктов сельскохозяйственных, первичной переработкой. А компании, которые пришли бы глубоко на российский рынок… Вот вы сказали про землю, да?
Очень много иностранных фондов, скупающих землю. Но скупающих с точки зрения спекулятивного интереса. А здесь компания, которая, по сути, не имеет цели скупать землю российскую – они хотят выстраивать именно бизнес по производству молока.
ПРОНЬКО: Андрей, на ваш взгляд, чем привлекли-то, как затащили-то иностранных инвесторов? Я так понимаю, для рынка, для профучастников это очень серьезное событие.
ДАНИЛЕНКО: Действительно, с другой стороны, вы знаете, если мы с вами повспоминаем, было время, когда в 90-е годы мы не могли представить себе, что, там, земля рядом с Москвой будет стоить таких безумных денег. Мы не могли представить, что квартиры в Москве будут стоить безумных денег. Мы не могли представить, что в какой-нибудь, к примеру, Липецкой области строить торговый центр будет столь прибыльным.
То есть существуют разные этапы развития, и сегодня, на мой взгляд, происходит серьезная вообще переориентация в мире в целом в понимании того, что население растет безумными темпами, притом прогрессирующими темпами, потребление растет, а свободных производственных ресурсов на самом деле в мире осталось не так много. И крупные игроки начинают понимать, что надо успеть застолбить то, что пока еще можно развить.
И такие компании, как "Olam", они не смотрят на Россию как на рынок сбыта – они смотрят на Россию, как на часть большого мирового огорода для производства питания и, кстати говоря, в дальнейшем и топлива, и других различных позиций, экологичных, для потребления населения. Поэтому это прецедент с точки зрения того, что эта сделка состоялась, потому что она первая такая на территории Российской Федерации, но, с другой стороны, это показатель мировой тенденции и позиции, что приоритеты будут меняться, и интересы будут меняться. Я, на самом деле, совершенно не удивлюсь, если лет через 20 владение сельхозпроизводственными ресурсами будет намного интереснее, чем владение нефтяной скважиной…
ПРОНЬКО: Да ну! Я не верю в это.

ПРОНЬКО: То такое – непаханое поле.
ДАНИЛЕНКО: Я считаю, что, в любом случае, требования к экологии, требования к энергосберегающим технологиям и, самое главное, безумно быстро растущее население будут влиять на изменение баланса приоритетов с точки зрения вообще производственных показателей и производственных приоритетов в мире. И вот я сегодня слушал заключение специалиста Всемирного банка – он четко заявил на одном из мероприятий, где сидело множество экспертов, что
Россия признана сегодня самым неосвоенным активом по производству продуктов питания, в первую очередь животноводства и растениеводства. Это мировые аналитики.
ДАНИЛЕНКО: Мы сидим с вами на золотом вообще активе, который мы еще до конца не осознаем, насколько это мощный актив.
ПРОНЬКО: Ну что, вы оставайтесь, а я пошел копать. Потому что если мы на этой жиле сидим…
ДАНИЛЕНКО: Ведь это вопрос времени. Ведь в начале 90-х мы тоже много чего не предполагали. Если бы мы с вами имели дар предвидения, каждый из нас был бы мультимиллионером, правильно же? Но каждый из нас не подсуетился. Вот в компании "Olam" считают, что они видят на 20 лет вперед, и они полагают, что они делают правильный вклад. Я с ними абсолютно согласен. И лет через 20 люди будут говорить: "Почему же я не успел, почему же я не вложился?!"
ПРОНЬКО: То есть это бизнес.
ДАНИЛЕНКО: Совершенно верно.
ПРОНЬКО: Это четкие, цинично рассчитанные инвестиции.
ДАНИЛЕНКО: Конечно.
ПРОНЬКО: Никакой благотворительности, никаких, там, эмоций – четкий расчет. Правильно я понимаю?
БАБАЕВ: Конечно. Это же не благотворительный фонд. "Olam" – это действительно большая компания, публичная, с акциями на бирже, 20% компании принадлежит суверенному фонду Сингапура. Поэтому это действительно очень профессиональная компания.
ПРОНЬКО: На вашу сделку приехала министр сельского хозяйства Елена Скрынник, да?
БАБАЕВ: Да, за что мы ей очень благодарны.
ПРОНЬКО: Был разговор, я знаю, за закрытыми дверями, да? О чем говорили, если это не коммерческая тайна, с участием члена Кабинета министров?
БАБАЕВ: Это абсолютно не коммерческая тайна. Мы рассказывали о перспективах, рассказывали о той сделке, которая будет происходить. Елена Борисовна, в свою очередь, сказала, что будет всячески поддерживать не только она, но и на уровне всего правительства, и что такие инвесторы в Российской Федерации приветствуются.
ПРОНЬКО: Наум, давайте, я вам задам вопрос такой, который я постоянно слышу?
БАБАЕВ: Да.
ПРОНЬКО: Это вопрос о том, что российское сельское хозяйство в загоне, полная разруха – я вам сейчас вот цитирую, как с разных сторон слышу реплики – поля не паханые, коровы не доеные… Ну, я утрирую, но, дескать, полный швах. Скажите, это на самом деле так?
БАБАЕВ: Я думаю, у вас какая-то устаревшая информация. Давно уже все не так, и давно уже сельское хозяйство меняется. Сказать о том, что все в идеальном состоянии, я не скажу, но появляется очень много интересных предприятий на селе, очень много новых предприятий строится, новых молочных комплексов, свинокомплексов, птицефабрик. Поэтому, нет, все очень активно развивается.
Другой вопрос, что, конечно, сегодня существует большая нехватка профессиональных кадров, есть некий дисбаланс между теми людьми, кто живет на селе, и теми, кто нужен селу, и сколько нужно.
Такая диспропорция. Потому что в советские времена мы развивали село немножко по другому принципу.
ПРОНЬКО: А сейчас как развиваем?
БАБАЕВ: Нет, собственно говоря, это не мы развиваем – мир так развился. У нас жило в деревне 3 тысячи человек, и работали они в одном совхозе. Сейчас этот совхоз обслуживает… 30 человек.
ПРОНЬКО: Сколько?!
БАБАЕВ: 30 человек.
ПРОНЬКО: А было 3 тысячи!
БАБАЕВ: Да, вот так на селе росла производительность труда, поэтому когда-то экономически и политически так взяли и выстроили деревню. И, конечно, сегодня эта деревня в большинстве своем экономически неэффективна: нет инфраструктуры в деревнях, нет много чего, и не хочет туда молодежь ехать. Поэтому мы сегодня, привлекая людей, строим жилье. Вот мы построили комплекс молочный, а при нем построили два двухэтажных здания, семь квартир, более 20 комнат там. Причем это уровень четырехзвездочного отеля: с общей кухней…
ПРОНЬКО: У вас вакансии есть?
БАБАЕВ: Есть. Только мы профессионалов ищем.
ПРОНЬКО: Мы это обсудим после эфира.
БАБАЕВ: Да. Мы привозили голландцев-осеменаторов. Я не привожу тех, кто учит, или менеджеров.
ПРОНЬКО: Да-да-да.
БАБАЕВ: Мы привозим тех, кто работает руками. Вот у нас голландцы работают осеменаторами, ветеринарами, зоотехниками. Это работают западные специалисты. Рядом с ними стоят наши молодые ребята, которые учатся не на словах, а на деле.
ПРОНЬКО: На практике.
БАБАЕВ: На практике, да.
ПРОНЬКО: Потрясающе!.. Андрей, скажите мне, это вот повсеместно сейчас происходит? Все профучастники рынка такие?
ДАНИЛЕНКО: На самом деле, во всех отраслях разные представители есть. И точно так же в аграрном секторе. Я думаю, что вот если разбить, опять же, на эпохи, у нас ведь сложился стереотип деревни, как вот такого отсталого болота, да?
ПРОНЬКО: "Деревня", да. По-моему, в это слово много чего вкладывали.
ДАНИЛЕНКО: На самом деле, если мы посмотрим – да, действительно: 90-е годы – полное отсутствие господдержки, а за 2000-е годы поддержка устойчиво растет каждый год. И на самом деле появляются сегодня предприятия, где, например, если у нас по птице была практически полная импортозависимость, то теперь мы думаем, куда нам птицу продавать за границу. По свиноводству мы практически потеряли свое свиноводство, а сегодня восстановили до 70% обеспеченности свининой. По молоку у нас существенно упали объемы, вполовину по сравнению с тем, что было в советское время – мы сейчас в процессе, только в процессе, восстановления.
Но проблема в чем заключается? Правильно вот Наум Александрович говорит, что, понимаете, в большом городе создать инфраструктуру намного дешевле, чем в деревне, на человека. Поэтому сегодня сложность заключается в том, что, да, появилось огромное количество современных, серьезных предприятий, но, тем не менее, чтобы создать благоприятные условия жизни на селе, помимо хорошей заработанной платы, ведь хочется чего? Чтобы был детский сад, школа была и так далее.
ПРОНЬКО: Но и хорошей зарплаты хочется.
ДАНИЛЕНКО: Знаете, хорошая зарплата – это хорошо, но ты хочешь, чтобы твои дети не ездили на машине в школу за 20 километров. То есть хочется, чтобы были какие-то инфраструктурные моменты.
В советское время эта инфраструктура за счет госбюджета создавалась.
Вот сейчас серьезный вопрос заключается в том, чтобы эти предприятия развивались таким образом, при котором, действительно, государство вместе с этими предприятиями создавало такую инфраструктуру, чтобы действительно люди с удовольствием выбирали жизнь при таких предприятиях как интересную и привлекательную.
Ведь вопрос не только в том, чтобы у тебя была хорошая зарплата и хорошие условия труда, а в том, что и твои дети должны расти в хороших условиях. Ты должен знать, что у тебя будет обеспечена вся социальная инфраструктура: больница, врачи, там, все.
ПРОНЬКО: Андрей, подождите… Наум, положите руку на сердце и скажите: бизнес в этом действительно заинтересован? Это ведь затраты для вас.
БАБАЕВ: Ну, затраты в чем? В создании инфраструктуры на селе?
ПРОНЬКО: Это ведь не рубль двадцать стоит.


Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.11.2017

Что мы пьем и можно ли это экспортировать?

Российской молочной отрасли необходимо обеспечить внутренний рынок качественным и доступным продуктов, и лишь после этого нацеливаться на экспорт. Такого мнения придерживается большинство экспертов рынка. Однако, существует и другая позиция, согласно которой, развитие экспорта – одно из направлений развития молочного производства, требующее вложений и сил уже сегодня.
19.11.2017 12:51:32

Дешёвое молоко

31 13153 Александра Смородина
АГРОФИРМА ЛУЧ, ООО
Адрес:  Ярославская обл, Мышкинский район, с. Шипилово, ул. Центральная, д. 10
БУРМАСОВО, АФ
Адрес:  Ярославская обл, Угличский район, д. Бурмасово
КЛИМЕНКО Г. И. , КФХ
Адрес:  Владимирская область, Петушинский район, д Напутново)