Николай Власов
Николай Власов
заместитель руководителя Россельхознадзора
Федеральный Закон N 243-ФЗ «О внесении изменений в закон Российской Федерации "О ветеринарии" и отдельные законодательные акты Российской Федерации», принятый Государственной Думой 1 июля 2015 года, одобренный Советом Федерации 8 июля 2015 года, подписанный Президентом Российской Федерации 13 июля 2015 года и вступившим в силу 15 июля 2015 года. Принятие его сопровождалось беспрецедентными баталиями на всех уровнях – от экспертного сообщества до Государственной Думы и Администрации Президента.

С момента вступления в силу этого ФЗ внедрение электронной ветеринарной сертификации, начатое Россельхознадзором в 2007 году, ускорилось.

На Рис. 1 показана динамика оформления электронных ветеринарных сертификатов.


Рис. 1. Динамика оформления электронных ветеринарных сертификатов в Российской Федерации. По вертикальной оси – количество электронных ветеринарных сертификатов, оформленных за месяц.

Из данных Рис. 1 видно, что после принятия упомянутого Федерального Закона темп внедрения электронных ветеринарных сертификатов ускорился: в феврале 16-го оформлено в 4 с небольшим раза больше электронных ветеринарных сертификатов, чем их было оформлено в сентябре 15-го.

Ускорился, несмотря на то, что ее внедрение сильно тормозилось и продолжает тормозиться тем, что очень медленно принимаются подзаконные нормативные правовые акты (НПД), устанавливающие те или иные механизмы либо самой электронной ветеринарной сертификации, либо механизмы процессов, связанных с ветеринарной сертификацией.

Ситуация с разработкой НПД в настоящее время

Как уже отмечено, принятие НПД идет очень медленно. Причем очень медленно идет именно ПРИНЯТИЕ НПД, а не их разработка. Причем не только медленно: часть из этих нормативных актов принимается в несколько извращенном виде, поскольку их принятие в нормальном виде практически невозможно обеспечить.

Все необходимые НПД разработаны нами (Минсельхоз с посильным участием Россельхознадзора, ассоциация производителей подконтрольных товаров - Национальной Мясной Ассоциацией, Союзом Свиноводов, Росптицесоюзом, Российским Рыбным Союзом и другими девятью ассоциациями) давно – на протяжении 2015 года.

Принятие НПД идет с огромным трудом, поскольку некие (см. ниже) силы ведут борьбу против их принятия.

Первый раунд этой борьбы – борьбу против принятия упомянутого выше ФЗ – эти силы проиграли. Отмечу, что и в мыслях не держал хвастаться - проиграли не нам. У нас бы они бы скорее всего выиграли – проиграли Экспертному Управлению Президента, лично Президенту и Председателю Госдумы. Теперь надеются (задача максимум) исказить идеи закона и обеспечить НЕДОСТИЖЕНИЕ его целей путем создания такой системы НПД, которая выхолостила бы Закон «О ветеринарии» в части обеспечения электронной сертификации, либо, если это не удастся, (задача минимум) хотя бы затормозить ее внедрение.

Надо понимать, что основной накал борьбы направлен не против самой электронной сертификации, а против обеспечения средствами электронной ветеринарной сертификации прослеживаемости подконтрольных товаров. Фокус этой борьбы направлен на исключение из системы электронной ветеринарной сертификации и федеральной системы прослеживаемости подконтрольных товаров так называемой «готовой продукции».

Почему?

Потому, что прослеживаемость, если она организована именно по принципу «от поля до прилавка» (т.е. если цепочка прослеживаемости начавшись на животных, не прерывается до момента реализации продукции животного происхождения конечному потребителю), является самым эффективным механизмом добросовестного информирования ПРИОБРЕТАТЕЛЯ.

Если прослеживаемость обеспечивается не по принципу «от поля до прилавка», если прерывается где-то (например после выпуска в обращение «готовой продукции»), то точка разрыва прослеживаемости и будет точкой вброса в оборот нелегально произведенного, нелегально добытого, нелегально ввезенного, небезопасного, некачественного продукта. Что собственно, сейчас и происходит. Именно за сохранение этой точки вброса и сражаются наши оппоненты.

Например, сейчас тысячи и тысячи тонн пальмового масла (ладно бы всегда пищевого, а то и технического иногда), вливают ведь не фермеры в сырое молоко, а недобросовестные переработчики при изготовлении готовой молочной продукции. Поэтому для них обеспечение системы прослеживаемости, которая позволят подбить баланс между объемом поступления на перерабатывающее предприятие сырья и объемом выпускаемой им готовой продукцией, это не катастрофа (почему – см. ниже), но как серпом по чувствительному месту.

При наличии прослеживаемости средствами электронной ветеринарной сертификации как объяснить: по какой такой технологии из тонны молока сделано полтонны масла?Поэтому они и против внедрения. Это только один пример – привел его ли потому, что он более иных на слуху. У нас имеется в магазинах колбаска без мяска, филе трески, сделанное из вьетнамского пангасиуса, пельмени не понятно с чем и т.д. и т.п.

Разумеется, этими соображениями никто не аргументирует свое сопротивление. Аргументы, как правило, используются вполне приличные. Наиболее часто следующие:

    это административный барьер,
    это дорого,
    это не нужно: у нас и так прослеживаемость обеспечена,
    не нужно подвергать ВЕТЕРИНАРНОЙ сертификации грузы, не несущие «ветеринарных» рисков.

Нужно четко понимать, что все это именно аргументы, а не причины, Причины – глубже и о них сказано выше. Мы, конечно, понимаем, что вокруг полно легко внушаемых людей, которые, слушая и читая это камлание, действительно думают, что это ветеринары придумали как с них новый оброк брать за ненужные действия, что, конечно же, не соответствует действительности. Мы знаем, что есть еще и корпоративная солидарность, когда те, кто имеет мнение, отличное от мнения самых горластых и нахрапистых, но помалкивает, дабы с ними не ссориться.

Почему выше было использовано слово ПРИОБРЕТАТЕЛЯ, т.е. любого приобретателя, а не только приобретателя, который является конечным потребителем? Потому, что промежуточные приобретатели, например, переработчики или ретейлеры, точно также становятся жертвами обмана.

Они же (приобретатели), при обеспечении государством их добросовестного и ПОЛНОГО информирования о свойствах приобретаемого ими сырья,о его происхождении, становятся в массе своей самыми лучшими КОНТРОЛЕРАМИ качества и безопасности всего объема продукции, которая циркулирует в товаропроводящей сети. Рискну сказать, что они могут стать в нашей стране контролёрами гораздо лучшими (более эффективными), чем мы – сотрудники контролирующих органов.

Мы в Россельхознадзоре убеждены, что создание такой системы обеспечит радикальное повышение защищенности общества, граждан от некачественных и небезопасных подконтрольных товаров.При этом появляется возможность существенного снижения административного бремени (а, соответственно, и затрат бюджетов обоих уровней на обеспечение административного контроля), которое несут предприниматели – участники производства и оборота.

Этот парадокс (использую термин в исходном значении – парадокс – это истина, похожая на ложь) имеет очевидную причину. Если САМА система производства-оборота СОПРОТИВЛЯЕТСЯ производству и циркуляции некачественной и небезопасной подконтрольной продукции, то АДМИНИСТРАТИВНЫЙ прессинг на недобросовестного производителя можно существенно ослабить, получив от этого не негативный в плане обеспечения качества и безопасности, а позитивный эффект.

Всё это прекрасно понимает большинство предпринимателей, занятых в этой сфере. Понимают и активно помогают (за что им большое спасибо) нам, внедрению системы прослеживаемости именно по принципу «от поля до прилавка».

Почему большинство предпринимателей помогают улучшать систему государственного контроля?

По двум основным причинам.

Первая причина состоит в том, что прослеживаемость (вкупе с обеспечением ветеринарного контроля животных и сырья) помогает обеспечить биологическую безопасность животноводства – его защиту от заразных болезней животных. Послеживаемость предотвращает нелегальный оборот (нелегально произведенное крайне трудно будет легализовать). Одним из секторов нелегального оборота является вывоз животных, сырья животного происхождения и готовой продукции из зон, где есть вспышки заразных болезней, а это наиболее опасный и наиболее актуальный способ распространения заразных болезней. Их распространение – огромная угроза для животноводства и, соответственно, для предпринимателей им занимающихся.

Вторая причина состоит в том, что прослеживаемость изменяет, точнее сказать ЛЕЧИТ, конкурентную среду. В этой измененной конкурентной среде селективное преимущество получает добросовестный производитель, а это приведет к САМОЧИЩЕНИЮ потребительского рынка от контрафакта, фальсификата, небезопасных и некачественных товаров. Причем именно к САМОочищению, а не к очищению за счет усилий контролирующих госорганов. Сейчас – все наоборот: недобросовестный предприниматель имеет селективные преимущества, поскольку его товар дешевле: он фальсифицирован, нет затрат на обеспечение требуемого уровня безопасности и т.д. А раз так, то идет вымывание качественных товаров с рынка. Что мы и видим в магазинах, что слышим и слышим по радио, смотрим и смотрим по ТВ. Этот «лечебный эффект» от внедрения электронной ветеринарной сертификации прекрасно осознают добросовестные предприниматели. Осознавая, помогают его добиться – внедрить электронную сертификацию и прослеживаемость.

Возвращаюсь к вопросу о НЕКИХ силах. Что это за силы?

К числу противников обеспечения прозрачности оборота и прослеживаемости средствами ветеринарной электронной сертификации относятся три основных категории.

Первая – это некоторые (относительно немногочисленные, но достаточно влиятельные) группы предпринимателей, которые продолжают упорную борьбу против внедрения электронной ветеринарной сертификации.

Вообще, внедрение электронной ветеринарной сертификации сильно поляризовало предпринимателей. Как уже было сказано, большинство групп предпринимателей за прозрачность оборота, за прослеживаемость, за систему электронной сертификации. Часть – против. Кто же конкретно против?

Против электронной сертификацииготовой молочной продукции вы-ступает большинство (если говорить о доле в рынке) молокопереработчиков. Лидером «протестантов» является Союзмолоко.

Это один из двух больших союзов предпринимателей – молокопереработчиков, в состав которого входят такие гиганты молокопереработки какдочка французской Danone (группа компаний Danon в России), российская дочка американской PepsiCo, и другие не столь значительные молокопереработчики, а также компании, обслуживающие молочный сектор - международная компания Jorise Ide (производитель сэндвич-паннелей для быстровозводимых зданий), английская Milkrite (производитель доильного оборудования), международная компания ITE (организатор выставок и конференций), OLAMInternationalLtd. (международная торговая компания), и ряд других. При этом молокопереработчики за электронную сертификацию молочного сырья, но не всего, а только сырого молока.

Отметим, что не все молокопереработчики против электронной сертификации и прослеживаемости. Некоторые уже начали их внедрение в своей работе. Именно сейчас, когда законодательство, государство от них этого не требуют. На Рис. 2. Представлено распределение оформленных в феврале 2016 года электронных ветеринарных сертификатов по типам продукции.

Рис. 2. Распределение оформленных в феврале 2016 года электронных ветеринарных сертификатов по типам продукции. Жирные красные столбики – процент от общего, узкие синие – абсолютное количество оформленных за февраль 2016 года электронных ветеринарных сертификатов.

Из данных, представленных на Рис. 2 видно, что наиболее количество электронных сертификатов оформлено на готовую продукцию. В Таблице 1 конкретизированы эти же данные за 2015 год для молочной продукции (на Рис.2 молочные продукты отнесены к пищевым продуктам).

Таблица 1. Оформление электронных ВСД на молочную продукцию за 2015 год в Российской Федерации

Из этих данных видно, что наибольшее количество электронных ветеринарных сертификатов оформляются на готовую молочную продукцию. Подчеркну, что оформляются они в добровольном порядке.

Против электронной сертификации любой готовой продукции, особенно мясной, выступает Некоммерческое партнерство «Национальный союз мясопереработчиков».

Это союз, объединяющий в своем составе 11 сравнительно мелких мясоперерабывающих предприятий, включая ОАО мясокомбинат «Иркутский», ООО «Мясоперерабатывающий комплекс «Атяшевский», ООО «Ростовский колбасный завод – Тавр» и др., несколько торговых компаний – в основном импортеров кишечных оболочек для колбасного производства, журнал «мясная индустрия» и ВНИИМП им В.М. Горбатова.

Большая часть мясопереработчиков и производителей, как уже отмечалось, мяса за внедрение электронной ветеринарной сертификации и прослеживаемости.

Против обеспечивающей прослеживаемость электронной сертификации некоторые рыболовецкие (часть из них является еще и рыбопереработчиками) компании в основном – дальневосточные. Они вообще против контроля своей деятельности госорганами (не только ветеринарными – любыми): постоянно критикуют и ветеринаров (ветслужбы субъектов и Россельхознадзор), и Росрыболовство, и пограничников, и таможенников.

Однако некоторые рыболовецкие компании, работающие на Дальнем Востоке и, практически все рыбодобытчики мурманского региона (обладатели примерно 30% объема квот на вылов) – за внедрение электронной ветеринарной сертификации и прослеживаемости.

Вторая – это некоторые из руководителей государственных ветеринарных служб субъектов Российской Федерации.

Большая часть из них не против собственно ветеринарной сертификации. Они против бесплатной ветеринарной сертификации и, особенно, про-тив допуска к ветеринарной сертификации не сотрудников госветслужбы. Простыми словами они против разрушения монополии на оформление ВСД.

Вместе с тем часть из них против электронной ветеринарной сертификации, особенно с использованием федеральной информационной системы, т.е. единой базы данных. Простыми словами они против прозрачной системы оборота.

Однако часть из них за внедрение электронной ветеринарной сертификации и активно ее внедряют на своей территории.

Третья – это некоторые органы государственной власти.

Главным противником всего комплекса работ по электронной ветеринарной сертификации является Роспортребнадзор, который не согласовал ни одного подзаконного акта, подготовленного в этом процессе Минсельхозом России, и активно выступал против принятия поправок в ФЗ «О ветеринарии». Причиной является несогласие этого ведомства с прослеживаемостью по принципу «от поля до прилавка», так как он предполагает включение в перечень товаров, подлежащих ветсертификации готовую продукцию, к которой ветеринары, как полагает это ведомство, не должны иметь ни какого отношения.

Мы считаем такую позицию недоразумением, поскольку такая система способна гораздо лучше обеспечить защиту не только биологической безопасности производства, не только экспортного потенциала сельского хозяйства России, но и защиту прав потребителей, чем существующая.

Более того, мы полагаем, что в будущем система прослеживаемости должна стать межведомственной и охватить, по крайней мере, все, что люди пьют, едят, все лекарственные средства, косметические и гигиенические средства, детские игрушки. Т.е. все то, что потенциально способно нанести существенный вред людям в случае нарушений производителями условий производства. И даже более того: неплохо бы сделать оборот ЛЮБОЙ (от автомобилей до нижнего белья) продукции прозрачным для приобретателей.

Противниками являются также администрации некоторых регионов. Именно некоторых, поскольку другие являются ее сторонниками. Дело здесь, видимо, в позиции ветслужб этих регионов и в недостаточной информированности: они просто пока не представляют какие ценные преимущества это даст им в самых различных областях от налоговой до статистики и логистики. Худо-ли, например, знать руководству региона о РЕАЛЬНЫХ запасах пищевых продуктов в регионе, причем знать в режиме реального времени? О количестве перекупщиков на пути от производителя к потребителю? О реальном объеме холодильных мощностей в регионе? О реальном объеме производства фермерских хозяйств или ЛПХ? О действительном количестве производителей продукции животного происхождения в регионе?

Статистика оформления электронных ветеринарных сопроводительных документов в феврале 2016 в различных субъектах Российской Федерации

Как уже было сказано выше, в целом статистика позитивная и количество электронных ВСД растет от месяца к месяцу. Однако в различных регионах этот процесс имеет разнонаправленных характер.

Имеется группа лидеров (см. Рис. 3).

Рис. 3. Субъекты Российской Федерации, где наиболее активно велась работа по оформлению электронных ВСД в феврале 2016.

Ряд субъектов Российской Федерации имеет ограниченные успехи в этом направлении. В каждом из них за месяц оформлено от одной до десяти тысяч электронных ветеринарных сертификатов. Это: Белгородская, Волгоградская, Калининградская и Калужская области, Камчатский край, Курганская, Нижегородская, Омская и Оренбургская области, Пермский край, Республики Алтай, Марий Эл, Мордовия, Республика Саха (Якутия) и Хакасия, Ростовская, Рязанская, Саратовская и Сахалинская области, г. Севастополь, Тверская, Тульская и Тюменская области, Удмуртская Республика, Хабаровский край, Ханты-Мансийский АО и Чувашская Республика.

Ряд субъектов не имею заметного успеха, но какие-то работы в этом направлении ведут. Это: Алтайский край, Амурская и Астраханская области, Еврейская АО, Забайкальский край, Ивановская и Иркутская области, Кабардино-Балкарская и Карачаево-Черкесская Республики, Магаданская область, г. Москва, Ненецкий АО, Орловская и Пензенская области, Приморский край, Псковская область, Республики Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Калмыкия и Карелия, Тамбовская область и Ямало-Ненецкий АО.

Несколько субъектов Российской Федерации как не вели освоения электронной ветеринарной сертификации в предыдущие месяцы, так не вели его и в феврале 2016. Это: Ленинградская, Московская и Новгородская области, Республики Адыгея, Ингушетия, Крым, Северная Осетия – Алания и Тыва, г. Санкт-Петербург, Самарская, Томская и Ульяновская области, Чеченская Республика и Чукотский автономный округ.

Если взять не месячный, а полугодовой период, то все лидеры (указаны на Рис. 3.) остаются лидерами (хотя некоторые из них меняются местами), но к ним бы добавились Белгородская, Рязанская и Саратовская области и Республика Саха (Якутия).

Среднячки остались бы в основном среднячками, а аутсайдеры - аутсайдерами.

Это чисто количественная сторона подготовки.

Теперь - несколько цифр, иллюстрирующих степень системности подготовки.

Первый, важный на наш взгляд показатель, это количество подготовленных пользователей Меркурия – сотрудников госветслужб регионов.

Лидерами тут являются ветслужбы следующих субъектов Российской Федерации, где имеется сто и более активных пользователей Меркурия: Краснодарский край (538 подготовленных пользователей), Новосибирскаяи Оренбургская области, Ставропольский край, Кировская и Воронежская области, Красноярский край, Республика Татарстан, Волгоградская, Липецкая, Ярославская, Брянская, Владимирская, Ростовская и Свердловская области. Этот показатель не учитывает численности госветслужбы региона. Используя лишь его просто не возможно сравнить системность подготовки госветслужбы, например Краснодарского края и ЯНАО (одна – очень велика, вторая очень мала по численности).

Аутсайдерами по данным работы за февраль 2016 являются госветслужбы Амурской области, Кабардино-Балкарской Республики, Камчатского края, Карачаево-Черкесской Республики, Ленинградской и Магаданской областей, г. Москва, Московской области, Ненецкого АО, Новгородской, Орловской и Пензенской областей, Приморского края, Республик Адыгея, Ингушетия, Карелия, Крым, Северная Осетия – Алания, Тыва, Самарской области, г. Санкт-Петербург, Тамбовской, Томской и Ульяновской областей, Чеченской Республики и Чукотского АО.

Остальные, естественно, являются среднячками.

Второй показатель – это процент подготовленных пользователей от их общего количества. Этот показатель характеризует системность подходов вне зависимости от численности госветслужбы региона.

По этому показателю лидерами являются госветслужбы следующих регионов: Владимирской, Вологодской, Воронежской, Калининградской, Кемеровской, Кировской и Костромской областей, Краснодарского и Красноярского краев, Липецкой, Мурманской, Новосибирской и Оренбургской областей, Республики Татарстан, Ростовской, Рязанской, Сахалинской, Тюменской и Ярославской областей. В госветслужбах этих субъектов Российской Федерации 30 и более процентов зарегистрированных пользователей ФГИС Меркурий являются его активными пользователями (т.е., как минимум, умеют оформлять электронные сертификаты)

Аутсайдерами являются госветслужбы: Алтайского края, Амурской области, Ленинградской и Московской областей, г. Москва, Ненецкого АО, Новгородской, Орловской и Пензенской областей, Приморского края, Псковской области, Республик Адыгея, Башкортостан, Ингушетия, Крым, Северная Осетия – Алания и Тыва, г. Санкт-Петербург, Самарской, Томской, Ульяновской областей, Чеченской Республики и Чукотского АО.

Остальные, естественно, являются среднячками.

Статистика активности хозяйствующих субъектов – участников оборота подконтрольных товаров в оформлении электронных ветеринарных сопроводительных документов в феврале 2016 в различных субъектах Российской Федерации

По состоянию на 01.03.2016 в Российской Федерации доступ к ФГИС Меркурий для электронной сертификации имеют 274 642 физических и юридических лица. Из них 112 553 юридических лица, 36 982 индивидуальных предпринимателя и 125 107 физических лиц (в основном – владельцы животных).

Из них лишь небольшая часть (примерно 15%) реально участвует в электронной ветеринарной сертификации: всего 11 422 юридических и физических лица, из которых 4 771 – это юридические лица, 2 223 индивидуальных предпринимателя и 4 428 физических лица.

Для сравнения: в ФГИС Меркурий зарегистрировано 21 436 пользователей – сотрудников ветеринарных служб субъектов Российской Федерации из них только 4 461 человек (чуть больше 20%) реально оформлял электронные ветеринарные сертификаты.

Данные о работах по автоматизации труда специалистов при оформлении электронных ветеринарных сопроводительных документов

Как мы уже сообщали ранее, в ФГИС Меркурий создан универсальный шлюз для того, чтобы ФГИС Меркурий мог взаимодействовать со сторонними информационными системами в ходе подготовки электронных ветеринарных сертификатов.

Для того, чтобы сторонняя информационная система (это может быт как ИС хозяйствующего субъекта, например ИС, где происходит оформление товаросопроводительных документов, или может быть интегрированная ИС, поддерживающая работу госветслужбы субъекта Российской Федерации) могла работать с ФГИС Меркурий через этот универсальный шлюз, в ней самой должен быть создан шлюз для обмена информацией с ФГИС Меркурий. В настоящее время несколько таких интеграционных проектов осуществлено и несколько находятся на той или иной стадии осуществления.

Завершили свои интеграционные работы ООО "Чебаркульская птица" из Челябинской области, ООО "Торговая компания Деликат" из Мурманской области, ЗАО "Вологодский мясокомбинат" из Вологды. К слову сказать, челябинским компаниям этот регион и обязан своими успехами во внедрении электронной сертификации.

Ведут интеграционные проекты в настоящее время целый ряд хозяйствующих субъектов. Интересно отметить, что их расположение и направления деятельности имеют тенденцию к кластеризации. Так, например, успешно провело некоторое время назад интеграционный проект ООО "Чебаркульская птица" из Челябинской области. Теперь в Челябинской области еще три таких проекта - ООО "Равис-птицефабрика Сосновская", ООО "Нагайбакский птицеводческий комплекс", и ООО МПК "Ромкор". Сейчас к ним присоединился интеграционный проект самой госветслужбыЧелябинской области. Толи не только плохой пример заразителен, но и хороший тоже. Толи просто люди убеждаются на чужом опыте что не так уж это сложно и дорого и начинают сами.

В Мурманской области реализовало свой интеграционный проект ООО "Торговая компания Деликат". Сейчас там еще два интеграционных проекта ООО "МПЗ Окраина" и ООО Агама.

С другой стороны та же ООО "Чебаркульская птица", будучи птицефабрикой, видимо, «заразила» своим примером другие птицеводческие предприятия и вот мы имеем интеграционные проекты еще на 7-ми птицефабриках: ООО "Равис-птицефабрика Сосновская", Челябинская область, ООО "Магнитогорский птицеводческий комплекс", г. Магнитогорск,ООО "Нагайбакский птицеводческий комплекс", Челябинская область, ОАО "Птицефабрика Верхневолжская", Тверская обл., ООО "Птицефабрика Акашевская", Республика Марий Эл, ООО "Птицефабрика Инская", Кемеровская обл.,ОАО "Птицефабрика Зеленецкая", г. Сыктывкар.

Аналогичные проекты ведут: ООО "КЦ "Мерлетто", Липецкая область, ОАО "Череповецкий мясокомбинат", г.Череповец,ООО "Знаменский СГЦ", г. Орел,ООО "Старт", Костромская область, ООО "Ядринский мясокомбинат Чувашпотребсоюза", Чувашская Республика, ООО " БалтКо"; г. Москва, ЗАО "Балтийский берег, Ленинградская область, ЗАО "КапиталАгро", г. Белгород,ООО СП "Норли-Т", г. Смоленск, ЗАО "Завод детских мясных консервов "Тихорецкий", г. Климовск, ЗАО "ТиК ПРОДУКТЫ", г. Москва.

Очень радует, что интеграционные проекты ведут такие гиганты как ООО "ТК "Мираторг" и ООО «МЕТРО кэш энд керри».

Имеется интеграционные проекты еще четырех (кроме челябинской) госветслужб субъектов Российской Федерации - Московской области, Новосибирской области, г. Санкт-Петербург и Ростовской области. Кроме того необходимо отметить, что интеграционный проекты с ФГИС Меркурий ведут две крупных IT-компании (Март-Ифо из Москвы и Барс из Татарстана). Причем тут речь идет об интеграции с ФГИС Меркурий их готовых решений, с которыми они выходят на рынок. Среди этих решений имеются интегрированные информационные комплексы для поддержки работы госветслужб субъектов Российской Федерации. В случае завершения этих работ интегрированными с ФГИС Меркурий могут оказаться еще и информационные системы около 30 различных субъектов Российской Федерации.

Заключение

Таким образом, ситуация с внедрением электронной ветеринарной сертификации, сложившаяся в начале 16-го года внушает сдержанный оптимизм.

Активность работ в этом направлении растет в разрезе субъектов Российской Федерации, в разрезе отраслей производства-оборота, в абсолютных величинах.

Растет число подготовленных пользователей, которые могут осуществлять ветеринарную сертификацию в электронном виде.

Однако, темпы внедрения остаются недостаточными. Вероятно, это связано с ожиданием бизнес-сообществом принятия некоторых из упомянутых подзаконных актов, в первую очередь – Постановления Правительства о порядке аттестации ветеринарных специалистов и Приказа Минсельхоза России об аттестации неветеринарных специалистов для осуществления ими ветеринарной сертификации готовой продукции. Хотелось бы также отметить наиболее успешную работу в данном направлении госветслужб Краснодарского края, Саратовской, Владимирской, Челябинской и Вологодской областей, города Москва.

Николай Власов, заместитель руководителя Россельхознадзора


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

17.01.2018

Молоко просит вмешательства

Как стало известно The DairyNews, Минсельхоз планирует к марту 2018 года ввести в действие обновленную методику расчета минимальных и максимальных цен на зерно, молоко сухое и масло сливочное в целях проведения интервенций. В текущем году, большинство участников рынка в свете считают интервенции, призрак которых висит над молочной отраслью третий год – необходимыми. Однако, формат их проведения и возможные последствия устраивают не всех.
20.01.2018 16:42:10

Томское мороженое вышло на рынок Китая

1 191 Любовь Савинская Богданова
ПКП МАГИЯ, ООО
Адрес:  Воронежская обл, Новоусманский район, с. Бабяково, ул. Совхозная, д. 2 Б 
 
КАСКАД, АО
Адрес:  Воронежская обл, Хохольский район, с. Новогремяченское, ул. Придонская, д. 9  
 
Олымский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Курская обл., Касторенский р-н, Олымский  
 
Руднянский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Смоленская обл., г. Рудня, с. Молкомбината