05.12.2012
Источник: ИА DairyNews
Регион: США
WB: Давайте начнем с наших имен, хорошо?

DN: Хорошо. Давайте начнем с ваших имен.

WB: Меня зовут Волтер Гутербок (Walter Guterbock).


А это Жерардо Кваассдорфф (Gerardo Quaassdorff)


Цель нашей компании – предоставлять технический сервис, совет или возможность обучения российским фермерам. 

Мы и другие компании продали высококачественный американский молочный скот за границу: в Россию, в Китай, в Турцию. Но часто люди, которые покупают этот скот, неопытны в управлении большим стадом. Мы верим, что у нас, американцев больше понимания, как справляться с молочной мега-фермой, чем у кого бы то ни было в мире.

Есть и другие страны, где существуют большие фермы: Австралия, Новая Зеландия. Но они практикуют пастбищный тип содержания, что неприемлемо в климатических условиях России.

У нас в Америке мега-фермы есть в разных климатических поясах: в холодном климате Минессоты и Висконсина, и в жарком климате Аризоны, Калифорнии и Техаса.

Нас также делает уникальными то, что в нашу команду входят ветеринары, специалисты по кормам и оборудованию ферм. У всех ветеринаров есть не только врачебная практика, но и опыт владельца или управляющего молочной фермой. То есть мы отличаемся от большинства консультационных компаний, тем, что знаем, как трудно организовать работу на ферме. Мы обучали персонал, управляли им, работали над рационом животных. Наш девиз звучит так: «Мы знаем, что действительно важно».

В Россию приезжает много специалистов в разных областях: в доении, репродукции, кормлении. Они хорошо поднаторели в своей профессии, но никогда самостоятельно не управляли фермой. Когда ты сам управляешь хозяйством, у тебя меняется точка зрения. Мы считаем, что мы сможем упростить менеджмент для российских партнеров. Им не придется сводить во единовоедино сотни вещей, чтобы быть отличным молочным фермером. 

Мы говорим: «Вот Ваша основная проблема». Пусть, например, это будет проблема в кормлении. Мы объясняем, как правильно кормить, как правильно заготавливать корма. Мы все это знаем, потому что делали это у себя на родине. 
Большинство иностранных консультационных компаний в области животноводства работают по принципу Seagull business (перелетных птиц - Ред.) - прилетели-улетели. Мы не хотим просто «прилетать и улетать». Самое сложное –  организовать людей и дать им необходимые навыки для достижения полагаемой цели. Просто знать, что нужно сделать, недостаточно. Вы можете узнать  «что нужно сделать» из любого журнала о молочном животноводстве. Проблема в том, чтобы понять, как это должно быть сделано на конкретной ферме. Поэтому мы стремимся к длительным отношениям с нашими клиентами. Так мы изучаем людей, конкретные проблемы и налаживаем работу. 

У нас в команде есть два сотрудника из России. Один из них специалист по кормлению, другой – ветеринар с опытом управления мега-фермой. Мы собираемся привлечь их к работе по поддержке клиентов: время от времени надо посещать фермы, продолжать обучение, идентифицировать вновь возникающие проблемы и находить для них решения. 

Еще одно наше отличие от других компаний – мы независимы. Да, мы аффилированы с компанией, реализующей КРС. Это правда. Нам бы хотелось, чтобы они покупали животных у нашей компании, но мы их не принуждаем.
Мы ничего не продаем. Наши консультации – это не часть сделки по продаже кормов, семени, доильного оборудования или еще чего-либо. Нам за нашу работу заплатит молочный фермер, поэтому мы просто говорим ему, что считаем для него лучшим. 

DN: Вы говорите, что будете независимыми. Но меня Вы не убедили. Есть ли у Вас еще аргументы?

WB: Мы будем независимыми, потому что нам будет платить молочный фермер. 

DN: Можно получить деньги и от фермера, и от кормовика. Почему бы не заработать на том же самом дважды?

WB: Ну мы просто не будем этого делать. 

GQ: Обычно кормовики, поставщики оборудования или скота хотят, чтобы консультанты навязывали их товар. Мы постараемся избежать этого. 

WB: Так что мне кажется, Вам придется поверить нам на слово. Мы не будем так делать. 

DN: Поверят ли в России словам?

WB: Я даже не знаю, что сказать. Может быть, это действительно наивно. Но в США подобная система работает уже 30 лет. 

DN: Давайте пока поверим Вам на слово. Есть ли у Вашей компании опыт работы в других странах?

WB: Компания называется TKE Agri-tech Services Inc. (T.K. Exports Inc. - компания-экспортер скота - Ред.), название российской компании-партнера AgResourses. Мы также работаем в Турции с местным партнером. Сейчас как раз идут переговоры с первым клиентом в этой стране. 
Мы начали оформление компании в июле. Предварительную поездку в Россию мы совершили в марте, в апреле – в Турцию. Так что сейчас мы на раннем этапе. Мы надеемся, что мы уже нашли своего первого клиента в России, но пока не уверены. 

DN: Когда Вы хотите приступить к работе?

WB: Готовы хоть завтра! Если говорить реалистично, то в ноябре-декабре должен будет состояться первый визит в хозяйство. 

Российский клиент попросил прислать не управленца высокого уровня организации, а менеджера стада и технолога, но на длительное время, – по меньшей мере, на 6 месяцев. Мы считаем, что сможем приступить в начале следующего года. 

Это еще одна из наших возможностей: направить специалиста с практическим опытом для длительного пребывания в хозяйстве.

Мы также хотим помогать нашим российским клиентам участвовать в технических турах в Америку и посещать выставки молочного скота. 

Если возникает проблема, которую мы не можем самостоятельно решить, то мы находим сторонних специалистов. У нас налажена сеть контактов, к которым можно обратиться за помощью. 

DN: Фермы какого размера станут вашей «целевой аудиторией»?

WB: Наши услуги будут достаточно дорогими. Перевезти кого-то самолетом из США влетает в копеечку. Поэтому мы ориентируемся на фермы с большим поголовьем: от тысячи коров и больше. Мы не знаем, как маленькие фермы смогут позволить себе наши услуги, а для мега-фермы с двумя тысячами коров, это не очень большая сумма. Эти люди покупают американский скот, который стоит с доставкой около $4-5 000. Если мы сможем спасти им по две коровы в неделю, то наши услуги окупятся. 

DN: Итак, ваши консультации будут стоить дорого и вы рассчитываете на клиентов с поголовьем стада от 1000 коров.

WB: Если у кого-то 999 коров, мы все равно будем рассматривать возможность сотрудничества. Решение всегда за клиентом. Но мы считаем, что для более мелких хозяйств наше предложение не подходит. 
«Дорогое» - неправильное слово для нашего предложения, скорее «ценное». Вообще-то, если осмотреться, почти у всех консультационных компаний соразмерная ежедневная оплата.

DN: Европейцы со своими маленькими семейными фермами и специально выведенным для таких условий КРС, или американцы с американским КРС для мега-ферм – кто выиграет борьбу за сознание российского животновода?

WB: Прежде всего, я недостаточно хорошо знаю Россию, чтобы сделать прогноз. Но обращаясь к американскому примеру… Существует естественная тенденция вымирания мелких ферм. Для этого есть несколько причин. Средний возраст американского фермера – примерно 50 лет. Многие из них были успешны в жизни – их дети закончили университеты и теперь не хотят возвращаться домой и доить коров 365 дней в году. Это демографическая тенденция: по мере старения люди продают фермы и выходят из бизнеса. К тому же молодому человеку сложно начать молочный бизнес. Я пришел к выводу:, что то же самое происходит и в России. Начинать с маленького стада – это длинный и тяжелый путь, требующий много затрат. 

Другая тенденция – успешные молочные фермы расширяются. Почему? – Если уровень смертности в хозяйстве снижается, то на ферме появляется больше ремонтного скота, чем требуется. Иногда ремонтных телят реализуют, но в основном, стадо с ними просто увеличивается. 

В настоящих экономических условиях страны, самые успешные молочные фермы в США имеют стадо среднего размера в 200-500. На таких фермах по-прежнему можно использовать семейный труд, у них низкая задолженность, и они производят большую часть кормов. На Востоке большинство хозяйств покупает корма. Это большой недостаток, потому что цены на зерно и фураж очень высокие. 
Я не уверен, но думаю, что в России будущее молочной отрасли формируют те же силы. 

Насколько я знаю, в России немного маленьких молочных ферм. Возможно, это связано с традицией колхозов, ведь они были большими. Это не похоже на Америку, где издавна были частные фермы на собственной земле с 40 коровами. 

Бывают и слишком большие фермы. Если хозяйство слишком разрастается, приходится вывозить навоз и транспортировать корма издалека. 

DN: Какое поголовье Вы имеете ввиду под «слишком большой» фермой?

WB: Более 3 000 голов. Есть примеры успешных ферм такого размера. Но их преимущества невелики.

Идеальный размер для США, я бы сказал, - 2-3 000 голов. При таком стаде можно достигнуть максимальной эффективности. 

Еще одно преимущество больших ферм – возможность реализации молока. Если ты можешь ежедневно или раз в два дня поставлять полный танк молока, то у тебя получится добиться выгодной сделки. В худшей ситуации мелкие фермы, сбор молока с них не организован должным образом. 

Минимальный размер эффективных молочных ферм, на мой взгляд, - тот, при котором раз в два дня или ежедневно наполняется полный танк. В США это соответствует примерно 600 литрам, в зависимости от размера грузовика. 
Так что я считаю, что будет сохраняться тренд на укрупнение молочных хозяйств. Думаю ли я, что при этом размер ферм будет около 500 коров? – Нет. Сейчас в молочном животноводстве усиливается фактор навозоудаления. В США в умеренном климате ты можешь содержать 2 коровы на Гга, чтобы должным образом удалять навоз.  То есть если у тебя 10 000 коров, то тебе надо 5 000 га. Очень часто собрать такое количество земель в одно владение очень сложно. Сюда добавляются сложности вывоза навоза и доставки кормов.

Идеальный размер фермы будет зависеть от региона, доступности земель, действующих правил, навозоудаления, климата, урожая. 

DN: Для содержания американского КРС на ферме по американскому подобию понадобится характерное оборудование. Вы сможете его назвать?

WB: Если у вас 2000 голов на ферме, то самой эффективной доильной установкой будет карусель. Я считаю, что для всех коров должны быть предусмотрены хэдлоки. Для коровников беспривязного типа содержания подстилки из сухого навоза или песка будут лучше матов. Я считаю, что для коров комфортнее глубокая подстилка, чем маты. Четырехстрочные и шестистрочные коровники мы считаем хорошим решением для беспривязного содержания. В коровнике должны быть высокие открытые внешние стены со шторками, открытое пространство под крышей для вентиляции. Коровник должен быть так спланирован, чтобы животным приходилось проходить как можно меньше до доильного зала. Сухостойные коровы и телки могут содержаться отдельно. Должна быть зона для сбора навоза. Коровы не должны блокировать друг другу доступ к корму. Хранилище силоса не должно быть расположено далеко от миксеров. Должны быть миксеры в наличии, чтобы кормовую смесь можно было готовить через компьютер. Я считаю, что сортировочные ворота не обязательны. Что еще…

DN: Европейские консультационные компании работают с небольшими фермами, базируясь на собственном опыте молочного животноводства. Вы с ними все-таки конкурируете?

WB: Мы пока не знаем своих конкурентов в лицо. Но это большая страна, тут множество молочных ферм. Весь рынок нам не нужен. Мы ведь только начинаем! Мы представляем свой продукт и надеемся, что кого-то он заинтересует. 
Мы стараемся создать упрощенные хозяйства. Некоторые владельцы скупают все новейшие технологии, которые только можно себе представать. При этом они не могут их эффективно использовать. Есть простые методы, как сделать работу без «сверх технологичности». Например, установка хэдлоков вместо сортировочных ворот и компьютерной идентификации. В США есть крупные молочные фермы, где не используются хэдлоки, но их не так много. Некоторые европейцы не жалуют хэдлоки: они считают, что это мешает питанию. Но проведенные в Америке исследования показали, что хэдлоки почти не влияют на питание. Есть и такие животные, которые не могут привыкнуть к ним, но их не много. К тому же бóльшая часть американского скота, который приезжает сюда, уже привыкли к хэдлокам. 

DN: В Европе у Green Peace очень сильное лобби в молочном животноводстве. Насколько влиятельна эта организация в Америке?

В Америке есть мега-фермы, где предусмотрено пастбище для коров. Но в основном для большой фермы сложно организовать выгул, потому что пастбище очень быстро превращается в грязь. Мы постепенно пришли к содержанию животных в коровнике почти круглый год. На некоторых хозяйствах есть выгульные дворы для сухостойных коров и телок, там они отдыхают от коровника. Иногда выгульные дворы предусматривают на фермах беспривязного типа содержания. Подобное хозяйство есть в Турции. Это позволяет коровам выходить из коровника, когда им хочется. То есть существуют компромиссы. Но пастбище – это неэффективный способ кормления стада, он непрактичен для больших ферм. Если у Вас органическое хозяйство и Вам приходится выгуливать коров на пастбище, это можно устроить. Но это совсем не просто. Вы снижаете производство молока и тем самым эффективность хозяйства. 

GQ: Продавая органическое молоко по более дорогой цене, Вы компенсируете свои затраты. Но для обычного хозяйства беспривязные коровники – оптимальный вариант. 

WB: Я не очень хорошо знаю климат России. Но в зонах умеренного европейского климата с длинными зимами выгул в холодный период невозможен, потому что трава скрыта снегом. В таких зонах пастбищем можно пользоваться только 3-4 месяца в году. 

DN: Проводила ли ваша компания какие-либо исследования, например, климата или земельных ресурсов, чтобы понять условия работы в России?

WB: Мы сейчас в процессе сбора этих данных. 

DN: Есть ли у вас какое-либо завершенное исследование конкурентной среды в области консультационных услуг для молочных ферм в России?

WB: У нас есть информация от людей, через которых мы работаем в России. Но я не знаю, кто наши конкуренты. Я повторюсь, что нам не нужен весь бизнес. Это гигантская страна. Некоторое количество клиентов – это все, что нам надо. 
GQ: Я считаю, что у нас немного конкурентов, потому что мало кто обладает опытом работы с американским скотом. Кто в России хорошо справляется с этими животными? – Никто.

WB: Никто – это слишком сильно. Должен быть хоть кто-то. Мы совсем не утверждаем, что с этой задачей никто не сможет справиться. У российских фермеров больше опыта работы с европейским скотом.

DN: Европейский скот против американского. Продажи животных из США заметно выросли после того, как Россия закрыла границы для Европейского импорта из-за вируса Шмалленберга и Блю-танга?

GQ: Я не знаю конкретных цифр. Но наша компания отправила семь морских рейсов. Это примерно семь раз по 15 сотен. Около 10 000 голов КРС это за прошлый год. 

DN: Альтернативными экспортерами скота и консультантами для России при закрытых границах с Европой могли бы быть Австралия или Новая Зеландия, если бы они не специализировались на пастбищном типе содержания. Есть ли конкуренция между США и Канадой в области консультационных услуг для молочных ферм?

WB: В Канаде есть система квот, и поэтому большинство молочных ферм небольшого размера. У них нет опыта управления мега-фермами.

DN: Какой средний размер молочного стада на канадской ферме?

WB: Я не знаю конкретных цифр. Молочное животноводство в Канаде сконцентрировано в провинциях Онтарио и Квебек. В основном все фермы привязного типа содержания. Я предполагаю, что средний размер молочного стада – 120 коров. Запрета на расширение стада в Канаде нет, но существующее законодательство делает крупномасштабное молочное животноводство дорогим.

В США средний размер молочной фермы – 150 коров. При этом 50% молочных ферм насчитывают около 3500 голов и больше дойного стада. Они производят 57-60% молока в стране. 

DN: Россия вступила в ВТО в августе этого года. Видите ли Вы в этом какие-то выгоды для Вашей компании?

WB: Я не знаю. Продажа скота регулируется в основном санитарными правилами, а не правилами ВТО. 

DN: Каким способом в основном осуществляется транспортировка скота?

GQ: В основном кораблями через океан. Весь скот, поставляемый конкретно нашей компанией, доставляется кораблями. 

DN: Этим летом случилась катастрофа на американском транспортере скота, направлявшемся в Россию. Как это событие освещалось и как оно было воспринято общественностью в США?

GQ: Это совершенно из ряда вон выходящий случай. Этот корабль не принадлежал нашей компании. 

WB: Это трагедия. Погибли 4 сотни животных - это ужасно. 

GQ: Неизвестно, что случилось на самом деле, но основной причиной катастрофы считается неопытность команды. 

WB: Мы слышали, что это был совершенно новый корабль с неопытной командой. Возникла неполадка в вентиляционной системе и системе удаления навоза. 

GQ: Очевидно, что после того случая мы стали еще более внимательно относиться к транспортировке. Поставщики скота привозят нам животных в хорошем состоянии. У нас есть специально оборудованные корабли с опытными командами. Наши животные находятся под наблюдением ветеринаров из APHIS (Animal and Plant Health Inspection Service – Управление по надзору за здоровьем животных и растений). Ветеринар сопровождает скот до места назначения. 

DN: Один из крупных заводчиков скота в России собирается получить сертификат соответствия от Американской Голштинской ассоциации и разводить племенной американский скот в России. Тогда пропадет необходимость в вашей компании для транспортировки животных – что станет с вашим бизнесом?

WB: На самом деле это и есть наша цель. Россия должна обеспечить свою потребность в КРС высокого качества. Очевидно, что импорт из США только временное решение. Мы надеемся открыть племрепродукторы в России, чтобы телки для продажи были младшего возраста, дешевле, проще в кормлении. К тому же риск транспортировки уменьшится. Так мы видим «большое будущее» в России. 

Я надеюсь, что через 20 лет Россия уже не будет импортировать скот с отличной генетикой из США. И это еще один аргумент в пользу нашего консультационного бизнеса. Рано или поздно у России будет своя собственная популяция высококачественного ремонтного скота. Тогда она сможет стать ресурсом для поставки этих животных в другие страны. У вас для этого есть и земля, и корма. 

DN: В этом году засуха нанесла сильный ущерб кормовой базе в масштабах страны.

WB: Да, это глобальная проблема. Но из того, что я читал и слышал о России, это страна с гигантским потенциалом в области сельского хозяйства. У нее есть запасы земли и нефти. В некоторых регионах – отличный климат. Большая площадь пастбищ. 

DN: Позвольте конкретизировать. Вы начнете с консультационного бизнеса. Ваша финальная цель – завершить импорт генетики и живого скота в Россию созданием племрепродукторов на территории страны, где КРС американского качества будет выращиваться для внутренней реализации и экспорта. Вы собираетесь достичь этой цели в течение 20 лет, так?

WB: Это предположение, я бы не рассчитывал на 20 лет. К этому времени мы будем очень старыми. 

GQ: Сейчас мы используем в качестве индикатора для наших проектов по экспорту скота период в 5-10 лет. 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

14.11.2018

Черная дыра информационных систем

Над рынком пищевой продукции встала тень очередного проекта властей по "прослеживаемости" на рынке. По итогам заседания Правительства, состоявшегося 31 октября, органам власти поручено проработать вопрос и обеспечить совместимость информационных систем в области качества продуктов питания, подконтрольных Минпромторгу, Россельхознадзору и Роспотребнадзору.
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Колхоз Дружба, сельскохозяйственная артель
Адрес:  с. Ахрат, ул. Школьная, д. 31 
 
МОЛОЧАЯ ИНДУСТРИЯ, ООО
Адрес:  г. Белгород, бульвар Юности, д. 19 кв. 20