Николай Власов
Николай Власов
заместитель руководителя Россельхознадзора
Ранее The DairyNews сообщало о начале реализации пилотного проекта по внедрению электронной ветсертификации на Дмитрогорском молочном заводе.  Статья портала Союзмолоко была опубликована на прошлой неделе. Мы публикуем комментарий Николая Власова к ней без изменений.

Обычно, как и иные органы государственной власти, мы избегаем вступать в полемику с предпринимателями по поводу наших действий и действий Правительства Российской Федерации, но в связи с появлением указанной статьи решили сделать исключение.

Исключение мы решили делать потому, что обычно статьи на эту тему и в Милкньюс и в Дайриньюс – двух «рупорах» компаний, занятых в данной важнейшей отрасли, по теме электронной ветсертификации отличаются крайне низкой аналитичностью, наличием кликушеских мотивов, агрессивной наездливостью.

Т.е. в таких материалах, собственно, нечего обсуждать, можно только переругиваться по их поводу, а это дело пустое и времени на это жалко.

В данной же статье Милкньюс сделана попытка, правда не чистая – не свободная от наносного и махинаций с данными и аргументами, аналитического осмысления проблемы, четкого аргументирования своей позиции. Поэтому она достойна обсуждения.

К сожалению, авторы статьи не удержались от некоторых неточностей, передержек и приемов психологического манипулирования, которые я помечу для начала.

1. Власов не является Главным ветеринарным врачом России. В России после перестройки вообще нет Главного ветеринарного врача, что жаль. Он даже не является Главным государственным ветеринарным инспектором России. Им является Евгений Непоклонов.

2. В нашей статье не говорится о том, что «процесс [внедрения электронной сертификации] идет успешно». Напротив, там сказано: «такие темпы [внедрения электронной сертификации] далеки, конечно же, от желаемых».

3. В нашей статье нигде не говорится о том, что «бизнес этот процесс всецело поддерживает». Напротив, там сказано, что есть группы и объединения, которые активно тормозят внедрение электронной сертификации и эти группы названы.

4. В нашей статье не сказано, что «в молочной отрасли… ситуация провальная». В статье сказано, что ситуация провальная в сфере подготовки нормативных правовых актов по электронной ветсертификации, причем не вообще, а в мае-июне. И в статье сказано, что ситуация в молочной отрасли начинает меняться в лучшую сторону.

5. Следующее утверждение Милкньюс (или Артема Белова): «Несмотря на то, что молочная отрасль по-прежнему выступает против внедрения ветеринарной сертификации в отношении готовой продукции, Россельхознадзор в публичной плоскости уверяет в обратном.», мягко говоря, не соответствует действительности. В нашей статье сказано обратное: «большинство молокопереработчиков, входящих в Союзмолоко продолжают препятствовать внедрению электронной сертификации собственной продукции – готовой молочной продукции.».

6. Следующее утверждение Милкньюс (или Артема Белова): «В последнем сообщении службы говорится, что «среди тех, кто поддерживает сейчас электронную сертификацию сырого молока, оказалась одна из двух компаний, которые наносили самый большой вред процессу внедрения. Это компания «Данон». …. Это утверждение верно.

Однако, как неоднократно заявляло Союзмолоко, все члены союза поддерживают ветеринарную сертификацию для молока-сырья: это удобно и экономично. В этом утверждении г-на Власова нет ничего нового, и говорить о том, что ряды противников ЭВС среди «молочников» поредели, не приходится. Манипуляция фактами в данном случае происходит для того, чтобы заверить тех переработчиков, которые еще не погрузились в процесс, в том, что ЭВС — это нужная, легкая в осуществлении и якобы бесплатная процедура.» является как раз той манипуляцией фактами, которую автор пытался приписать мне.

Смотрим: в нашей статье: «Сейчас большая часть из них [из молокопереработчиков] уже не возражает против электронной ветеринарной сертификации сырого молока, а многие уже начали поддерживать ее.»,

Теперь смотрим в статье Милкньюс: «Однако, как неоднократно заявляло Союзмолоко, все члены союза поддерживают ветеринарную сертификацию для молока-сырья».

Написали то же самое, но словом «Однако» типа показали, что я не прав.

Смотрим в нашей статье: «Правда, одна из этих групп начала редеть. Это группа молокопереработчиков.
….

Некоторые из российских и зарубежных молокопереработчиков уже начали работу над интеграционными проектами.»

Т.е. понятно, что пишем о том, что некоторые из молокопереработчиков уже приступили к практической реализации внедрения электронной сертификации в молокоперерабатывающей отрасли и потому выражаем мнение о том, что ситуация в отрасли изменяется к лучшему.

Теперь смотрим, какую конструкцию изобрели наши оппоненты в статье Милкньюс:

«В последнем сообщении службы говорится, что «среди тех, кто поддерживает сейчас электронную сертификацию сырого молока, оказалась одна из двух компаний, которые наносили самый большой вред процессу внедрения. Это компания «Данон».

Это утверждение верно. Однако, как неоднократно заявляло Союзмолоко, все члены союза поддерживают ветеринарную сертификацию для молока-сырья: это удобно и экономично. … и говорить о том, что ряды противников ЭВС среди «молочников» поредели, не приходится.»

Зачем-то прилепили слова о «поредении» к компании Данон, хотя понятно, что они относились к Хохланд-Русланд и Дмитровой Горе, которые, в отличие от Данон, проявили желание реализовать пилотные проекты по электронной сертификации своей продукции.

В чем дело? Головной мозг не работает? С русским языком плохо? Нет, конечно, с головой все в порядке и русским владеем нормально. Просто очень хочется возразить что-то, сказать, что абсолютно все молокопереработчики против электронной сертификации готовой молочной продукции (это понятно: столько усилий тратить, чтобы не допустить в своих рядах конструктивной позиции по отношению к электронной сертификации и вот ….). Но возражений не нашли и прибегли к тому самому манипулированию фактами, которое попытались приписать мне.

Обычный прием, прием: не можешь аргументированно возразить – попытайся опорочить оппонента. Не можешь попасть по мячу – попробуй попасть по футболисту.

Любопытно, что в статье Милкньюс нет ни единой оговорки, ни единой ошибки (точнее сказать «ошибки») в другую сторону. Чем объяснить такую странность?

Теперь перейдем к собственно десяти аргументам и попытаемся разложить их на две кучки: в первую пойдут «аргументы», а во вторую аргументы.

Должен предупредить, что мой материал получится гораздо длиннее, чем исходная публикация МилкНьюс. Потому, что сказать (а в публикации Милкньюс местами – не сказать, а ляпнуть) можно, если не озабочен серьезной аргументацией сказанного, очень лаконично, а проанализировать сказанное, разобрать где правда, где не правда – это гораздо длиннее.

Итак, номер раз:

«1. Ветсертификация готовой молочной продукции не соответствует законодательству Таможенного союза.

Есть решение Таможенного союза, которое четко закрепляет, что ветеринарные сертификаты для подконтрольных товаров оформляются только при пересечении территории союза и при перемещении товаров с территории одной страны на территорию другой.»

Разбираем логику.

Сказано: «Ветсертификация готовой молочной продукции не соответствует законодательству Таможенного союза. Есть решение Таможенного союза,…»

Разбираем, что на самом деле.

Решение, действительно есть - Решение от 18 июня 2010 г. N 317 «О применении ветеринарно-санитарных мер в Таможенном Союзе».

В нем есть 27-я Глава, которая называется: «Ветеринарно-Санитарные Требования при ввозе на таможенную территорию Евразийского экономического союза и (или) перемещении между государствами-членами молока, полученного от крупного и мелкого рогатого скота и молочных продуктов».

Из этого следует, что молоко и молочные продукты (т.е. готовая продукция тоже) является объектом ветнадзора, «подконтрольным товаром» в терминах законодательства ТС.

В приложении конкретизирован их перечень: Группа ТН ВЭД 0402: «Молоко и сливки, сгущенные или с добавлением сахара или других подслащивающих веществ», Группа 0403 «Пахта, свернувшиеся молоко и сливки, йогурт, кефир и прочие ферментированные или сквашенные молоко и сливки, сгущенные или несгущенные, с добавлением или без добавления сахара или других подслащивающих веществ, с вкусо-ароматическими добавками или без них, с добавлением или без добавления фруктов, орехов или какао», Группа 0404 «Молочная сыворотка, сгущенная или несгущенная, с добавлением или без добавления сахара или других подслащивающих веществ; продукты из натуральных компонентов молока, с добавлением или без добавления сахара или других подслащивающих веществ, в другом месте не поименованные или не включенные», Группа 0405 «Сливочное масло и прочие жиры и масла, изготовленные из молока; молочные пасты», Группа 0406 «Сыры и творог».

Как видно из приведенного перечня, вся готовая молочная продукция в нем представлена, т.е. вся она является объектом ветеринарного надзора.

Итак, сырые молоко, сливки и вся готовая молочная продукция являются согласно законодательству Таможенного Союза подконтрольными (госветнадзору) товарами.

В разделе III (Общие положения) Положения о едином порядке осуществления ветеринарного контроля на таможенной границе Таможенного Союза и на таможенной территории Таможенного Союза сказано:

«3.7. Подконтрольные товары при ввозе, транзите, а также при перемещении внутри Таможенного союза с территории одной Стороны на территорию другой Стороны в течение всего времени транспортировки должны сопровождаться ветеринарными сертификатами, выданными должностными лицами уполномоченных органов Сторон и компетентными органами стран-экспортеров.»

Таким образом, в Решении 317 установлено, что «при перемещении внутри Таможенного союза с территории одной Стороны на территорию другой Стороны» молоко и молочные продукты «должны сопровождаться ветеринарными сертификатами»

Но Союзмолоко, в своей обычной престидижитаторской манере, к этой норме права добавляет одно слово: «только».

В результате у престидижитаторов получается «ветеринарные сертификаты для подконтрольных товаров оформляются только при пересечении территории союза и при перемещении товаров с территории одной страны на территорию другой».

Эта подтасовка должна внушить читающему, что при перемещении внутри страны-члена ЕврАзЭС подконтрольные товары НЕ ДОЛЖНЫ сопровождаться ветеринарными сертификатами.

Однако, в Решении 317 – это общая норма. Относится она ко всем подконтрольным госветнадзору товарам, а не только к готовой продукции и тем более не только к готовой молочной продукции. В том числе она относится и к живым животным, и к мясу, и к молоку, и к готовой продукции, включая молочную.

Если бы было так, как намухлевали наши оппоненты, то при внутреннем перемещении не требовалось бы оформлять ветсертификаты на любые товары, а не только на готовую молочную продукцию.

Что же сказано в разбираемом Решении ТС про перемещение подконтрольного товара внутри территории страны-члена, в том числе, конечно же, и по территории России?

Там сказано, что (частично повторяю предыдущую цитату из документа для большей удобочитаемости и понимаемости) «3.7. Подконтрольные товары при … перемещении внутри Таможенного союза с территории одной Стороны на территорию другой Стороны в течение всего времени транспортировки должны сопровождаться ветеринарными сертификатами….

Подконтрольные товары могут перемещаться в пределах территории одной Стороны в порядке, предусмотренном законодательством этой Стороны.»

Теперь тоже самое, но простыми словами:

Подконтрольные товары при перемещении с территории одной страны-члена ЕврАзЭС на территорию другой страны-члена ЕврАзЭС должны сопровождаться ветеринарными сертификатами, а при перемещении внутри территории страны-члена могут сопровождаться ветеринарными сертификатами, а могут и не сопровождаться в зависимости от того, как это установлено законодательством данной страны-члена.

Таким образом, если в законодательстве Российской Федерации установлено, что готовая продукция животного происхождения (в том числе молочная) при перемещении по территории России должна сопровождаться ветеринарными сертификатами, то это не только не будет противоречием с 317-м решением, но и будет в полном соответствии с ним.

Если же в законодательстве Российской Федерации установлено, что готовая продукция животного происхождения (в том числе молочная) при перемещении по территории России не должна сопровождаться ветеринарными сертификатами, то это тоже не только не будет противоречием с 317-м решением, но и будет в полном соответствии с ним (вернее с букой Решения, но не с его духом: см. ниже).

Итак, вне зависимости от того, какое решение примет Правительство Российской Федерации и Законодатель по поводу сопровождения (или не сопровождения) ветсертификатами готовой продукции (в том числе молочной), противоречие с правом ЕврАзЭс исключено в принципе, так как данный вопрос 317-м Решением отнесен к национальной компетенции.

Т.е. в данном вопросе несоответствие национальной нормы нормам права ЕврАзЭС вообще невозможно.

Теперь о духе 317-го решения. Если бы ветсертификация готовой, в частности – молочной продукции, была бы лишним и бессмысленным делом, то откуда бы появилась норма о том, что эти продукты ДОЛЖНЫ подвергаться ветсертификации при перевозках между странами? Почему этот момент в Решении «раздвоился» - между странами нужно сертифицировать, внутри стран – можно сертифицировать, а можно не сертифицировать? Потому, что такова юрисдикция Комиссии: она имеет мало полномочий регулировать происходящее внутри стран. В этой конкретной области – пока вообще таких полномочий не имеет. Таким образом, дух Решения понятен: сертификация подконтрольной продукции на территории страны-члена должна производиться, но может и не производиться, если страна-член к этому не готова. Но вообще, должна.

Стало быть, первый аргумент – это просто подтасовка с примесью вранья (в части вставления слово «только»), и, поэтому, мы кладем его в первую кучку в «аргументы» или в липовые аргументы – кому как больше нравится.

Номер два.

«2. Минсельхоз и подведомственные ему учреждения (Россельхознадзор) не имеют полномочий проверять готовую молочную продукцию.  

Согласно Постановлению Правительства от 14.12.2009 №1009 в объекты ветеринарного надзора со стороны Минсельхоза входит продовольственное сырье животного происхождения, не подвергшееся промышленной или тепловой обработке (то есть молоко-сырье). Готовая молочная продукция находится в юрисдикции Роспотребнадзора.»

Оставляем в стороне мелкие оговорки и переходим к сути.

Во-первых, как называется упомянутое постановление?

Оно называется «О порядке совместного осуществления Министерством Здравоохранения Российской Федерации и Министерством Сельского хозяйства Российской Федерации функций по нормативно-правовому регулированию в сфере контроля за качеством и безопасностью пищевых продуктов и по организации такого контроля».

Т.е. это Постановление устанавливает разграничение сфер нормативного правового регулирования в сфере контроля за качеством и безопасностью пищевых продуктов между Минздравом и Минсельхозом. Еще оно устанавливает обязательные принципы организации такого контроля.

В частности о разделении сфер нормативного правового регулирования там сказано:

«1. Установить, что нормативно-правовое регулирование в сфере контроля за качеством и безопасностью пищевых продуктов и организация такого контроля осуществляются:

а) Министерством здравоохранения Российской Федерации и Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека в соответствии с их полномочиями

….

б) Министерством сельского хозяйства Российской Федерации и Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору в соответствии с их полномочиями

….»

В пункте 2 сказано о сферах совместного правового регулирования: «2. Установить, что Министерство здравоохранения Российской Федерации совместно с Министерством сельского хозяйства Российской Федерации осуществляет нормативно-правовое регулирование по вопросам государственной регистрации новых пищевых продуктов животного происхождения.»

Что сказано конкретно про надзор? Вот что:

«3. Установить, что Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору и их территориальные органы:

организуют свою деятельность, требующую совместного участия в осуществлении контроля в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов, в соответствии с совместными нормативными правовыми и иными актами Министерства здравоохранения Российской Федерации и Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, изданными в рамках установленных полномочий;

взаимодействуют по вопросам планирования контрольной деятельности в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов, обмена информацией, принятия совместных решений с целью повышения эффективности осуществляемых в этой области надзорных и контрольных функций и исключения дублирования деятельности.»

Простыми словами:

Постановлением установлено, что есть сферы, в которых нормативное правовое регулирование осуществляет:

(1) только Минздрав (и эти сферы указаны),

(2) только Минсельхоз (и эти сферы указаны),

(3) вместе Минздрав и Минсельхоз.

Постановлением также

установлено, что в сфере контроля в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов часть своей деятельности Роспотребнадзор и Россельхознадзор осуществляют совместно и, что они должны координировать контрольные мероприятия.

Что пишут, как толкуют данное постановление наши оппоненты?

Цитата: «в объекты ветеринарного надзора со стороны Минсельхоза входит продовольственное сырье животного происхождения»

В то время, как в Постановлении тут говорится о сферах нормативного правового регулирования.

Итак, в соответствии с этим, есть объекты ветеринарного надзора, которые «со стороны Минсельхоза».

Из этого следует, что в логике наших оппонентов, есть и объекты ветеринарного надзора не со стороны Минсельхоза.

Тогда можно предположить, что наши оппоненты полагают, что в объекты ветеринарного надзора со стороны Минздрава входит вся остальная пищевая продукция, которая не является продовольственным сырьем животного происхождения.

Таким образом, продолжая логику наших оппонентов, мы пришли к абсурду. Следовательно, их исходные посылки неверны.

И «финальный аккорд наших оппонентов: «Готовая молочная продукция находится в юрисдикции Роспотребнадзора». Просто замечательный по своей новизне вывод…

Как будто бы кто-то когда-то оспаривал это…

В чем тут подвох?

Подвох в том, что абсолютно вся продукция (пищевая и не пищевая, куртки и тепловозы, лыжи и картофель, сырое мясо и автомобили …) находится в «юрисдикции» Роспотребнадзора просто потому, что это Федеральная служба по защите прав потребителей.

Но наличие «юрисдикции» Роспотребнадзора не предполагает отсутствия «юрисдикции» иных органов государственной власти.

Если же говорить о готовой молочной продукции, то ее «юрисдикция» в смысле санэпиднадзора, исходя из логики наших оппонентов, ровно настолько же спорна, насколько и в смысле ветнадзора.

По той же самой причине: она изготовлена из пастеризованного молока: все возбудители заразных болезней и животных и человека убиты.

Что остается? Остается контроль за соблюдением санитарно-гигиенических нормативов (апатогенная и условно-патогенная микрофлора, химические загрязнители и т.д.), который могут осуществлять как Роспортребнадзор, так и госветлужба.

Причем, среди упомянутого «и т.д.» имеются и остатки ветеринарных лекарственных средств, и пищевые добавки. Где чья естественная «юрисдикция»?

Таким образом, когда мы сняли передержки и натяжки с построений наших оппонентов, осталось то, что и должно было остаться: готовая продукция, в том числе молочная может быть под «юрисдикцией» санитарных врачей и ветеринарных врачей как это решит национальное (в данном случае – российское) Правительство и Законодатель.

Законодатель уже решение принял, что и отражено в обновленном ФЗ «О ветеринарии».

Правительство тоже решение уже приняло – перечень продукции, на которую должны оформляться ветсертификаты тоже принят и готовая молочная продукция в нем присутствует.

Но это не нравится Союзмолоко. Почему не нравится? Потому, что им это не выгодно. Додумать, почему не выгодно и чем занимаются те, кому не выгодна прозрачность оборота, оставляю читающему и перехожу к номеру три.

Отмечу и элементы психологического манипулирования, присутствующие в формулировке из Милкньюс: «подведомственные ему учреждения (Россельхознадзор)», «Готовая молочная продукция находится в юрисдикции Роспотребнадзора».

В принципе – все верно «учреждение» - это и органы госвласти и институты и многое иное, но в обыденном сознании «учреждение» - это какая-то контора. А термин «юрисдикция» в обыденном сознании относится к странам. Отсюда читающий должен сделать понятный вывод, о том, кто есть кто…

Номер три.

Он звучит так: «Мы ставим себя в заведомо невыгодные экономические условия по сравнению с Республикой Беларусь, где такой формы ветсертификации нет.   В Беларуси требование о сопровождении ветеринарными сопроводительными документами готовой молочной продукции при перемещении по территории страны отсутствует. В России при подготовке к введению ЭВС переработчики должны будут потратить миллионы рублей для найма новых сотрудников, технического оснащения, изменение системы логистики. Кто из нас будет экономически более конкурентоспособен: белорусские или российские производители?»

Психологический расчет такого построения «аргумента» (или аргумента – что это на самом деле - сейчас увидим) состоит, очевидно, в том, что сейчас российская молочная продукция очень даже конкурентоспособна по сравнению с белорусской, и такую позицию не хотелось бы утратить.

Пусть так, и нам хотелось бы думать, что это так.

Но что тогда это такое: «Национальный союз производителей молока России ("Союзмолоко") потребовал от правительства РФ принять срочные меры по спасению молочной отрасли, иначе уже к осени она окажется на грани банкротства.

В числе предложенных мер - запрет с 4 июня до 1 декабря на ввоз молочной продукции из Белоруссии. Отечественные производители требуют закрыть границу для такой продукции, как сухое цельное молоко, сухое обезжиренное молоко, сухая молочная сыворотка и сливочное крестьянское масло жирностью 72,5 и 82,5%.

По мнению представителей "Союзмолока", это поможет стабилизировать цены, которые сильно упали из-за демпинга со стороны белорусских поставщиков.

….

Конкурировать с белорусскими производителями местным не удается: продукция белорусов высокого качества и продается по ценам в 1,5-2 раза ниже, чем местная.»

Понятно, что в сложившихся экономических условиях то, что производит Союзмолоко, и так не может конкурировать с белорусским молочным сектором ни по качеству, ни по цене. И уповает Союзмолоко лишь на усилия государства по ограничению органами государственной власти ввоза молочной продукции из Белоруссии в Россию.

В отношении расчетов Союзмолоко уровня расходов на электронную сертификацию мы уже много раз говорили – они не соответствуют действительности. Причем не соответствуют в десятки и сотни раз. Правда, сейчас, Союзмолоко говорит уже не о десятках миллиардов рублей дополнительных расходов, а лишь о миллионах. Наверное, в данной статье имеется в виду, что миллионы – это сумма, которую должен будет потратить каждый молокопереработчик, что, конечно же, не соответствует действительности.

Если нам удастся преодолеть сопротивление Союзмолоко, а я полагаю – удастся, и реализовать пилотные проекты на каких-нибудь молокоперерабатывающих заводах, то мы опровергнем этот аргумент фактами.

А пока не удалось, признаем этот аргумент наполовину: на конкуренцию с белорусскими коллегами, конечно же, не повлияет – она и так проиграна, но дополнительные издержки у молокопереработчиков будут, чего мы никогда и не пытались опровергнуть. Это необходимые затраты на обеспечение безопасности и качества. Необходимые и небольшие.

Итак, продолжим …

Номер четыре.

Для удобства разбора делим утверждение номер 4 МилкНьюс на две части:

Первая - «Ветеринарные сертификаты для готовой молочной продукции противоречат международной практике.   В Европейском союзе готовая молочная продукция, произведенная в государствах — членах ЕС, в соответствии с регламентами ЕС 852/2004, 853/2004 и 854/2004 при перемещении по территории ЕС не сопровождается ветеринарными сопроводительными документами.»

И вторая – «Прослеживаемость такой продукции обеспечивается внесением грузоотправителем в товарно-сопроводительные документы информации (идентификационных номеров) о ветеринарной аттестации производственного объекта, производящего эту пищевую продукцию, или предприятия, поставляющего животное сырье для производства готовой пищевой продукции.»

В отношении первой могу сказать следующее.

Сказанное в первой части утверждения верно, исключая знак равенства между международным и ЕСовским – знак равенства тут ставить нельзя.

В ЕС и некоторых иных стран система обеспечения прослеживаемости и система ветеринарной сертификации – это отдельные системы. В Новой Зеландии и некоторых иных странах – это одна и та же система.

Общий тренд в развитии систем обеспечения прослеживаемости и сертификации совершенно понятен – это интеграция этих систем с обеспечением доступа к ее данным посредством чего-то подобного новозеландским QR-кодам.

Ровно это же предлагает сделать и Россельхознадзор, причем, учитывая опыт других стран сразу выстроить всю систему таким же образом – в виде интегрированной системы обеспечения сертификации и прослеживаемости.

Итак, в части того, что сказано в Милкньюс в отношении различий предлагаемой нами системы от ЕСовской, сказано верно.

Но это не аргумент. Не аргумент потому, что в мире есть и иные системы, сходные с той, что предлагаем мы.

И еще не аргумент потому, что в ЕС и в ЕврАзЭС (в том числе – в России) очень разные правовые системы, в том числе и в этой сфере.

Обе они (как и в иных развитых и развивающихся странах) включают 6 элементов – (1) нормативная правовая база, (2) системы управления контролем пищевой продукции, (3) государственные службы, осуществляющие мониторинг и контроль, (4) лабораторный комплекс, (5) информирование и профподготовка специалистов пищевой промышленности, (6) общественный контроль.

По пункту 1 отмечу только два момента.

Первый - у нас в системе обеспечения безопасности пищевой продукции акцент делается в отношении законодательного установления норм, а в ЕС – в отношении законодательного установления требований к процедурам (это много сложнее, и сложнее администрируется, но существенно эффективнее).

Второй - у нас регламенты на пищевку становятся все более вертикальными, а в ЕС – все более горизонтальными.

Различие в приложении к обсуждаемым вопросам состоит, в основном, в элементах 2 и 3 – в том, что в ЕврАзЭС ответственность за безопасность и качество пищевой продукции лежит в основном на государственных контролирующих органах, которые выполняют обязанности гаранта безопасности.

ЕСовский подход основан на оценке, контроле и снижении рисков, причем внутри этого подхода контролирующие органы и производители несут ответственность за безопасность вместе. В частности, производители и операторы рынка несут ответственность за выявление и устранение рисков.

Кроме этих различий есть и еще два важнейших среди целой кучи менее важных.

Первое – уровень развитости рыночных конкурентных механизмов и самих секторов оборота товаров и услуг.

В частности, по рассматриваемому сектору в ЕС имеется избыток сырья и избыток вырабатываемой продукции молочного сектора практически по всем группам товаров, откуда есть жесткая конкуренция между производителями, в том числе – производителями сырья, в том числе конкуренция по безопасности и качеству.

В России рынок молока и молочных продуктов остро – дефицитен, включая сырьевой рынок.

Сырьевой рынок - рынок сырого молока даже более дефицитен, как мне кажется, нежели принято считать.

Дело в том, что цифры по производству сырого молока – сырья для всего этого сектора  - касаются тотального производства сырого молока, а не только товарного его производства.

Эти цифры, полагаю, лукавые: по отчетам вроде все не так уже и плохо, но огромная часть молока – нетоварное – произведенное в ЛПХ. Сколько его там на самом деле производится и куда оно девается – загадка есть, а оценочные расчеты, наверняка не точны.

Молочные же продукты производятся из товарного молока, а его у нас мало.

И молокопеработчики «выметают» все сырье и этого не хватает для загрузки даже имеющихся мощностей (которые, кстати, не могут произвести все, что нам нужно).

Много приходится ввозить, а качественное сырое молоко не ввезешь по техническим соображениям. Поэтому уже на стадии сырья в производство идет что-то похожее на суррогаты: вместо свежего молока – сухое молоко и т.д.

Т.е. у нас дефицит на дефиците. Отсюда – проблемы с безопасностью, качеством и фальсификацией гораздо более острые, чем в ЕС. Иными словами, у нас угрозы, которые призваны парировать контрольные системы, гораздо более выражены, чем в ЕС.

Всему этому в сфере производства противостоят лишь амбиции (в самом хорошем смысле) некоторых молокопереработчиков и молокопроизводителей. Среди них имеются добросовестные производители, действующие вопреки сиюминутным экономическим стимулам. Есть даже перфекционисты. Об этом мы не раз говорили. Но им тяжело – недобросовестная конкуренция мешает им работать.

Еще раз: сравнивая системы контроля нужно сравнивать и уровень угроз.

Второе – очень разная «правовая обвязка».

Соответственно, сравнивая потребные меры государственного контроля, нужно сравнивать и реальную меру ответственности, установленную в этой самой правовой обвязке.

А она в ЕС и у нас просто несравнима, хотя бы по уровню штрафов.

Если же сравнить с тем, что в этом разрезе имеется в США – то картина вообще грустная получается. Интересно, как бы наши молокопереработчики отнеслись к требованию по раскрытию всех конечных бенефициаров предприятий? Или к невозможности зарегистрировать новое предприятие, если один из бенефициаров имел проблемы с законом в сфере пищевой безопасности?

Поэтому, поэлементное сравнение мер из разных правовых и исторических систем, как минимум, некорректно.

Но наши оппоненты, конечно, это хорошо понимают. Понимают и манипулируют сознанием читающего - просят внести в нашу систему выгодный им элемент из иной системы, но возражают против внесения невыгодного им элемента из той же системы.

Для проверки понимания вопрос: требуется ли в ЕС декларация соответствия, которая так нравится нашим молочникам?

Т.е. первая часть – утверждения номер 4 в части несоответствия международной практике – это неправда, поскольку нет единой международной практики. В разных странах – разные практики.

Первая часть – утверждения номер 4 в части несоответствия ЕСовской практике верна, но это не аргумент в обсуждаемом вопросе, но и мухлевания там не особенно много: просто демонстрация непонимания взаимоотношения системы и элементов системы. Непонимания истинного (тогда - сочувствуем непонимающим) или псевдо (тогда надо работать над собой и своими аргументами, чтобы без передержек и полуправды суметь отстоять свою точку зрения).

Вторая часть утверждения №4 – это неправда в части обеспечения прослеживаемости товаросопроводительными документами.

Таким образом, в целом номер четвертый – это «аргумент».

Номер Пять.

В номере пять много утверждений. Так что разбираем их по одному.

«Нормы ВТО не требуют от России введения ветеринарной сертификации готовой молочной продукции.»

Не очень понятно о чем речь.

Если о том, что экспортируемые молочные продукты должны сопровождаться сертификатами, то это точно неправда – при экспорте как раз требуют.

При импорте не требуют, но допускают (и это соответствует «международной практике»).

Если говорить о внутренней торговле, то нормы ВТО ее вообще не регулируют.

Так что это утверждение тут ни к селу, ни к городу.

«Соглашениями ВТО предусмотрено, что все меры должны быть научно обоснованными и (или) основываться на международных стандартах.»

Это правильно. Только не понятно при чем тут это? Обоснование предъявляется страной – импортером стране экспортеру в обоснование принимаемых ею SPS-мер, а мы говорим о внутренней сертификации.

«В соответствии с соглашением Всемирной организации здоровья животных (Международного эпизоотического бюро) ветеринарный сертификат на живых животных и продукты животного происхождения требуется только в случае экспорта (импорта) продукции.»

Опять уже знакомое вранье в плане использования слова «только». Нет в рекомендациях МЭБ такого слова. Нет потому, что МЭБ тоже не регламентирует процессов сертификации внутри стран – членов. МЭБ регламентирует использование сертификации исключительно в целях международной торговли.

«Вся импортная готовая молочная продукция поступала и поступает на территорию всех стран ТС в сопровождении ветеринарного сертификата.»

Верно. И что? Как это доказывает, что внутренней сертификации не должно быть?

«Однако осуществление ветеринарного контроля (надзора) в отношении готовой молочной продукции и ветеринарной сертификации готовой молочной продукции на территории России в настоящее время не осуществляется.»

Верно в том, что касается ветнадзора за готовой молочной продукцией, но с оговорками в отношении контрольных мероприятий, осуществляемых по прямому поручению Правительства.

Неверно, если говорить о сертификации. Норма относительно того, что она должна проводиться уже действует, но она отсрочена в смысле обязательного применения. В смысле добровольного применения она уже применяется.

«Российские молочные предприятия в середине 2000-х годов были успешно авторизованы на осуществление экспорта готовой молочной продукции в страны Европейского союза.»

Верно, но только мы – те, кто занимался этой самой авторизацией, – знаем чего это стоило.

«При осуществлении экспорта ветеринарные сертификаты оформляются для каждой товарной партии молочной продукции.»

Тоже верно. И из этого, видимо, следует, что сертифицировать все же не надо…

«Таким образом, тезис Россельхознадзора о том, что отсутствие ветеринарного сертификата при обращении готовой молочной продукции на территории России будет препятствием для осуществления экспорта такой продукции в третьи страны, а также нарушит принцип эквивалентности в торговле, установленный соглашениями ВТО, не является обоснованным.»

Не только будет – уже сейчас является препятствием. Пока не сильно заметным, поскольку наш дэйри-сектор по сути ничего в заметном количестве экспортировать не способен. А вот когда станет способен – препятствие будет весьма важным, поскольку наши производители начнут конкурировать с национальными производителями зарубежных стран, куда будет экспортироваться российская молочная продукция. И вот тогда, непременно найдут любое обстоятельство, которое может воспрепятствовать ввозу конкурирующей российской молочной продукции.

В отношении нарушения принципа эквивалентности – просто теряюсь в догадках: что имели в виду наши молочники?

Скорее всего, они, в силу очень слабого знания принципов и норм ВТО, просто перепутали принцип эквивалентности и принцип недискриминации.

Первый – принцип эквивалентности гласит, что страна-импортер должна признавать, что заданного ее законодательством уровня безопасности подконтрольного товара можно достичь не только теми методами, которые ею используются, но и другими методами тоже.

Второй, который, очевидно и имели в виду наши незадачливые теоретики из Союзмолока, гласит, что страна-импортер не может предъявлять зарубежным производителям подконтрольных товаров тех требований, которые она не предъявляет к собственным производителям.

Если речь о втором (и тут уместно вернуться к вопросу о конкуренции с белорусскими производителями), то кто из нас и когда сказал, что, если в России молочные продукты будут сертифицироваться и прослеживаться, то мы не будем предъявлять совершенно такого же требования к зарубежным производителям (и из третьих стран, и из Беларуси)? А вот если к своим мы его не будем применять, то не сможем применять и к зарубежным.

Так что принцип недискриминации работает во весь рост. Причем, при определенных обстоятельствах, будет работать на пользу российскому производителю молочки. В других – в случае реализации проповедуемых Созмолоком подходов – будет работать нам во вред.

Вообще говоря, надо понимать простую вещь: лучшее средство обеспечения экспортного потенциала в отношении продукции животного происхождения это высочайшие стандарты безопасности в данном секторе производства и оборота и жесточайший контроль за их соблюдением.

Это и обеспечение экспорта, и обеспечение легальной защиты от нежелательного (небезопасного) импорта.

Но для этого надо заглядывать в будущее, а этого наши молочники пока в массе своей не понимают и не умеют. Им бы спастись как-нибудь сейчас от белорусских коллег при помощи запретительных мер…

Таким образом, в целом номер пятый – это тоже «аргумент».

Номер Шесть.

Он тоже длинный и путанный: опять разбираем стэп-бай-стэп.

«Ветеринарная сертификация не является обязательным инструментом обеспечения прослеживаемости»

Верно, не является. Мы этого, кстати, никогда и не утверждали.

«Ветеринарная сертификация не является обязательным инструментом обеспечения прослеживаемости и не применяется для достижения этой цели.»

При международной торговле как раз применяется, но это просто ремарка. Понятно, что наши оппоненты имеют в виду внутреннюю торговлю.

Строго говоря, именно ветеринарная сертификация действительно для обеспечения прослеживаемости не применяется, но, как уже отмечено выше, в рамках одной системы в некоторых странах производится и обеспечение прослеживаемости и обеспечение ветсертификации.

Ровно это же и предложено реализовать у нас. Причем не только в отношении молочных продуктов, а в отношении вообще всех переработанных продуктов животного происхождения, которые, или сырье для изготовления которых, прошли все установленные процедуры ветеринарного контроля. Это совершенно явно следует из недавно принятых норм. В частности, к сертификации готовой продукции допущены люди, не имеющие ветеринарного образования. А это значит, что в отношении готовой продукции ветеринарная сертификация обеспечивает уже только прослеживаемость.

«Кроме того, организация операций, поставок сырья и процессинга на молочном заводе предполагает, что в одной партии готового продукта может быть смешано до 40-50 партий сырого молока и продуктов его переработки, а именно сливок и обезжиренного молока, используемых для нормализации молочных смесей. В связи с этим ЭВС для каждой партии продукта не обеспечит на молочном предприятии прослеживаемость по принципу «от коровы до прилавка».»

Во-первых, не факт, что не будет у нас производств, где прослеживаемость будет обеспечена именно до конкретной коровы. Берем же мы молоко для детей от конкретной коровы … Это решит потребитель. Своим рублем решит. Тут будет как с виски: кто-то пьет single malt, а кто-то даже single cask, хотя есть вполне себе ничего Джонни Вокер с теми же градусами и гораздо более низкой ценой.

Во-вторых, в производстве молочного ширпотреба, чем, собственно, Союзмолоко и занимается, конечно, не будет обеспечена прослеживаемость от коровы до продукта на прилавке.

Это и не нужно. А вот до группы коров – до прилавка вполне может обеспечиваться и будет обеспечиваться.

Вопрос в том, как велика может быть эта группа. Тут все зависит от уровня риска, ассоциированного с данным конкретным продуктом.

Чем ниже уровень риска (он, кстати, зависит и от иных средств обеспечения безопасности), связанный с данным продуктом и данным производством, тем больше может быть эта группа.

Если молокопереработчик будет очень старательно работать со своими поставщиками сырья, то эта группа может быть очень большой и включать тысячи животных, которые содержатся в сходных условиях, кормятся по определенным стандартам, получают ветеринарные процедуры по определенной схеме.

«Также ветеринарная сертификация готовой молочной продукции, в том числе в электронном виде, осуществляемая в целях декларируемой Россельхознадзором прослеживаемости «от поля до прилавка», в настоящее время является просто профанацией, так как в России животные (коровы) не идентифицированы.»

Т.е. надо понимать, что в современных российских реалиях молокопереработчик не знает источника перерабатываемого ими молока?

Допускаю, что среди наших союзмолочников есть еще такие безобразники.

Но большинство молокопереработчиков все же свой сырьевой сектор знают и с поставщиками сырья работают. Если так, то какая-никакая идентификация все же имеется. Не надежная, групповая, как правило, но имеется.

Есть молокопереработчики, которые берут на переработку молоко только от одного стада – от одной группы животных. Если считать их поштучно, то точно выйдет число много большее, чем тех, кто в этой сфере исповедует «пылесосный» подход к сырью.

И коровы с бирками у нас таки часто встречаются, а авторам разбираемого опуса неплохо бы на нормальной молочной ферме побывать, чтобы в дальнейшем глупостей подобных не повторять. А то ведь побьют молокопроизводители …

Что здесь верно, так это то, что у нас нет федеральной системы идентификации животных (тут мы отстали и от белорусов и от казахов, не говоря уже о ЕС или Новой Зеландии с Австралией), достойной нашей страны.

Но союзмолочников придется разочаровать: в Правительстве, в Комиссии и Минсельхозе дурных нэма.

И потому прослеживаемость у нас внедряется в комплексе и достойная идентификация животных у нас будет. Причем скоро.

В частности, КТС вскоре примет наднациональный нормативный акт по тому поводу – мы уже заканчиваем его разработку. А в ФЗ «О ветеринарии» уже сейчас есть глава:

«Статья 2.5. Ветеринарные правила осуществления идентификации и учета животных

1. Животные (за исключением диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы, в том числе животных, относящихся к природным ресурсам континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации) подлежат индивидуальной или групповой идентификации и учету в целях предотвращения распространения заразных болезней животных, а также в целях выявления источников и путей распространения возбудителей заразных болезней животных.

2. Ветеринарные правила осуществления идентификации и учета животных устанавливают порядок осуществления индивидуальной или групповой идентификации и учета животных, перечень сведений, необходимых для осуществления идентификации и учета животных, а также порядок предоставления таких сведений.

3. Перечень видов животных, подлежащих идентификации и учету, утверждается федеральным органом исполнительной власти в области нормативно-правового регулирования в ветеринарии.»

И упомянутый перечень видов уже утвержден и Правила разрабатываются. Уверен, что они вступят в силу задолго до 01.01.18.

А пока поживем с групповой идентификацией – она у нас есть.

Так что номер шесть – это тоже «аргумент», причем неправды в нем даже больше, чем во всех остальных.

С наилучшими пожеланиями,

Н. Власов

Продолжение, само собой, следует…
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
Sherlock
Коллеги, друзья, единомышленники,

После того, как Вы ознакомитесь с "потоком сознания" Н.Власова, которое отвечает лучшим примерам такового из романа В.Пелевина "Поколение П", ознакомьтесь с основными аргументами против ветсертификации готовой молочки. Исходя из этических соображений, размещаю сами аргументы, а не ссылку на другой сайт.

1. Ветсертификация готовой молочной продукции не соответствует законодательству Таможенного союза.
Есть решение Таможенного союза, которое четко закрепляет, что ветеринарные сертификаты для подконтрольных товаров оформляются только при пересечении границы территории союза и при перемещении товаров с территории одной страны на территорию другой.

2. Минсельхоз и подведомственные ему учреждения (Россельхознадзор) не имеют полномочий проверять готовую молочную продукцию.
Согласно Постановлению Правительства от 14.12.2009 №1009 в объекты ветеринарного надзора со стороны Минсельхоза входит продовольственное сырье животного происхождения, не подвергшееся промышленной или тепловой обработке (то есть молоко-сырье). Готовая молочная продукция находится в юрисдикции Роспотребнадзора.

3. Мы ставим себя в заведомо невыгодные экономические условия по сравнению с Республикой Беларусь, где такой формы ветсертификации нет.
В Беларуси требование о сопровождении ветеринарными сопроводительными документами готовой молочной продукции при перемещении по территории страны отсутствует. В России при подготовке к введению ЭВС переработчики должны будут потратить миллионы рублей для найма новых сотрудников, технического оснащения, изменение системы логистики.

4. Ветеринарные сертификаты для готовой молочной продукции противоречат международной практике.
В Европейском союзе готовая молочная продукция, произведенная в государствах — членах ЕС, в соответствии с регламентами ЕС 852/2004, 853/2004 и 854/2004 при перемещении по территории ЕС не сопровождается ветеринарными сопроводительными документами. Прослеживаемость такой продукции обеспечивается внесением грузоотправителем в товарно-сопроводительные документы информации (идентификационных номеров) о ветеринарной аттестации производственного объекта, производящего эту пищевую продукцию, или предприятия, поставляющего животное сырье для производства готовой пищевой продукции.

5. Нормы ВТО не требуют от России введения ветеринарной сертификации готовой молочной продукции.
Соглашениями ВТО предусмотрено, что все меры должны быть научно обоснованными и (или) основываться на международных стандартах. В соответствии с соглашением Всемирной организации здоровья животных (Международного эпизоотического бюро) ветеринарный сертификат на живых животных и продукты животного происхождения требуется только в случае экспорта (импорта) продукции. Вся импортная готовая молочная продукция поступала и поступает на территорию всех стран ТС в сопровождении ветеринарного сертификата. Однако осуществление ветеринарного контроля (надзора) в отношении готовой молочной продукции и ветеринарной сертификации готовой молочной продукции на территории России в настоящее время не осуществляется.
Российские молочные предприятия в середине 2000-х годов были успешно авторизованы на осуществление экспорта готовой молочной продукции в страны Европейского союза. При осуществлении экспорта ветеринарные сертификаты оформляются для каждой товарной партии молочной продукции. Таким образом, тезис Россельхознадзора о том, что отсутствие ветеринарного сертификата при обращении готовой молочной продукции на территории России будет препятствием для осуществления экспорта такой продукции в третьи страны, а также нарушит принцип эквивалентности в торговле, установленный соглашениями ВТО, не является обоснованным.

6. Ветеринарная сертификация не является обязательным инструментом обеспечения прослеживаемости и не применятся для достижения этой цели.
Ни в одной стране мира система прослеживаемости не предполагает оформления специальной дополнительной товарно-транспортной документации, а ветеринарный сертификат не является инструментом прослеживаемости. Кроме того, организация операций, поставок сырья и процессинга на молочном заводе предполагает, что в одной партии готового продукта может быть смешано до 40-50 партий сырого молока и продуктов его переработки, а именно сливок и обезжиренного молока, используемых для нормализации молочных смесей. В связи с этим ЭВС для каждой партии продукта не обеспечит на молочном предприятии прослеживаемость по принципу «от коровы до прилавка».
Также ветеринарная сертификация готовой молочной продукции, в том числе в электронном виде, осуществляемая в целях декларируемой Россельхознадзором прослеживаемости «от поля до прилавка», в настоящее время является просто профанацией, так как в России животные (коровы) не идентифицированы.

7. Молочные предприятия и другие участники рынка не готовы к внедрению ЭВС.
Большинство участников молочного рынка не имеют собственных электронных автоматизированных систем. Очевидно, что повсеместное внедрение системы ЭВС в объявленные сроки невозможно не только ввиду недостаточности времени адаптации и проблем системы, но и из-за технической неготовности большинства участников рынка, в том числе частных и фермерских хозяйств, а также компаний мелкооптовой и мелкой розничной и неорганизованной торговли, дистрибуционных компаний.

8. Ответа на вопрос, что делать, если система ЭВС дала сбой, нет.

Огромная проблема — обеспечение оформления электронных ветеринарных сертификатов в условиях сбоя ЭВС и (или) операционных автоматизированных систем производителей готовой молочной продукции. Данная проблема критична из-за коротких сроков годности продукции и недопустимости сбоя логистических операций с молоком-сырьем и операций по отгрузке готовой продукции по причине невозможности оформить электронный ветеринарный сертификат.

9. ЭВС влечет за собой огромные затраты и риски, несмотря на то, что Россельхознадзор активно декларирует ее бесплатность и удобность.
Предварительные расчеты капитальных затрат показывают, что стоимость интеграции системы ЭВС с электронными системами участников рынка составит свыше 200 млн рублей на один завод. Сроки реализации проекта могут достигать 5 лет при условии устранения разработчиками многочисленных проблем системы.
Кроме того, сам принцип работы ЭВС, когда молочный завод не сможет ни принять сырье, ни отгрузить продукцию без оформления ветеринарного сертификата в системе ЭВС, ведет к колоссальным проблемам в части замедления логистики и нарушения производственных процессов.

10. Ветеринарная сертификация, в том числе в электронном виде, никак не позволит повысить эффективность борьбы с фальсификацией.
Не отражая в полной мере движения сырья в производственном процессе, ЭВС не может учитывать такие факторы, как смешение молочного сырья и немолочных компонентов (например, фруктово-ягодных наполнителей и т. д.) по всей технологической цепочке, рецептуры, степень использования составных частей молока, включая переработку вторичного молочного сырья — сыворотки и пахты. Учет и сопоставление в системе ЭВС расхода сырья и выхода готовой продукции не даст желаемого результата, т. к. с учетом технологий и разнообразия ассортимента на одном предприятии объем молочного сырья и готового продукта значительно различается, а единые нормы расхода сырья для разных предприятий не могут быть установлены в принципе.

Выводы делайте сами.
Роман Бойков
Раздвоение личности:
"...госветслужбы Амурской области, городов Санкт-Петербург и Севастополь, Ивановской и Иркутской областей, Кабардино-Балкарской Республики, Калининградской и Ленинградской областей, Ненецкого АО, Новгородской и Орловской областей, Приморского края, Псковской области, Республик Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Ингушетия, Карелия, Крым, Марий Эл, РСО – Алания, Татарстан, Тыва, Ростовской, Самарской, Тамбовской и Томской областей, Удмуртской Республики, Ульяновской области, Ханты-Мансийского АО, Чеченской Республики и Чукотского АО вообще не готовятся к переходу на электронную ветеринарную сертификацию, что может создать ситуацию неизбежных конфликтов с законодательством на территории этих субъектов Российской Федерации и может дорого обойтись участникам оборота под-контрольных грузов, которые работают в этих субъектах Российской Федерации."
Полностью с материалами Власова можно ознакомиться здесь: http://www.fsvps.ru/fsvps/news/14261.html
Sherlock
А еще оцените стоимость той "прозрачности", которая ждет молочную отрасль. Это действующий Приказ №422, расценки 2011 года (учтите 5-летнюю инфляцию). Обратите внимание: в отчете основные поборы - это не сертификаты, а всякие анализы, осмотры и экспертизы.

http://economy.gov.ru/minec/about/structure/depregulatinginfluence/doc20120328_­01

Зачем нужно сертификация молочки (она пока лишена этого счастья)? Чтобы проводить ее "исследования и экспертизы". Естественно, не бесплатно. А они никуда не денутся и с электронной сертификацией.

А не будешь проводить - не получишь сертификат. Не получишь сертификат - не сможешь работать. Вот она, борьба с фальсификатом в молоке (посчитайте стоимость). ;)

Надеюсь, вам станет понятнее замысел товарищей. :)
Константин Яровой
Цитата
Sherlock пишет:
А еще оцените стоимость той "прозрачности", которая ждет молочную отрасль. Это действующий Приказ №422, расценки 2011 года (учтите 5-летнюю инфляцию). Обратите внимание: в отчете основные поборы - это не сертификаты, а всякие анализы, осмотры и экспертизы.

http://economy.gov.ru/minec/about/structure/depregulatinginfluence/doc20120328_­01

Зачем нужно сертификация молочки (она пока лишена этого счастья)? Чтобы проводить ее "исследования и экспертизы". Естественно, не бесплатно. А они никуда не денутся и с электронной сертификацией.

А не будешь проводить - не получишь сертификат. Не получишь сертификат - не сможешь работать. Вот она, борьба с фальсификатом в молоке (посчитайте стоимость). ;)

Надеюсь, вам станет понятнее замысел товарищей. :)
Предлагается второю часть Марлезонсокого балета :D в исполнении Николая Анатольевич для удобства чтения объединить с первой

В целом стиль изложения и аргументации своих мыслей обеих сторон оставляет желать лучшего.
Но как грится алягеркомалягер, тут не до сантиментов и дипломатических оборотов.
А по крупному Россельхознадзор под весьма благовидным по сути предлогом хочет залезть в чужую "бухгалтерию". В целом в этом нет ничего страшного если бухгалтерия действительно белая и декларируемые цели действительно благовидные.
Но и в том и в том есть смутные сомнения :D
SVA
Цитата
Константин Яровой пишет:
А по крупному Россельхознадзор под весьма благовидным по сути предлогом хочет залезть в чужую "бухгалтерию".
А вот и пример попытки (привожу полный текст документа, как любит Н.А., чтобы не было сомнений):

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
об оценке регулирующего воздействия на проект
постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменений
в некоторые акты Правительства Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации»
Минэкономразвития России в соответствии с разделом IV [URL=consultantplus://offline/ref=CBA08EE99C2022DE71ADFECAE9577BE72075799551A3462E21629B24CE791004B53157828517DCAFT4f9P]Правил[/URL] проведения федеральными органами исполнительной власти оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов, проектов поправок к проектам федеральных законов и проектов решений Евразийской экономической комиссии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2012 г. № 1318 (далее – Правила), рассмотрело проект постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации» (далее - проект акта), подготовленный и направленный для подготовки настоящего заключения Минсельхозом России (далее – разработчик), и сообщает следующее.
Проект акта разработан в целях реализации поручения Президента Российской Федерации от 30 сентября 2015 г. № Пр-2006 о наделении Россельхознадзора полномочиями по осуществлению государственного надзора за соблюдением требований технических регламентов в отношении продукции животного происхождения.
Проектом акта предлагается внести изменения в постановления Правительства Российской Федерации:
- от 3 июня 2013 г. № 468 «Об уполномоченном органе Российской Федерации по обеспечению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «Пищевая продукция в части ее маркировки»;
- от 10 июня 2013 г. № 485 «Об уполномоченном органе Российской Федерации по обеспечению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности отдельных видов специализированной пищевой продукции, в том числе диетического лечебного и диетического профилактического питания»;
- от 28 августа 2013 г. № 745 «Об уполномоченных органах Российской Федерации по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции»;
- от 21 мая 2014 г. № 474 «Об уполномоченных органах Российской Федерации по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции»;
- от 21 мая 2014 г. № 475 «Об уполномоченных органах Российской Федерации по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции».
Суть изменений заключается в наделении Россельхознадзора полномочиями по контролю за соблюдением обязательных требований в отношении пищевой продукции животного происхождения и в наделении Роспотребнадзора полномочиями по контролю за соблюдением обязательных требований в отношении пищевой продукции, не являющейся продукцией животного происхождения.
Проектом акта также предлагается признать утратившими силу постановление Правительства Российской Федерации от 14 декабря 2009 г. № 1009 «О порядке совместного осуществления Министерством здравоохранения Российской Федерации и Министерством сельского хозяйства Российской Федерации функций по нормативно-правовому регулированию в сфере контроля за качеством и безопасностью пищевых продуктов и по организации такого контроля» (далее - постановление № 1009) и изменение, внесенное в него постановлением Правительства Российской Федерации от 4 сентября 2012 г. № 882 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам деятельности Министерства здравоохранения Российской Федерации».
Проект акта направляется в Минэкономразвития России для подготовки заключения об оценке регулирующего воздействия впервые.
По результатам рассмотрения установлено, что при подготовке проекта акта процедуры, предусмотренные [URL=consultantplus://offline/ref=CBA08EE99C2022DE71ADFECAE9577BE72075799551A3462E21629B24CE791004B53157828517DCA9T4fAP]пунктами 9[/URL] – [URL=consultantplus://offline/ref=CBA08EE99C2022DE71ADFECAE9577BE72075799551A3462E21629B24CE791004B53157828517DDADT4fFP]23[/URL] Правил, разработчиком соблюдены.
Разработчиком проведены публичные обсуждения уведомления о подготовке проекта акта в срок с 17 ноября по 7 декабря 2015 г., а также проекта акта и сводного отчета в срок с 28 января по 26 февраля 2016 г. Разработчиком представлена сводка предложений по итогам размещения текста проекта акта, в которой представлены сведения об учете или причинах отклонения представленных в рамках публичного обсуждения проекта акта замечаний и предложений.
Информация об оценке регулирующего воздействия проекта акта размещена разработчиком на официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» по адресу: http://regulation.gov.ru (ID проекта акта 02/07/11-15/00042342).
В соответствии с пунктом 28 Правил Минэкономразвития России провело публичные консультации с субъектами предпринимательской и иной деятельности, с субъектами Российской Федерации. Соответствующие запросы были направлены в Торгово-промышленную палату Российской Федерации, Российский союз промышленников и предпринимателей, Общероссийскую общественную организацию малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ», Общероссийскую общественную организацию «Деловая Россия» и другие, а также в ряд профессиональных союзов и ассоциаций, являющихся участниками отношений, интересы которых будут затронуты предлагаемым правовым регулированием.
Минэкономразвития России получило предложения от 20 участников публичных консультаций, среди которых указанные выше общественные организации, а также Национальный союз производителей молока (Союзмолоко), НКО «Ассоциация добытчиков минтая», Некоммерческая организация «Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров» и другие.
С учетом замечаний и предложений участников публичных консультаций Минэкономразвития России подготовило следующие замечания к проекту акта.
1. Обращаем внимание разработчика, что реализация полномочий Россельхознадзора по осуществлению государственного надзора за соблюдением требований технических регламентов в отношении продукции животного происхождении может быть осуществлена в рамках действующего законодательства Российской Федерации в области ветеринарии. Для исполнения Россельхознадзором указанных полномочий Минсельхозом России подготовлен пакет нормативных правовых актов, направленных на внедрение системы электронной ветеринарной сертификации пищевой продукции животного происхождения, лабораторных исследований и ветеринарно-санитарной экспертизы пищевой продукции. Для ускорения процесса внедрения системы электронной сертификации с целью установления прослеживаемости пищевой продукции животного происхождения Президентом Российской Федерации были даны поручения в соответствии с перечнем от 31 марта 2015 г. № Пр-626.
2. Проект акта, подготовленный разработчиком, вступает в противоречие с нормативными правовыми актами Евразийского экономического союза и Российской Федерации в области обеспечения безопасности пищевой продукции:
- с Решением Комиссии Таможенного союза от 28 мая 2010 г. № 299 «Об утверждении перечня товаров, подлежащих санитарно-эпидемиологическому контролю (надзору)» (п. 1 Раздела I), которым установлено, что пищевые продукты, в том числе, продукты в натуральном или переработанном виде, употребляемые человеком в пищу, относятся к товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологическому контролю (надзору);
- с Решением Комиссии Таможенного союза от 18 июня 2010 г. № 317 «О применении ветеринарно-санитарных мер в Таможенном союзе», в соответствии с которым значительная часть подконтрольных товаров подлежит ветеринарному контролю (надзору) исключительно в части эпизоотического благополучия;
- с требованиями упомянутых в настоящем заключении технических регламентов Таможенного союза, в которых установлены санитарно-гигиенические требования ко всем видам пищевой продукции и ветеринарные требования к непереработанному продовольственному (пищевому) сырью животного происхождения;
- с Федеральным законом от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», в соответствии с которым соблюдение требований безопасности всей пищевой продукции, включая продукцию животного происхождения, относится к предмету федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора;
- с постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. № 322 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека», которым установлено, что федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по организации и осуществлению федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора, является Роспотребнадзор;
- с постановлением Правительства Российской Федерации от 21 декабря 2000 г. № 987 «О государственном надзоре в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов», которым установлено, что к полномочиям федерального органа исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, уполномоченных осуществлять соответственно федеральный государственный ветеринарный надзор и региональный государственный ветеринарный надзор за соответствием ветеринарным (ветеринарно-санитарным) требованиям, установленным нормативными документами, относятся вопросы:
безопасности в ветеринарном отношении пищевых продуктов животного происхождения (мяса и мясопродуктов, молока и молокопродуктов сырых, яиц и продуктов их первичной переработки, рыбы и морепродуктов, меда и продуктов пчеловодства);
безопасности в ветеринарном отношении условий заготовки пищевых продуктов животного происхождения, подготовки их к производству, изготовления, ввоза на территорию Российской Федерации, хранения, транспортировки и поставок;
безопасности условий реализации на розничных рынках пищевых продуктов животного и растительного происхождения непромышленного изготовления;
условий утилизации некачественных, опасных пищевых продуктов животного происхождения, в том числе их использования на корм животных, или уничтожения;
организации и проведения ветеринарно-санитарных и противоэпизоотических мероприятий, направленных на предотвращение болезней животных, общих для животных и человека.
При проектировании положений, предусматривающих наделение полномочиями по контролю за соблюдением обязательных требований технических регламентов Таможенного союза в отношении пищевой продукции животного происхождения Россельхознадзора, включая санитарно-гигиенические требования, разработчик не учел, что полномочиями по организации и осуществлению федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора (за соблюдением санитарно-гигиенических требований) наделен Роспотребнадзор.
Таким образом, проект акта вступает в противоречие с Федеральным законом от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», которым установлена недопустимость проведения в отношении одного юридического лица или одного индивидуального предпринимателя несколькими органами государственного контроля (надзора) проверок исполнения одних и тех же обязательных требований.
3. В сводном отчете о проведении оценки регулирующего воздействия разработчик указал, что принятие проекта акта не повлечет дополнительных доходов и расходов средств федерального бюджета, а также других бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.
При этом разработчик в разделе 14 сводного отчета «Необходимые для достижения заявленных целей регулирования мероприятия» не привел информацию об анализе лабораторной базы Роспотребнадзора и Россельхознадзора в части разграничения их компетенции, наличия у лабораторий необходимой аккредитации, предполагаемого объема анализов подконтрольной продукции.
Полагаем, что при реализации положений проекта акта может возникнуть целый ряд вопросов, связанных с проведением мероприятий, вызванных необходимостью передачи от Роспотребнадзора в ведение Россельхознадзора специализированных лабораторий, необходимых для проведения лабораторных исследований санитарно-гигиенических требований к пищевой продукции, в том числе к специализированной пищевой продукции, в том числе для диетического лечебного и диетического профилактического питания.
В качестве альтернативы проведения мероприятий по передаче в ведение Россельхознадзора лабораторий может возникнуть необходимость профессиональной подготовки целого штата санитарных врачей и специалистов, проведения аккредитации федеральных государственных бюджетных учреждений (референтных центров), подведомственных Россельхознадзору, на проведение исследований в рамках проектируемого регулирования.
Помимо значительных затрат на обучение специалистов, а также на приобретение необходимого лабораторного оборудования, необходима проработка организационно-технических, методологических, информационных и иных мероприятий.
Из ежегодного доклада Главного санитарного врача Российской Федерации, размещаемого на официальном сайте Роспотребнадзора, следует, что в рамках обеспечения надзора за соблюдением требований технических регламентов специалистами Роспотребнадзора ежегодно проводится более 1,5 млн. исследований в 84 центрах гигиены и эпидемиологии. В проведении лабораторных исследований занято более 10 тыс. специалистов.
Особо следует отметить, что для оценки соответствия специализированной продукции, особенно предназначенной для детского питания, требуется отдельное оборудование и оснащение лабораторий, определенный уровень компетентности сотрудников и владение соответствующими методиками измерений.
4. Обращаем внимание разработчика на следующую информацию.
В соответствии с Государственным докладом Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору об осуществлении государственного контроля (надзора) в соответствующих сферах деятельности и об эффективности такого контроля (надзора) за 2014 год (АИС «Управление») квалификация центрального аппарата и территориальных подразделений Россельхознадзора позволяет сделать вывод об отсутствии специальностей, связанных с медицинскими и санитарными направлениями. Кроме того, приказ Минтруда России от 4 августа 2014 г. № 540н «Об утверждении профессионального стандарта «Ветеринарный врач» не содержит требований знания специалистами иного законодательства, кроме ветеринарного.
В то же время приказ Минобрнауки России от 27 августа 2014 г. № 1130 и«Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по специальности 32.08.02 Гигиена питания (уровень подготовки кадров высшей квалификации)» содержит перечень профессиональных задач, среди которых осуществление контрольно-надзорных функций в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения, связанных с питанием населения, в том числе осуществление надзора в сфере защиты прав потребителей.
Указанные задачи в профессиональном стандарте «Ветеринарный врач» не установлены.
Полагаем, что в соответствии с имеющейся штатной численностью специалистов в области ветеринарии Россельхознадзор не сможет реализовать полномочия по контролю за соблюдением обязательных требований технических регламентов к полному ассортименту пищевой продукции животного происхождения.
5. Как было указано в пункте 2 настоящего заключения, проект акта содержит риски дублирования контрольных и надзорных мероприятий, проводимых Россельхознадзором в проектируемой сфере контроля за соблюдением требований технических регламентов и Роспотребнадзором в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия.
На производственных объектах, в торговых организациях, в организациях, осуществляющих деятельность по перевозке пищевой продукции, одновременно производится, реализуется и перевозится пищевая продукция как животного, так и растительного происхождения. В обращении находится также неограниченный ассортимент многокомпонентной переработанной пищевой продукции, содержащей компоненты и животного и растительного происхождения.
Участники публичных консультаций указывают на риски одновременного проведения контрольных и надзорных мероприятий двумя ведомствами на производственных объектах и в торговых организациях, что повлечет неоднократное увеличение нагрузки как на надзорные органы так и на субъекты предпринимательской деятельности.
Из представленной разработчиком в сводном отчете и пояснительной записке к проекту акта информации не ясно, каким образом будут исключаться указанные риски.
6. Также следует отметить, что надзор за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «Пищевая продукция в части ее маркировки» в части предоставления недостоверной информации осуществляется в рамках законодательства о защите прав потребителей. Полномочиями в области контроля за соблюдением прав потребителей наделен Роспотребнадзор.
7. Россельхознадзор аргументирует необходимость осуществления контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов в отношении переработанной пищевой продукцией животного происхождения необходимостью обеспечения прослеживаемости. Прослеживаемость такой продукции будет обеспечена в рамках электронной ветеринарной сертификации.
В случае реализации положения 4.2.6. Решения Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г.№ 880 «О принятии технического регламента Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции» ТР ТС 021/2011 (далее - ТР ТС 021/2011) о подготовке и представлении на утверждение Комиссии в установленном порядке проекта решения о внесении изменений в Единый перечень товаров, подлежащих ветеринарному контролю (надзору), утвержденный Решением Комиссии Таможенного союза от 18 июня 2011 года № 317, в части исключения из него продукции, относящейся согласно ТР ТС 021/2011 к переработанной пищевой продукции животного происхождения, вопрос прослеживаемости продукции животного происхождения должен быть увязан с идентификацией, регистрацией животных и иными критериями идентификации в соответствии со статьей 56 Договора о Евразийском экономическом союзе.
Исходя из изложенного, считаем проект акта в представленной редакции необоснованным и не соответствующим действующему законодательству Евразийского экономического союза и Российской Федерации.
На основании проведенной оценки регулирующего воздействия проекта акта с учетом информации, представленной разработчиком в сводном отчете, Минэкономразвития России может быть сделан вывод о наличии положений, вводящих избыточные обязанности, запреты и ограничения для физических и юридических лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности или способствующих их введению, а также положений, приводящих к возникновению необоснованных расходов физических и юридических лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

17.01.2018

Молоко просит вмешательства

Как стало известно The DairyNews, Минсельхоз планирует к марту 2018 года ввести в действие обновленную методику расчета минимальных и максимальных цен на зерно, молоко сухое и масло сливочное в целях проведения интервенций. В текущем году, большинство участников рынка в свете считают интервенции, призрак которых висит над молочной отраслью третий год – необходимыми. Однако, формат их проведения и возможные последствия устраивают не всех.
16.01.2018 21:57:42

Молочный кандидат

4 1065 Андрей Андреев
16.01.2018 09:13:33

Оптимальный дизайн боксов

2 386 Алексей Николаевич Ковалев
16.01.2018 09:09:08

Сапожник без сапог

2 389 Алексей Николаевич Ковалев
Олымский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Курская обл., Касторенский р-н, Олымский  
 
Руднянский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Смоленская обл., г. Рудня, с. Молкомбината  
 
АГРОСОЮЗ, СПОК
Адрес:  Дагестан респ, Ногайский район, с. Терекли-Мектеб, ул. Эдиге, д. 68 корп. 3 
 
ИЛЬИН В. В. , КФХ
Адрес:  Республика Марий Эл, Моркинский район, Коркатовский, д Чодраял