12.10.2009
Источник: www.t-i.ru
Регион: Тюменская обл.
На пути в теперь уже известный на весь мир Абалакский монастырь стоит деревня Преображенка. Некогда здесь процветал колхоз-миллионер, носивший подходящее название — «в честь XXII партийного съезда», переименованный в дальнейшем в «Колос», а под влиянием времени — в «Нефтехимик». Пахотной земли в колхозе было более четырех тысяч гектаров; кормоцех, четыре коровника, два телятника, конюшня, птичник… Работы — непочатый край, всем хватало!

Разваливаться колхоз стал уже в начале 90-х годов, демократические же преобразования добили его окончательно — следа не осталось от былого благополучия. Работоспособное население и молодежь подались в город, а кто и запил — все как полагается по российскому сценарию уничтожения деревень. Перспектив — ноль! И только особо упорные, не верящие ни в демократов, ни в капиталистов, никому не кланяющиеся и ничего не просящие, остались на своей земле. Благодаря таким вот селянам стоит еще Преображенка. И мало-помалу поднимается.

Ох уж это фермерство! И чего только не нагородили чиновники, чтобы человеку, желающему обрабатывать землю и выращивать скот, расхотелось это делать раз и навсегда, да и детям своим заказать! Только до сей поры живет в нас русский дух противодействия!.. А в Преображенке этот «дух» — женского рода, по имени Евдокия Петровна Шулинина. Первая и единственная пока в здешних местах фермерша. Толком даже не зарегистрированная: не все так просто в ее частном хозяйстве…

Родилась Евдокия Петровна в деревне Бобровка. В 1969-м деревню эту практически снесли, так как посчитали неперспективной. Родители Шулининой перебрались в Преображенку, а замужняя уже Евдокия уехала на Кавказ. В родные места вернулась только в 1988-м.

Она не мыслила себя без работы на земле. Понимала, что без хозяйства в деревне не прожить. Когда колхоз развалился, это стало просто очевидным. Коров и свиней ее семья держала всегда. Сено косили, огород сажали… Хозяйство росло — излишки сдавали оптом или продавали на рынке в Тобольске, постоянно испытывали нехватку рабочих рук. Иногда приходилось нанимать на работу чужих людей. А они…

— Перестали любить работу, предпочитают чаще в рюмку заглядывать… Оторвались люди от земли, — с горечью говорит Евдокия Петровна.

В 2000-м Е.Шулинина регистрируется как предприниматель по закупке молока.

— Это был адский труд, — вспоминает, — молока привозила по 300-400 литров. Сепаратор работал до утра. Я ходила как зомби, некогда было на себя в зеркало посмотреть. На рынке тоже приходилось самой торговать. А сколько различных бумаг нужно было оформлять?!

После 2002 года Евдокия Петровна начала заниматься исключительно скотоводством и свиноводством. Получалось. И это подтверждали результаты труда.

Только-только стала она расправлять крылья для новых высот, как пришла беда: погиб муж. Случайно, нелепо… Вот тогда оценила она горечь пословицы: лучше семь раз гореть, чем один раз овдоветь. Осталась наша героиня с 82-летней матерью на руках, на все свое хозяйство — одна-одинешенька. Трое ее детей к тому времени были уже взрослыми — разлетелись кто куда. Плакать надо бы, да некогда.

— С раннего утра, — говорит, — как уткнусь носом в землю, так и до позднего вечера…

Искала я фермершу Евдокию благодаря подсказкам ее односельчан недолго. Только вначале домишко Шулининой проехала, не заметив и не подумав даже, что эта избушка с недостроенным рядом деревянным домом, крытым сеновалом и загоном для скота и есть фермерская усадьба. Почему-то я ожидала увидеть если уж не хоромы, то хотя бы добротный кирпичный дом…

— Дом строим десять лет, а живем мы с мамой в избушке, которой уже 160 лет. Однажды попросила в Абалакском сельсовете помочь мне крышу починить. Приехали, посмотрели — и сказали, что она еще потерпит, простоит (!).

О своей жизни Евдокия Петровна рассказывает спокойно, не торопясь, безо всяких обид на государство, которое не помогает, на детей, редко заезжающих к матери, на соседей, считающих ее жадной теткой, гребущей деньги лопатой…

— Видала — говорит, — я ту лопату! В навозе она, господа, в навозе!

И захотелось мне обнять эту еще молодую женщину (всего-то 58 лет!) в простой рабочей одежде (а в какой еще в свинарник зайдешь?), поведать ей о своих бедах, поплакаться по-бабьи… Может, потому, что веяло от Евдокии Петровны такой настоящей добротой, какую только у наших деревенских баб и можно встретить.

— У меня вроде и земля есть, выделенная сельсоветом (девять гектаров), — продолжает свой рассказ Е.Шулинина, — но мне ее по-законному, как требуется, оформить все некогда, не могу оставить дела. Да и по конторам я не люблю ходить.

— А в Тобольск, в администрацию, обращались за помощью? Вы ведь одна поднимаете такое хозяйство?..

— Нет, ни разу. Стесняюсь…
А вот в кооператив «Тобол» приходила несколько раз за ссудой, очень они помогают сельхозработникам. С долгами я рассчитываюсь всегда вовремя. Сейчас в моем хозяйстве четыре теленка, две коровы, трех поросят откармливаю. А было время, шесть коров держала, женщин нанимала их доить. Сено покупаю: мужички кооперируются и косят. Земли-то пустующей много…

Куры у меня еще были, но не уследила (да разве за всем одна уследишь!) — свиньи их поели, но обязательно заведу опять птицу.

— Зато петух у вас знатный!

— Да, — улыбается, — красивый. Один пока тоскует.

— А где берете поросят на откорм?

— Езжу в Тюмень, на племенной завод «Рощинский», покупаю там породу ландрас. Порода мясная и очень плодовитая, свиноматки дают до 16 поросят, — с охотой делится своими нехитрыми секретами Евдокия Петровна. — Однажды выкормила поросенка на 300 килограммов. Когда мясо привезла в Тобольск в оптовый магазин «Золотой теленок», подумали, что я двух свиней сдаю, а я им в ответ: «Вы ноги-то посчитайте, один это свиненок!» — хохочет неунывающая фермерша.

— А жалко поросят резать? — задаю женский вопрос.

— Конечно! Бывает очень тяжело, когда забой начинается…

И все в ее словах — чистая правда: и горечь, и радость, и надежда на лучшее, и непоказное радушие при встрече.

Вот и о планах своих на будущее она делится с готовностью:

— Если здоровье не подкачает, то лет 5-7 одна еще продер-
жусь (!). К весне поросят опять возьму. Землю надо бы оформить, строительство дома продолжить.

— А… замуж не хотите?

— Хозяин, конечно, нужен. Вот дочку прошу: найди по Интернету (смеется), непьющего только…

Прощаемся (а не хочется!..). Теплый ветер охапками бросает листья под колеса автомобиля. Все меньше и меньше становится одинокая фигурка у старого плетня. Почему-то верится, что все будет хорошо у единственной на деревне фермерши Евдокии.
И дом она достроит, и поросят замечательных вырастит, и землю оформит правильно, и дети домой вернутся, и, самое главное, — встретит еще Евдокия Петровна свое женское счастье. И поля вокруг деревни преобразятся, потому что дождутся своего пахаря. Ведь знавали эти поля не только закаты, но и рассветы…

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.11.2017

Что мы пьем и можно ли это экспортировать?

Российской молочной отрасли необходимо обеспечить внутренний рынок качественным и доступным продуктов, и лишь после этого нацеливаться на экспорт. Такого мнения придерживается большинство экспертов рынка. Однако, существует и другая позиция, согласно которой, развитие экспорта – одно из направлений развития молочного производства, требующее вложений и сил уже сегодня.
18.11.2017 11:12:00

Дешёвое молоко

33 12935 Вера Мозговая
АГРОФИРМА ЛУЧ, ООО
Адрес:  Ярославская обл, Мышкинский район, с. Шипилово, ул. Центральная, д. 10
БУРМАСОВО, АФ
Адрес:  Ярославская обл, Угличский район, д. Бурмасово
КЛИМЕНКО Г. И. , КФХ
Адрес:  Владимирская область, Петушинский район, д Напутново)