04.11.2013
Источник: ИА DairyNews
Регион: Россия
Мы делаем это неправильно Редакция DairyNews в качестве очередного лица месяца решила взять интервью у своего главного редактора. Мы посчитали, что для этого есть несколько причин. Во-первых, в 2013 году нашему изданию исполнилось пять лет. Во-вторых, нам всем постоянно задают множество вопросов о том, что такое DairyNews, как мы работаем, кто нам платит, кого мы поддерживаем и т.д.. В-третьих, нам есть, что сказать, а редакторской колонки на DairyNews не предусмотрено. 
 
Поэтому мы долго обсуждали внутри редакции: стоит или нет. И решили, что стоит. Но только делать все надо по-честному. Для начала хотели даже пригласить кого-то из коллег из другого издания для чистоты эксперимента. Но подумали, что в состоянии задать себе неудобные вопросы и ответить на них. Корреспонденты подготовили вопросы, обозначили время и провели это интервью. Вот, собственно, что получилось. 

DN: Михаил Александрович, что сейчас происходит на российском молочном рынке? Нет ли Вас ощущения, что на рынке затишье?

Сложно сказать, что происходит... Я не могу себя причислить к выдающимся экспертам молочного рынка. Не могу. Участники рынка знают все не хуже, чем я. Я могу рассказать не то, что реально происходит на рынке, а каково мое представление о нем. 

Россия – крупный импортер, это самая главная проблема. Емкость российского рынка объективно маленькая, кто бы что ни говорил. Мы скатились до производства в основном цельномолочки. А если не инвестировать в более глубокую переработку молока, то о каком-то развитии отрасли речи, к сожалению, быть не может. Российской молочной отрасли нужны более серьезные, масштабные молочные проекты. 

Производить только цельномолочку - это мелко и недальновидно. Перерабатывающие компании всегда смогут обеспечить себя сырьем на тот необходимый спрос, который требуется для производства цельномолочки. Но для этого нужно производить 9-10 млн. тонн молока и забыть про амбиции.

Производить сыры в России – мы много об этом говорим, – наверное, не выгодно. 
Сушить молоко – тоже не выгодно. Это может быть выгодно только сиюминутно, если цена на молоко в мире резко поднимется и будет выше, чем у нас. Но это эпизодическое включение сушильных мощностей – и все. 

Вообще-то сегодня мало кто представляет себе, что такое российский рынок молока... 

Рынок – это спрос и предложение. Я говорю с точки зрения маркетолога. Мы можем сказать, какой спрос на молочные продукты в России? Лично я затрудняюсь. Мы можем сказать, какое у нас предложение? Я тоже затрудняюсь. Мы не можем посчитать, сколько сейчас молока производится в нашей стране. Мы тем более не можем посчитать, сколько молока в нашей стране потребляется. Любые цифры о потреблении молока в России – очень неточные. 

Что вообще такое - российский рынок? Кто оценил его в стоимостном выражении? Каков его объем? От чего отталкиваются эти цифры? От каких исследований? Кто проводил эти исследования?

DN: Цифра, которая часто звучит на конференциях – 40 млн. тонн – это производство молока плюс импорт молочной продукции в пересчете на молоко. 

Очень сложно понять, сколько молока производится в России. Как известно, доверия к официальной статистике нет, это даже подтвердил представитель Минсельхоза (видео с закрытого совещания мы публиковали на DairyNews). По импортной статистике тоже есть вопросы. 
Самое главное: нет других источников. Никто с рынка - ни один союз, ни одна частная организация - не проводил этих исследований. Транснациональные компании, конечно же, владеют этой информацией. Но... товарищи... они этой информацией ни с кем не поделятся. 


DN: Расскажите о DairyNews. Что это такое?
DairyNews - это главное отраслевое СМИ. Наличие DairyNews заставило участников рынка внимательнее относиться к своим словам, поступкам и даже к своим мыслям. То, что мы даем новости и стараемся делать это максимально открыто и абсолютно честно, заставляет участников рынка контролировать себя. И это очень хорошо. 

Вы спрашивали, что сейчас происходит на рынке, нет ли затишья. На рынке постоянно происходят различные события. Но если мы их не публикуем, то варианта два: либо их очень тщательно скрывают, либо мы плохо работаем. Одно из двух. 

Совсем недавно Премьер-министр Дмитрий Медведев посещал Воронежскую область, хозяйство ЭкоНивы, общался со Штефаном Дюрром, и Гордеевым, и Даниленко, и со всеми-всеми. Он дал определенные поручения. Я считаю, сейчас эти поручения готовятся. Они готовятся тихо, и никто не хочет, чтобы информация раньше времени попала, допустим, к нам. Понятное дело, наша работа – максимально постараться получить эту информацию. 

В политическом плане на рынке сейчас действительно некая тишина. Мы не видим активности ключевых фигур в новостях. Наверное, существует общая усталость. Я оцениваю по себе. Боролись, боролись, боролись, боролись… Каждый – за свое. 

DN: Бодались, бодались, бодались.

Да. А что мы имеем в результате? То, что имели изначально. Никаких изменений не произошло. Отсутствие результата этих действий, - наверное, самый плохой индикатор. Мы толчем воду в ступе – это факт. Поступательного движения нет. Наверное, мы делаем что-то неправильно. 

DN: Кого вы подразумеваете под «мы»?

Всех. Любого участника молочного рынка, который имеет и хочет что-то сказать, который обладает правом голоса и реализует это право. Это может быть представитель союза или руководитель предприятия, или «знаменитый» фермер, или крупная транснациональная корпорация. Все остались при своем. Все как боролись – так и борются за цену, то есть за свои деньги. 

Никого ничего не удовлетворяет. С одной стороны, производителей радует цена на молоко сегодня, но, с другой стороны, они ждут, что будет завтра. Переработчиков сейчас не удовлетворяет цена, они вынуждены ее повышать, что вызовет снижение потребления. Результата от их борьбы нет. В этой ситуации нужно что-то делать.

DN: Какая задача у DairyNews в этой ситуации?

Для чего создавался DairyNews? По сути, мы его создали для себя. Не было места, где можно было просто получить информацию о молочном рынке. Нас в тот момент он интересовал, и мы пытались собрать какие-то данные. Основная цель DairyNews была собрать воедино все информационные потоки и дать людям спокойно, бесплатно, без подписок и ограничений получить данные. 

Я считаю, что на сегодняшний момент DairyNews этого добился. Мы были очень агрессивными, мы остаемся агрессивными сейчас и будем агрессивными уже при выполнении других поставленных перед агентством задач и целей. 

DairyNews – это самофинансируемый открытый, простой и очень понятный ресурс, который любой интересующийся человек может почитать – ему за это ничего не будет. 

Я сейчас поставил перед собой и DairyNews другую задачу – слом барьеров. В первую очередь, нужно сформировать понимание у всех участников рынка, что происходит в мире. Очень забавно, что мы все говорим о глобализации, но никто не знает какова ситуация в других странах. Все обсуждают только поддержку: «А вот у них господдержка - вот такая! А вот у нас господдержка - вот такая!» Этим заканчиваются все разговоры про ВТО. Но необходимо понимать, чем в целом живет мировой рынок, вся мировая индустрия, вся экономика молочного производства. Любой российский производитель и переработчик должен это знать. Это важный аспект бизнеса и рынка.

К сожалению, есть одна большая проблема в нашей стране – это языковой барьер. Большинство даже не может читать по-английски. Какая может быть глобализация без знания языков? Знаете, меня поражает та свобода, которую имеют предприниматели тех стран, где говорят по-английский. Люди думают другими категориями, нежели мы. Они не ограничены границами своей страны, они строят грандиозные планы. Любой, даже мелкий бизнесмен, думает о том, как он будет экспортировать свою продукцию в Китай. Мы же в этом плане ущербны. Мы ограничены в общении, в возможности получения знаний и реализации перспектив. Да большинство даже и не подозревает об этих перспективах. 

С другой стороны, наша страна также закрыта для многих иностранцев. Мы хоть английские буквы знаем. Наша кириллица - что корейский или китайский язык для любого иностранца. Они мало что знают про наш рынок, и вынуждены тратить деньги, чтобы понимать, о чем вообще идет речь. Или допускать ошибки.

DN: Им интересно читать DairyNews?

Им интересно. Выезжаешь за границу и просто говоришь: «Вот, у нас сейчас есть еженедельный дайджест, вы можете подписаться на российские новости на английском языке». Люди отвечают: «Да, мы хотим, подпишите нас, пожалуйста». Звонят и спрашивают даже: «А можно всю нашу компанию подписать? Вот вам список адресов».

Это очень важная задача, я хотел бы, чтобы DairyNews ее выполнял. Она очень сложная.

Я столкнулся с большим противодействием. Суть моих пререканий с РСПМО как раз в этом и заключается. Давным-давно я пришел к ним и предложил: «Ребята, а можно, мы с вами вместе будем публиковать материалы о ситуации на мировом молочном рынке, например. Вы же являетесь членом IDF и IFCN. Давайте, это публиковать!» Они подумали, подумали и сказали: «Нет, вы хотите за наш счет выехать». Ничего подобного! Я просто хотел давать информацию. 

Например, сейчас IDF опубликовал бюллетень Global Dairy situation summary. Его можно получить за €65. Ты платишь €65, по ссылочке скачиваешь – для этого не нужно быть членом РСПМО. Мы не то чтобы полемизировали на эту тему с Владимиров Витальевичем Лабиновым. Он мне просто сказал, что вот этот вот талмуд по итогам года по производству и переработке молока дается только членам РСПМО. На мой взгляд это нечестно, тем более, если ты знаешь, что это доступно для всех. Если ты владеешь информацией – ну поделись ты ей! Тем более если ты Союз: ты призван делиться такими вещами.

С этого началось наше стремление выйти на мировой молочный рынок. Естественно, как редактор я очень много езжу. Мой языковой барьер не такой высокий: я худо-бедно, но понимаю, что говорят по-английски, владею языком и могу выражать свои мысли и понимать мысли других.  Когда я вижу, что происходит, когда общаюсь с людьми, и они делятся информацией, я понимаю, что мы отстаем в информационном плане. Наша задача сейчас – сломить языковые и ментальные барьеры. 

Еще один очень важный момент. Рынок должен быть объединен. Я в этом году и ранее старался продвигать эту тему. У нас нет объединяющего звена. Кто бы что ни говорил. Я уверен, что после это интервью камни-то в мой огород посыплются. 

Объединение - это еще одна миссия DairyNews. Мы являемся единственной площадкой, которая может объединить людей сегодня. Я хотел бы, чтобы это было не так. Но это так. 

Инициатива должна идти снизу. Людей не надо объединять - они должны объединиться сами. 

DN: DairyNews должен стать новым союзом?

Нет.

DN: Какова тогда роль DairyNews в объединении?

DairyNews – это информационная площадка. Не больше и не меньше.  В данном случае, как человек въедливый, я хотел бы посмотреть на те или иные аспекты рынка с разных сторон. Я хотел бы, чтобы участники рынка имели возможность тоже смотреть с разных точек зрения на те или иные события, которые происходят на рынке. DairyNews - не союз. 

Мне многие говорят: «Ну вот, Мищенко, ты рассказываешь про всевозможные молочные советы. Вот вы уже сделали союз – и развивайте эту тему». Мы можем быть только рупором некоего объединения. Но сейчас мы не являемся ничьим рупором. Почему? – Потому что не было никаких предложений ни с чьих сторон. Я всячески стараюсь общаться с обоим союзами и с кооперативом, со всеми… 

Я считаю, что DairyNews должен быть частью какого-то объединения. Но объединение должно быть здоровым. Оно должно основываться на общих экономических интересах. Оно должно иметь четкие цели и четкие задачи. Идеал для меня - это кооператив. То, что делает Евгения Уваркина и ее команда меня восхищает и вдохновляет.

С союзами сложнее. Какие цели и задачи ставят перед собой союзы? Где эти цели и задачи прописаны? Они очень размыты. 

Моя логика проста. Например, у меня есть цель. Чтобы ее добиться, я должен выполнить ряд  задач. Это как лестница на следующий этаж: чтобы добраться да заветной двери, я должен преодолеть несколько ступеней. Человек, который имеет такой план, он идет по нему. Компания ставит определенные финансовые задачи перед собой. Она их выполняет или не выполняет. Можно оценить: эффективно ли сработал руководитель или менеджер, или нет. Сейчас я не могу сказать, какие цели у союзов. Более того – я не могу обозначить цели Минсельхоза. Они есть в виде целевых показателей госпрограммы. Но насколько они реальны? Мы живем в такой среде, где есть нереальные цели, мы понимаем невозможность их достижения, но ничего не делаем, чтобы чего-то добиться. 

Я повторюсь о целях DairyNews. Во-первых, это слом различных барьеров: ментальных, языковых и так далее, - и способствование объединению отрасли. Во-вторых, - консолидация. Все ключевые публикации, которые мы готовим, которые лично я стараюсь делать, направлены именно на реализацию этих целей и на борьбу с теми, кто противится объединению. 

DN: DairyNews считает, что нужен третий союз, основанный на здоровых экономических интересах, и DairyNews должен вписаться в этот союз в качестве его рупора?

Я не знаю, должен ли это быть третий союз. Может быть да, проще все разрушить и построить заново. Может быть, - нет. Однозначного ответа нет. Мы говорили об этом на Молочной Олимпиаде: первое, что должны сделать участники рынка – те, у кого есть собственное представление, как надо действовать, должны собраться в одном месте. Это должны быть свободные встречи без обязательств платить членские взносы. Это должен быть актив отрасли и правильная модерация. Люди должны собраться и обменяться мнениями. Естественно, у них должна быть общность экономических интересов. Давайте откровенно признаемся, что у крупной перерабатывающей компании и сельхозтоваропроизводителя нет общих экономических интересов. У них есть общая заинтересованность в том, чтобы молоко продавалось лучше. Но! Они всегда будут спотыкаться о цену на сырье. Именно поэтому молочной отрасли нужна кооперация.

Наверное, очень сложно будет объединить перерабатывающие предприятия и производителей молока. Но на каждом уровне должно быть общее ядро. Например, я прекрасно понимаю, что практически все перерабатывающие заводы сейчас страдают от того, что никак не объединены. Кто-то из них, может быть, даже входит в РСПМО или в СОЮЗМОЛОКО. Но их интересы никак не защищаются, об этом мне говорили очень многие руководители предприятий. Но люди готовы объединяться. 

У нас есть какое-то количество оставшихся сырных заводов. Они как-то объединены? Люди не хотят договариваться между собой. Это удивительная черта нашей страны, к сожалению. Наверное, это отголоски бывшей эпохи коммунизма, социализма, которую мы пережили. Если люди находятся на одном поле, то они скорее подерутся, чем подружатся и пожмут друг другу руки. И это очень обидно. Места на сырном рынке, например, хватит всем. Те предприятия, которые остались, в большей мере конкурируют с импортным производителем, чем между собой. Они производят сыра меньше, чем завозится из-за рубежа. У них есть огромный потенциал для роста. Но они им не пользуются. Поскольку без объединения нет общей стратегии, нет понимания, как защититься. Каждый мучается в одиночку. А кто-то умирает в одиночестве.

Я буквально вчера анализировал ситуацию на сырном рынке Италии. Очень интересная штука – консорциумы. Есть консорциумы: Grana Padano, Parmigiano Reggiano, Pecorino Romano, Asiago, Vezzena... – их очень много. Что их объединяет? Члены одного консорциума производят сыры по одной примерно технологии. Все сыры, которые производятся в рамках одного консорциума, брендованы абсолютно одинаково. Рецепт, вкус и даже упаковка – одинаковые. Логотип производителя прописан маленьким шрифтом отдельно. Это говорит о том, что люди, которые производят эти сыры, объединились и скидываются деньгами, чтобы продвигать свой товар на рынке, и чтобы он конкурировал с товаром другого консорциума или с импортным товаром. Они для этого объединились, договорились об общих правилах и строго их соблюдают.

У нас делались громкие заявления о создании объединения похожего на консорциум, например, «Алтайские сыры». Или СОЮЗОЛОКО собирался купить права на сыр Российский. Это смешно. Это должен делать не союз, а каждый отдельный сыровар. Они должны понимать и многие понимают весь драматизм ситуации, но борются с этим, банально снижая цены. 

Среди «колхозников» тоже никто не готов объединяться.

DN: А чем тогда должен заниматься Союз?

Это сложный вопрос. Когда союз является бизнесом – это плохо. Но союз или любая общественная организация должна исходить из таких же точно корпоративных принципов, по каким строится обычная коммерческая организация. Например, есть акционерное общество – ряд инвесторов, которые вложили свои, простите, бабки и хотят их вернуть. Во-первых, у них есть совет директоров. У них есть исполнительный орган. Я считаю, что союзы должны таким же образом строиться. 

DN: Они ведь так и устроены. Есть члены президиума, есть исполнительный директор. Все они выбираются голосованием. 

Вы сейчас скорее говорите о РСПМО. Вы были на собраниях СОЮЗМОЛОКО - там так же? Кто владелец этого союза? Кому он принадлежит? Это очень важный момент. Союз – это, когда несколько компаний сбросились деньгами и создают объединение. Либо пришел человек и говорит: «Я вот сейчас создаю союз, а вы сбрасываетесь деньгами. И мы будем вместе работать, а я буду ваши интересы лоббировать». В данном случае союз рассматривается как место сборов членских взносов. Он не будет работать. В случае с РСПМО было несколько предприятий, которые по сути входили в структуру Вимм-Билль-Данн. Они учредили карманный союз. Об этом в интервью нам говорила Татьяна Ивановна Крикун. Есть интересант, и он влияет с помощью этого союза на рынок. Но хотелось бы, чтобы интересант был не один. Но сложно объединить интересанта в лице PepsiCo или Danone и какого-то производителя молока. Они спорят между собой, сколько будет стоить молоко. Когда одному хорошо – другому плохо, как ни крути. Не бывает, чтобы всем было хорошо. Это качели, если они стоят на месте, никто не получает удовольствия от катания. 

DN: Мы ушли в структуру союзов. Какая все-таки у них должна быть роль?

Союз – это организация, которая должна лоббировать интересы на политическом уровне.  Должно быть два уровня объединений. Первый - это объединения, целью которых должно быть получение экономических результатов для их членов. Это кооперативы, консурциумы, молочные советы, региональные объединения. Второй уровень - лоббирование интересов объединений первого уровня в органах государственной власти. Идеальный молочный союз - это объединение второго уровня. Союз должен представлять интересы объединений первого уровня. Так происходит во всех странах. Почему в России был, я считаю, успешным проект РСПМО? Потому что он представлял интересы объединения нескольких крупных предприятий - Вимм-Билль-Данна.

DN: Сейчас союзы сконцентрированы на получении максимально возможной поддержки для отрасли. Но ни союзы, ни Минсельхоз не занимаются разработкой так необходимой стратегии развития отрасли.

Именно поэтому так важно знать, кто интересант союза. Мне сложно понять, кто сейчас интересант того или иного союза. Откровенно, я даже не знаю. Я уверен, что все сложнее, чем нам кажется на первый взгляд. Может быть, у меня какая-то мания. Кстати, с РСПМО проще.
Вы правильно сказали: нужна стратегия. И это самое важное. Можно до бесконечности увеличивать субсидии, но для чего? Распилить?

DN: Да.

Это похоронит рынок окончательно. Наверное, все придет к тому, что пилить окажется нечего. Молочная отрасль, как птица Феникс, в любом случае будет существовать. Все сгорит – и восстанет просто в другом виде. Может быть, это хороший путь. Но сейчас цели и задачи отрасли не ясны.

Дадут деньги. Кто их получит? Может быть все, может быть – некоторые. Какие будут последствия? 

Дадут, например, больше денег производителям молока – они инвестируют в строительство новых ферм. А куда это молоко потом девать? Ведь Минсельхоз объяснил: главное - цельномолочка. Но мы не выпьем на много больше молока, чем мы пьем сейчас. А сырные и сушильные заводы уже закрылись. Какой итог? Перепроизводство! Падение цены (особенно, если еще и мировая конъюнктура будет соответствовать моменту). Сокращение поголовья. Очередное снижение объемов производства молока. 

У нашего государства наверняка есть стратегия. Она, наверное, в большей мере связана ценами на газ и нефть. Наше государство вкладывает огромные деньги в разработку новых месторождений. Все чиновники абсолютно четко понимают, как будет развиваться этот бизнес. Они скорее всего все в этом бизнесе. 

К сожалению, к любым другим отраслям, молочной, в том числе, интереса очень мало. Они рассматриваются как некий обслуживающий элемент. Молочная отрасль – это один из пунктов списка проблем, которые существуют и которые государству не хочется решать, но надо. Поэтому все сводится к чему: «Вам что, деньги нужны? Сколько? Нет, столько не дадим, держите, что осталось. Мы вам уже давали». 

В такой ситуации очень сложно убедить руководителя страны. Да и вообще любого руководителя сложно убедить вкладывать деньги в том, что не дает отдачи прямо сейчас. Я сужу по себе. Я знаю, что я получаю доход в каком-то направлении своей деятельности. Ко мне приходит менеджер и говорит: «А давай, вот сюда еще вложим. Сейчас пока денег не приносит, но нужно вложить». Я понимаю, что наверное, да, но вот здесь-то деньги уже идут. Сейчас вкладываться во что-то другое и отвлекать свое внимание, наверное, не стоит. А для того, чтобы принять решение об инвестициях, нужен бизнес-план. В котором должны быть указаны цели, задачи, риски, объем вложений, сроки...

Нашей отрасли необходимо грамотно и четко сказать: «Ребята, вот наш бизнес-план. Вам нужно инвестировать. Потому что, если вы вложите в отрасль деньги, то получите такие-то поступления в казну от налогов, получите доходы от экспортных пошлин, получите обработанные земли и доходы с них, получите социальную стабильность в сельской местности и рост населения на селе, получите продовольственную независимость, наконец (про продовольственную безопасность, кстати, в нашей стране уже и речи быть не может. Мы можем только бороться за продовольственную независимость). А, вот если вы не вложите в молочную отрасль, то вы не только вышеперечисленного не получите, вы еще и потеряете много чего. Вы страну, вообще-то, потеряете!». Нефть, газ – это классно, это будет. Но сверх этого можно зарабатывать столько же или еще больше. Это лучше, чем просто сдавать землю в аренду. Но все это необходимо выразить в цифрах. Обоснованных, честных.
Вернемся к роли союзов. Я не говорю: союз, ассоциация, кооператив, совет. Должно быть объединение, общая позиция. Общей позиции нет. Грустно, но даже если три производителя молока собираются вместе, то они не могут договориться даже о понятийном аппарате. Не могут между собой согласиться, что хорошо, а что плохо. 

В нашей стране действует принцип «разделяй и властвуй». Он есть и в молочной отрасли. Очень подозрительно, что у нас присутствуют две транснациональные компании, которые делят между собой половину отрасли, а может даже больше. Это называется олигополия. Очень странно, что Федеральная антимонопольная служба дала добро на это. Скорее всего это было какое-то решение. Интересна цена этого решения для того, кто его принимал, и для нации в целом. Мне вообще интересно, кто принимал это решение, кто на него влиял. Конечно до меня доходят разные мнения и слухи. Но они ничем не подтверждены и уходят в небеса небесные, поэтому DairyNews не может их публиковать. Как только у нас окажется документальное подтверждение, мы сразу же его опубликуем.

DN: Если взять масштаб крупнее стратегии развития молочной отрасли в России, то какова на ваш взгляд судьба молока в мире?

В мире молоко рассматривается как основной источник животного белка. Компании-лидеры в первую очередь настроены на получение белка и жира. Население земли растет и становится богаче – ему хочется кушать. Ему хочется жирной, сладкой и белковой пищи. Молоко в состоянии дать белок, жир и сахар. Поэтому мировая индустрия понимает, что молоко - это уникальный и ценный продукт.

Но в России производители молока не отдают себе отчет, что они производят, - доят и доят. Никто не задумывается о том, что такое молоко, какова его цена и судьба. Это примерно такая же ситуация, как с английским языком. Мы хотим этот барьер, кстати, тоже сломать, говорим о создании в рамках DairyNews «Научного отдела». К сожалению, не удается пока, но мы это сделаем. Просто невозможно все сделать сразу. 

Так вот, про белок. Я не понимаю, как может г-н Лабинов говорить, что у нас все хорошо, потому что есть рост в цельномолочке. Это говорит человек, который возглавлял российский союз предприятий молочной отрасли! Представитель Международно молочной Федерации в России. Кому, как не ему понимать, что молоко – это далеко не одна цельномолочка? Это здорово, что она идет в рост. Но спрос на нее очень неэластичный – рост будет небольшим. Нельзя выпить молока больше, чем его пьют. Если я обычно выпиваю стакан молока в день, то три стакана не смогу выпить никогда – лопну просто! Население у нас не растет, соответственно, перспектив нет. Перспективы – в белке. Когда этот представитель отрасли говорит такие слова, у меня возникает вопрос: это высокого уровня некомпетентность, прикрытая красивыми словами, или это осознанное уничтожение рынка? Но все говорят, что Лабинов – очень компетентный человек. Лично я сомневаюсь. 

Говоря о судьбе молока и молочного рынка и о белке, стоит вот еще что отметить. С учетом роста населения в мире и сокращения возделываемых земель, молоко может стать ненужным в больших количествах продутом. Почему? Потому что есть более эффективные способы получения белка. Для производства молока нужна корова. А корову необходимо кормить. При этом корова - это очень ресурсоемкий производитель белка: она требует много земли, воды, электричества, технологии, труда. Чтобы производить животный белок, необходимо кормить животное растительным белком. Вместе с тем растительные белки активно используются в питании человека. Производить сою эффективнее. Если стоит задача только накормить людей, то нужно, наверное, отталкиваться от того, что дешевле. Если в 2050 году население планеты будет 9,2 млрд. человек, то их просто нужно будет накормить. Земельные ресурсы при этом сокращаются, земля истощается, водные ресурсы уменьшаются. Молоко становится не очень выгодным продуктом, чтобы им кормить. Это будет продукт для избранных. То есть в какой-то момент объемы производства молока перестанут расти, и скорее станут сокращаться. Наше население уже спокойно употребляет растительный жир вместо животного в сырных продуктах и спредах. Растительный белок уже спокойно заменяет животный. И, если возвращаться к разговору о государственной политике в нашей стране, то давайте согласимся, что задача Правительства накормить население недорогими продуктами. И Правительство эту задачу выполняет. Эта модель распространяется по всему миру. 

И еще один момент про мировой рынок в преломлении нашей страны. В целом Россия является замечательной целью для всех. Сегодня мы оставляем нашу страну, наше сельское хозяйство для того, чтобы завтра им кто-то воспользовался. Если мы сегодня не сможем обеспечить обработку земли и не сможем ее эффективно использовать, то завтра придут люди и скажут: «Ребята, не справились – давайте, теперь мы. Нам кушать сильно хочется. У вас нефть в конце концов есть. Ее и ешьте». 

DN: Есть ли у DairyNews еще какие-то расхождения с позицией действующего директора департамента животноводства и племенного дела?

Я не хотел бы переходить на личности... Но перейду)). Если честно – я очень устал от этих пререканий. Очень жалко, что на страницах DairyNews я был вынужден высказывать свою позицию. Но, с другой стороны, я не мог поступить иначе. Есть деструктивные решения и действия, которые ведут к негативным результатам – я не могу о них не сказать. 

DairyNews всегда был независимым от мнений Лабинова и Даниленко. Так было раньше, так оно и останется. Понятно, что Владимир Витальевич Лабинов всячески объясняет окружающим, что DairyNews кормится за счет СОЮЗМОЛОКО. Это не так. 

DN: В чем DairyNews расходится с позицией Даниленко?

А зачем сравнивать несравнимое? Андрей Львович Даниленко – руководитель отраслевого Союза. И Лабинов, и Даниленко - это люди, занимающие высокие должности. Не хочу, чтобы меня с ними сравнивали. 

В какой-то момент я осознал, что DairyNews является рупором отрасли. Какие-то вещи люди боятся сказать прямо или даже скрыто, а DairyNews может об это говорить. Кто, если не мы? Из-за этого мы периодически конфликтуем и с Даниленко, и с Лабиновым. 

В этом году у нас был очень серьезный конфликт с Лабиновым. Хотя в прошлом году мы взяли у него интервью, и наши отношения в целом были вполне неплохими. Для меня Лабинов - это  разочарование года. Мне очень обидно, что Лабинов Владимир Витальевич оказался именно таким. 

У нас были разногласия раньше по аналитике. Мы также неоднократно с ним обсуждали кооператив – это хорошо или плохо. Он говорил, что кооператив – это плохо, это никак, и кооператив в любом случае раздавят транснациональные компании. Если только захотят, они размажут его по стене. Это говорил представитель Союза, которым владел Вимм-Билль-Данн. В данном случае хотя бы было понятно чьи интересы он защищает. После его высказываний на сайте DairyNews в этом году и реакции на критику с моей стороны (очень конструктивную и мягкую критику, на мой взгляд) я очень сильно разочаровался. 

В итоге, я устал пиарить Лабинова на сайте DairyNews. Мы посвятили его деятельности в этом году много внимания… Я делал это сознательно, лично, от своего имени. Это было трудно и очень нервно. Мне пришлось разойтись во мнениях с людьми, которых я уважаю, что печально. Каждую публикацию, которую мы давали, и каждое расследование, которое мы проводили, сократили срок моей жизни. Я переживал, какая будет реакция, стоит или нет публиковать материал. Но я уверен, что стоило. Мы – и я лично – свое дело сделали. Большинству вменяемых участников молочного рынка я раскрыл глаза на некоторые факты. Я дал возможность усомниться в некоторых словах и делах Владимира Лабинова. Я заставил шевелиться сотрудников РСПМО: посмотрите, у них хоть сайт заработал. Вон, съездили в Японию, опубликовали кучу новостей, готовят конференцию 28 ноября. А то сидели тихо и писали письма от лица отрасли, не вдаваясь в детали, какой. Возвращаться к этому вопросу больше не хочу: устал. Хотя... зарекаться не стоит. Я же говорил, у нас есть цели и задачи.

DN: Как удается DairyNews сохранить нейтралитет?

Очень сложно. Мы в периодической конфронтации то с одними, то с другими. Некоторое время назад с Андреем Даниленко мы были в очень нехороших отношениях. Но мы публиковали то, что считали нужным. И так будем поступать впредь.

DN: Как тогда DairyNews удается находить средства для существования?

Мы независимы: у нас есть рекламодатели. Наша задача – быть честными, в первую очередь перед самими собой. Читателям нужна информация - мы эту информацию ищем и готовы предоставлять. Рекламодателям нужно понимание, что их клиенты могут найти здесь то, что им нужно. Читательская аудитория DairyNews достаточно серьезная - у нас больше 32 тысяч читателей в месяц. Наша задача работать с читательской аудиторией. Среди рекламодателей тоже были товарищи, которые пытались оказывать на нас влияние. Я очень негативно отношусь к этому: не может рекламодатель влиять на информационную политику. Даешь рекламу? – Давай. Если не соответствует DairyNews твоим представлениям о том, что нужно писать, чего не нужно писать, - ну... мне очень жаль, приходи через год, когда пересмотришь свои взгляды. Сегодня, к счастью таких вроде, не осталось. Хотя... Посмотрим...

Да бывает тяжело. Бывает очень тяжело. Очень часто компании существуют в условиях нехватки средств. DairyNews – не исключение. Но мы активно работаем и развиваемся. 

DN: Основной источник доходов DairyNews – это реклама. Но от читателей мы часто слышим, что сайт перегружен баннерами. Как вы собираетесь решать эту дилемму?

Можно сделать меньше рекламы, но в несколько раз дороже. На самом деле решений много. Если DairyNews становится частью объединения…

DN: …Рупор… 

Да, рупор. Возможно тогда рекламы будет меньше. Она будет не так сильно востребована. Члены этого объединения должны понимать, что информационный ресурс надо поддерживать. DairyNews станет легче. Это один из вариантов.

Но я не делаю на это ставку. DairyNews остается независимым. Есть разные виды рекламы. Мы потихонечку пытаемся их внедрять. Мы работаем над этим.

С другой стороны, с баннерами как-то даже веселее. Лично я, бывает, использую баннер для каких-то собственных анонсов. Баннер – это способ самовыражения для меня. Иногда я беру и рисую баннер, потому что хочу сделать его сам. Для меня иногда проще сделать самому, чем давать ТЗ дизайнеру.

DN: Как DairyNews будет развиваться в ближайшую пятилетку?

DairyNews будет международным. Мы много делаем для этого. DairyNews останется независимым. У нас есть соображения, как развивать свою издательскую деятельность, сохраняя нейтралитет. Я думаю, что мы будем активно работать с различными издательскими домами не только в России, но и за рубежом.

DN: Кто хозяин DairyNews?

Хозяин DairyNews – я. 

При этом, я хотел бы обратить внимание на ключевую вещь. Важно различать, что «кому принадлежит» и «кто делает» - это не одно и то же. 

То, что я хозяин DairyNews, не значит, что я и есть DairyNews – это не так. Для меня очень важно, что DairyNews – это команда. Я создавал ИА так, чтобы оно давало возможность самореализовываться не только мне, но и членам команды, которые со мной работают. Многие решения я не принимаю. Я эти полномочия делегировал. Многие вещи я даже узнаю постфактум. Важно, что по ключевым вопросам, на мой взгляд, у меня с командой существует взаимопонимание. То есть мы можем подискутировать, можем поругаться, и в таком случае я оставлю последнее слово за собой. Но я допускаю чужое мнение. Я считаю, каждый в команде оставляет частичку своей души, настроения. DairyNews – пожиратель душ (смеется). Некоторое время назад работали другие люди – и DairyNews был просто другим. 

Я стараюсь сделать так, чтобы реально существовали командная работа, делегирование полномочий и ответственность каждого члена команды за то, что он делает. В принципе, любой член команды может сейчас вместо меня дать интервью о своем видении. 

Понятное дело, что все шишки летят в меня, и я несу за все ответственность. Я это прекрасно осознаю. 

DN: За последний год стало активно набирать обороты направление мероприятий DairyNews. Есть ли какая-то общая логика развития этого направления и деятельности издания?

Это, в принципе, бизнес-концепция любого издания. Любое крупное СМИ имеет свой event-отдел. Я считаю, что DairyNews маленькое, но гордое издание. Я хочу, чтобы DairyNews работало по принципам крупных СМИ. Собственные мероприятия создают имидж, развивают коммуникации, открывают новые перспективы и дают новый взгляд на то, что творится на рынке. Это очень хорошая возможность для развития. Мероприятия могут приносить доходы, но доходы, на самом деле, очень небольшие. На организацию уходят достаточно много материальных и моральных ресурсов. Но это крайне необходимо. Мы очень много сделали для развития этого направления. Сейчас у нас есть такие ежегодные уже успешные мероприятия, как «Молочная Олимпиада», «Автопробег». Все это - форма объединения. Это соответствует целям и задачам, которые мы перед собой ставим. 

DN: Чего не хватает сейчас DairyNews?

Я как руководитель всегда недоволен. По мне – так много чего не хватает. У нас очень много идей и очень мало ресурсов. Есть много активностей, которые мы запустили, но пока не можем закончить или раскрыть. Тот же RussianDairy.com. У нас есть очень интересная тема карт. 

Пласт работы – очень большой, практически нескончаемый. Работать, работать и работать. Мне даже в форме подачи новостей много чего не нравится. Да, есть супер-положительные моменты. Но говорить, что все хорошо – неправильно. Я стараюсь сделать так, чтобы мы не плыли по течению. Как только все хорошо, наверное, где-то уже плохо. 

Я хочу, чтобы DairyNews был лучшим. Всегда был первым. Для меня это принципиально важно.  Мне важно делать то, чего раньше никто никогда не делал. DairyNews – это то, чего раньше никогда не было. И я уверен, что в будущем мы сделаем еще много того, чего нет сейчас. Все в наших руках.


Страницы: 1 2 3 4 След.
Алекс Ятсон
[QUOTE]

Мы делаем это неправильно
Интервью с главным редактором ИА DairyNews Михилом Мищенко.QUOTE]

Прочел, Михаил. Согласился. Это мы делаем это неправильно. Вывод - работа над ошибками.
николай перов
Михаил, интервью нужное, ведь всегда хочется знать позиции издания.
Как технолог, обратил внимание на следующий момент- в Италии сыроделы объединены по профессиональному признаку- технологии. У нас же большая часть дискуссий- как разделить выделенные государством деньги. Основы получаются разные: в первом случаи показывают, что могут и умеют делать, во втором, просители благ. Понятно, что второе актуально, но мы в этой очереди объективно последние по своей роли: президент, дума, исполнительные органы, а потом мы.
В связи с этим предложения:
1.Нам всем искать идеи для объединения на основе производственных достижений.
2.В дискуссиях, обсуждениях чаще использовать темы профессиональной тематики, как была в свое время тема себестоимости молока, роли роботов и так далее.
3.Анализ этих практических данных. Например, есть рубрика» сколько стоит ферма». Почему бы не сравнить эти проекты более детально, показав не только превышение инвестиционных затрат на одно сктоместо, но и интересные решения, позволяющие снизить эти расходы.
Гость
"Нельзя выпить молока больше, чем его пьют. Если я обычно выпиваю стакан молока в день, то три стакана не смогу выпить никогда – лопну просто! Население у нас не растет, соответственно, перспектив нет."
Cудя по фактическому потреблению на душу населения и медицинской нормой и норма эта вовсе не предел, перспективы как раз таки очень большие.
Чтобы Российские мол.продукты избавились от эпитета кормовые, белок в сыром молоке должен быть минимум 3,3 и не у отдельных коров и хозяйств,естественно белок это не единственный показатель "кормопригодности" и "конкурентоспособности" мол.продукта.
Алекс Ятсон
Цитата
Гость пишет:
удя по фактическому потреблению на душу населения и медицинской нормой и норма эта вовсе не предел, перспективы как раз таки очень большие.

Нормы не предусматривют потребление МОЛОКА, уважаемый.
Они предусматривают "потребление молочных продуктов"...
Алексей Николаевич Ковалев
Михаил, статья хороша!! Вспоминается история создания компании Virgin. Там была мятущаяся деятельная натура и как результат создана корпорация.
Могу только пожелать только процветания;)👍💸💰✌️
Для меня лично, ваш сайт и форум на нем является своего рода отдушиной в мире, в котором я живу. Благодаря общению на форуме я познакомился хоть и с немногими , но очень интересными и деятельными людьми. Тут даётся возможность хоть в малой мере изменить ситуацию в отрасли.
О чём это я? Да о том, что этот медийный ресурс нужен и важен. 🇷🇺
Константин Яровой
Цитата
Гость пишет:
"Нельзя выпить молока больше, чем его пьют. Если я обычно выпиваю стакан молока в день, то три стакана не смогу выпить никогда – лопну просто! Население у нас не растет, соответственно, перспектив нет."

Cудя по фактическому потреблению на душу населения и медицинской нормой и норма эта вовсе не предел, перспективы как раз таки очень большие.

Чтобы Российские мол.продукты избавились от эпитета кормовые , белок в сыром молоке должен быть минимум 3,3 и не у отдельных коров и хозяйств,естественно белок это не единственный показатель "кормопригодности" и "конкурентоспособности" мол.продукта.

А чем три стакана не нравится, я могу за день и литр выпить, да еще и кефира на ночь ;) . Безотносительно вкусовых пристрастий и экономики производства сыров, жиров и сухого молока, стакан обычного молока - всяко полезнее, чем кусок кормового сыра или мороженного.
Как бы человек должен в день потреблять 2-3 литра жидкости, не выпьет молоко - выпьет кофе, пепси, пиво на крайняк. А для "ориентации" потребителя в нужное русло, существует зомбоящик, было бы желание ;) .
Ну а про "бессмысленность и беспощадность" гигантского белка, уже обсуждалось не раз.
ЗЫ Кстати помнится, я обещал прочитать про уменьшение выхода сыра при увеличении содержания белка. Я честно прочитал :oops: , такая взаимосвязь давно установлена и описана, как и способы нивелирования этой проблемы. Если интересно могу подробнее.
Алекс Ятсон
Цитата
Константин Яровой пишет:
А чем три стакана не нравится, я могу за день и литр выпить,

Стерилки "Бабушка жила в деревне"?, оставила нам в наследство молочко :?: :D
Страницы: 1 2 3 4 След.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

20.06.2018

Льготы на долгосрочной основе

Минсельхоз предлагает давать льготные кредиты на закупку молока только заводам, имеющим долгосрочные (минимум - трехлетние) договоры с сельхозпроизводителями. Инициатива - часть политики ручного контроля Минсельхоза, озвученной еще весной, обсуждение проекта документа продлится до 28 июня. The DairyNews узнало мнения участников рынка о предлагаемой мере.
СП Лидер, ООО
Адрес:  Калужская обл, Бабынинский район, с. Пятницкое, д. 78 
 
Колхоз Свобода, ООО
Адрес:  Тверская обл, г. Вышний Волочек, ул. Ямская, д. 110 
 
Башплемсервис, ГУСП РБ
Адрес:  Республика Башкортостан, г.Уфа, ул. Гафури, д.54 
 
СМТ Молоко, ООО
Адрес:  г. Москва, шоссе Дмитровское, д. 71Б ком. 21 офис 1