16.12.2010
Источник: www.mk.ru
Регион: Приморский край
Молоко замедленного действия Не исключено, что, купив у дороги продукцию домашнего животноводства, вы отведаете порцию смертельной заразы. В Приморье несколько сельских жителей содержат в своих хозяйствах животных, инфицированных опасными для человека вирусами.

Чтобы никто не заразился, молоко от таких коров нужно утилизировать, а животину, как бы ее ни было жалко, забить. Сельчане этого не делают. Больные животные продолжают контактировать со здоровыми. Молоко они уничтожают тоже весьма своеобразно – они его… продают.

Глоток лейкоза

Эта история тянется уже в течение двух лет. В июле 2008 года в селе Вольно-Надеждинском Надеждинского района ветеринарными инспекторами были обнаружены коровы, больные лейкозом (рак крови – так его называют в народе). Это заболевание считается особо опасным – оно не поддается лечению и передается человеку через зараженное молоко. В отличие от лейкоза людей рак крови у крупного рогатого скота имеет совершенно другую природу. У животных это заболевание носит вирусный характер и протекает бессимптомно, так что нельзя заподозрить наличие губительной заразы у здорового на вид животного. Получается, что выявить лейкоз можно только с помощью лабораторных исследований, которые планово проводятся два раза в год. Однако за те шесть месяцев, в течение которых хозяин может не знать, что его животное опасно больное оно способно заразить не один десяток людей. К слову, не только их - медики установили, что вирус может преодолевать межвидовой барьер и передаваться овцам, кроликам, собакам, обезьянам…

Так вот, инфицированные коровы принадлежали местной жительнице Софье Даценко, ее стадо насчитывало семь голов. После получения результатов экспертизы оказалось, что три из них больны. Подворье сразу же объявили неблагополучным по лейкозу, наложили ограничения. Гражданке Даценко было вынесено предписание – инфицированные животные должны быть забиты. Пить молоко больных коров, естественно, нельзя. К слову, молоко от здоровых животных (их было предписано сразу же изолировать) также было запрещено к продаже.

Такие суровые, но единственно правильные меры женщине пришлись не по вкусу. Ее можно понять – не так-то просто взять да и прирезать животинку, которая живет у тебя уже который год. Да и корова на селе - это не любимый, но бесполезный питомец, а прежде всего – кормилец, за счет которого, продавая молоко, сметанку, творог и прочие домашние лакомства, выживают небогатые деревенские жители. Гибель животного оборачивается для семьи большим экономическим ущербом. Но ведь если его, заразного, оставить в живых, неизвестно, скольких оно заразит, прежде чем преставится. Убытки возрастут в разы, и хорошо, если не пострадают люди. Поэтому дальнейшее поведение Софьи Даценко нельзя объяснить с точки зрения здравого смысла.

Предписания она исполнять не собиралась - больные животные по-прежнему разгуливали на полях, а заразное молоко продолжало продаваться. Кроме того, Даценко обратилась в ветеринарную службу с просьбой перепроверки результатов исследований. Специалисты пошли ей навстречу – взяли новые пробы крови, опечатали и отправили в Москву, в Центральную научно-исследовательскую лабораторию. Посылку повезли близкие родственники женщины. Результаты этой экспертизы, вероятно, оказались положительными на лейкоз. Ветеринарные врачи их не видели, в суде в качестве доказательств они также не были представлены. Понятно, что опровергни московские специалисты результаты приморских ветврачей, никаких вопросов бы уже не возникало. Тогда женщина решила поступить по-другому. Она берет кровь якобы у больной коровы и отправляет ее в межрайонную ветеринарную лабораторию Пензенской области, где проживают родственники хозяйки. То есть одной ей известно, как отбиралась кровь, у какого животного. Пробирка тоже не опечатывалась, что необходимо для безопасной доставки такого опасного груза, как потенциально заразная кровь, - нарушение правил транспортировки может грозить распространением опасного вирусного заболевания. Неудивительно, что пензенские специалисты сочли приморскую корову здоровой (так и хочется добавить - как бык). Но понятно, что никакой силы в суде результаты подобных «исследований» не имеют.

Между тем предписания об убое животных продолжали выноситься. Поскольку в добровольном порядке женщина их не исполняла, ветеринары обратились в суд, который обязал Даценко к принудительному забою животных. Женщина не сдавалась – при помощи адвокатов подавала частные и кассационные жалобы, которые суд оставлял без удовлетворения. Тогда она решила развалить дело, якобы подарив поголовье собственной дочери. Приложив определенные усилия, ветеринары все же добились аннулирования дарственной.

Тем не менее точка в этом деле не поставлена до сих пор. По словам Даценко, одну корову она забила. При этом тушу убитого животного или документальные доказательства она предоставить не может. Две другие коровы, несмотря на решение суда, до сих пор живы и содержатся безвыгульно. Это еще раз подтверждает предположение, что хозяйка прекрасно понимает, что животные больны - иначе чего бы ей не отпускать их на выгул по территории населенного пункта? Видимо, Даценко все же опасается того, что ее инфицированные лейкозом животные могут заразить соседских телок и что за этим может последовать.

Сейчас с ней борются судебные приставы, которые не могут добиться исполнения судебного решения. Все, что они могут сделать, - наложить смешной штраф, максимальная сумма которого составляет две тысячи рублей. Ничтожная плата за возможность заразить смертельным заболеванием весь поселок. Предоставлять животных ветеринарным врачам на обработки и забор крови для исследований женщина отказывается, на территорию не пускает. Всего с 2008 года в Надеждинском районе лейкозом заболела дюжина животных.

Бруцеллез заказывали?

Другая история началась в этом году в селе Новая Девица Хорольского района. Еще весной у нескольких животных был выявлен бруцеллез. Эта инфекция характеризуется множественным поражением органов, и так же, как лейкоз, она передается человеку и считается особо опасной. Возбудители бруцеллеза на редкость живучи. Если их не убить кипячением и пастеризацией молока, они будут представлять опасность в течение длительного времени. В воде и замороженном мясе они сохраняются до пяти месяцев, в продукции из непастеризованного коровьего молока - до 45 дней, в брынзе - до 60. В масле, сливках, простокваше и свежих сырах они опасны в течение всего периода пищевой ценности.

Первые ограничения по бруцеллезу были наложены на шесть дворов еще в апреле. Тогда оказались заражены восемь коров, восемь собак и одна овца. Их всех пришлось забить, инфицированное животное осталось лишь на одном подворье. До тех пор пока оно не будет уничтожено, ограничения со всех хозяйств сняты не будут.

И вновь ветеринарными врачами неоднократно выносились предписания о том, что больное животное должно быть забито. По словам специалистов ветеринарной службы, сначала хозяйка бруцеллезной телки – Наталья Семенова - хотела сделать еще одну экспертизу. Но, когда узнала, что это должно делаться инспекционно, от своей затеи отказалась. Таким образом, в начале ноября вступило в силу решение суда на принудительный забой животного. На данный момент Семенова заявляет, что сделала это самостоятельно, но опять-таки подтвердить данный факт не может. Ветеринарных врачей на эту процедуру она не приглашала, тушу животного предоставить не может. Теперь ей следует доказать судебным приставам, что животное на самом деле убито. Как она это сделает – вопрос крайне интересный. Но в противном случае последуют дальнейшие судебные разбирательства, а ограничения с ее хозяйства и близлежащих дворов так и не будут сняты.

Священные коровы

Безответственность таких жителей просто поражает, а ведь эти случаи далеко не единственные. Все словно забыли историю, когда нынешним летом семья из трех человек – муж, жена и маленький ребенок – отравились молоком от энцефалитной коровы и были госпитализированы в тяжелом состоянии. Знали ли они, что бабушка, продающая молоко возле дороги, может предложить им некачественный товар? Конечно, знали, но скисшее молоко ведь не самая большая беда в жизни. Могли ли они предположить, что продукт окажется инфицированным? Ясно, что не могли. Сколько их таких бабулек, торгующих вдоль дорог молочной продукцией! Нормальному человеку в голову не придет, что хозяин животины, прекрасно зная, что его кормилец болен и опасен для окружающих, будет и дальше реализовывать продукцию. Да и привыкли мы считать, что, покупая подобную продукцию с рук, мы приобретаем «экологически чистую», «домашнюю» продукцию. Так вроде раньше и было…

Между тем, если коровий бруцеллез грозит людям инвалидностью, то от овечьего бруцеллеза спасения нет, инфицированного человека ждет смерть.

- В этом году был случай. В Шкотовском районе два предпринимателя занялись овцеводством, содержат отары в лесу, - говорит Виктор Волков, главный государственный ветеринарный инспектор Приморья. - Один из них обратился к нам за разрешительными документами на реализацию баранины, мы провели анализы и установили, что животные заражены бруцеллезом. Предложили забить их, но хозяин отказался. Потом написал заявление в милицию о том, что все стадо (250 овец!) у него украли. Вы в это верите? Мы – нет. Другой предприниматель в этом же районе держит стадо в 800 овец, и все они заражены бруцеллезом, он тоже надеется получить разрешение на продажу мяса.

По закону хозяева обязаны предоставлять своих животных для ветеринарных профилактических мероприятий. Дважды в год весь крупный рогатый скот в крае вакцинируется от целого ряда болезней, среди которых такие опасные, как сибирская язва, ящур и тот же бруцеллез. Кроме того, после вакцинации необходимо выждать время до наступления иммунитета, после чего делать очередные прививки. Нередки случаи, когда специалистов, приходящих взять анализы, просто не пускают на порог, а животных прячут, потому что за невыполнение требований законодательства никаких санкций не предусмотрено. Все вопросы приходится годами решать в суде, нельзя прийти и забрать опасно больное животное, для этого просто нет нормативной базы. Владельцы больных животных нередко этим пользуются, а бороться с этим – дело волокитное до невозможности, несмотря на всю серьезность ситуации.

…В Индии коровы считаются священными животными, а в России, судя по всему, – их владельцы. Сгинь, ветврач, мы тут село возрождаем! Как-то вот так получается.

На сегодняшний день в восьми хозяйствах края зарегистрированы случаи болезни коров лейкозом.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.11.2017

Что мы пьем и можно ли это экспортировать?

Российской молочной отрасли необходимо обеспечить внутренний рынок качественным и доступным продуктов, и лишь после этого нацеливаться на экспорт. Такого мнения придерживается большинство экспертов рынка. Однако, существует и другая позиция, согласно которой, развитие экспорта – одно из направлений развития молочного производства, требующее вложений и сил уже сегодня.
23.11.2017 14:54:01

Вакансии

0 28 Надежда Климовских
ВНУКОВСКОЕ, АО
Адрес:  Московская обл, Дмитровский район, г. Дмитров, шоссе Ковригинское, д. 3
ФИЛИАЛ АО ВИММ-БИЛЛЬ-ДАНН в г. ТУЙМАЗЫ
Адрес:  Башкортостан респ., Туймазинский район, г. Туймазы, ул. Северная, д. 9
Филиал АО Вимм-Билль-Данн в г. Перми
Адрес:  Пермский край, г. Пермь, ул. Героев Хасана, д. 110 корп. 401 оф. 402
Филиал АО Вимм-Билль-Данн в г. Кирове
Адрес:  Кировская обл., г. Киров, ул. Щорса, д. 95 оф. 435