11.12.2017
Источник: produkt.by
Регион: Таможенный союз

«И делать это нужно, согласовывая между собой вектор движения экспорта молочной продукции между нашими странами», — уверен исполнительный директор НП «Восточно-Европейский Молочный Альянс» Василий РЕДИН.

Ситуация вокруг белорусского экспорта молока и молочных продуктов в Российскую Федерацию постепенно выходит из-под контроля. Переизбыток молока на общем рынке влияет на рост конкуренции в молочной отрасли союзных государств и приводит к санкциям и ограничениям, которые накладываются на белорусские предприятия, поставляющие молоко и молочные продукты в Россию. Для понимания серьезности сложившейся ситуации достаточно ознакомиться со статистикой роста объемов продукции и снижения экспорта в молочной отрасли союзных государств.

Рост и падение

По данным Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь, молочная отрасль страны постоянно наращивает объемы продукции. Более 7 млн тонн молока в год производится в Беларуси и практически 60 % (примерно 4,2 млн тонн) уходит на экспорт. За семь месяцев этого года предприятия произвели более 4 млн тонн молока и показали рост 2,9 % по уровню к аналогичному периоду 2016-го. В 2016-м экспортировано 4,2 млн тонн молока на сумму 1,9 млрд долларов США. В 2017 году, по прогнозам, экспорт составит 2 млрд долларов. За январь — июль Беларусь уже заработала 1,3 млрд долларов на этом рынке.

По данным Национального союза производителей молока Российской Федерации, экспорт в Россию составил 3,6 млн тонн (в пересчете на молоко), из них 77 % (примерно 2,7 млн тонн) — поставки из Беларуси. В прошлом году это было около 80 %. Снижение произошло за счет того, что выросла доля экспорта молока в Россию из стран Латинской Америки, Новой Зеландии и новых поставщиков — Турции и Ирана.

В то же время в России фиксируются большие запасы сухого молока. Связано это с тем, что странами ЕС было выкуплено 450 тыс. тонн сухого продукта для поддержания мировых цен, и для его реализации требуется время. Поэтому цена на сырое молоко растет, а на сухой продукт остается на прежнем уровне. Перенасыщение российских складов сухим продуктом на 200 % повлияло на то, что доля экспорта белорусского сухого продукта в Российскую Федерацию снизилась.

Обратная сторона медали

Согласно Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации, ставится цель самообеспечения России молоком и молокопродуктами на уровне 90 % к 2020 году, и государство поэтапно двигается к этой цели. По данным Национального союза производителей молока, в первом полугодии 2017-го производство сырого молока в России выросло на 0,6 % (до 15,3 млн тонн) в сравнении с аналогичным периодом 2016 года, в том числе товарного— на 1,8 % (до 10,5 млн тонн). Это позволило поднять уровень самообеспечения молоком и молочной продукцией в 2016-м до 81,5 % (в 2015-м — 79,4 %), а при оценке по товарному молоку — до 75,1 % (в 2015-м — 72,1 %).

Добиться такого результата удалось за счет государственной поддержки, объем которой в прошлом году вырос на 44 %, до 38,3 млрд российских рублей. Субсидии на повышение продуктивности в молочном скотоводстве по состоянию на 31.08.2017 освоены на 82 % федерального бюджета и 75 % бюджета субъектов России, до получателей доведено более 10,1 млн из 12,6 млн российских рублей. Благодаря этому, каждый год в России открывается от 100 до 120 ферм, многие сельхозобъекты проходят модернизацию, которая увеличивает их продуктивность.

Но существует и обратная сторона медали: за первое полугодие 2017-го снизился спрос на мороженое и маргарины, спреды, сыры, кисломолочную продукцию и питьевое молоко у населения России. Потребление россиянами молочной продукции в 2016 году в среднем по группе составило 233 кг/чел. при норме 325 кг/чел. в год, поскольку продолжается рост цен на молоко и молочные продукты в результате роста себестоимости сырого молока, которая в августе 2017-го, по предварительным оценкам эксперта, выросла на 2,3 %. Это связано с сохранением высокого курса валют, положительной инфляцией и со снижением молочной продуктивности коров.

В то же время экспорт молока из Российской Федерации сократился к первому полугодию 2017-го на 10 % в сравнении с тем же периодом 2016 года по причине снижения конкурентоспособности сухих молочных смесей и сухого цельного молока. Физический объем экспорта — около 0,33 млн тонн на сумму 152,6 млн долларов. Основными импортерами молока и молочной продукции из России являются Казахстан, Украина, Монголия, Грузия, Китай.

Несмотря на серьезность ситуации по перенасыщению рынка молоком, государство не провело вовремя интервенцию, чтобы снять излишки сырья с рынка и выбросить их в период низкого молока.

Осваивать внешние рынки

Сложившаяся ситуация, по словам Василия Редина, — это настоящий «молочный шторм», и выйти из него можно лишь путем экспорта молока и молочной продукции на внешний рынок.

— Отсутствие государственных интервенций со стороны наших государств привело к тому, что рынок перенасыщен молоком. И это идеальный шторм, поскольку ни Беларусь, ни Россия никогда не оказывались в такой ситуации. А раз так, то нам надо вместе создавать эффективные инструменты для ее урегулирования. В первую очередь — это перенаправление поставок молока в другие страны. И чтобы не столкнуться с ситуацией, когда вы пришли на рынок государства, а затем мы, нам надо вместе обсудить, в какие страны мы будем поставлять молоко, а в какие — вы. В противном случае мы рискуем столкнуться на одном рынке. В этом случае наши позиции в переговорах между собой будут излишне жесткими, поскольку каждая из сторон станет защищать свои интересы и решать собственные проблемы. Поэтому нужно либо проводить совместные переговоры, либо предварительно договариваться между собой, с какими предприятиями заключают белорусские компании контракты на поставку продукции, а с какими — российские», — сообщил свою точку зрения Василий Редин.

Эксперт напомнил, что экономический мир между нашими государствами непрочен, а торговые войны нанесут непоправимый урон экономикам обоих государств. Поэтому важно устранить такие теневые явления, как реэкспорт и фальсификат продукции.

— Мы пришли к такой ситуации, когда экономический мир между нашими странами достиг максимальной хрупкости, и достаточно случайного «выстрела» с одной из сторон, чтобы ввергнуть молочные отрасли в пятилетнюю войну, которая подорвет экономику наших стран. Сейчас этого нельзя допустить, поэтому наши регуляторы должны занять жесткую позицию к реэкспорту и фальсификации продукции. Должны быть согласованные действия Беларуси и России, направленные на проверку и принятие решений по конкретным субъектам хозяйствования. Ведь даже если нарушают закон десять предприятий, мы говорим, что реэкспортом занимается страна. Это приводит к потере имиджа государства не только перед страной-партнером, но и в целом на всем мировом рынке.

Одним из инструментов борьбы с фальсификатом и реэкспортом молочной продукции является поэтапное внедрение системы прослеживаемости продукции и интеграции белорусского ИС AITS и российского «Меркурия», считает Василий Редин.

«Правда «Меркурий» в таком виде, как сейчас, не работоспособен и не готов к интеграции с AITS. В результате возникает множество нерешенных проблем, связанных с логистикой, маркировкой продукции и идентификацией скота. Несмотря на то, что большинство предприятий документально заверили государственные органы, что готовы подключиться к системе, на самом деле, все с тревогой ожидают первого января 2018 года, когда будет запущен «Меркурий». Причина заключается в том, что мы вначале решили внедрить систему прослеживаемости только за сырым молоком, не успели ее обкатать и понять, выгодна ли она с точки зрения бизнеса, как уже получили указание обеспечить прослеживаемость молочных продуктов. Слона нельзя проглотить целиком и не подавиться, так и проект нужно внедрять поэтапно, и после каждого шага смотреть, насколько он выгоден с точки зрения прибыли. Нас уверяют, что первые месяцы никаких санкций применяться со стороны контролирующих органов не будет. Но этого и не надо: многие предприятия, которые сейчас ни сном, ни духом о системе, просто уйдут с рынка, когда в результате ее внедрения от их продукции откажутся крупные партнеры, поскольку те не смогут их обеспечивать продукцией, прослеживаемой системой. Речь идет не только о молочных предприятиях, пострадают упаковочный бизнес и смежные отрасли, которые уйдут с рынка с закрытием молочных компаний. Это коснется поставщиков оборудования, запчастей, логистических услуг. А это тысячи безработных и удар по российской экономике в целом. Вдобавок на сегодняшний день система в таком виде, в каком она есть, не способна решить вопросы по реэкспорту и фальсификату продукции. Тогда для чего она нужна», — спрашивает инициаторов ее внедрения эксперт.

Василий Редин считает, что для обретения баланса на российско-белорусском молочном рынке недостаточно заниматься регуляцией цены, требуются и другие механизмы, которые способно реализовать только государство.

«Мы столкнулись с тем, что себестоимость молока у нас сейчас выросла на 7 %, и мы ее будем подымать и дальше, чтобы компенсировать затраты на производство и остаться на прежнем уровне. Но этого недостаточно, нужно запускать еще несколько инструментов, иначе цены надо будет опускать настолько, чтобы сельхозпроизводители один за другим уходили с рынка.

Возьмем ситуацию в Германии: если цена на сырье держится, то и на молочные продукты она остается на прежнем уровне, упала — и сразу стоимость готовых продуктов снижается. Дело в том, что цена за сырье является основополагающей, и именно она влияет на стоимость конечного продукта. Ведь на самом деле государственная поддержка молочной отрасли в странах Евросоюза невелика и составляет 5–7 %. Эти крохи не в состоянии поддержать 95 % закупочной цены на сырье. Но если они своевременно направляются на снижение объемов сырого сырья и поддерживаются бизнесом, то в состоянии обеспечить стабилизацию ситуации на молочном рынке.

Если у нас есть излишки сырья, то их нужно продавать в третьи страны, неважно, в каких объемах, но это надо начинать делать прямо сейчас. Либо создавать какой-то государственный интервенционный фонд, в котором это сырье будет полгода храниться, а мы будем смотреть за ситуацией на рынке. И как только мы понимаем, что пришло время убирать его, тогда мы это делаем и таким образом поддерживаем баланс сырья на рынке», — объяснил эксперт.

Итог

В заключение можно добавить, что сейчас аналитики фиксируют устойчивый рост себестоимости молока за счет курсовой разницы, поскольку в рацион животных входят составляющие, приобретаемые за волюту: витамины, соевый шрот и т. д. Плохой урожай кукурузы тоже сыграл на повышение стоимости продукта. В 2018 году нас также ожидает увеличение стоимости молока на союзном рынке за счет увеличения продуктивности и производительности отрасли.

Существует надежда на то, что с ростом цены молока в Германии и Франции балтийской стороне станет невыгодно экспортировать свой продукт через Беларусь в Россию. Может быть, это поможет сбалансировать и выровнять рынок. Вместе с тем рост цены на сырье способствует увеличению цены на сухой продукт.

18.04.2019

Братское молоко

Производство молока в Беларуси сохраняет позитивную динамику, хотя прирост в 2018 году оказался явно не таким высоким, как ожидалось. Куда движется рынок братской республики и какими видят перспективы дальнейшей работы российские и белорусские «молочники» – выяснял корреспондент The DairyNews.
Каркиницкий, СПК
Адрес:  Крым респ., Раздольненский район, с. Кумово, ул. 40 Лет Победы, д. 40 
 
Агрофирма Рассвет, ООО
Адрес:  Ленинградская обл, Лодейнопольский район, пос. Рассвет, д. 10 
 
МадьярАгро, ООО
Адрес:  Мордовия респ., г. Саранск, ул. Советская, д. 9 каб. 1 
 
ФГБНУ ФНЦ ВИЖ им. Л. К. Эрнста
Адрес:  Московская обл., г. Подольск, пос. Дубровицы, д. 60