16.02.2012
Источник: www.vechorka.ru
Регион: Ставропольский край
Молочный комбинат «Ставропольский»: мы дорожим своим именем
Чтобы понять, что мы сегодня отмечаем, или даже празднуем, надо вернуться ровно на двадцать лет назад, в 1992 год. К этой поре биография у Ставропольского молокозавода была немаленькой - 64 года, он начал работать в 1928 году. С приходом рыночной экономики городской кормилец мог погибнуть точно так же, как погибло множество его собратьев. Но… В феврале 1992 года сюда пришел работавший заместителем директора ВНИИКИМ (Всесоюзный научно-исследовательский институт комплексного использования молока) Сергей Владимирович Анисимов. Пришел не один, а с большим - 50 человек - коллективом единомышленников. Гремевший на всю страну институт удержаться на плаву не сумел. А дальше я предоставлю слово Сергею Анисимову:

- В 1992 году собрание трудового коллектива избрало меня директором завода - тогда была такая демократическая практика. К этой поре рухнули молокозаводы у наших соседей - в Краснодаре и Ростове. Их и сейчас в этих городах нет. Ставрополь ждала такая же участь.

Почему? Раньше в крае было объединение молочной промышленности, в которое входило 30 заводов. Все молоко, которое надаивалось в хозяйствах, распределялось между ними централизованно. На наш завод его привозили из Невинномысска, Ипатова и Изобильного. Из Ипатова и Александровского поступал и сыр, который закладывался для полного созревания в нашем сырохранилище на 500 тонн и потом отправлялся в торговую сеть.

Когда объявили рынок, и само объединение, и централизованное управление поставками были ликвидированы. Предприятия заявили: зачем нам везти молоко в Ставрополь? Теперь мы его сами будем перерабатывать, а в краевой центр повезем готовую продукцию. И созревание сыра решили доводить у себя, построив хранилища.

В общем, мы остались и без молока, и без сыра. Ставрополь замаячил как хороший рынок сбыта. Пошли разговоры, что юго-западную часть города будет снабжать молочными продуктами Невинномысск, северо-западную отдадут Изобильному, а нижнюю часть города - Светлограду. Сегодня ни одного из этих заводов нет. И вообще из тридцати предприятий осталось всего 12. А тогда нам хорошо повыкручивали руки.
Если говорить о транспорте, то его вообще на заводе не было, ни одной единицы. Прежде все молоковозы были сосредоточены на одной автобазе, они централизованно возили молоко всем заводам. Куда они потом делись - тайна за семью печатями.

- И вот прошло двадцать лет, можно сказать, целое поколение горожан выросло на продукции вставшего из пепла предприятия… Что сейчас?

- Если тогда мы могли закупить всего тридцать тонн молока в день, то сейчас - смотрите график за февраль на мониторе - 172, 169, 162, 184 тонны и так далее. Минувший год стал вообще рекордным - мы заготовили более 78 тысяч тонн, прирост составил 14 процентов. Наш традиционный поставщик Шпаковский район по поставкам вообще вышел чуть ли не на первое место. Здесь в Казинке построена новая мегаферма, дающая нам ежедневно 60 тонн молока. Скажу, что сегодня конкуренция большая, но мы даем самую высокую цену, поэтому все крупные хозяйства работают с нами.

- На ваших фирменных магазинах вы пишете, что путь молока от фермы до прилавка - сутки. Если это правда, то как удается?

- Безусловная правда. В нашем автопарке сегодня - 200 автомобилей. Есть большие молоковозы, немецкие, емкостью 24 тонны. Мы купили анализатор молока за 74 тысячи евро, он сразу показывает все параметры с абсолютной точностью.

Молоковозы в пять утра разъезжаются по хозяйствам. А некоторые машины и ночью стоят. В Казинке, например, доят круглые сутки, водитель едет туда в 12 часов ночи и спит там. Потом собрал 24 тонны - и в шесть утра уже на заводе.


Ассортимент продукции - более 500 наименований

- Сергей Владимирович, я шла к вам с большим потребительским интересом. Наслушаешься всяких «сред обитания», так кажется, что нормальных продуктов вообще нет, едим одну отраву.
- Начну немножко издалека. Сейчас в кисломолочной продукции, которая выпускается в Европе и на многих российских заводах, используется закваска прямого внесения. То есть в молоко засыпается сухой порошок бактерий, который готовят несколько европейских фирм. Чтобы закваски не реагировали на антибиотики и всякие другие ингибиторы в молоке, их делают генетически модифицированными.

Микробиологические службы на всех заводах закрыли, использовать, можно сказать, разовый порошок и выгоднее, и удобнее. Мы же не только сохранили свою микробиологическую службу, но и расширили ее. Все закваски у нас «живут» со дня основания предприятия, мы за ними тщательно ухаживаем.

— Можно сказать, что молочное животноводство в крае поднимается с колен?

— Безусловно. В крае появилось несколько мегаферм, сегодня он на третьем месте в России по темпам прироста молочного животноводства.

Зимой молока поступает меньше, но все равно средняя продажа в день — 200 - 250 тонн продукции. За счет чего выходим из положения? За счет лета. В сезон большого молока мы сделали масло, сыр, творог, сухое молоко, все это заложили на хранение. А сейчас достаем и после определенной подготовки, — чтобы, скажем, кристаллы льда не порвали структуру творога, — отправляем в магазины.

— Часто приходится слышать, что горожане пьют разведенное сухое молоко.

— Ни в коем случае. Летом мы вынуждены сушить молоко, поскольку его много. Часть продаем, а остальное используем при производстве йогуртов, плавленых сыров, мороженого и других продуктов для улучшения качества. Например, чтобы загустить йогурт, в него надо добавить либо стабилизаторы, либо сухое молоко. А нам зачем деньги тратить на стабилизатор, если есть свое сухое молоко?

— Кроме Ставрополя, вы отправляете куда-нибудь свою продукцию?

— По всему краю, а также в Калмыкию, в Астрахань, в Израиль. С Израилем мы сотрудничаем более 10 лет, поставляем сюда мороженое, у нас его 60 видов, и глазированные сырки. Москва берет у нас уникальные продукты.

— Например?

— Например, низколактозное молоко. В нем молочный сахар расщеплен до глюкозы и лактозы. Известно, что примерно у 30 — 40 процентов населения так называемая лактозная недостаточность, то есть нет фермента, который расщепляет молочный сахар. Особенно актуальна эта проблема для новорожденных. Первыми сделали низколактозное молоко финны, оно продается у нас в «Метро» по 80 рублей литр. На сегодня наш завод - единственный в России, выпускающий эту продукцию.

Уникально также молоко со снотворным эффектом. Оно надаивается ночью, с двенадцати ночи до четырех утра, поэтому имеет повышенное содержание гормона сна мелатонина. Пока только одна ферма - в Казинке - дает такое молоко. Сейчас по заявке Москвы мы выпустили сыр «Мацарелла».

— Нас запугали растительными жирами, пальмовым, например, тем, что оно техническое и здоровью не способствует.

— Давайте говорить не о пальмовом жире, а о тропических жирах - кокосовом, арахисовом и других. Они бывают как высококачественные, так и некачественные. Откуда пришел сыр с растительными жирами? Из Франции, Германии, Финляндии. Есть сыры, в которых молочный жир полностью заменен оливковым маслом. Правда, они очень дорогие.


Мы сделали сыр «Ташлянский», где тоже используем дорогое высококачественное растительное масло. Честно признаться, «Ташлянский» сыр, вернее, сырный продукт, я сделал для себя, поскольку борюсь с повышенным холестерином. А он приобрел всенародную любовь. Или взять спреды, которые представляют из себя высококачественный продукт на основе растительных жиров. Это все продукты для гипертоников. Такие функциональные виды продукции мы будем производить и дальше.

Скажу, что сейчас стали выпускать кисломолочные продукты, как правило, с пробиотиками или пребиотиками. Мы выпускаем биойогурт + L, Casei, это пробиотик, как и ацидофильная палочка. Причем наш биойогурт намного дешевле и гуще, потому что делается на натуральном молоке.

У нас на заводе работают 15 кандидатов наук, мы стараемся следить за всеми новинками, за тенденциями в молочной промышленности.

Сегодня как для потребителей, так и для нас самая интересная тема - здоровое и функциональное питание, которое бы устраивало людей с разными проблемами.

— Расскажите о последних новинках…

— Самое новое - начинаем выпускать школьное молоко в мягком пакете с трубочкой. Его завозили из 

Краснодарского края, теперь этот рынок - наш. Пакет стоит почти в два раза меньше и содержит свежее натуральное молоко. При этом будем поставлять в школы низколактозное молоко и соки — для детей, которые не переносят свежее молоко.

Вообще у нас большой ряд продуктов, выпускаемых по просьбе медиков, например, молоко с нулевой жирностью.

В заключение я хочу сказать, что главное на заводе - это дружный и высоко-профессиональный коллектив. Поэтому можно с полным правом сказать, что ставропольцам повезло с молочной продукцией. Самое дорогое, что у нас есть, — имя, к которому мы очень бережно относимся.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

12.12.2017

Ленобласть, Чили, Новая Зеландия: Fonterra открыла предприятие в России

Крупнейший молочный кооператив мира открыл совместное предприятие в России. Партнером Fonterra Co-operative Group Limited выступила группа «Фудлайн», имеющая непосредственное отношение к молочному заводу «Галактика». В России у Fonterra пока нет поставщиков, однако, новозеландцы намерены вкладываться в развитие качества сырья. Подробности – в материале The DairyNews.
КРАСНООКТЯБРЬСКОЕ, ОАО
Адрес:  Новосибирская обл, Колыванский район, с. Новотырышкино, ул. Ленина, д. 16
КОРОВЕНКОВ В.И. , КФХ
Адрес:  Рязанская область, Сапожковский район, Никольский, с Красный Угол
СХОД, ППСК / ВОСХОД, СППК
Адрес:  Дагестан респ, г. Буйнакск, ул. Орджоникидзе, д. 7 офис 24
ЦЫЦЫНА Т.В. , КФХ
Адрес:  Рязанская область, Шиловский район, Занино-Починковский, д Малые Пекселы