22.04.2014
Источник: interfax-russia.ru
Регион: Крым
Министр аграрной политики и продовольствия Крыма Н.Полюшкин: "В составе России перед сельским хозяйством полуострова открываются грандиозные возможности"
- Николай Петрович, давайте начнем с самой острой темы: Украина фактически прекратила поставки днепровской воды в Крым по Северо-Крымскому каналу. Как это повлияет на сельское хозяйство, на урожай?

- Проблема действительно есть. У нас "выпадет" из производства целый ряд культур. "Выпадет" полностью рис – это около 15 тыс. гектаров и около 100 тыс. тонн зерна в год. "Выпадет" на 100% кукуруза на зерно – это тоже около 10 тыс. гектаров и около 80 тыс. тонн урожая. Полностью "выпадет" соя – это 50-60 тыс. тонн урожая в год. Процентов на 40 "выпадут" овощи и картофель, процентов на 30 - фрукты и виноград.

Большая проблема в том, что водой из Северо-Крымского канала пользовались личные крестьянские хозяйства – выращивали на небольших земельных участках овощи, картофель, фрукты. Отключение воды может серьезно ударить по ним.

- Рис, кукуруза и прочие однолетние культуры в группе риска уже посеяны?

- Рис и кукурузу на зерно пока не сеяли – оптимальное время для этих культур наступает только сейчас.

- Большинство воды, поступающей по Северо-Крымскому каналу, идет как раз на полив риса…

- Всего в Крым по каналу для орошения поступало около 700 млн кубометров воды в год. Из них 449 млн кубометров идет на полив риса (15 тыс. гектаров). А на остальные 125 тыс. гектаров, орошаемых водой из канала, всего 200 млн кубометров. Если отказаться от риса, объем воды, которой нам не хватает, сразу станет значительно меньше.

- А это возможно отказаться от риса?

- Вопрос продовольственной безопасности здесь практически не стоит. Кубань производит более миллиона тонн риса в год. Завезти его сюда – не проблема. Проблема может быть только с занятостью населения, экономикой узкоспециализированных рисосеющих хозяйств.

- Чем можно занять поля, где раньше сажали рис?

- Можно сеять сорго на зерно, просо на зерно, кормовые культуры. Такая возможность еще есть, сроки позволяют.

Хуже придется производителям овощей и фруктов, которые зависят от канала. Современные сады посажены по интенсивной технологии – посадка уплотненная, и без орошения яблоки будут (показывает кончик пальца - ИФ) вот такого размера в лучшем случае.

Хотя есть "фруктовые" районы, которые от канала не зависят. Там орошение идет из местных водоемов, и там нет угрозы урожаю от нехватки воды. Это Бахчисарайский район, Белогорский, часть Симферопольского района, весь Южный берег Крыма. Так что "Массандра" (крупнейший в Крыму производитель вина, виноградники которого находятся на южном берегу полуострова - ИФ) будет работать нормально.

- Есть идея использовать для компенсации дефицита воды подземную воду, уже бурят скважины…

- С необходимыми нам объемами - сотни миллионов кубометров – скважины полностью проблему не решат. Но сейчас ведется инвентаризация артезианских скважин, рассматривается возможность использовать их для орошения. Есть проект переброски в Крым воды реки Кубань, он просчитывался, но пока только теоретически.

- Как отразилось на крымских садах сильное похолодание в конце марта и начале апреля?

- Отразилось и очень серьезно. Из-за холодов мы можем недополучить около 30% урожая фруктов. Это были даже не заморозки, а настоящие морозы - температура опускалась до минус 10 градусов. В результате потери завязей абрикоса – почти 90%. Персика, сливы и других косточковых культур – от 65% до 80%. В удаленных от моря районах пострадали даже семечковые - яблоки и груши. Потери завязей достигают 30%.

И это еще не все проблемы. В последние годы у нас аномальная засуха – урожайность ранних зерновых снизилась до 10 центнеров с гектара, хотя раньше средняя урожайность была 25-26 центнеров.

Так что проблема не только с днепровской водой, но и с той, которая падает с неба. Уже прошел март и половина апреля, но хороших дождей пока не было. Я уже 40 лет работаю агрономом, но ни разу с таким не сталкивался. Дефицит осадков небывалый – у нас все меньше сомнений, что это результат глобального потепления.

- Изменится ли сельское хозяйство Крыма после вхождения в состав России? На что вы теперь будете делать ставку?

- Наши приоритеты остаются прежними. Для Крыма, учитывая его географическое положение и климат (высокую солнечную активность, большое количество солнечных дней, длительный безморозный период), приоритетными должны быть садоводство и виноградарство. Плюс выращивание эфиромасличных культур – в Крыму есть для этого уникальные природные условия. И хотя сейчас эфиромасличная отрасль находится не в лучшем состоянии, мы планируем восстановить ее в том же объеме, который был в начале 1990-х годов.

Еще один наш приоритет – яичное птицеводство и молочное животноводство. У нас есть дефицит молока: 94 % крымского молока – это продукция личных крестьянских хозяйств. Сейчас этот вопрос решается, разворачиваются крупные животноводческие комплексы. С мясным птицеводством у нас ситуация нормальная: 83-84% потребляемого в Крыму мяса - это мясо птицы, которое производится на месте. В число приоритетов входит и свиноводство, учитывая, что Крым способен производить более миллиона тонн зерна и часть этого объема может идти на корм.

Все эти отрасли традиционны для Крыма – они были хорошо развиты в советский период. Сейчас мы практически по всем показателям выходим только на 70% от объема сельскохозяйственного производства 1990 года. Наша болевая точка – переработка плодоовощной продукции. Сейчас в Крыму действует всего один завод, громадный, но у него, во-первых, проблема с сырьевой базой, а во-вторых, он морально и физически устарел. Так что эта ниша пока не заполнена, мы ждем инвесторов.

- Вы готовы предложить инвесторам конкретные проекты?

- Конечно. Мы подготовили семь инвестиционных проектов – они касаются, в первую очередь, создания предприятий по переработке овощей и фруктов. Есть еще проекты реконструкции и капремонта винзаводов, молокозаводов, мясопереребатывающих предприятий. Инвестиционная емкость сельскохозяйственной сферы Крыма - около 5-6 млрд рублей на ближайшие 2-3 года.

- Есть интерес со стороны российского бизнеса?

- Да, поступают многочисленные предложения - и в министерство, и к руководству Совета министров Крыма. Сейчас в переходный период можно говорить только о намерениях, но переговоры уже идут. Например, московская компания обращалась к нам с предложением выращивать здесь орехоплодные культуры.

Реализацию этих предложений сейчас тормозят проблемы в финансовой сфере: отделения украинских банков в Крыму прекратили работу, это серьезно мешает. Кроме того есть проблемы с налоговой системой – начиная от перепрограммирования кассовых аппаратов и заканчивая непосредственно отношениями с налоговой службой: что кому и куда платить.

Но при этом целый ряд вопросов в сфере АПК, решается очень быстро. Все предприятия Крыма, производившие подакцизную продукцию, получили российские лицензии в течение одной недели. По украинским стандартам получение такой лицензии потребовало бы серьезных потерь времени и финансов – пришлось бы потратить около полугода.

- Успели ощутить разницу между государственной политикой РФ и Украины в сфере АПК?

- Безусловно. Три последних года аграрный сектор Крыма работал фактически без дотаций. Была целая масса государственных программ поддержки сельхозпроизводителей, но в последние три года они забуксовали. Суммы помощи вносились в госбюджет, но до крымских сельхозпроизводителей эти деньги не доходили. На 1 января кредиторская задолженность государства крымским аграриям составила примерно 119 млн гривен или 453 млн рублей.

У нас есть договоренность с министерством сельского хозяйства России, что эту задолженность крымским аграриям выплатит российская сторона из федерального бюджета РФ. Мы уже предоставили в министерство все необходимые расчеты.

- На что должны были идти деньги, которые Крым не получал от Украины?

- Это, в частности, компенсации затрат на развитие садоводства и виноградарства. Многие крымские предприятия участвовали в этой программе, она работала до 2011 года, объем компенсаций достигал 70% затрат. В 2012 году программа на бумаге продолжала действовать, но компенсации перестали поступать – и у нас сразу упали объемы посадки новых садов и виноградников. А по агрономическим требованиям нам нужно ежегодно закладывать не менее тысячи гектаров виноградников и 500 гектаров садов – это только чтобы компенсировать раскорчевку старых и непродуктивных садов и виноградников. Сейчас этот баланс не соблюдается.

Не финансировалась еще одна очень важная для нас программа – компенсация стоимости электроэнергии, использованной для подачи днепровской воды на орошаемые земли. Программы на развитие животноводства, на развитие перерабатывающего сектора тоже не финансировались. Не работала программа развития животноводства, ориентированная на частные хозяйства, – и как только она остановилась, мы заметили, что количество молодняка крупного рогатого скота сразу стало снижаться.

- Сколько денег требуется сельскому хозяйству Крыма в этом году, чтобы успешно развиваться?

- Мы подготовили и направили в министерство сельского хозяйства РФ бюджетные предложения на 1 млрд 174 млн рублей – это не считая возмещения кредиторской задолженности.

Мы еще можем успеть принять уже в этом году участие в российских программах финансовой поддержки сельхозпроизводителей. Задача, которую ставит перед нами Николай Васильевич (Федоров, министр сельского хозяйства России - ИФ), очень простая: успеть уже в этом году максимально привлечь на развитие сельского хозяйства Крыма финансовые ресурсы, которые есть в Российской Федерации.

- Какие программы развития АПК будут подготовлены в первую очередь?

- Мы начнем с садоводства и виноградарства, молочного животноводства, мясного животноводства, овцеводства. Есть программы, которые касаются технического перевооружения, есть прямые дотации на каждый гектар засеянной площади. Мы сейчас изучаем новые грандиозные возможности, которые открываются перед сельским хозяйством Крыма в составе России, и очень на них рассчитываем. Три года без дотаций серьезно повлияли на сельское хозяйство Крыма – так что нам сейчас каждая копейка поможет.

- Кстати, эксперты называют овцеводство одной из наиболее перспективных отраслей сельского хозяйства Крыма…

- Потенциал для развития овцеводства в Крыму огромный. У нас более 473 тыс. гектаров естественных сенокосов и пастбищ. В советские времена в Крыму было более 3 млн овец. Сейчас – в 10 раз меньше, и примерно 98% поголовья овец содержатся в личных хозяйствах, во дворах. Население занимается овцеводством по примитивной экстенсивной схеме: за выпас никто не платит, овец пасут круглый год, это мешает пастбищам восстанавливаться. Плюс нехватка осадков, о которой я уже говорил.

Чтобы эффективно наладить овцеводство, нужно повысить качество пастбищ, подсевать травы. При СССР такое уже успешно делалось, есть возможность повторить.

- Подразделения крупных украинских аграрных компаний готовы продолжать работу в Крыму или будут уходить из региона вслед за украинскими банками?

- Они пока в режиме ожидания. Изучают требования российского земельного законодательства, налогового законодательства. Думаю, здравомыслящим компаниям нет смысла уходить - есть возможность перерегистрироваться и работать, так же как работают зарубежные агрофирмы в других регионах России.

- Продажа земли сельхозназначения на Украине была запрещена, в России продавать такую землю можно. Как повлияет переход на российское земельное законодательство на ситуацию в сельском хозяйстве Крыма?

- Земля сельхозназначения у нас, в основном, разделена на паи, люди имеют на руках государственные акты, подтверждающие право частной собственности на землю. Конечно, многие будут продавать свои участки – кому-то нужны деньги на обучение детей, кому-то на лечение. Мы относимся к этому с опасением, потому что это может поломать сложившуюся структуру землепользования работы во многих хозяйствах.

Но есть и плюсы: мы рассчитываем, что переход на российские нормы позволит убрать из Крыма лже-арендаторов: компании, арендующие здесь серьезные площади земли, в надежде, что Украина отменит мораторий на продажу земли и эту территорию можно будет прибрать к рукам.

Они вроде бы действовали по закону: предлагали высокую арендную плату и люди сдавали им свои земельные паи в аренду. Есть у нас одна компания, которая таким образом сконцентрировала в трех районах земельный банк общей площадью 45 тыс. гектаров: по площади это целый район. И вся эта земля уже два года не обрабатывается!

Нам сейчас важно перейти на российское законодательство и, опираясь на нормы российского законодательства, таких арендаторов отсюда "выкурить", выдворить, чтобы на их место пришли нормальные люди и начали обрабатывать землю, давать крымчанам рабочие места.

- Что будут делать предприятия, поставлявшие свою продукцию на Украину?

- Пока они продолжают работать по старым схемам. Из Крыма на Украину сейчас идет редиска, огурцы с защищенного грунта. Но поток был двухсторонним - около 30% сельхозпродукции, которую потреблял Крым, завозилось из Украины. Например, по нормам потребления, Крыму нужно производить не менее 800 тыс. тонн молока в год. А мы производим 300 тыс. Разница завозилась из Украины. Растительное масло мы вообще не производим, сахарную свеклу не выращиваем – масло растительное и сахар везли из Украины.

- А теперь как? Из-за пошлин украинские продукты станут дороже.

- Проблем нет: на Кубани и сахар в избытке, и подсолнечное масло, и молочные продукты.

- А крымские фрукты? Кому их будем продавать?

- До сих пор у нас более 60% фруктов уходило на Украину. Но учитывая качество крымских плодов, я не сомневаюсь: они будут востребованы и в России.

По качеству тех же яблок, мы далеко обгоняем Венгрию, Польшу или Германию. Это следствие крымского климата и географического положения. Чтобы вырастить в Польше яблоко такого сорта и размера, его нужно 15-20 раз обрабатывать средствами защиты растений, а у нас требуется всего 7-8 обработок.

Крымские производители уже начали поиск новых рынков сбыта в России, этот процесс активно идет.

- Как обстоят дела с обеспечением крымских аграриев техникой?

- Почти все филиалы украинских и западных компаний свернули работу в Крыму, но рынок, как и природа, не терпит пустоты – на их место уже пришли около 15 российских компаний. Это и ОАО "Ростсельмаш", и ООО "Бизон", и ООО "Барс", и многие другие. Открывают свои представительства. Активно работает ОАО "Росагролизинг". Уже пришла первая партия техники – 9 тракторов с Елабуги. На следующей неделе ожидаются первые комбайны. По программе "Росагролизинга" в этом году уже заявлены 168 комбайнов, из них 92 - зерноуборочных.

Вообще, зерноуборочные комбайны – это наша главная проблема в плане технической оснащенности. Крым ежегодно привлекал на уборку зерновых около 700 комбайнов из Украины. Своей техники у нас мало. Дело в том, что Украина в 2002 году закупила на предоставленные США деньги около 2,5 тыс. комбайнов, но ни один из них в Крым не попал. По политическим соображениям они все осели на Украине. Нас это, в принципе, устраивало – Крым начинал уборку зерновых первым среди регионов Украины, мы привлекали комбайны "с материка". Рассчитывались за них деньгами или зерном, а потом комбайны вслед за уборкой двигались на север страны.

Сейчас от украинских госкомпаний здесь остались 142 комбайна. Они, скорее всего, перейдут в собственность Крыма. Плюс еще 92 комбайна может предоставить "Росагролизинг". Проблема, как видите, остается, но путь к решению уже понятен.

- Какую роль Крым и его портовая инфраструктура будут играть в экспорте российского зерна?

- Это одна из важнейших перспектив, открывшихся перед Крымом благодаря вхождению в состав России. Порт в Новороссийске, как вы знаете, перегружен, а здесь есть хорошие порты в Керчи, Севастополе, Евпатории. Портовая инфраструктура местами устаревшая, но это вопросы решаемые.

Собственно крымские объемы производства зерна незначительны – с учетом внутреннего потребления на экспорт будет оставаться 250-300, максимум 400 тыс. тонн в урожайные годы.

- В России работают программы поддержки фермеров, будут ли они действовать в Крыму?

- Мы очень на это рассчитываем. Фермерские хозяйства сейчас производят не больше 7% от общего объема крымской сельхозпродукции. В основном они сориентированы на выращивание ранних зерновых. Украина фактически не занималась поддержкой фермерских хозяйств в Крыму – на весь регион выделяли, в пересчете на рубли, около полутора миллионов в год.

- В России 1,5 млн рублей – это максимальная сумма гранта на поддержку одного фермерского хозяйства…

- Вот, делайте выводы. Мы, конечно, планируем опираться на российские программы поддержки фермеров, личных крестьянских хозяйств, чтобы развивать малый бизнес на селе и таким образом стимулировать развитие сельских территорий.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

17.01.2018

Молоко просит вмешательства

Как стало известно The DairyNews, Минсельхоз планирует к марту 2018 года ввести в действие обновленную методику расчета минимальных и максимальных цен на зерно, молоко сухое и масло сливочное в целях проведения интервенций. В текущем году, большинство участников рынка в свете считают интервенции, призрак которых висит над молочной отраслью третий год – необходимыми. Однако, формат их проведения и возможные последствия устраивают не всех.
16.01.2018 21:57:42

Молочный кандидат

4 795 Андрей Андреев
16.01.2018 09:13:33

Оптимальный дизайн боксов

2 223 Алексей Николаевич Ковалев
16.01.2018 09:09:08

Сапожник без сапог

2 239 Алексей Николаевич Ковалев
АГРОСОЮЗ, СПОК
Адрес:  Дагестан респ, Ногайский район, с. Терекли-Мектеб, ул. Эдиге, д. 68 корп. 3 
 
ИЛЬИН В. В. , КФХ
Адрес:  Республика Марий Эл, Моркинский район, Коркатовский, д Чодраял 
 
ОЗЕРНЫЙ, СХПК
Адрес:  Башкортостан респ, Благовещенский район, с. Покровка, ул. 30 Лет Победы, д. 36  
 
НЕВА, ООО
Адрес:  Башкортостан респ, Караидельский район, с. Караидель, ул. Коммунистическая, д. 113 корп. А офис 5