17.04.2015
Источник: izvestia.ru
Регион: Россия
Фермер Джон Кописки из Владимирской области во время прямой линии с президентом Владимиром Путиным 16 апреля рассказал, как трудно заниматься в России сельским хозяйством. По словам 65-летнего фермера, его проекту уже 15 лет, а прибыли всё нет, кредит дают под грабительские проценты и молоко ему приходится продавать по цене ниже себестоимости. Джон Кописки рассказал «Известиям», почему он, британец по происхождению, продолжает работать в российской глубинке и когда надеется получить прибыль.

— Вы говорили о том, как трудно приходится фермерам, но у посредников, например, в интернет-магазине LavkaLavka ваша продукция продается совсем недешево: 0,5 кг сыра стоит 447 рублей, 0,5 кг говядины — 895 рублей.

— Мы на ферме, конечно, продаем в два раза дешевле. Логистика в Москву очень дорогая. А LavkaLavka к тому же организует доставку на дом, поэтому мясо и получается в итоге дороже. За удобство нужно платить. Ведь магазин вынужден еще оплачивать аренду склада.

— А на молоко у вас какие цены? Вы говорили, что продаете молоко по ценам ниже себестоимости.  

— Стоимость нашего молока — 20 рублей за литр. Себестоимость — 25 рублей. Мне приходится работать на таких условиях. У меня долги, бизнес этот я продать не могу — никто не хочет покупать, и обратной дороги для меня нет. А сейчас еще и кризис. Запчасти для различной техники подорожали, это отражается на стоимости продуктов. При этом мы никак не можем взять кредит — банки предлагают краткосрочный кредит под 26%. А ведь раньше Владимир Владимирович говорил, что банки будут выдавать кредиты по совсем другим ставкам. Мы могли бы выплачивать кредиты под 2–6% годовых. У меня не завод — я не могу сказать рабочим: идите домой на шесть месяцев. За коровами нужно ухаживать каждый день, поэтому и нужен краткосрочный кредит. Иначе мне придется продавать коров на мясо. Получается, я 5 лет работаю для того, чтобы выросло качественное поголовье коров, и теперь мне нужно продавать их на мясо, потому что у меня нет денег. Мы продолжаем работать, хотя это и очень сложно.

— А сколько вы должны?

— Раньше долг составлял 900 млн рублей, сегодня — уже 300 млн. Мы очень много для этого работаем.

— На что вы брали кредит?

— Нужно было организовать хозяйство: построить коровники, купить стадо, сделать дойный зал, приобрести тракторы.

— Какая поддержка вам нужна от властей?


— У нас хороший губернатор (Светлана Орлова. — «Известия»). Но у Владимирской области нет денег на помощь нам. Чтобы деньги появились, в Москве должны понимать, как в реальности обстоят дела в сельском хозяйстве. И если президент будет получать только оптимистичную статистику, то он об этом не узнает.  

— Как вы считаете, сельскохозяйственный бизнес может в принципе обходиться без поддержки государства?

— Мы очень надеемся, что выйдем на прибыль через 3–5 лет. Мы только просим нам помочь. Не потому что мы плохо работаем. У нас хорошие показатели. То есть к 2020 году я надеюсь полностью вернуть долг.

— Расскажите, сколько у вас коров и какие еще есть животные?


— Общее стадо насчитывает 3,7 тыс. голов, из них 1,6 тыс. — это дойные коровы, которые в день дают около 45 т молока. У нас также есть 30 баранов. У нас в ассортименте в основном говядина и немного баранины. Есть еще и 40 лошадей, но они для конного спорта, агротуризма. Мы принимаем желающих уже 3 года. Кто-то приезжает на несколько дней, кто-то на один: туристы проходят мастер-классы, едят в нашем ресторане, гуляют по лесу, катаются на санях, в карете. Это такая возможность отдохнуть на природе. В прошлом году у нас побывали около 10 тыс. туристов, в этом году, я думаю, приедут около 15 тыс.

— А сколько человек у вас работают?

— У меня работают 160–170 человек, при этом зарплаты у нас самые высокие в районе — в среднем 30 тыс. рублей.

— Сколько во Владимирской области таких частных хозяйств, как ваше?
 

— Всего в регионе не меньше 20–25 современных хозяйств. У всех есть проблемы. И если мы все соберемся за круглым столом, все это подтвердят. Но никто не хочет слышать о наших проблемах, потому что формально статистика нормальная — позитивная. То есть в этом году лучше, чем в прошлом. И мы устали от того, что нас никто не хочет слышать.  

— А сколько вы изначально вложили в проект?

— $15 млн. Тогда, много лет назад, эта сумма равнялась 350 млн рублей, сейчас бы она составила 1 млрд рублей.
николай перов
Коллеги, с цифрами не все понятно. Не могут 15 млн. долларов быть 1 млрд. рублей. И , никто не знает, сколько это хозяйство получило субсидий за эти 15 лет. К примеру, в одном из проектов, который я разрабатывал, за 5 лет , из вложенных 350 млн. они получили компенсаций около 100 млн.
Насколько я понял по поголовью, они также выращивают бычков на мясо. Об этом идет разговор и по сбыту. Пока не встречал ни одного хозяйства, где выращивание молочных бычков на мясо было рентабельным.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

14.11.2018

Черная дыра информационных систем

Над рынком пищевой продукции встала тень очередного проекта властей по "прослеживаемости" на рынке. По итогам заседания Правительства, состоявшегося 31 октября, органам власти поручено проработать вопрос и обеспечить совместимость информационных систем в области качества продуктов питания, подконтрольных Минпромторгу, Россельхознадзору и Роспотребнадзору.
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Колхоз Дружба, сельскохозяйственная артель
Адрес:  с. Ахрат, ул. Школьная, д. 31 
 
МОЛОЧАЯ ИНДУСТРИЯ, ООО
Адрес:  г. Белгород, бульвар Юности, д. 19 кв. 20