17.04.2015
Источник: izvestia.ru
Регион: Россия
Фермер Джон Кописки из Владимирской области во время прямой линии с президентом Владимиром Путиным 16 апреля рассказал, как трудно заниматься в России сельским хозяйством. По словам 65-летнего фермера, его проекту уже 15 лет, а прибыли всё нет, кредит дают под грабительские проценты и молоко ему приходится продавать по цене ниже себестоимости. Джон Кописки рассказал «Известиям», почему он, британец по происхождению, продолжает работать в российской глубинке и когда надеется получить прибыль.

— Вы говорили о том, как трудно приходится фермерам, но у посредников, например, в интернет-магазине LavkaLavka ваша продукция продается совсем недешево: 0,5 кг сыра стоит 447 рублей, 0,5 кг говядины — 895 рублей.

— Мы на ферме, конечно, продаем в два раза дешевле. Логистика в Москву очень дорогая. А LavkaLavka к тому же организует доставку на дом, поэтому мясо и получается в итоге дороже. За удобство нужно платить. Ведь магазин вынужден еще оплачивать аренду склада.

— А на молоко у вас какие цены? Вы говорили, что продаете молоко по ценам ниже себестоимости.  

— Стоимость нашего молока — 20 рублей за литр. Себестоимость — 25 рублей. Мне приходится работать на таких условиях. У меня долги, бизнес этот я продать не могу — никто не хочет покупать, и обратной дороги для меня нет. А сейчас еще и кризис. Запчасти для различной техники подорожали, это отражается на стоимости продуктов. При этом мы никак не можем взять кредит — банки предлагают краткосрочный кредит под 26%. А ведь раньше Владимир Владимирович говорил, что банки будут выдавать кредиты по совсем другим ставкам. Мы могли бы выплачивать кредиты под 2–6% годовых. У меня не завод — я не могу сказать рабочим: идите домой на шесть месяцев. За коровами нужно ухаживать каждый день, поэтому и нужен краткосрочный кредит. Иначе мне придется продавать коров на мясо. Получается, я 5 лет работаю для того, чтобы выросло качественное поголовье коров, и теперь мне нужно продавать их на мясо, потому что у меня нет денег. Мы продолжаем работать, хотя это и очень сложно.

— А сколько вы должны?

— Раньше долг составлял 900 млн рублей, сегодня — уже 300 млн. Мы очень много для этого работаем.

— На что вы брали кредит?

— Нужно было организовать хозяйство: построить коровники, купить стадо, сделать дойный зал, приобрести тракторы.

— Какая поддержка вам нужна от властей?


— У нас хороший губернатор (Светлана Орлова. — «Известия»). Но у Владимирской области нет денег на помощь нам. Чтобы деньги появились, в Москве должны понимать, как в реальности обстоят дела в сельском хозяйстве. И если президент будет получать только оптимистичную статистику, то он об этом не узнает.  

— Как вы считаете, сельскохозяйственный бизнес может в принципе обходиться без поддержки государства?

— Мы очень надеемся, что выйдем на прибыль через 3–5 лет. Мы только просим нам помочь. Не потому что мы плохо работаем. У нас хорошие показатели. То есть к 2020 году я надеюсь полностью вернуть долг.

— Расскажите, сколько у вас коров и какие еще есть животные?


— Общее стадо насчитывает 3,7 тыс. голов, из них 1,6 тыс. — это дойные коровы, которые в день дают около 45 т молока. У нас также есть 30 баранов. У нас в ассортименте в основном говядина и немного баранины. Есть еще и 40 лошадей, но они для конного спорта, агротуризма. Мы принимаем желающих уже 3 года. Кто-то приезжает на несколько дней, кто-то на один: туристы проходят мастер-классы, едят в нашем ресторане, гуляют по лесу, катаются на санях, в карете. Это такая возможность отдохнуть на природе. В прошлом году у нас побывали около 10 тыс. туристов, в этом году, я думаю, приедут около 15 тыс.

— А сколько человек у вас работают?

— У меня работают 160–170 человек, при этом зарплаты у нас самые высокие в районе — в среднем 30 тыс. рублей.

— Сколько во Владимирской области таких частных хозяйств, как ваше?
 

— Всего в регионе не меньше 20–25 современных хозяйств. У всех есть проблемы. И если мы все соберемся за круглым столом, все это подтвердят. Но никто не хочет слышать о наших проблемах, потому что формально статистика нормальная — позитивная. То есть в этом году лучше, чем в прошлом. И мы устали от того, что нас никто не хочет слышать.  

— А сколько вы изначально вложили в проект?

— $15 млн. Тогда, много лет назад, эта сумма равнялась 350 млн рублей, сейчас бы она составила 1 млрд рублей.
николай перов
Коллеги, с цифрами не все понятно. Не могут 15 млн. долларов быть 1 млрд. рублей. И , никто не знает, сколько это хозяйство получило субсидий за эти 15 лет. К примеру, в одном из проектов, который я разрабатывал, за 5 лет , из вложенных 350 млн. они получили компенсаций около 100 млн.
Насколько я понял по поголовью, они также выращивают бычков на мясо. Об этом идет разговор и по сбыту. Пока не встречал ни одного хозяйства, где выращивание молочных бычков на мясо было рентабельным.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

17.05.2018

Фальсифицированные проблемы молока

Проблема фальсификата называется ключевой как переработчиками, так и производителями молока. О цифрах спорят ведомства, эксперты, участники рынка. Но все сходятся во мнении, что проблему нужно решать? Впервые в России была проведена массовая проверка молочной продукции для выработки программы борьбы с фальсификатом. Так ли неоднозначны ее результаты и на какие цифры стоит обратить внимание – в материале The DairyNews.
Озерновский РКЗ №55, АО
Адрес:  Камчатский кр, Усть-Большерецкий район, пос. Озерновский, ул. Октябрьская, д. 1 корп. А 
 
Быстринское СХП, МУП
Адрес:  Камчатский кр, Быстринский район, с. Эссо, ул. Терешковой, д. 1 
 
Эколюкс, ООО
Адрес:  Хабаровский кр, Хабаровский район, с. Тополево, ул. Садовая, д. 1 офис 41 
 
Молочный цех, ООО
Адрес:  Хабаровский кр, г. Николаевск-На-Амуре, ул. Советская, д. 158 корп. И