13.09.2018
Источник: altapress.ru
Регион: Алтайский край

Долина в горах у границы двух алтайских регионов. Здесь нет мобильной связи, до ближайшего села 10 км, до Бийска — почти 200. «Подходящее место для фермы мечты!» — решил в 2016 году Джастас Уолкер и переехал сюда с женой и тремя детьми.

На Алтай он прибыл с четким бизнес-планом: за год построить ферму с молочным цехом, закупить 60 дойных коз и 100 овцематок, выпускать сыры (фету, моцареллу и более привычный для региона сулугуни), а также продавать мясо и шерсть. Под это дело он купил 100 га земли — 30 для пастбища и 70 под покос.

С самого начала все пошло не по плану. На Алтай Уолкеры прибыли на несколько месяцев позже, чем планировали — в октябре. Джастас успел установить юрты и поставить в них печи, но продолжить стройку помешал, по его выражению, «зимагеддон» — тот сезон был на редкость многоснежным.

Летом 2017 года, когда строительство фермы было в самом разгаре, случилась другая неприятность: Джастаса укусил клещ. Боррелиоз, три недели в больнице и полгода постельного режима снова отодвинули запуск производства.

После таких испытаний Джастас не загадывает, когда ферма наконец заработает. Возможно, что это произойдет уже осенью: осталось смонтировать оборудование и докупить скот. Инфраструктура почти готова.

Джастас Уолкер, фермер:

У нас будет полный цикл, от сена до сыра. Чтобы мелкому хозяйственнику быть успешным, ему нужно заниматься переработкой. В сырье денег нет. Но заниматься только переработкой я бы не хотел. Полный цикл дает здоровый и экономически справедливый продукт.

Ферма мечты по Уолкеру — среднее хозяйство, на которое трудится вся семья и несколько наемных работников. В идеале — чтобы таких ферм было несколько поблизости и получилось организовать кооператив и, например, приобрести одну машину на всех и вскладчину нанять экспедитора, который будет развозить продукцию по клиентам.

Джастас объясняет: такая модель была распространена в Европе и особенно в США до 1960-х годов. Потом вести семейные фермы там стало сложнее — рынок отдали крупным игрокам. Но в России есть все условия для средних хозяйств, считает американец.

2002 год. Джастасу Уолкеру 18 лет. Рожденный в США, он уже 7 лет живет в Красноярском крае. Его родители-протестанты приехали в Россию с религиозной миссией — открывать церкви. И вот они собрались возвращаться. Джастас с ними не едет — остается в России нести людям Евангелие. «Лучше было продолжить их дело в России, чем если бы в США стало на одного среднестатистического американца больше», — объясняет Уолкер.

Сейчас ему 36 лет. Он успел побывать владельцем пилорамы, преподавателем английского, найти в сибирской глуши американку Ребекку и завести с ней семью, а также организовать ферму в Красноярском крае. Бизнес был успешный, но его пришлось продать — из-за астмы Джастас вынужден был сменить климат. Именно поэтому он перебрался на Алтай.

Уолкер по-прежнему живет с ощущением миссии. В целом у 36-летнего Джастаса она та же, что и у 18-летнего. Антимиссонерский закон из «пакета Яровой» теперь не дает ему проповедовать, но американец уверен: если люди увидят, что он честен как бизнес-партнер и дома у него порядок, то «потянутся к этому».

Часть миссии — популяризовать фермерство.

Джастас Уолкер, фермер:

Часто говорят, что Россия — ядерная, промышленная, военная держава и т.д. А я верю, что наше предназначение в XXI веке — быть великой сельскохозяйственной державой. У нас под боком богатая Азия с миллиардным населением. Нам их кормить.

Пока до державного величия далеко, Джастас готов начать с малого. Например, он хочет установить маслобойку и закупать в окрестных деревнях коровье молоко значительно дороже, чем это делает местный маслосырзавод. «В этом есть что-то идейное. Не хочу, чтобы села вымирали. Я и сам заработаю, и их поддержу», — объясняет американец.

Такой идеализм не мешает Уолкеру подходить к своему делу прагматично: иметь просчитанный бизнес-план и стратегию выхода на рынок. Американец еще не запустил производство, но у него уже готов интернет-магазин. Он совсем не беспокоится за самое проблемное звено — сбыт продукции. Верит, что соцсети и таргетированная реклама помогут ему найти 100−200 постоянных клиентов — и этого будет достаточно.

Джастас Уолкер, фермер:

Я понимаю, что мой случай исключительный. Но даже если бы я был Васей Петиным из села Степное, я бы сильно не переживал за сбыт. Просто надо выходить на рынок с новой историей, рассказывать о себе, о своей семье, чем ты занимаешься. Продавать и себя, не только продукт.

2014 год. Уолкер стал известен на всю страну, когда телеканал «Россия 1» показал сюжет об импортозамещении. В нем Джастас заразительно засмеялся на словах «…не будет этого вашего итальянского сыра!». Ролик стал вирусным, а Джастас — мемом. Его даже прозвали «Веселым молочником».

Американец говорит: его слова вырвали из контекста. Он совсем не злорадствовал по поводу санкций. Напротив, он объяснял, что поддерживает конкуренцию, а проблемы сельского хозяйства в России возникли вовсе не из-за импортной продукции.

Джастас Уолкер, фермер:

Я столько лет проповедовал, читал лекции о финансовом планировании, о фермерстве, рассказывал о семейном образовании — а прославился такой ерундой!

До этого момента на YouTube-канале фермера было 500 подписчиков, а самое популярное видео — про компостную кучу — посмотрели 5 тыс. человек. Неожиданная известность принесла ему сразу 10 тыс. фолловеров. Вскоре он выложил видео, где рассказал о своей настоящей позиции. Ролик посмотрели без малого полмиллиона человек. Сейчас у Джастаса 79 тыс. подписчиков на YouTube.

Все эти люди по сути наблюдают реалити-шоу: Джастас рассказывает о том, как строит хозяйство, что происходит в его жизни, делится размышлениями о фермерстве, жизни в России, религии, семье и т. д.

Некоторые зрители так увлекаются «фермой мечты» и образом жизни Уолкеров, что приезжают к нему на Алтай поработать волонтерами. Едут издалека — из Москвы, Петербурга, Тулы, Хабаровска. Помогают американцу по хозяйству, а он их кормит и делится опытом.

Фермер объясняет мотивацию добровольцев так: в современном мире обеспечить комфортное существование стало относительно легко. И люди начали «искать себя». Многие хотят попробовать пожить другой, непривычной для себя жизнью, совершить авантюру.

Джастас Уолкер, фермер:

Один парень из Москвы приехал ко мне, как он говорил, на два месяца. Но через неделю уехал — сказал, это «не его». А потом написал и признался, что был в шаге от того, чтобы продать квартиру в столице и вложиться в ферму. И хорошо, что он приехал ко мне и понял, что это не для него. Я не хочу, чтобы городские люди, кто ничего тяжелее айфона в руке не держал, вдохновлялись моим примером, а потом рушили себе жизнь.

Когда Джастас запустит ферму, он откроет при ней «школу фермеров». Люди смогут приехать к нему, поработать в течение нескольких месяцев на каждом рабочем месте и понять весь цикл производства. Также американец обещает помочь таким людям написать бизнес-план.

Волонтеры — это еще и источник кадров для фермы. Ольга из Прокопьевска приехала сюда добровольцем в 2017 году. Сейчас она с дочерью живет у Уолкеров и ждет, когда будет готово ее рабочее место сыровара. Место экспедитора занял Андрей из Бийска — он работал у Джастаса еще в Красноярском крае. Осталось найти только помощника на хоздворе.

Работники будут жить на ферме. Получается, владелец не просто нанимает людей, но и в каком-то смысле принимает их в семью. В этом сложность, но в этом и сила, отмечает Уолкер: человек проникается твоим делом и не подведет, если на него оставить хозяйство на какое-то время.

Фермер-блогер привлекает не только волонтеров, но и партнеров. За рекламу в блоге ему бесплатно предоставили антенну для спутникового интернета, три юрты и солнечные панели. Уолкер ответственно отрабатывает «контракт»: рекламирует фирмы не только в видео, но и в общении с журналистами.

Уолкер не подключает рекламу на YouTube, но «монетизирует» блог другим способом — когда фермер рассказывает о проблемах, сочувствующие объявляют сбор средств. Три года назад американец разбил машину, и зрители собрали ему 300 тыс. рублей на новую.

В этом году в том числе благодаря краудфандингу Джастас купил китайский трактор. За две недели до этого он выложил ролик под названием «Смерть мечты», в котором пожаловался, что не смог поставить хозяйство на конную тягу, как давно хотел. О сборе фермер не просил, это была инициатива подписчиков.

В августе в комментариях под одним видео Уолкеру написали: «Да без волонтеров у тебя ничего бы не получилось». Фермер ответил: «Не говорите глупости». Он объясняет: помощь людей и компаний, конечно, быстрее двигают его к ферме мечты, но и без этого он бы справился.

Уолкер свободно говорит на русском языке, падежи путает редко, знает разницу между «забыл» и «забил», уместно употребляет профессиональные слова и даже философские термины. Он интересно рассуждает о русской душе и цитирует при этом Достоевского.

Со стороны кажется, что за 20 лет в жизни в России он понял эту страну в чем-то даже лучше многих ее жителей. Например, он до сих пор не рассказывает жителям соседних деревень о своих «наполеоновских планах». Джастас понимает: сельчане устали от рассказов о светлом будущем. Почти все такие истории заканчиваются развалом того, что не растащили предыдущие гастролеры.

Американцу приходилось сталкиваться с неприятными сторонами российской действительности. Когда Ребекка рожала первого ребенка, акушеры в сельской больнице обращались с ней так, что «ветеринары к скотине ласковее относятся», — комментировал Джастас в одном видео.

Двух следующих детей Ребекка рожала дома. Джастас на подобные проблемы смотрит философски: «Восходишь на Белуху — не жалуйся на мозоли» — мол, идеального мира не существует. Минусы есть всегда.

Джастас Уолкер, фермер:

Если плюсы жизни в США знают все, то минусы — нет. Про Россию все знают минусы, но если начать копать, вскроются плюсы. Например, все говорят, что здесь закручивают гайки, лишают свобод и так далее. А вместе с тем эта страна едва ли не единственная в Европе, где не запрещено домашнее образование.

Это — одна из причин, почему американцу нравится Россия. Он и Ребекка планируют учить детей самостоятельно, как это делали родители Уолкера. Это не помешало Джастасу успешно сдать ЕГЭ, а его сестре — получить диплом Оксфорда. «Ни один ребенок в нашем селе, из тех, кто ходил в школу, Оксфорд не окончил», — после этого аргумента спорить с Джастасом уже не хочется.

Почему Уолкер делает бизнес в России, а не в США?

Джастас говорит: в Америке интереснее потребителю, а в России — производителю. Он не раскрывает сумму инвестиций в ферму, но по его бизнес-плану срок окупаемости с момента запуска составит 5−6 лет.

Джастас Уолкер, фермер:

Когда я рассказываю об этом американским фермерам, они сначала смеются, потом плачут, затем говорят, что я вру. В США подобные проекты имеют горизонт окупаемости 30 лет. Дело прежде всего в стоимости земли. Там гектар в среднем стоит 12 тыс. долларов, у нас — 12 тыс. рублей. И по другим позициям вложения также требуются намного меньшие.

Такая экономика понравилась еще одному американцу — Джону (имя изменено — прим. ред.). Джастас в шутку называет его «русофилом, который любит Россию издалека». Джон увидел англоязычный канал Уолкера, загорелся и приехал в 2017-м на Алтай волонтером. Год спустя он купил землю в соседнем районе. Здесь он хочет, как и Уолкер, построить ферму, чтобы содержать 15 детей. При этом, в отличие от Джастаса, совсем не говорит по-русски. «Отчаянный парень», — смеется Уолкер.

Джастас в своих видео не раз призывал желающих переехать на землю покупать участки поблизости и становиться соседями. Но Джон купил землю подальше — в нынешних политических реалиях будет не очень хорошо, если американцы начнут «кучковаться» в одном месте, объясняет Джастас.

Зато на призыв откликаются другие люди. За горой участок купил Роберт из Санкт-Петербурга и организовал там пасеку. Еще одна семья переезжает из Краснодара и собирается строить ферму в 7 км от Уолкеров. Поэтому есть все шансы на то, что у «веселого молочника» Джастаса будет не только «ферма мечты», но и «кооператив мечты».

Но для этого нужно наладить выпуск продукции. В одном из видео в 2018 году он говорил: «Если в этом году не запустимся — все, конец кина». И рассмеялся.

Русская репа и козлятник как в Нью-Йорке: как устроена ферма Джастаса

Стайка. Крыша покрыта двумя слоями земли, чтобы летом было прохладно, а зимой тепло. Стойла имеют сквозной проезд, чтобы их можно было быстро вычистить скребком на коне. Уолкер называет такой скребок «калифорнийским». В стайке есть доильная комната. Она оборудована по образцу одной из ферм Нью-Йорка.

Павильон — летняя кухня. Здесь завтракают, обедают и ужинают Уолкеры и волонтеры. Перед каждым приемом пищи они молятся, взявшись за руки, а после еды читают библию на английском и поют религиозные песни. На время еды отключают Wi-Fi, чтобы никто не отвлекался.

Банкхаус — дом для работников-мужчин. Внутри несколько двухярусных кроватей.

Юрты. В большой живут Уолкеры, в остальных — женщины-волонтеры.

Энергоблок. Здесь установлены 10 солнечный панелей мощностью 350 ватт каждая. На практике они выдают до 2 киловатт. Рядом в будке находятся 16 аккумуляторов и инвертор. Одних панелей не хватает, поэтому здесь же несколько бензогенераторов. Рядом — газогенератор, подарок подписчика. Это устройство сжигает дрова и образует газ, который используют как топливо для бензогенератора. В будущем Джастас планирует дополнить энергоблок турбиной — установит ее в ручей за постройкой.

Молочный цех. На первом этаже будет производство, на втором офис, в подвале — склад продукции. Интересно, что котел, который отапливает здание, вынесен на улицу. Он утеплен и оснащен системой, которая автоматически регулирует интенсивность горения. По словам Уолкера, дрова в топку нужно загружать лишь раз в сутки.

Джастас Уолкер, фермер:

Удобно: в помещении нет грязи. Плюс хорошо с точки зрения пожарной безопасности. Американская тема.

Огород. Уолкеры выращивают картошку, лук, свеклу, петрушку, огурцы, помидоры и репу.

Также на ферме есть баня и летний душ. Дом для себя и своей семьи Уолкер пока не построил. Здание было в бизнес-плане, но от него пришлось отказаться из-за того, что строительство фермы затянулось, и это время семье нужно было на что-то жить.

60−70 кг сыра в день — такова будет максимальная производительность молочного цеха на ферме Уолкеров.

У Уолкера уже есть бренд «Веселый Джастас». Фермер запустил продажи термосов с таким логотипом.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

14.11.2018

Черная дыра информационных систем

Над рынком пищевой продукции встала тень очередного проекта властей по "прослеживаемости" на рынке. По итогам заседания Правительства, состоявшегося 31 октября, органам власти поручено проработать вопрос и обеспечить совместимость информационных систем в области качества продуктов питания, подконтрольных Минпромторгу, Россельхознадзору и Роспотребнадзору.
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Колхоз Дружба, сельскохозяйственная артель
Адрес:  с. Ахрат, ул. Школьная, д. 31 
 
МОЛОЧАЯ ИНДУСТРИЯ, ООО
Адрес:  г. Белгород, бульвар Юности, д. 19 кв. 20