19.12.2013
Источник: vedomosti.ru
Регион: Россия
Как Россия прожила первый год в ВТО
Большинство российских компаний практически не ощутили последствий вступления России в ВТО, показал опрос консалтинговой компании Global Counsel: ставки пошлин по большинству товаров снижаются очень плавно, при изменении условий доступа на рынок предусмотрены переходные периоды, а международные цепочки поставок не способны перестроиться за столь короткое время. Участие России в ВТО может сказаться на кредитоспособности российских компаний не ранее 2016 г., заключило рейтинговое агентство Moody’s.

Результаты оказались в рамках ожиданий, констатирует директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития Максим Медведков. Были отдельные «всплески», но в основном связанные с «эмоциональной реакцией игроков», считает он. В основном они наблюдались в одном из наиболее чувствительных секторов — аграрном.

Самые чувствительные
Сельское хозяйство — традиционно проблемная отрасль на международных торговых переговорах, напоминают эксперты Global Counsel: фермеры зачастую в большей степени зависимы от тарифной защиты рынка и от субсидий и сильнее страдают из-за либерализации.

Год назад провалились цены на свинину: по условиям присоединения к ВТО импортные пошлины внутри квоты снизились с 15 до 0%, а вне квоты — с 75 до 65%. Благодаря этому резко вырос импорт дешевой свинины из Европы, а издержки российских производителей росли из-за слишком высоких цен на зерно. В результате к концу 2012 г. даже производители, использующие самые современные технологии, работали на грани рентабельности, хотя до вступления в ВТО свиноводство было одним из самых прибыльных секторов с рентабельностью по EBITDA около 40%. Сезонный рост спроса и африканская чума свиней привели к корректировке цен, но они все равно остались на 15% ниже, чем год назад, и вряд ли вернутся на прежний уровень, считают участники рынка.

Новые правила ощутили и производители молочных продуктов: только за I квартал 2013 г. импорт по различным категориям вырос на 10-33%, а цены увеличились лишь на 3-5%.

Схожая ситуация наблюдалась и на рынке куриного мяса и говядины: импортные поставки опережали рост цен, а пошлины внутри квоты также существенно снизились сразу после вступления (с 55 до 15% для говядины и с 80 до 25% для куриного мяса). Возможно, это и было основной причиной санитарных ограничений на импорт мяса из Европы, США и Канады, пишет Global Counsel.

Среди пострадавших оказались и российские производители сельхозтехники. Импортная пошлина на зерноуборочные комбайны при вступлении России в ВТО снизилась с 15 до 5%. В результате уже в первом полугодии 2012 г. импорт подскочил на 92,9% по сравнению с аналогичным периодом 2011 г., установила Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК). Отечественные производители стали терять долю рынка и прибыль. В январе — апреле 2013 г. российское производство сократилось на 30%, говорил директор ассоциации «Росагромаш» Евгений Корчевой. На помощь пришла ЕЭК, которая для начала ввела на территории Единого экономического пространства (Россия, Белоруссия, Казахстан) предварительную защитную пошлину в 27,5%. Пока рынок был под защитой, комиссия провела расследование и констатировала, что резкий рост импорта действительно нанес ущерб отрасли, и решила сохранить защитную пошлину до 2016 г. Однако решение заблокировал Казахстан, и пошлину заменили на квоту. Правда, к квоте уже последовали претензии — Ассоциация производителей сельхозтехники Германии заявила, что мера противоречит правилам ВТО, ограничивает свободу выбора российских аграриев, подрывает их эффективность и конкурентоспособность.

Первый спор
Защитные меры для автопроизводителей вызвали намного более жесткую ответную реакцию у партнеров России по ВТО. За несколько месяцев до окончательного присоединения Владимир Путин, тогда еще занимавший пост премьер-министра, на совещании по развитию автопрома на «АвтоВАЗе» поручил ввести утилизационный сбор для автомобилей. При этом российские производители получили право взять на себя гарантии по утилизации вместо уплаты сбора, а импортерам выбора не дали. Сильнее всего сбор сказался на рынке грузовиков, объясняет гендиректор «Автостата» Сергей Удалов: импортеры наращивали запасы, а затем резко сократили поставки. Импортеры легковых автомобилей не включали утилизационный сбор в цену, а предпочли сократить маржу — конкуренция, особенно в бюджетном сегменте, слишком высока, но сбор для грузовиков значительно выше в абсолютном выражении, и цены на них пришлось поднимать. Оценить ущерб от сбора трудно, отмечает Удалов. Рынок и так падает, можно лишь сопоставить, сколько сбора заплатили импортеры, а сколько сэкономили российские производители, объяснил он. Поступления в бюджет от утилизационного сбора с момента его введения в сентябре 2012 г. составили 59,8 млрд руб. (данные Федерального казначейства на 1 ноября).

Еврокомиссия не раз критиковала меру, указывая, что она не имеет отношения к экологии. Россия обещала уравнять условия к весне 2013 г., но в весеннюю сессию Госдума так и не рассмотрела соответствующий законопроект. Евросоюз, дождавшись ухода парламентариев на каникулы, подал жалобу на Россию в орган ВТО по разрешению споров. Это была первая претензия к России от партнеров по ВТО. В конце июля аналогичную жалобу на утилизационный сбор вслед за ЕС подала Япония. С Японией пока ведутся консультации, а спор с ЕС перешел на новую стадию, несмотря на закон о выравнивании условий для производителей и импортеров, который начнет действовать с 1 января 2014 г. Уже после принятия закона Евросоюз настоял на созыве специальной третейской группы.

Евросоюзу известно, что с 1 января сбор придется платить и импортерам, и российским производителям, указывает представитель еврокомиссара по торговле Джон Клэнси. Но он недоволен тем, что, несмотря на обещания российской стороны, ЕС так и не получил разъяснений по другим дискриминационным элементам сбора — прогрессивной шкале ставок в зависимости от возраста транспортного средства и объема двигателя. Вероятно, ЕС попытается добиться полной отмены сбора и для импортеров, и для производителей, полагает партнер King & Spalding Илья Рачков.

В защите и в нападении
Работа в ВТО — это как на футбольном поле, где нужно играть не только в защите, но и в нападении, призывает министр ЕЭК Андрей Слепнев. Сейчас, по его словам, у нас в защите наработки есть, а с нападением хуже. В отношении российского экспорта действуют 96 защитных мер, большинство введены Евросоюзом. Больше половины этих мер распространяются на продукцию черной металлургии, на втором месте — минеральные удобрения.

По прогнозу Медведкова, в ближайшие годы у России, вероятно, будет три-четыре спора в ВТО. Спор ради спора никому не нужен, это трата сил и времени, подчеркнул он, но есть вопросы, по которым договориться не удается. У России уже сформировались две претензии к крупнейшему торговому партнеру — ЕС, заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев во время декабрьской конференции министров ВТО на Бали. По словам Улюкаева, Россия готова официально уведомить партнеров и формально заявить свои требования по Третьему энергопакету и «энергокорректировкам».

Третий энергопакет — это комплекс мер по либерализации европейского рынка газа и электроэнергии. Его главный принцип — недискриминационный доступ к инфраструктуре для всех поставщиков, а не только ее собственников. Для этого транспортные мощности следует продать или передать в управление независимому оператору. «Газпрому» всегда не нравились такие требования, за монополию не раз вступался Путин, называвший либерализацию газового рынка ЕС «грабежом». Третий энергопакет и правила работы европейского энергетического рынка не регулируются соглашениями ВТО, напоминает профессор РЭШ Наталья Волчкова. Возможно, Россия попытается указать, что, вступая в ВТО, не брала на себя обязательств соблюдать правила Третьего пакета.

Зато шансы оспорить энергокорректировки высоки, считает Волчкова. При расчете антидемпинговых пошлин для российских энергоемких товаров (например, на продукцию металлургии или минеральные удобрения) Евросоюз не учитывает низкую стоимость газа на российском рынке.

Сейчас такие антидемпинговые пошлины действуют, к примеру, в отношении минеральных удобрений (в частности, аммиачной селитры) и продукции черной металлургии. Пошлина на селитру действует еще с 1995 г., ее срок истекал в этом году, но в июле Еврокомиссия сообщила, что по запросу Европейской ассоциации производителей удобрений может продлить действие защитной меры из-за угрозы возобновления демпинга. Аналогичная ситуация с пошлинами на ферросплавы — срок должен был истечь в этом году, но европейские производители попросили не снимать ограничения.

Больше половины защитных мер, действующих в отношении российского экспорта, введены именно в отношении металлургии, а на втором месте — минеральные удобрения. В обоих случаях основной вопрос именно энергокорректировки, указывает Рачков. По его мнению, это хороший кейс для спора, претензии обоснованны и России скорее всего удастся отстоять свою позицию. В обеих отраслях достаточно сильный лоббистский ресурс, добавляет Волчкова.

Плюсы есть
Многие российские компании еще не успели оценить последствия вступления в ВТО для своего бизнеса, а также возможные выигрыши, которые могут принести инструменты ВТО, констатирует Global Counsel. В основном бизнес предпочитает занять оборонительную позицию и рассматривает ВТО как фактор риска, который должно компенсировать государство — через защиту рынка или предоставление субсидий.

Сложившийся уровень конкурентоспособности и международная специализация России как экспортера энергоресурсов не могут быть основой для укрепления позиций России в мировой торговле, констатировали аудиторы Счетной палаты, оценивая последствия вступления в ВТО. Доля России в мировом экспорте — чуть больше 2,5%, при этом около 80% приходится на минеральное сырье и лишь менее 5% — на машины и оборудование. В структуре мирового экспорта на минеральное сырье приходится менее четверти общего объема, а на продукцию машиностроения — более 35%. Доля российского экспорта на мировом рынке готовой продукции — менее 1%.

Членство России в ВТО должно стать подспорьем именно для несырьевого экспорта, настаивает замдиректора Центра развития ВШЭ Валерий Миронов. Ускорение экономического роста невозможно без увеличения доли обрабатывающей промышленности в экспортных поставках, указывает он. Ориентация на внешний рынок создает более сильные стимулы повышать эффективность — ведь требования к качеству там, как правило, выше, отмечает Миронов. Постепенно снижение импортных барьеров обострит конкуренцию с импортными товарами и на внутреннем рынке, предупреждает он: потребительский спрос и так удовлетворяется импортными товарами примерно на 40%, а инвестиционный — больше чем наполовину. Работать на внутреннем рынке будет все сложнее, ведь при низких темпах роста экономики вряд ли стоит ждать существенного роста спроса, а внешний рынок по определению больше — придется научиться пользоваться преимуществами ВТО, резюмирует Миронов.

Одно из основных преимуществ членства в ВТО — даже не либерализация торговли, а улучшение условий для притока прямых иностранных инвестиций, отмечает Миронов. Прогнозы ускорения роста ВВП после присоединения к ВТО, как правило, исходят именно из увеличения прямых инвестиций, объясняет он.

Например, в Китае через год после присоединения к ВТО прямые иностранные инвестиции выросли на 18%, темпы роста ВВП на следующий год после вступления превысили 9%, а всего за 10 лет с момента присоединения китайская экономика выросла в четыре раза. В России членство в ВТО пока не помогло ни привлечь большее количество инвесторов, ни ускорить экономический рост.

Плюс Таможенный союз
При вступлении России в ВТО чиновники указывали, что эффект от интеграции в мировую торговлю следует оценивать вкупе с интеграцией на постсоветском пространстве. Были оценки, что присоединение к ВТО и создание Единого экономического пространства (ЕЭП) России, Белоруссии и Казахстана увеличит объемы торговли на 20%, рассказывал чиновник правительства. Оборот взаимной торговли внутри Таможенного союза растет: в 2012 г. он достиг $68,5 млрд — на 45% больше, чем в 2010 г., до начала функционирования Таможенного союза.

Ни Белоруссия, ни Казахстан официально еще не являются членами ВТО. Но на регулировании это не сказывается, объясняет Рачков: летом этого года суд «Евразэс» официально признал, что нормы ВТО имеют приоритет в Таможенном союзе. И в Белоруссии, и в Казахстане нормы ВТО могут применяться непосредственно — это означает, что на нормы в ВТО можно, к примеру, ссылаться в суде. Так что официальное присоединение Казахстана существенно ничего не изменит, резюмирует Рачков.

Противоречий в регулировании Таможенного союза и ВТО на бумаге нет, замечает он. Соглашения Таможенного союза составлялись на основе соглашений в ВТО, объясняет Рачков: правда, возникают проблемы с обратным переводом соглашений Таможенного союза на английский для партнеров по ВТО.

Проблемы с переводом решаемы, продолжает Рачков, более серьезная проблема — противоречия нормам ВТО, которые возникают уже на этапе применения правил Таможенного союза, в частности то, как применяются антидемпинговые и специальные защитные меры. Например, при введении антидемпинговой пошлины на легкие коммерческие автомобили (LCV) ограничения коснулись и поставок Daimler, хотя объемы импорта LCV Daimler в России невелики, а доля рынка существенно не росла. Несмотря на обращение Daimler, ЕЭК снять пошлину отказалась.

Не волшебная палочка
Правила ВТО предполагают, что правительству придется сделать свою работу более предсказуемой (например, в регулировании внешнеторговой деятельности или предоставлении субсидий), а это позитивно сказывается на инвестиционном климате. Но это лишь шаг в правильном направлении, подчеркивает Миронов. Большинство проблем предпринимательского климата лежит вне сфер, напрямую регулирующихся правилами ВТО, а их решение по-прежнему не найдено, продолжает он: например, недавно Путин признал, что улучшить ситуацию с разрешениями на строительство пока так и не удалось.

Вступление в ВТО — это не волшебная палочка, предупреждали аналитики Sberbank CIB: оно не способно моментально улучшить предпринимательский климат или переубедить инвесторов, испытывающих пессимизм в отношении России. Главное, чтобы ВТО стала значимым стимулом для реформ и повышения эффективности. Все страны с переходной экономикой, присоединявшиеся к ВТО, впоследствии проводили более глубокие реформы в большем количестве сфер, чем до вступления, установил Всемирный банк. Но у России сильнее эффект базы, признает Sberbank CIB: за 18 лет переговорного процесса прошло немало реформ, и эффект от вступления будет менее выраженным, чем в других странах. Это не значит, однако, что реформировать нечего — многие инвесторы по-прежнему присваивают России более высокие страновые риски, и, возможно, усиление конкуренции за инвестиции заставит правительство активнее снижать эти риски.

Выигрыш от членства в ВТО не гарантирован и зависит от политики, которую проводит страна после вступления, резюмирует главный экономист HSBC по России и СНГ Александр Морозов. Можно, говорит он, использовать преимущества ВТО для активной интеграции во внешнюю торговлю и завоевания внешних рынков, а можно вступить лишь из соображений престижа, вынужденно снижать барьеры и искать способы компенсации, которые бы не смогли оспорить партнеры по ВТО. Пока Россия идет более простым путем, констатирует аналитик.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.09.2018

Не молоко

Минфин предложил ввести на территории ЕАЭС понятия заменителей молока для продукции ранее не имеющей законодательного определения. Как к этому относятся участники рынка – узнавал корреспондент The DairyNews.
Завидовское, ОАО
Адрес:  Гомельская область, Добрушский район, д. Ленино, ул. Широкая, 3 
 
Мазоловогаз, СПУ
Адрес:  Витебский район, аг.Мазолово, ул.Механизаторов, 1 
 
Несвижские Островки, ОАО
Адрес:  Несвижский р-н, а/г Островки, Первомайский пер., 2 
 
Вировлянский, СПК филиал ИП "Детскосельский-Городок"
Адрес:  Витебская обл., Городокский р-н, д. Вировля