22.01.2018
Источник: The DairyNews
Как автомат Калашникова. Интервью с Павлом Петуховым, заместителем директора по развитию в компании «Хема»

DN:  Павел, расскажите, пожалуйста, какая процедура проводится при принятии методики?

ПП: По распоряжению Росстандарта и Евразийской комиссии мы проводим научно-техническую экспертизу методики на сухое молоко. Экспертиза по решению Евразийской комиссии проводится в профильном вузе по выбору – мы решили провести в Институте масла и сыра, потому что методика называется «Определение сухого молока в молочных продуктах».

Мы до сих пор не знаем, какое заключение будет. Теперь ждем, когда нас внесут в перечень методик 2018 года в разработке национального ГОСТа. Научно-техническая экспертиза прошла отлично, аттестация методики прошла отлично, лабораторные испытания образцов показали себя достойно.

Технический комитет голосует против, и это логично. Туда входят основные переработчики, которые по понятным причинам не хотят видеть железно работающую методику.

DN: Как я понимаю, после экспертизы Вам выдали отчет…

ПП: Отчет состоит из 390 страниц. Каждым написана практически докторская диссертация, проведены индексы и расчеты, согласно всем ГОСТовским правилам. Единственным переработчиком, кто предоставил свое оборудование и разрешил провести все замеры на своей базе, стал «Вимм-Билль-Данн». Они действительно честные, и не всегда завод виноват в том, что в продукции сухое молоко. В сырье оно тоже может быть. Ведь как молоко принимается? Важно, чтобы белок был в рамках нормы. И никто не знает, какой белок добавляют производители в корм для того, чтобы молоко было хорошим по этому показателю. Но такое молоко является уже фальсификатом.

У всех переработчиков, которые участвовали в тестировании нашей методики, уровень позитивности сырого ультрапастеризованного молока - до 1. С использованием хорошего оборудования и нашей методики некоторые переработчики довели свою технологию до идеала - например, «Бабушкина крынка». Однако некоторые используют дополнительные пастеризации перед ультрапастеризацией, причем разными температурными режимами, которые мы отследить и не можем. Если все будет работать по правилам, то реакции будут положительными. Но этого очень сложно добиться, потому что многие переработчики хотят резко увеличить жизнь продукта и делают более термические обработки. При этом, если открыть статью про ультрапастеризованное молоко, мы увидим, что денатурация белка при стандартной UHT (ultra-high temperature processing) составляет 94-96%. Данное молоко уже нельзя назвать сырым, по сути оно уже термообработанное. Это как поджаренный стейк – купить мясо, которые уже немного термообработано. Данная технология разработана уже несколько десятилетий, но, например, у наших финских коллег молоко UHT хранится от 3 до 4 месяцев, а у нас - от 4 до полугода и даже более. Мы видим заводы, которые используют различное оборудование и не используют стелитанк.

DN: Стелитанк? Что это такое?

ПП: Берем 22 тонны молока и запускаем ультрапастеризацию. Потом все идет на конвейер и разливается по пакетам. Останавливать процесс нельзя, его зацикливают. Если происходит залом пакета, а это всегда бывает, такое молоко по правилам надо пускать на слив, оно становится уже топленым и теряет свои функциональные качества. Естественно, при таком разливе в некоторые пакеты попадает сверхмолоко. Если используется стелитанк, то проблем при розливе почти нет. Если что-то и происходит, то на общий объем это нивелируется.

Стелитанк – это стерильная 22-тонная емкость, которая содержится при температуре +4. Представьте, сколько нужно энергии, чтобы эту башню содержать. Зато это стабильный и правильный продукт. «Молвест» пользуется таким оборудованием.

Сейчас есть несколько программ РСПМО, правительства Московской области и России по модернизации оборудования. Не секрет, что небольшие молочные заводы покупают неплохое европейское оборудование б/у, а Европа покупает более современное, потому что понимает, что качество продукта требует технологий.

Мы сейчас настроили нашу систему так, что мы можем увидеть аберрацию, т.е. неантигенную способность бета-глобулина при добавлении именно сухого молока.

DN: Павел, Вы упомянули термин «Индекс позитивности». Что он означает?

ПП: Что такое 36,6? Мы можем подключить электронный градусник к телу, и он покажет, что для Вашего организма нормой будет 36,8 или наоборот 36,2. Понятие «индекса позитивности» означает «принятая норма». Институт Росстандарта и метрологии подготовили нормы, где 0 – это сырое молоко и плюс 3 «сигмы», т.е. плюс 3 этих же нормы. Данный термин взят из медицины.

Когда люди сдают антитела на определение, например, герпеса, то сразу видно, есть антитела или нет. И когда герпес обостряется, то индекс позитивности возрастает. Мы можем эту методику прочитать через концентрационное определение, тогда нужен ГОСТ сухого молока. Но проблема состоит в том, что не все могут проводить стандартное ГОСТированное сухое молоко с одинаковыми показателями: т.е. это одна и та же машина, одни и те же условия, нельзя свернуть ни влево, ни вправо. Молоко можно пересушить, недосушить - и никто этого не проверит. Это все усложняет процесс. Возможность определять концентрационную зависимость есть, но это никому не нужно. Поэтому методика остается качественной для сухих молочных продуктов. Наша методика доказана Росстандартом, научно-технической экспертизой, но мы опять сталкиваемся с сопротивлением принятия данного ГОСТа. Можно вернуться к последнему молочному форуму: сколько молока произведено? 30 млн. тонн? А в рамках IX Молочной Олимпиады в Грузии была озвучена цифра в 17 млн. тонн. Где потерялись эти 13 миллионов?

Возвращаемся к Меркурию, который все так ненавидят. Если соединят Меркурий и ЛПХ, может быть действительно мы увидим откуда берется лишнее молоко. На Молочном форуме был поднят вопрос по поводу статистики по утилизации молока. У нас ее нет вообще. Неужели мы все съедаем или выливаем? Моя догадка - дело в высушивании молока и производстве сухого молока.

DN: Расскажите, как работает Ваша методика выявления сухого молока.

ПП: Существуют антитела, которые умеет выявлять определенные молекулы, как наш организм знает, какие антитела в человеческом организме нужны, чтобы бороться с определенным вирусом. Мы берем такие антитела и сажаем их на пластик. Это антитело умеет обнаруживать конформированный бета-лактоглобулин. В результате антитело видит бета-лактоглобулин, который воздействует на время и температуру.

Простой пример: Вы знаете, что у воды есть несколько форм – вода, лед и пар. Но есть еще снежинка – по сути это лед, но она отличается от того льда, который мы получаем в холодильнике.  Вы видите это отличие глазом. В нашем случае это определяет антитело. Как работает наша система? Антитело видит разницу между формами образования бета-лактоглобулина из-за температурного воздействия.

DN: Компания ХЕМА занимается диагностикой медицинских систем. Как Вы пришли к молоку?

ПП: Да, действительно, мы в большей степени представлены на медицинском рынке и у нас очень хороший бизнес антител.

В 2007 году я пришел в компанию как ветеринарный врач и занимался диагностическими наборами для мелких домашних животных. И мой генеральный директор, узнав, над чем я работаю, предложил заниматься системой определения антибиотиков. Здесь началось противодействие с конкурирующими фирмами. Мы начали делать дешевые отечественные наборы. А потом занялись идентификационными системами  - например, на определение халяль. Совет муфтиев нас поддержал, и теперь с подачи американской ассоциации контроля качества диагностических систем у нас разработаны тесты на свинину, которую мы можем определять в любых продуктах. Отсюда пошла большая направленность к пищевой идентификации и безопасности.

Сухое молоко для нас – побочный продукт. В 2011 году появляется технический регламент таможенного союза - мы понимаем, что это позиция, которой мы можем заняться, и начинаем получать антитела, на основе которой и сделали эту систему.

DN: Как же выявляли до создания Вашей системы?

ПП: Никак не выявляли, подобных систем не было.

DN: Как у Вас выстраиваются отношения с российскими переработчиками?

ПП: С «Вимм-Биль-Данн» у нас хорошие отношения. Наше знакомство произошло через Россельхознадзор, но сейчас они с нами сотрудничают, помогают работать. «Вимм-Биль-Данн» активно участвовал в научно-технической экспертизе нашей методики.

DN: Как у Вас выстраиваются отношения с Роспотребнадзором и Россельхознадзором?

ПП: Посредством тендеров и котировок. Мы с ними особо не знакомы. Присылаем им готовую информацию и предлагаем принять на вооружение. Но последние методики по определению микотоксинов в зерне не особо они хотят принимать.

DN: В мае Вы говорили, что с Роспотребнадзором у Вас вполне нормальные отношения и что он взял одну из Ваших методик за основу выявления сухого молока.

ПП: Они взяли, потому что есть такая позиция в техническом регламенте таможенного союза, а наша методика единственная по сухому молоку. Под заказ мы никогда не работали. Мы делаем сами, независимо ни от кого, на свои собственные бюджетные деньги. Все документы и аттестации мы также проводим за свои средства.

Было потрачено в районе 2 миллионов за два года. В пересчете на один анализ - он будет очень дешевый. Дешево и надежно – как автомат Калашникова. Наша методика аттестована, введена в Федеральный фонд методик РФ и полностью легальна на территории Российской Федерации.

DN: Что необходимо для проведения оценки?

ПП: Вот, например, мы сейчас активно общаемся с одним производителем молока. И рассказываем ему, что необходим термостат 37 градусов, центрифуга в 10 000 оборотов. Наше оборудование стоит 14 тысяч рублей с НДС и доставкой. В результате клиент получает результаты примерно 80 анализов. На нашей площадке мы готовы ознакомить с набором всех желающих бесплатно и безвозмездно. Мы всегда открыты для производителей.

DN: Какие у Вас взаимоотношения с СОЮЗМОЛОКО и РСПМО?

ПП: Когда мы получили финальный вариант методики, я первым же делом написал СОЮЗМОЛОКО г-ну Даниленко, на что мне ответили, что подобных идей много, и отправили гулять.

РСПМО встретил нас достаточно неплохо, им наша идея понравилась, ведь она увеличит дойное стадо и производителям, которые производят хорошее, правильное молоко, данная методика позволит защитить свой продукт. Переработчик также может защитить входящий продукт.

DN: Какие у Вас взаимоотношения с федеральными органами?

ПП: Было написано письмо г-ну Абрамову из Росстандарта о необходимости данной методики, потому что рынку она требуется. Наша методика внесена Росстандартом в 2018 год, потому что она необходима. Но на нее не выделены государственные средства для инвестирования, вот в чем вопрос. Если нет государственных средств – хорошо, мы внесем собственные, чтобы было все независимо. Мы не боимся за свою методику, мы знаем, что она работает, и много кто ее уже оценил. И я понимаю, почему многие не хотят ее принимать.

DN: Какие еще научные исследования проводятся в ХЕМА?

ПП: Например, мы работаем над методикой, которая позволит заменить тальковые площадки. Это такие листы А4 с тальковым покрытием, которые на ночь раскладываются в помещения и позволяют утром увидеть наличие следов мышей и крыс. Да, и это XXI век! Мы хотим увеличить уровень санитарного контроля.

Также мы разрабатываем техсистему на лейкоз. На данный момент очень много техсистем, но все они импортные и очень дорогие. Мы же предлагаем качественный российский аналог, который позволяет увидеть лейкоз не только в сыворотке животных, но и в молоке.

В сыром молоке мы видим антитела очень хорошо и сейчас уже ряд экспериментов показал, что мы видим антитела в пастеризованном молоке. Это значит, что пастеризация не влияет на определение антител. Без НДС данный набор будет стоить 3 500 рублей. Мы используем иммуноферментный анализ (ИФА) - это достаточно рутинный метод, которым владеют все специалисты лабораторий. На данный момент ИФА позволяет нам сделать этот анализ более четким и точным. Он позволяет нам улучшить мероприятия по искоренению лейкоза в РФ.

DN: С Вашей точки зрения какие проблемы у молочной отрасли?

ПП: Россия производит огромное количество зерна. Любой фермер вам скажет, что цена на молоко зависит от качества корма, цена на который в свою очередь ежегодно растет. Помимо всего этого, в кормах находятся такие вещества как микотоксины – плесневые грибы, которые могут сильно влиять на животных. Поэтому очень важно добавлять вещества, которые ингибируют микотоксины. Понятное дело, что количество и стоимость анализов влияет на конечную цену зерна. С Уральским научно-исследовательским институтом метрологии мы создали российский аналог ИФА, провели исследования системы и методик к ней. Наша методика позволяет очень сильно сократить стоимость зерна, в которую входит и цена анализов на микотоксины. Стоимость использования на импортном реагенте-  2,5 тысячи, на нашем аналоге – в районе 300 рублей. Низкая стоимость позволит не просто провести анализ, но и делать это повторно. Ведь корма нужно тестировать постоянно.

DN: Какая на сегодняшний день миссия у компании ХЕМА?

ПП: Как у любого производства – производить и работать.

DN: Почему Вы решили посвятить свою жизнь исследованиям?

ПП: Все просто: я потомственный ветеринарный врач. В третьем поколении! Моя мать работает в Государственной ветеринарной службе. Отец был заведующим кафедрой токсикологии Военно-ветеринарной академии. Я знаю декана академии г-на Попова, который тоже работал над выявлением токсинов там, где их даже не было. Чтобы вы понимали, ученые последние 60 лет занимаются выявлением токсинов и влиянием их на организмы. Я же ветеринарный врач, который занимался ветеринарией мелких домашних животных. Когда начал работать в ХЕМА над усовершенствованием диагностических систем для домашних животных, понял, что у нас есть гигантская дыра с сельхозживотными.

Есть у ветеринаров волшебный девиз, о котором многие забывают: «Медицинский врач лечит человека, а ветеринарный – человечество». И это достаточно просто, потому что мы контролируем зерно и то, что едят люди. Люди что едят? Зерно, мясо и молоко. А чем мы накормим корову, то и съест человек. В результате человек может заболеть, и медицинскому врачу придется работать.

Если ветеринарная служба будет хорошо работать и выполнять все обязанности по контролю здоровья, кормлению и содержанию животных, то проблем со здоровьем и с питанием людей практически не будет, мир будет достаточно здоров. Уже доказано по определенным данным, что, например, лейкоз может вызывать онкологические заболевания, встраиваясь в гены животных, вызывая так называемый трансмиссивный видовой перенос. То есть он будет вызывать не лейкоз, а другие виды рака. Поэтому мне и стало интересно: это не пустое существование «купить-продать» или «придумать – продать», а «сделать», и сделать качественно.  Наш бизнес должен отвечать ученым взаимностью и помогать им.

DN: Сейчас очень обсуждаемым предметом является молоко А2. Каково Ваше мнение?

ПП: Нет! Серьезно. Хорошо, можно заняться темой генетического типирования молока, которое влияет на психологическое состояние людей. Да, мы все генетические люди, наш мир постоянно меняется. Соответственно, под воздействием окружающей среды меняется и наш фенотип. Вся эта тяжелая наука идет. Да, этим надо заняться, но позже!

Давайте сначала поборем лейкоз, туберкулез, листериоз и т.д. И когда у нас будут стабильные корма, хорошее молоко, нормальная кормовая база, которая не будет токсичной, вот тогда уже действительно займемся качеством молока на генном уровне и определим какое молоко лучше А1 или А2.

Работ можно написать хоть несколько десятков. Но то, о чем мы с Вами ранее говорили, касается и Вас, и меня непосредственно сейчас. А вопросом типирования молока пусть займутся последующие поколения. Это интересно, и над этим нужно работать, но не на данном этапе развития нашей молочной индустрии. Это очень дорогостоящий анализ и работа с селекцией, а у нас и так идет падение молочного скотоводства на 150 тысяч в год, как было заявлено на Молочной Олимпиаде в Батуми. Я считаю, что прямо сейчас нужно заниматься более важными задачами.

DN: Спасибо!

Павел Петухов выступит в ходе X Молочной Олимпиады. Ознакомиться с программой здесь.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

08.11.2018

Трудности молочного экспорта

Россия подписала протоколы о поставках молочной продукции и мяса курицы в КНР. Минсельхоз ожидает, что первые поставки молокопродуктов будут осуществлены уже в этом году. Хотят ли этого российские производители? Разбиралось The DairyNews.
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Колхоз Дружба, сельскохозяйственная артель
Адрес:  с. Ахрат, ул. Школьная, д. 31 
 
МОЛОЧАЯ ИНДУСТРИЯ, ООО
Адрес:  г. Белгород, бульвар Юности, д. 19 кв. 20