25.08.2008
Источник: expert.ru
Регион: Санкт-Петербург
Еда в опасности

За первое полугодие цены на основные продукты в стране увеличились на 21%. Это обусловлено не только общемировым ростом цен на продукты питания, но также возрастающим потоком импорта, который в связи с мировой инфляцией обходится нам все дороже. По данным Министерства сельского хозяйства РФ, с начала года импорт мяса в Россию вырос на 25%, а денег мы заплатили на 30% больше по сравнению с прошлым годом. По словам заместителя председателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу Сергея Лисовского, пшеница в этом году в пять раз дороже, чем в прошлом.

Импорт мяса по России в среднем составляет сегодня 40%, а в Москве и Петербурге – 50−70%. Растет также импорт молока. По словам первого заместителя председателя Государственной думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций, председателя организации «Садоводы России» Василия Захарьящева, за год импорт сухого молока вырос в 17 раз. По некоторым оценкам, доля импортных продуктов в Петербурге достигла 80%. Кроме того, по утверждению специалистов, город не имеет надежной системы продовольственной безопасности. Все, чем располагает Петербург на случай форс-мажорных обстоятельств, – ГУП «Региональный продовольственный фонд Санкт-Петербурга», созданный в 2004 году. Там хранится хлебный запас на 30 дней.

Губит людей не пиво
По словам Сергея Лисовского, в стране нет современного законодательства в области сельского хозяйства и продовольственного обеспечения. В частности, нет закона о продовольственной безопасности. Такой законопроект вносился в Госдуму еще в 1997 году, однако депутаты так его и не рассмотрели: содержание противоречило интересам компаний-импортеров, которые имеют весьма сильное лобби в российском парламенте. Также нет федерального закона о торговле – представленный в Госдуму проект сейчас пребывает на доработке. По данным петербургских законодателей, против него выступает сетевой ритейл, чьи интересы он ущемляет, а его лоббистские возможности также достаточно велики. Пока нет федерального законодательства, регионалы предпочитают не принимать местных документов, чтобы потом не пришлось переделывать, когда обнаружатся противоречия с федеральными нормами. Те законы, которые есть, отмечает Лисовский, очень широкого толкования: «Правительство не заинтересовано в жестких формулировках – их придется точно исполнять, а чиновники не хотят подставляться».

У политиков и некоторых чиновников есть только идея возродить АПК, но у правительства нет четкого плана, да, по-видимому, и большого желания. В перечне самых больных вопросов, которые мешают решить проблему продовольственной безопасности и препятствуют развитию АПК, Сергей Лисовский в одной из программ RTVi назвал незащищенность отечественных производителей. По его мнению, чиновники не заинтересованы в исполнении установленных правил: они решают личные сиюминутные проблемы. Это способствует коррупции, а с наших сельхозпроизводителей «взять нечего». Поэтому все так легко решается в пользу импортного производства. «Никто не отвечает за скачки цен. Надо чиновников менять», – резюмирует Лисовский. По его словам, утверждение, что рынок сам все отрегулирует, – миф: «Ничего рынок сам не отрегулирует. Таких экономик в мире нет. Отрегулируют импортеры. В Евросоюзе на 30 лет вперед все расписано».

Разброд и шатания
Импорт продовольствия – мера вынужденная. Однако если ввоз экзотических фруктов, которые в России не растут, понятен, то мясо и молоко мы, казалось бы, в состоянии произвести сами. Выяснилось, что нет. По словам Лисовского, АПК не развивался 15 лет: изношены основные фонды, устарело оборудование, нет предприятий, которые производили бы сельскохозяйственную технику. Не хватает удобрений, племенных семян, скота… Список можно продолжать. «Сельское хозяйство – еще один кроме нефти источник пополнения государственной казны. Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев уже несколько лет пытается это доказать, но министры-экономисты выступают против развития АПК», – добавляет Василий Захарьящев.

Необходимость импортировать мясо обусловлена сокращением собственного производства, вызванного в первую очередь снижением поголовья скота и птицы в два-три раза в зависимости от вида животных. «Племенного воспроизводства нет, – рассказывает президент группы компаний „Пулковский“ Иван Кара. – Для его восстановления потребуется три года в свиноводстве и десять – в сфере разведения крупного рогатого скота». Процесс ренессанса поголовья едва начался.

С молочными продуктами ситуация несколько иная. По данным Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли (КЭРППиТ), в Петербурге молоко перерабатывают три крупных производителя: ООО «Санкт-Петербургский молочный завод „Пискаревский“», «Балтийское молоко» (филиал ОАО «Вимм-Билль-Данн») и молочный комбинат «Петмол» (филиал ОАО «Компания „ЮНИМИЛК“»). Доля мелких производителей незначительна. Петербургские предприятия переработали в 2007 году 400 тыс. тонн сырого молока – примерно в 2,3 раза меньше, чем в 1990 году (с этого времени началось снижение объемов переработки и потребления). При этом на переработку поступает примерно 350 тыс. тонн из Ленинградской области (более 80 производителей) и около 20 тыс. тонн – из городских хозяйств (крупнейшие – «Детскосельский», «Шушары» и «Пригородный»). Соседние регионы поставляют в Петербург 35 тыс. тонн. В то же время объем реализации молока населению – 600 тыс. тонн в год. Нехватка сырого натурального молока восполняется сухим молоком и сливками из других российских регионов, Белоруссии, Финляндии.

Молоко – товар сезонный, поэтому зимой его мало, а летом – избыток. Например, в нынешнем году у производителей возникли проблемы со сбытом уже в мае – как только поднялись надои. По словам коммерческого директора комбината «Пискаревский» Георгия Житмарева, в городе нет возможностей для увеличения переработки молока в масло, сыр или изготовления сухого и сгущенного молока. Надо или везти молоко на сушку в другие регионы, что обходится дорого, или резать молочный скот.

Производителям оказывается выгоднее работать с сухим молоком. Как минимум – дешевле. Из одного килограмма сухого молока (цена – 90−140 рублей) можно произвести семь литров восстановленного. Использование сухого молока, кроме того, позволяет переработчикам снижать закупочные цены. По словам Василия Захарьящева, закупочные цены в некоторых областях упали до семи-восьми рублей за литр. Стоит заметить, что в розничной торговле цены на все молочные продукты только растут. Растет и себестоимость производства молока. «Кто виноват, неизвестно. А с краю – производители, – говорит директор Ассоциации производителей молока, директор по управлению и координации закупок СПК «Племзавод „Детскосельский“» Борис Речкин. – Подорожало все: ГСМ, комбикорма».

Кредитная история
Сельхозпроизводители утверждают, что им нужна государственная поддержка. «Для автомобильных заводов – все, для сельскохозяйственного производства – ничего, – сетует Иван Кара. – Земля простаивает, но инвесторам ее не дают». Есть желающие развивать сельское хозяйство, создавать с нуля целые комплексы, однако препятствий на их пути предостаточно. В частности, многие инвесторы в АПК жалуются на произвол естественных монополистов. «Энергию экспортируем, а за присоединение „к столбу“ надо платить 500 млн рублей», – иронизирует Иван Кара. По его словам, группа компаний «Пулковский» выкупила на территории Ленобласти 16 площадок, где планирует создавать производство. Все участки проблемные в плане инженерной инфраструктуры. Примерно треть суммы инвестиций придется вложить в подготовку земли. «Готовить сети должен бюджет», – убежден Кара.

Пока что участие государства ограничивается дотациями. Председатель Комитета по агропромышленному и рыбохозяйственному комплексу правительства Ленобласти Сергей Яхнюк подсчитал: за последние два года 55 хозяйств региона получили поддержку на погашение кредитов в рамках госпрограммы. В 2008 году на эти цели областное правительство направляет 2 млрд рублей. Однако, по мнению Ивана Кары, бюджетных средств на поддержку производителей выделяется недостаточно. В частности, субсидируется только учетная ставка Центробанка, хотя сегодня многие банки выдают кредиты под 20% годовых. «Кредиты в Ленобласти дают под залоги, поэтому фермеров, например, нет и вряд ли они скоро появятся. Кредиты – капля в море. Нужно непрямое выделение средств, например гарантии банкам», – утверждает Кара.

По словам Бориса Речкина, в 2006−2007 годах ситуация была спокойной. Это позволяло производителям брать кредиты, планировать производство. По взятым кредитам предстоит расплачиваться уже в следующем году. «Многим платить будет нечем. Если в ближайшее время не заработают дополнительные механизмы, которые обещали ввести городские и региональные власти, уменьшится поголовье скота», – пугает Речкин.

К слову, Ленобласть выделила дополнительно 135 млн рублей на кредиты, а Петербург не последовал примеру соседей. Город, по словам Житмарева, не дотирует производство молока, как область, хотя потребляет в разы больше. В результате молоко у нас стоит дороже, чем в странах, где государство выделяет на дотации сельхозпроизводителям значительные суммы.

За что боролись…
Осенью 2007 года международное агентство «Кушман энд Вэйкфильд Стайлз энд Рябокобылко» назвали Петербург лучшим городом по отношению к ритейлу (насыщенность сетями и толерантность к ним). Главная мысль принятой в 2005 году Концепции экономического развития города в сфере потребительского рынка – сетевой формат торговли: «Развитие сетевого принципа организации торговли, привлечение в Петербург компаний, занимающихся созданием и эксплуатацией крупных торговых сетей». Три года городская администрация трудилась в выбранном приоритетном направлении и получила желаемый результат – мелкорозничная торговля в Петербурге частично ликвидирована, город насыщен сетями. Это привело к заметному возрастанию доли импорта.

У сетей заметна ориентация на импорт, рассказывает председатель совета Санкт-Петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков: «Сетевикам удобно работать со своими традиционными партнерами, они не могут и не хотят работать с мелкими поставщиками». Кроме того, импортные продукты нередко дешевле отечественных. Но дешевизна импортных продуктов, по словам Алексея Третьякова, не всегда обусловлена государственными дотациями страны-производителя, иногда дешевизна означает плохое качество товаров, на которые в Евросоюзе нет спроса.

Сетевики диктуют свои условия производителям и поставщикам, поскольку владеют значительной долей рынка (по некоторым оценкам, Х5 занимает 35% продуктового рынка). Они вынуждают переработчиков халтурить (например, менять рецептуру продукции, добавляя в нее некачественное сырье) и требуют использовать импортное сырье, что угнетает отечественного производителя. У переработчиков нет выхода: или они подчиняются требованиям крупных ритейлеров, или остаются без канала сбыта. «В результате мы возвращаемся в советские времена, – говорит Алексей Третьяков. – Конкуренция исчезает, и мы покупаем то, что продается. Образовалась монополия: торговля диктует свои условия и покупателю, и производителю (монопсония)». Например, сразу после заморозки цен Х5 вбила в договоры стандартную позицию о марже сетей 30% вне зависимости от цены поставки.

По подсчетам Георгия Житмарева, пока товар идет от переработчика к покупателю, он дорожает в среднем на 48%. «Работать с сетями трудно. Они требуют вступительного взноса и еще процент за реализацию продукции. Это кроме стандартной сетевой торговой наценки. Наценка на продукты получается 35−40%», – рассказывает генеральный директор компании «Рубселго» Сергей Ященко. Другие переработчики называют «входную плату» за возможность поставлять товар в определенную сеть – 100 тыс. долларов. Кроме того, нередко в стандартных договорах есть требование выделять 3% суммы контракта на рекламу торговой сети.

До последнего времени государство не обращало внимания на взаимоотношения сетей и производителей. Однако рост цен на основные продукты питания побудил власти искать виноватых. Решили, что это сетевой ритейл. «Сами сельхозпроизводители цены практически не поднимают, а поднимают сетевые организации», – заявил весной председатель Госдумы Борис Грызлов.

Побывавший в СЗФО первый вице-премьер Виктор Зубков выступил на совете при полпреде президента РФ в СЗФО и отметил: «Продовольственная проблема сейчас вышла в России на первый план». По его мнению, государство делает все от него зависящее, проще говоря, пичкает деньгами АПК. Вице-премьер отметил, что некоторым регионам это помогло, но не Северо-Западу, где, по его словам, «слишком увлеклись строительством сетевых продовольственных магазинов, которые играют с ценами как хотят». Смольный вынужден был признать, что перестарался с поощрением сетевых компаний. «Во всем мире соотношение оборотов торговых сетей и небольших магазинов 40:60, а в Петербурге – 70:30», – сообщила губернатор города Валентина Матвиенко. Достижение, которым петербургские чиновники собирались гордиться, оказалось сомнительным.

Спасение – за горами
Необходимость всерьез заняться развитием агропромышленного комплекса становится все очевиднее. Однако, как утверждают специалисты, это невозможно сделать без государственной поддержки, и не только в виде дотаций.

Петербургское правительство, признавая необходимость государственной поддержки аграриям, приняло постановление «О Плане мероприятий по развитию сельскохозяйственного производства в Санкт-Петербурге на 2008−2012 годы» (№449 от 22 апреля 2008 года). Продекларированная цель Плана – создать «благоприятные условия для развития сельского хозяйства и обеспечивающих его отраслей в среднесрочном периоде». На предоставление субсидий в период с 2008−го по 2012 год бюджет собирается выделить 485 млн рублей. А свыше 6 млрд рублей планируют привлечь из внебюджетных источников, из средств самих предприятий АПК. Кроме того, городская администрация собирается увеличить уставный фонд ГУП «Региональный продовольственный фонд Санкт-Петербурга», чтобы там хранился запас зерна на два месяца. Для этого городской бюджет выделит в 2009 году 350 млн рублей на закупку зерна. Денег должно хватить для удержания цен на социальные сорта хлеба, полагают чиновники.

Под занавес сезона в Законодательном собрании Петербурга прошли депутатские слушания, организованные постоянной комиссией ЗС по промышленности, экономике и собственности под председательством Александра Ольховского. Тема – продовольственная безопасность Петербурга. Комиссия выработала рекомендации для властей всех уровней. В резолюции говорится: «Продовольственная безопасность не достигнута. Чрезмерно высока доля импортных продуктов питания, которая делает город зависимым от цен на продовольствие на внешних рынках. Размер и уровень мобильности государственных резервов отдельных видов продуктов не позволяет гасить всплески ажиотажного спроса и гарантированно противостоять ценовым сговорам поставщиков. Чтобы решить задачу безопасности, нужен комплекс мер, в том числе на федеральном уровне». В частности, предлагается квотировать импорт продовольствия и сократить к 2010 году импорт свинины, птицы и молочных продуктов на 30%, а отечественных производителей – стимулировать. Уже с сентября предложено повысить импортные пошлины до уровня, обеспечивающего компенсационные выплаты. А компенсационные кредитные ставки в рамках нацпроекта – удвоить. Предложено также разработать федеральный закон о продовольственной безопасности. Кроме того, петербургские депутаты рекомендуют законодательно утвердить перечень социально значимых продуктов и ограничить размер торговой наценки на них – до 15%, а также разрешить субъектам федерации устанавливать режим работы сетей. Есть и другие законотворческие идеи.

Правительству Петербурга депутаты советуют принять целевую программу обеспечения продовольственной безопасности, а также усилить интеграцию предприятий города и области, расширить сельхозпоставки в город. Себе депутаты порекомендовали незамедлительно разработать закон о продовольственной безопасности и уже решили создать рабочую группу, чтобы засесть за документ сразу после каникул.

По мнению Алексея Третьякова, в первую очередь в Петербурге необходимо демонополизировать торговлю, «чтобы открыть двери собственному производителю». Первым шагом может стать изменение городской концепции развития потребительского рынка, где приоритет получит мелкая розница. Также Третьяков предлагает отнять у районных администраций право единолично разрешать (или запрещать) открытие торговых точек. Сейчас чиновники не заинтересованы в развитии мелкой розницы, отдавая предпочтение сетевому ритейлу.

Депутаты Госдумы также озаботились торговыми проблемами и обещают до конца года внести на рассмотрение законопроект, посвященный сетевикам. Сегодня вся прибыль формируется в сетях. Законопроект предлагает разделить эту прибыль между всеми участниками цепочки.

Конечно, Петербургу нужен закон о продовольственной безопасности. Такой закон работает в Москве с 2000 года. В Нижегородской области разрабатывается аналогичный документ, рассказывает Иван Кара. Но если нет закона, полагает он, то имеет смысл хотя бы создать продовольственный резерв. «Даже в развитых странах продовольственные резервы есть. У нас полноценного запаса нет. В середине 1990−х годов предприниматели уже предлагали создать запас для социально не защищенных слоев. В форс-мажорных обстоятельствах государство все равно будет помогать этим людям. В Петербурге треть населения не защищена. Чтобы создать двухнедельный запас в Петербурге, надо примерно 100 млн долларов – не такие великие деньги для городского бюджета», – рассуждает Иван Кара.

Бюджетную поддержку Кара считает правильной, но не слишком эффективной: «С одной стороны, у бюджета есть неиспользованные средства, которые лежат в чужих банках под 3−4% годовых. В то же время потери на закупки продовольствия за год составляют до 100%: на мировых рынках животноводческая продукция, например, за прошедший год подорожала вдвое. Профицит бюджета используется неэффективно». Московские власти, по его словам, уже второй год излишки бюджетных средств инвестируют в сельское хозяйство Подмосковья и других областей.

Кроме того, специалисты считают, что нужна программа импортозамещения. По словам Кары, уже поднялось производство мяса птицы и ее импорт в 2009 году сократится на 20%. Возрождение свиноводства займет больше времени – пять лет, считает Лисовский. В 1985 году поголовье в Ленобласти насчитывало 900 тыс. В этом году, по планам производителей, оно дорастет до 60−70 тыс. голов. Очевидно, что импорт надо сокращать. По мнению Лисовского, он не должен превышать 10−15%, чтобы служить регулятором цен. «Импортировать следует только недостающий объем, – поясняет Иван Кара. – При этом цена на импорт должна быть выше, чем на отечественную продукцию, иначе производство станет нерентабельным и инвестиции в АПК не пойдут».

Во мнениях специалистов пока больше пессимизма, нежели оптимизма. «Увеличение материальной поддержки не спасет сельхозпроизводителей. Чем больше государство будет выделять средств, тем больше будет забирать себе монополист», – заявил генеральный директор ПЗ «Новоладожский» Евгений Трошкин. По его мнению, в ближайшее время изменить ситуацию в АПК региона вряд ли удастся. «Если правительство не начнет заниматься продовольственной безопасностью, скоро останется одно правительство – народа не будет», – пригрозил Сергей Лисовский.  

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

07.12.2016

ТОП-50 Компаний-производителей сырого молока

"Центр изучения молочного рынка" составил Рейтинг «ТОП-50 Компаний-производителей сырого молока», сообщает The DairyNews.
Юрино, ООО (Русская нива, ООО)
Адрес:  Удмуртская респ., Сарапульский район, д Юрино, ул. Советская, д. 6
Нечкинское, ООО (Русская нива, ООО)
Адрес:  Удмуртская респ., Сарапульский район, д Новые Макшаки, ул. Рабочая, д. 1
Восточный, ООО
Адрес:  Удмуртская респ., Завьяловский район, с. Италмас, д. 15
Сосновка, ОАО
Адрес:  Орловская обл., Ливенский район, с. Сосновка, ул. Центральная, д. 4