05.04.2010
Источник: www.agro.ru
Регион: Свердловская обл.
Свердловчане, следящие за политикой, удивились внезапному появлению на политической арене экс-гендиректора ООО «Евромилк» Ильи Гаффнера. В «большую политику», куда его товарищ по «Справедливой России», Игорь Данилов, взбирался не один год, Гаффнер попал слету. «Кое-что потратил» и получил мандат из рук регионального предводителя «эсеров» Александра Буркова. Коллеги поговаривают, что депутат возглавит фракцию «эсеров». О своем бизнесе, разделе мандатов, а также о свежем молоке и навозе рассказал Илья Гаффнер в беседе с корреспондентом.

—Как вы рискнули принять участие в областных выборах?

—Будучи бизнесменом, я занимался поиском инвестиций, найденные средства вкладывал в предприятия для их дальнейшей перепродажи. Я приобрел много земель сельскохозяйственного назначения. Наступил кризис 2008-го, и земля перестала быть коммерческой. Тогда решил заняться сельским хозяйством, выстроил мини-агрохолдинг по производству и переработке молока. Кое-что получилось, кое-что нет. Сейчас мы перерабатываем 40-50 тонн молока в день, это 10% от всего производства по области. Сегодня мне ничего не принадлежит, я депутат, не директор и не собственник.

—Вам пришлось заплатить за свое место целым агрохолдингом? Говорят, кресло депутата обошлось в несколько десятков миллионов рублей?

—Большинство кандидатов складывались деньгами, не только я. Кое-что мне пришлось потратить.

—Ваше видение проблем в сельском хозяйстве повлияло на решение баллотироваться в облдуму?

—Безусловно. Ездя по деревням и селам, я видел, что все на грани. Наша продукция неконкурентоспособна без грамотного подхода к делу.
В деревне иждивенческие настроения. Думают, придет кто-то и за них все решит. Я — бизнесмен, подход у меня простой. Надо денег на посевную? Держите. Посейте, обработайте, уберите, но если нужных показателей не будет, я вас закрою. Камышловское предприятия, с которыми у нас был такой диалог, подумали, что это шутка. Они не начали работать, я их перестал датировать, потратив впустую 15 миллионов рублей. Все другие хозяйства посмотрели на это, начали работать. Ситуацию можно исправить и сверху. В других странах до 40-60% бюджета тратятся на сельское хозяйство. У нас — один процент. О какой продуктовой безопасности мы говорим?
Со времен коммунизма никто не занимался плодородием земель. Раньше на поля вывозился навоз. Нынче навоз вывозится за ворота фермы. У нас олигархи, владеющие сетью заводов минеральных удобрений, это пролоббировали. Я считаю, по-другому надо. Можно навоз превращать в газ, а его в свою очередь — в электроэнергию. Остатки вывозить на поле. Электроэнергию экономим и за плодородие печемся. В деревнях нужно производить ликбез для крестьян не только по части их непосредственных дел, но и по бумажной части, переводить отчетность в электронные формы.

—Сегодня переработчики молока искусственно занижают цены, а деревня от этого страдает…

—Это рынок. У нас не плановая экономика. Цена с доставкой белорусского молока на лето 2009-го — 9 рублей, нашему колхознику мы платим 12 рублей. В Белоруссии внедрены новые технологии. Там батька, который сам был директором колхоза, выделяет до 30% на сельхознужды. У нас и до восьми рублей можно снизить себестоимость молока. Я, конечно, за кооперацию. В Финляндии фермеры вступили в кооперативы, объединились и сотрудничают с союзом переработчиков.
У нас ситуация такая: 22 рубля за литр стоит молоко в магазине, за 20 рублей мы продаем молоко торговой сети, 12 рублей получает фермер. Восемь рублей отдается переработчикам, из которых три рубля маржинальной прибыли. По справедливости колхозник должен получать от 13 рублей за литр молока. Иначе фермеры будут задавлены высокими тарифами и низким урожаем. Государству нужно давать дотации не три рубля за литр молока, а четыре. Выдавать деньги вовремя, как зарплату чиновникам. На деле с 1 января субсидий в карман фермера еще не поступало. Не начисли ему субсидии – побежит в прокуратуру, заплати разом — пьет. Мужика понять тоже можно. А когда деньги даешь стабильно, он привыкнет и будет стабильно трудиться.

—Большая часть молока привозится в область из других регионов и даже из-за бугра…

—На сегодня в области потребляют 1200 тонн молока в день, в 1992 году этот показатель был на 20% ниже. Но в 1990-х производство молока соответствовало потреблению, а сегодня наш регион выпускает всего около 500 тонн. Дело в том, что животноводство связано с земледелием. У нас много полей, но на 30% они не засевается. Никто не хочет этим заниматься. У меня есть мысли, как поставить отрасль животноводства на поток, обеспечить продовольственную безопасность…

—Итак, с этими мыслями вы пришли в политику…

—Хотел давно выбраться в думу, вел переговоры с «Единой Россией» раньше, но безуспешно. Особых притязаний к партиям не было, просто хотел решать вопросы для улучшения жизни людей. «Единая Россия» что-то делает для этого. Но мне не очень нравится, что происходит в региональном отделении. Из членов ЛДПР мне раньше, три года назад, нравился только Жириновский, к коммунистам я отношусь хладнокровно. «Справедливая Россия» же имеет конструктивную позицию. Не то что «мы всех посадим в тюрьму», как говорят в ЛДПР, и не «все отберем и поделим», как говорят коммунисты. «Эсеры» замечают все ошибки «Единой России» и подсказывают, как их исправить. Я был нужен «Справедливой России», и она мне была нужна. Это, так сказать, обоюдный союз.

—В политику вы пришли с четкой программой? Например, в сфере реформирования сельского хозяйства…

—У меня есть только представления, план в голове, как нужно. А как писать проекты, пока не знаю. Разберусь. Сельским хозяйством занимаюсь всего три года, но достаточно там поварился. Еще у меня есть хороший консультант, мой папа, который руководил районными хозяйствами.

—Ваша деятельность депутата облдумы ограничится сельским хозяйством?

—Не только. Много несправедливости в обществе, начиная с ЖКХ, кончая качеством дорог. Их каждый год ремонтируют, на это тратятся миллионы. Отговорка одна: погодные условия. Съездите в Финляндию, там такой же климат, но идеальные дороги. Хочу заниматься всем, где есть несправедливость.

—Наступила пора вам выбирать, в каком комитете работать. Какой вам ближе?

—Бюджетный комитет ближе. Я в этом разбираюсь, но пока еще присматриваюсь. Был бы аграрный комитет… У мены есть мысли предложить такой ввести в облдуме. Надо внести такое предложение на федеральном уровне: объяснять, сколько нужно денег, чем будем заниматься… Пока это только мысли.

—«Эсеры» будут претендовать на должности спикеров, вице-спикеров, председателей комитетов?

—Кандидатов на должность спикера, вице-спикера выдвигать не будем, но за комитеты поборемся. Например, бюджетный. Не за место председателя, а зампредседателя.

—Есть желание возглавить фракцию вашей партии в облдуме?

—Есть не желание, а договоренность, что, если проходят два или три кандидата, я становлюсь лидером фракции. Это однозначно, другого развития событий быть не должно.

—Чем занимались 14 марта?

—Учился у партийных товарищей. Был рядом с начальником штаба, Бурковым, смотрел, как они решают проблемы. Кое-где помогал. Сам нигде не выступал и никуда не ездил. Бурков же был заряжен на победу, трудился с утра до вечера, всю область объездил.

—Что-то новое открыли для себя в политике в день выборов?

—В политике много грязи, подстав. Нужно держаться ближних, не идти на сделки с малознакомыми, ненадежными людьми. На этих выборах была карусель и подвозы: по открепительным многие избиратели ездили из центра. Екатеринбуржцы ходили голосовать, в основном, за нас. В Орджоникидзевском, Кировском районах победили мы. Садриев, Смирнов в них проиграли.

—Кстати, поговаривали, что  у вас была договоренность о союзе с вашим другом Ренатом Садриевым…

—Садриев — просто мой товарищ. Я хотел, чтобы он шел со мной от «Справедливой России», мы такдоговорились изначально. Но Бурков не хотел его ставить в областной список вторым номером, за мной. Изначально задумывалась конкуренция среди всех округов, чтобы мы набрали наибольший процент, чтобы все были заряжены победой. А когда две проходящих кандидатуры стоят в списке, понятно, что эти кандидаты в своих округах работать не будут. И так у «Справедливой России» рейтинг на ноябрь прошлого года был низкий — всего 7-8%, узнаваемость вообще 5%. Когда организовывали кампанию, многие в успех не верили, поэтому Садриев, номер второй, был исключен. И Бурков все правильно сделал. Садриеву после этого предлагали хороший вариант — идти по родному Чкаловскому округу. Он бы реально выиграл там. А в «Единой России», от которой он пошел, его поставили, куда решило руководство. Садриев проиграл сам себе. Метался, метался, нас не послушал. Жаль, а так бы был союз.

—Получится ли такой же крепкий союз с эсерами в облдуме, Даниловым и Герасименко?

—Никаких отношений с ними нет. С этими людьми я познакомился в процессе выборов. Герасименко давно в партии, Данилов уже избирался в гордуму — опыт у них есть. Больше их охарактеризовать никак не могу. Надеюсь, сработаемся.

—С Мироновым вы встречались?

—Во время его визита в Екатеринбург был с ним все время. Толковый политик с сильным интеллектом, хорошо говорит, не повторяясь. Был на всех его выступлениях и перед людьми, и на митинге, и на радио… Что говорить, пять высших образований не прошли даром. Есть предварительная договоренность, что я попаду в Госдуму. В общем, жизнь покажет.

—Договоренности по политической части с партией есть?

—Безусловно. Надо не забывать, что мы живем в Свердловской области. И у нас есть свой губернатор, который выстраивает свою вертикаль власти. Понятно, что без оппозиции им никак. Только конструктивной. Губернатор знает, что мы есть и будем конструктивной оппозицией. Партия в лице Миронова нам сказала, что мы идем против «ЕР», но не против губернатора. Мы критиковали только «единороссов» в целом.

—Каковы, по-вашему, крупные ошибки партии власти в последнее время?

—Транспортный налог — большая ошибка. Ведь «Справедливая Россия» подняла хай и добилась его снижения. Рост тарифов — без него никак, но надо учитывать потребление. У нас неоправданно высокие тарифы. А порой «Единая Россия» напоминает о своей монополии на власть: мы сказали, так и будет. Нужно «единороссам» подсказывать: вы не одни живете, у бабушки 6 тысяч пенсия и 3 тысячи на оплату бумажка пришла...

—С высокими рейтингами оппозиции на выборах в облдуму теперь «единороссы» к вам будут прислушиваться?

—В области точно будут. В оппозиции 12 человек.

—Оппозиция наступала на «Единую Россию» единым фронтом. Единство оппозиции сохранится в облдуме?
—Все должно быть на благо народа. Если от этого станет лучше свердловчанам, то будем. Но нам легче договориться с «Единой Россией», чем с двумя другими партиями.

—Будете ли вы считаться с мнением оппозиции, своих однопартийцев в облдуме? Будете ли кое-где «прогибаться»?

—Вообще-то, я не такой по характеру. Но реалий политики мало понимаю, поэтому полностью не исключаю такой возможности. Посмотрим. Пока не представляю, что меня ждет.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.11.2017

Что мы пьем и можно ли это экспортировать?

Российской молочной отрасли необходимо обеспечить внутренний рынок качественным и доступным продуктов, и лишь после этого нацеливаться на экспорт. Такого мнения придерживается большинство экспертов рынка. Однако, существует и другая позиция, согласно которой, развитие экспорта – одно из направлений развития молочного производства, требующее вложений и сил уже сегодня.
17.11.2017 13:15:26

Дешёвое молоко

32 12844 Новичок-Старичок
АГРОФИРМА ЛУЧ, ООО
Адрес:  Ярославская обл, Мышкинский район, с. Шипилово, ул. Центральная, д. 10
БУРМАСОВО, АФ
Адрес:  Ярославская обл, Угличский район, д. Бурмасово
КЛИМЕНКО Г. И. , КФХ
Адрес:  Владимирская область, Петушинский район, д Напутново)