27.10.2011
Источник: www.pribaltnews.ru
Регион: Латвия
— Полгода прошло, как вы привлекли стратегического инвестора Андрея Бесхмельницкого, у которого теперь контрольный пакет RPK. Видите ли вы сейчас в связи с этим моменты, которых вы не учли вначале?

— Кроме удовлетворения никаких других моментов нет. Ведется плановая работа по развитию предприятия. Разработан целый ряд проектов, о которых мы будет говорить в течение будущего года. Вот сейчас уже идет реконструкция. Рассматриваются расширение и увеличение объемов по целому ряду рынков, в том числе европейского по поставкам сыра Монтериго. Рассматриваем изменения и улучшение по энергоэффективности. Думаю, наш пример показал, что такое синергия.

Не хочу сказать, что сами мы не достигли определенных успехов на внутреннем и внешнем рынках. Мы ведь в Россию экспортируем свой брендовый продукт "Ромашку", а не просто сметану. Но если рассмотреть в том числе и возможности увеличения производства в Латвии — тут нужно продемонстрировать, что такое консолидация. А то у нас этого еще не поняли. В стране 38 предприятий, которые перерабатывают молоко. Для сравнения: в Литве четыре. И то, что нам удалось привлечь инвестора из России… Тут все открыто, идет развитие, никто не встревает. Пришли новые хорошие специалисты, это тоже ценно. И то, что мы имеем, у–до–вле–тво–ре–ни–е.

— А недавно ушедший от вас со скандалом теперь уже бывший член правления Янис Цейчс — он был хороший специалист?

— Видите ли, не бывает так, что в человеке есть только хорошее или только плохое. Были и хорошие качества, и недостатки… Есть некоторые вопросы, с которыми Янис Цейчс, может быть, не справился в таком объеме… Может, теперь надо изменить стиль работы, не каждый это может.

— Г–н Цейчс сказал, цитирую: "Взгляд российского инвестора на латвийский рынок очень отличный от нашего и даже радикальный". Вы понимаете, о чем это?

— Ну что значит радикальный? Безусловно, здесь будут производиться те товары, на которые сейчас повышенный спрос на российском рынке. Может, он считает, что в Европе это не принято… Янис так хорошо не изучил российский рынок. Надо прислушиваться. И если мы думаем, что уйдем далеко на своем JАNa siers, то такого не будет. Есть смелые шаги в бизнесе, технологиях, которые нужно ставить в приоритет.

— То есть расхождения во взглядах у старого менеджмента с новыми акционерами все же были…

— (Пауза.) Нет абсолютно положительных людей. У каждого есть недостатки, на которые мы, может, раньше более по–человечески смотрели. А если появляются другие требования — тут уже важно продать товар. Если на нашем рынке мы не были представлены так профессионально, как самое большое предприятие, ну, может, такие требования, которые выдвинули к Янису, были обоснованны. Люди же расходятся…

— Извините, непонятно: в чем именно заключались расхождения во взглядах на развитие RPK?

— Например, мы сейчас будем вводить новый ассортимент. Янис считал, что этот ассортимент… Что Латвия, может быть, не примет такой продукт.

— А какой продукт?

— Вот когда запустим, тогда будем говорить. Пригласим вас на открытие новой линии, и тогда…

— Это продукт, который вы еще никогда не делали?

— Мы не делали. В Латвии такого вообще не производят. Нет ни технологии, ни упаковки. Но этот продукт все же потребляют и у нас.

Интересуют фермы большие и маленькие

— Глава федерации продовольственных предприятий Дидзис Шмитс в интервью нашему изданию недавно прогнозировал, что российский инвестор со временем переведет RPK на производство нишевых продуктов, якобы чтобы не конкурировать с Danone, к которому близок г–н Бесхмельницкий…

— Вот это опять мнение представителя нашей маленькой раздробленной отрасли! Никогда не надо судить — кажется ему! Он не знает Бесхмельницкого, ни с кем не говорил, планов не видел! Я могу говорить о тех планах, которые мы разработали и которые я полностью одобряю. Да, там основная линия — Бесхмельницкого! И там есть не только переработка молока, но и крестьяне! Одна из частей плана — помочь крестьянам развиваться и увеличивать поголовье скота. РПК готов помочь крестьянам своими средствами, но не за счет кредитов, а нашим софинансированием. Потому что молоко, по большому счету, в мире в дефиците. И слава богу, что мы можем составить такие планы.

Нравится это кому–то или нет, в мире идет концентрация капитала. Вот говорят: РПК — большое предприятие! Но по немецким меркам мы самое маленькое! Или вот мы посещали итальянских переработчиков: там же работают десятки тысяч людей! И там самые новые автоматы. Если мы не будем смотреть глобально и оценивать, что производится в той же Польше, все эти наши предприятия не выдержат конкуренции и просто закроются! Сейчас, особенно во время кризиса, надо строить, развивать. Но надо иметь для этого четкий обоснованный план: что мы хотим делать.

— Вы сказали, будете финансировать фермеров не на условиях кредита. РПК хочет стать совладельцем латвийских молочных ферм?

— А почему бы нет?

— Расскажите подробней.

— Я вам и так рассказываю про нашу перспективу! Уже хорошо! Вот когда заключим конкретный договор… Сейчас могу сказать только то, что с фермерами ведутся переговоры. Мы разрабатываем условия. Я всегда боюсь говорить о перспективах, которые пока не реализовались… Вот когда мы тут строили сырзавод, многие тоже не верили. Теперь производим 15 тонн сыра. При этом мы никогда ничего не обещали заранее. Поэтому я и сегодня говорю осторожно. Что нужно крестьянину? Обрабатывать землю, следить за технологией и быть уверенным, что его продукция нужна и он за нее получит деньги.

— Фермы какого размера вас интересуют?

— Все.

— И самые маленькие?

— Да, а почему нет? Нет маленьких и больших ферм, есть те, где санитарные условия соблюдаются, и есть, где, увы. Крупные — это порядка тысячи голов. Но даже на небольших фермах в 10–15 голов можно получать очень качественное молоко. Другой вопрос, сколько стоит это молоко собрать. Но поскольку сейчас формируются крестьянские кооперативы, за которыми я вижу очень большое будущее, они с этим справятся. Вот в Лимбажском районе, где мы производим сыр, крестьянский кооператив своими машинами каждое утро объезжает в том числе всех маленьких, они разработали целую технологию, есть молокоохладители. Никаких бидонов на солнце.

— Вас в таких фермах интересует контрольный пакет или готовы быть миноритарием?

— Не–не, никакого контрольного пакета — он всегда будет только у крестьян. Это даже наше условие такое! Зато крестьянин будет уверен, что за спиной не стоит банк со своими требованиями… Банки в последнее время, увы, не работают на развитие хозяйственной деятельности.

— Насколько фермерам это интересно?

— Конечно, интересно! Каждый хочет привлечь ресурсы, да еще с контрактом, что у него будут покупать производимый продукт определенного качества… Такая стабильность интересна всем. А у нас есть для этого деньги на счете.

— Сколько готовы вложить в фермы?

— Об этом пока не будем.

— Несколько миллионов?

— Безусловно, конечно.

"Карумс" уже не тот?

— К фермам интерес понятен, а что с другими переработчиками — планируете их покупать и объединять? Или ваш акционер Андрей Бесхмельницкий планирует?

— У нас на РПК ничего не изменилось в руководстве — мы только добавили новых членов правления, представителей новых акционеров. И я по–прежнему председатель совета. И мы за общим столом разрабатываем программу. Нет тут никакого старшего брата или младшего… Мы все хотим развить предприятие, отрасль и заработать на этом. Потому что чем рациональней будет переработка… Ведь то, что творится в Латвии, — это ненормально: все самостоятельно закупают молоко, при этом машины разных заводов едут навстречу друг другу, Валмиера тягается с Ригой. Это миллионы, которые мы прожигаем только в логистике по сбору молока и только потому, что не можем сесть за один стол. А если разработаем общую стратегию хотя бы по сбору молока — резко снизим себестоимость! Все снизим!

И еще нужно идти на определенную специализацию. Вот никогда маленький заводик не сможет произвести такой сыр (Показывает на тарелку с Monterigo. — С. П.). Но свежие сыры с тмином, национальные — их мы не будем производить, для нас это невыгодно. Нам нужны большие объемы. Вот если построить отрасль на таких основах — выиграют все. Так бы я нарисовал наши отношения. Да, мы говорим со всеми о том, как создать синергию по некоторым программам. Например, мы сами не производим некоторые сорта сыра и размещаем эти заказы в Цесвайне. Пусть они специализируются! Это плюс для всех: мы не покупаем оборудование, которое не будет загружено полностью, а для Cesvaines piens, где такое оборудование уже есть, это дополнительные объемы, заказы, деньги.

— Вы не ответили: интерес к покупке других молочных комбинатов есть?

— Конечно, есть.

— И какие–то переговоры идут?

— Ну… (Пауза, загадочно.) Может быть, и идут…

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

17.01.2018

Молоко просит вмешательства

Как стало известно The DairyNews, Минсельхоз планирует к марту 2018 года ввести в действие обновленную методику расчета минимальных и максимальных цен на зерно, молоко сухое и масло сливочное в целях проведения интервенций. В текущем году, большинство участников рынка в свете считают интервенции, призрак которых висит над молочной отраслью третий год – необходимыми. Однако, формат их проведения и возможные последствия устраивают не всех.
РОДИНА, СПК ( Великая Топаль )
Адрес:  Брянская обл, Клинцовский район, с. Великая Топаль, ул. Октябрьская, д. 22 
 
ЛУТНА-СЕРВИС, ООО
Адрес:  Брянская обл, Клетнянский район, с. Лутна, ул. Михаила Раздомахина 
 
РАССВЕТ, СПК ( Нижнебалтачево )
Адрес:  Башкортостан респ, Татышлинский район, с. Нижнебалтачево, ул. Центральная, д. 28 
 
РАССВЕТ, СПК ( Степановка )
Адрес:  Башкортостан респ, Аургазинский район, с. Степановка