08.10.2012
Источник: ИА DairyNews
Регион: Россия
Второе пришествие. Интервью с Владимиром Лабиновым, директором Департамента животноводства Министерства сельского хозяйства РФ - Владимир Витальевич, когда вы узнали впервые о том, что переходите на новую позицию?

Переговоры такие шли на протяжении месяца. Официальное предложение от министра поступило дней за десять до официального назначения. Думаю, что сама проработка кандидатуры шла более продолжительное время, наверняка я был не один из числа претендентов.

- Как вы считаете, чем обусловлен выбор вашей кандидатуры на позицию директора департамент животноводства МСХ РФ?

- Прежде всего, этот вопрос надо адресовать руководству Минсельхоза. Но если Вы задали его мне, то я могу выстроить свою версию. Начнем с того, что в конце 90-х годов (С 1997 по 2000-й - ред.) я работал в этом департаменте в качестве заместителя, курировал все вопросы, связанные с племенным делом в животноводстве. На тот момент, в конце девяностых годов структура департамента включала в себя семь отделов. Из семи отделов я курировал четыре. И поэтому мое возвращение в родной департамент – ступенечка роста. И, на мой взгляд, оно вполне логично.

- В кулуарах ходил слух, что у вас с Василием Шапочкиным были не очень хорошие отношения.
Как вы оцениваете работу Шапочкина на тот момент (в девяностых) и как в целом оценили бы работу вашего предшественника?


- Василий Васильевич Шапочкин в отличии от подавляющего числа чиновников новой формации, имеет большой производственный стаж в своей биографии. Мой производственный стаж даже несколько короче, чем его, непосредственно в животноводстве. И поэтому при всей противоречивости личности Василия Васильевича, это человек, который по нутру, по своему менталитету, по своим убеждениям, был настоящим животноводом, если в слово животновод вложить все позитивное. Говорят – человек с большой буквы, так и тут - животновод с большой буквы. Как бы ни патетически это звучало. Он таким был, таким и оставался до последних дней работы в департаменте. При этом, конечно, проработав 18 лет директором хозяйства, он наверняка так же тяжело адаптировался к условиям работы в МСХ в качестве чиновника, поскольку директор сельхозпредприятия – это человек, который единолично управляет в своем хозяйстве и практически не ограничен в реализации идей для претворения в жизнь. То есть он практически может делать все, что задумает. В этом смысле работа в департаменте – она иная, чиновник уровня руководителя департамента – он встроен в иерархию должностей государственной службы. Он имеет как подчиненных, так и достаточное количество начальствующих над ним людей. В том числе и массу по горизонтали смежных коллег примерно равного статуса. И в этом смысле, конечно, Василий Васильевич, наверное, трудно к этой ситуации адаптировался. И мои с ним отношения на тот период, были обусловлены как раз издержками его собственной адаптации. Я могу сказать, что со стороны Василия Васильевича ко мне лично как к специалисту, как к носителю профессиональных знаний, претензий не было никогда. И в этом смысле профессиональная тема нас никогда не разделяла. Конфликты шли исключительно на организационном уровне. Я тоже пришел непосредственно из производства, в Минсельхоз. Для меня тоже госслужба и система работы во власти была нова. И наверняка я так же адаптировался как и он.

И мы оба, не имея на тот момент коммуникативного опыта, иногда сталкивались. Отношу это исключительно к адаптационным издержкам, как с его стороны, так и со своей. Я знаю, что репутация моей личности тоже противоречивая, знаю, что не склонен был к принятию каких-то конформистских решений на старте работы в Минсельхозе, я тоже был категоричен и прямолинеен. И Василий Васильевич тоже характеризовался такими же качествами. И в какой-то момент столкновения привели к решению о необходимости работать порознь. Но, если говорить объективно, на протяжении моей работы в Молочном союзе России, Василий Васильевич уже по-иному относился и ко мне лично, и к деятельности нашей организации. Более того, на протяжении последних лет он открыто поддерживал нас и наши предложения, идеи. Более того, на самых последних совещаниях, уже на закате своей карьеры. Вернее не на закате – слово нехорошее, на финише карьеры в Минсельхозе, Василий Васильевич занимал нашу позицию по многим вопросам. И это свидетельствует хотя бы о том, что наши отношения не столь драматичны, как рисуются извне.

- Скажите, что осталось хорошего после Шапочкина, что вы планируете реализовать, а что бы вы переделали?

- Начнем с хорошего. Есть такие формальные признаки деятельности департамента. Такие, как сроки исполнения поручений, такие как количество документов с просроченным сроком исполнения. И по таким признакам департамент животноводства выглядит одним из самых лучших. Это говорит о том, что уровень исполнительской профессиональной дисциплины – он настолько высок, что в этом смысле здесь не надо никого подгонять. Не надо напоминать. Я вторую неделю работаю и вижу, насколько это дисциплинарное наследие, доставшееся мне от предшественника, помогает без особых сложностей входить в процесс руководства собственным департаментом. Это абсолютно так. И если показать вам справку… Есть такое управление, которое фиксирует количество документов, находящихся в работе с департаментами, в том числе число просроченных по датам… Если ее показать, то там департамент животноводства выглядит позитивнее по сравнению со всеми другими департаментами.

- А что нужно менять?

- Что нужно менять… Вопрос, который давно обсуждается и является до сих пор актуальным, у нас в молочном животноводстве - система организации работы племенного дела до сих пор остается не централизованной. Не гармонизированной с той практикой, которая принята в странах с развитым молочным животноводством. И если я буду пытаться в этой сфере что-то изменить, то направление изменения правил ведения племенного дела в целом, станет одним из тех, что я буду менять. Пытаться это делать.

Второй момент. Все-таки департамент животноводства является идеологическим, он реализует государственную политику в отрасли в том числе и посредством формирования правил использования средств федерального бюджета, которые выделяются на поддержку молочного животноводства по различным направлениям. И, на мой взгляд, эти направления требуют совершенствования, повышения эффективности отдачи этих средств. Тема повышения эффективности использования бюджетных средств – всегда была актуальной, она актуальна и по сей день. И в этой части эволюционно я готов тоже к каким-то подвижкам. Я вижу, что нужно что-то менять. Что касается экономики молочного животноводства, я много раз высказывал мысль о том (в том числе, и вы публиковали это), что мы игнорируем технологические параметры ведения отрасли, поэтому я говорю о необходимости оптимизации использования средств федерального бюджета. Перед собой вижу задачу – привязать эти средства к тем показателям, которые мобилизовали бы органы управления всех уровней и собственно животноводов, сформировать более внимательное отношение к технологическим аспектам молочного животноводства.  Слово Технология – общее слово. Элементы технологии сейчас не буду расшифровывать достаточно подробно. Но один из блоков, игнорируемых, в том числе и на вашем форуме, в том числе, и по сегодняшний день, это блок воспроизводства, который недооценивается и по недостаточной компетенции игнорируется. Когда противопоставляются такие вещи – как продуктивность и воспроизводство. Буду категоричен - это безграмотно. Другое дело, что между продуктивностью и воспроизводством существует обратная корреляция, но искать в этой корреляции оптимальный баланс нужно. Хотя бы потому, что стартом для начала лактации является факт рождения теленка. По-другому не бывает.

Я говорю сейчас элементарные физиологические постулаты, для того чтобы корова приступила к молокоотдаче, прежде всего она должна принести теленка. После рождения теленка лактационная кривая увеличивается и потом сокращается, падает. Как в природе.  Как у человека. Мама, женщина, лактирует только после рождения ребенка. И однажды лактация закончившаяся, может быть вновь спровоцирована только рождением нового ребенка. И в этом смысле противопоставление выхода телят и продуктивности коров – это демонстрация полнейшего невежества. Сейчас мы обсуждаем правила представления субсидий из федерального бюджета на производство товарного молока. И в этом проекте я уже заложил некоторые критерии, которые привязывают эти деньги к конкретным показателям – воспроизводство, выход телят, качественные показатели молока – жир, белок… Планки, которые в этом документе заложены, они достаточно щадящие, они не являются недосягаемыми, а являются абсолютно реалистичными. Но даже к этим реалистичным планкам субъекты некоторые субъекты должны будут дотянуться. И это одно из первых моих действий.

В общем - в своей новой деятельности пытаюсь начинать претворять в практику свои идеи.

- По этому поводу такой вопрос – любая деятельность имеет какую-то цель. Какова цель вашей деятельности на вашем посту – чего бы вы хотели добиться?

- Цель на самом деле проста. У меня есть вполне здоровые амбиции. Не стану кокетничать, - считаю себя человеком достаточно просвещенным в теме животноводства, и молочного в частности. И здесь я имею возможность влиять на эти процессы непосредственно. Здесь у меня есть возможность какие-то предложения и идеи воплотить в жизнь. Не быть просто сторонним наблюдателем или сторонним носителем предложений. Но придя на эту позицию, я могу КПД своих усилий увеличить. Пока я работал в качестве директора Молочного союза России, мы достаточно неплохо продвинулись в сравнении с другими пищевыми отраслями в теме вооружения нашей молочной промышленности документами на уровне стандартизации. Разработали и довели до утверждения техрегламент, сделали это одними из первых, в последующем после накопления правоприменительной практики, внесли в него изменения .Тема Технического регулирования для меня остается актуальной и в моем сегодняшнем статусе. Я совершенно не собираюсь отстраняться от процесса оптимизации системы техрегулирования в молочной отрасли. Более того, в моей сегодняшней позиции, думаю, появится возможность влиять на эти процессы более существенно, чем было до сих пор.

Мы сейчас больше говорим о молоке, Вас ведь больше оно интересует. В ведении департамента находятся все подотрасли животноводства: молоко, мясное скотоводство, яичное и броилерное птицеводство, свиноводство, коневодство, пчеловодство, оленеводство и т.д. Есть сельскохозяйственное рыбоводство и воспроизведение ресурсов аквакультуры внутренних водоемов – это тоже в компетенции департамента животноводства. Круг вопросов очень широк. И конечно, в других подотраслях я не столь уверен в себе, как в молочном животноводстве, но тем не менее, предыдущий опыт работы в департаменте как-то помог мне погрузиться в эти блоки.

- К каким целям на ваш взгляд, должно стремиться молочное животноводство России? Можно ли сказать, что мы хотели бы, чтобы оно было таким как, например, в Голландии?


- Нужно понимать, что успех развития молочного животноводства определяется массой факторов, среди которых не менее важную роль играет социальное развитие села. Я уже писал об этом не раз – в свиноводстве, птицеводстве, прогресс по этим подотраслям очевиден. И птицеводство промышленное, и свиноводство демонстрируют хорошие экономические показатели. Но мы же должны понимать, что все птицефабрики и свинокомплексы – территориально находятся в привязке к городской инфраструктуре. Молочное животноводство привязать к городской инфраструктуре невозможно. Как в Москве, так и в любом большом городе. Молочное животноводство требует вынесения за эти пределы. А вынесение объектов за пределы города требует социального развития села, потому что люди, которые должны работать на современных животноводческих фермах, как и все другие, вправе рассчитывать на комфортное жилье, комфортное жизнеобеспечение, возможность водить детей в детский сад и так далее… И без решения этих вопросов, говорить, что молочное животноводство будет само по себе развиваться – утопия. Скажем так, без кардинального изменения в стране достаточно сильного отставания городской инфраструктуры от сельской, развитие молочного животноводство будет тяжелым. Практически невозможным.

А если говорить собственно о молочном животноводстве, в качестве цели – хотелось бы видеть отрасль экономически эффективной. Это отрасль, которая не обязательно должна характеризоваться повсеместно в стране какими-то очень высокими показателями продуктивности. Она может быть контрастной по продуктивности. На высокоурбанизированных территориях она должна быть высокоинтенсивной, так как вы сказали, например, в Голландии.  В регионах где урбанизация не столь высока, это может быть отрасль с меньшей продуктивностью, с не очень высокой интенсивностью, но главное, чтобы это была эффективная отрасль.  И чтобы выручка от реализации молока обеспечивала возможность высокоэффективного ведения производства. И попытка решать все вопросы экономики через цену на молоко – не очень эффективна, она где-то ошибочна и тупиковая. Да, это самое простое – чем выше цена на сырое молоко, тем эффективнее животноводство. Это очень просто. Да, конечно, любому производителю животноводческой продукции хочется иметь самую высокую цену на свою продукцию. Это касается всех. И было бы здорово, если бы у производителей яиц была возможность продавать яйцо – по 20 рублей штука. Но так не будет. И поэтому нужно находить возможность совершенствовать технологию , оптимизировать затраты, под имеющуюся ценовую конъюнктуру, которая, кстати, весьма неплоха в последние годы, чтобы иметь возможность выстаивать экономически эффективную отрасль.

Если вспомнить цитату Ленина (это цитата из его статьи о кооперации) «Учиться, учиться и учиться», то, как мне говорили, там было еще одно замечательное слово – торговать. Но в советской идеологии его исключили, и осталось только «учиться, учиться, учиться». Восстановление этой фразы в полном виде оно вобщем то актуально для молочников. В смысле – продавать молоко эффективно, но и учиться так-же эффективно его производить.

- Очень многие хозяйства, с которыми мы общаемся, говорят, что на сегодняшний момент статус племенного предприятия – форма получения дополнительных денег. И многие хотят получить этот статус исключительно для этого. По сути с практической точки зрения это ничего не решает. Нет ли у вас в планах отойти от этого понятия?


-Да, я согласен с Вами, что наименование «племенное хозяйство» - одна из ступеней, необходимых для возможности претендовать на бюджетную поддержку. То, что это неправильно – да, неправильно. То, что это надо менять – да, надо менять. Как – я пока не готов ответить. Потихонечку отойдем. Если в хозяйстве имеется достоверный племенной учет, это хозяйство может реализовывать животных с документально подтвержденным происхождением. С другой стороны, производить нормальное молоко, может и животное без подтвержденного происхождения. И говорить о том, что животное без происхождения не может стать объектом купли-продажи… А как реализуется скот у населения? Поэтому скажем так, однозначно связывать наименование предприятия с возможностью или невозможностью реализации скота – тут очень много формализма.. Производить молоко может любая здоровая корова. Другое дело, что животное с происхождением, с хорошей родословной, оно с большей вероятностью даст то, что мы ждем от него. Животные, которые несколько поколений подвергались радикальному селекционному нажиму, они кардинально отличаются от животных, которые такому нажиму не подвергались. Но любые животные нужны. Если я ставлю перед собой целью получение продуктивности в 6-8 тыс. кг молока – это один бизнес-сценарий, в котором без племенных животных не обойтись, при этом   используя беспородный скот при нормальной трудовой дисциплине, при элементарном порядке, могу рассчитывать на продуктивность до 4,5-5 тыс. кг молока. Во втором случае  можно и не переоценивать значимость племенного учета.

Другое дело, что для организаций крупномасштабной селекции, конечно, нужны ведущие (назовем их пока старым словом) племенные заводы, где можно уверенно отбирать производителей. Где можно уверенно отбирать животных для последующей комплектации ими станций по искусственному осеменению. Но таких предприятий, потенциально способных давать быков, их может и не так много. Хотя, чем больше животных вовлечено в селекцию, тем больше шансов на генетический прогресс. По большому счету, надо стремиться к тому, чтобы все поголовье было племенным. Это задача – максимум. Такого нигде в мире нет. И никогда у нас не будет точно. То, что мы сегодня называем племенными предприятиями, зайдите к ним и посмотрите состав быков – там 70-80 % поголовья импортного. А оставшиеся – выходят из единиц хозяйств. Есть такие хозяйства, которые на протяжении многих лет являются поставщиками быков племенных и их единицы. В каждой породе они известны. Но племенных заводов по этой породе может быть гораздо больше, чем предприятий, способных потенциально быков поставлять. Конечно, требования к организации учета и ведения работы на подобных предприятиях должны быть очень строгими.

- Как Вы относитесь к импорту скота? В последние годы мы столкнулись с массовым импортом скота, последующим большим падежом по прибытии в хозяйства. Собирается ли как то департамент развивать наши собственные породы или же упор будет сделан на стандартные породы, которые разводятся во всем мире?

- Начнем с того, что нет стандартных пород, принятых во всем мире. Есть основные породы молочного скота, поголовье которого доминирует. В то же время есть масса других пород молочного скота, численность поголовья которых значительно меньше, чем численность скота по  доминирующим породам, но, тем не менее, численность этих локальных пород на протяжении многих десятилетий не сокращается. Из  классического определения  породы следует, что это – популяция животных, выведенных в конкретных климатических условиях, в конкретный социально-экономический период развития человечества, характеризующиеся конкретными генетическими и фенотипическими показателями. И первое, что очень важно – определенные климатические условия. В этом смысле, с учетом того, что наша страна как никакая другая, характеризуется массой разнообразнейших климатических условий. В нашей стране не может быть сделан упор на использование одной породы. Адаптивные способности одной породы не могут быть использованы везде. Но экономическая эффективность использования породы в одних условиях может быть оправдана, в других - может быть абсолютно отрицательна.

Страна, которая располагает огромными пастбищами, должна их использовать как источник достаточно дешевого корма. А это значит, что в условиях такого молочного животноводства говорить о высочайшей интенсивности не приходится. Должны быть породы, приспособленные для конкретных климатических условий. Например, моя любимая айрширская порода, она категорически не переносит высокие температуры при одновременно высокой влажности воздуха.  Айрширы при температуре выше 30 градусов начинают задыхаться, отказываются есть, у них начинаются носовые кровотечения…  Они чувствуют себя плохо, потому что тот климат, в котором эта порода выводилась (Англия и Скандинавия) не предполагал такие условия, в которых они оказались у нас в некоторых регионах. А с другой стороны, можно сколько угодно выпускать голштинов на горные пастбища Дагестана и ждать 8-тысячных надоев. В 99 % случаев  они там просто погибнут. И отрицать необходимость разведения в Дагестане местных аборигенных пород скота, с продуктивностью невысокой, но способной ходить по тем каменистым рельефам, что там есть и использовать ту траву, что там есть – было бы неправильно.

С другой стороны, есть очень много пород, которые могут быть успешно использованы при производстве молока в различных климатических зонах нашей страны.

Да, голштины – это современная машина с наиболее высоким КПД использования корма в молоко. Этого никто не отрицает. Голштинская корова  должна быть максимально использована там, где для максимально интенсивного животноводства есть все условия.

 - А как вы относитесь к массовому импорту скота, который сегодня происходит?

- Отрицательно. Ведь этот массовый импорт имеет место быть от безысходности. Потому что у нас нет своих телят. Мы завозим импортный скот из стран, где уровень молочной продуктивности выше, чем у нас. Это значит, что страны, где уровень интенсивности молочного животноводства выше, чем у нас, тем не менее, имеют возможность продавать ремонтный молодняк. А мы, имея всего 74 теленка в расчете на 100 коров, находимся в положении, когда мы не в состоянии формировать свои собственные стада, и вынуждены покупать извне. Массовый завоз скота по импорту происходит в том случае, когда у человека есть средства и ему нужно одномоментно запустить комплексы и загнать в помещение большое количество коров. А сделать такую покупку в нашей стране у него нет возможности, поэтому он покупает заграницей, и это плохо. Все минусы от такого завоза – налицо. В Советском Союзе тоже стояла такая проблема, но менее остро. Но в то время скот разрешалось завозить только в хозяйства подготовленные, где имеется достаточная кормовая база, где есть опыт работы со скотом. При этом, даже такой завоз скота в отработанные условия приводил к потерям. А сегодня, когда строится новый комплекс в чистом поле и когда туда сгоняются новые кадры, а в помещение завозится потенциально высокопродуктивный скот, но управлять им еще никто не научился, такой путь к высоким звездам – он ни к чему не приведет.

- Как с этим бороться?

- Это невежество, это некомпетентность, это «учиться, учиться и еще раз учиться». Вам же очевидно, что вот эту вазу (показывает - ред.) нельзя везти в кузове грузовика – она же разобьется. Это же очевидно? Наверняка надо как-то упаковать, завернуть, ехать тихо. И каждый раз думать, что с ней что-то может случиться.

А когда мы каждый раз так грузим скот и уверены, что с ним ничего не произойдет, то кроме как головотяпством – как это можно назвать?

Можно поехать в Таиланд и увидеть там массу красивейших орхидей. Привезти их, понатыкать в саду и любоваться – может быть, день, может, два или три. Но они все равно завянут. А если мы привезем их в какую-то оранжерею, в которой уже создали микроклимат, и ухаживать за ними будет человек, который соображает, что нужно делать. Он, по крайней мере, поставит форсунку, которая будет опрыскивать. Везде же есть какие-то элементы, которые нужно учитывать.

Мы достаточно сильно разнообразили всю микрофлору, ранее нам не свойственную, с завозом скота на наши фермы. Отсюда заболевания, ранее нашим специалистам не знакомые, с которыми надо начинать бороться. Бороться, когда животное уже заболело – это неизбежные потери. Любой опытный врач стал опытным потому, что он эволюционировал. Когда к нему поступает животное с неизвестным диагнозом, он ничего сделать не может.

- У нас нет своей генетики...


Это абсолютно не так.

- Мы очень много импортируем спермы, эмбрионов...

- Я категорически не соглашусь. Генетика у нас есть и неплохая. У нас есть пренебрежение технологией. Если продуктивность коровы ниже 4,5 тыс. килограмм – дело не в генетике, а в элементарном недокорме. Если коровы живут 2,5 – 3 лактации – дело не в генетике, а  в пренебрежении массой других параметров. Вот если бы мы достигли показателя продуктивности по стране или по субъекту 8-9 тыс. килограммов молока и при всех усилиях не могли сдвинуться с места, то мы могли подвергнуть сомнению нашу генетику, не дающую нам возможность получить больше. Это абсолютно не так.

Другое дело, что в области генетики не полный порядок, много мешанины, в том числе в межпородном скрещивании.  Есть проблема в достоверности учета, происхождения. Можно собрать массу вопросов по работе племпредприятий.

- С Вашим назначением на позицию руководителя департамента в России будут меньше закупать импортных коров?

- Напрямую я не могу влиять на эти процессы. У меня нет полномочий запретить или разрешить, открыть или закрыть шлагбаум. Это дело каждого хозяйствующего субъекта: покупать то, что он хочет, если у него есть деньги. Во всяком случае, я не буду этому способствовать – это точно.

- Сколько в России вообще коров?


- Не знаю. Есть официальная статистика Росстата, другой пока нет.

- Мы верим ей или нет?


- Подвергаем сомнению.

- Есть скот в сельхозпредприятиях, есть скот в личных подсобных хозяйствах. Правда ли то, что в ЛПХ нет такого поголовья, о котором утверждает официальная статистика, и товарным является молоко, произведенное в сельхозпредприятиях?

- Я тоже сомневаюсь в достоверности этих цифр. Но неправильно однозначно говорить, что все товарное молоко у нас произведено в сельхозпредприятиях. В целом ряде субъектов доля соотношений объемов производства и объемов поставки товарного молока на перерабатывающие предприятия от сельхозпредприятиях и частного сектора различно. Да, в Московской области, например, доминируют сельхозпредприятия, частного сектора практически нет – он стремится к нулю. А в ряде субъектов, как, Ростове, Ставрополе, Волгограде, Башкирии, Сибири, - там доля частного сектора высока, она иногда доминирует.  Вот, есть данные о реализации товарного молока (демонстрирует документ). Нет основания им  не доверять. Если мы посмотрим, соотношение производства молока в сельхозпредприятиях и хозяйствах населения 13 млн. к 5 млн. Это товарное молоко. В сельхозпредприятиях в 2,53 раза больше. Но если посмотрим разбивку по субъектам…  Например, возьмем Волгоградскую область – 37 тыс. молока в сельхозпредприятиях, а 134 тыс. – частный сектор. Говорить, что этого молока нет – неправильно. Вот если бы такое соотношение было нарисовано в Московской области…. Но в Московской области оно не нарисовано.

Поэтому в целом я с Вами согласен, что этот объем есть основания подвергать сомнению. Но в значительном количестве субъектов действительно доля частного сектора велика или доминирует.

- А как на Ваш взгляд, нужно выстраивать учет животных? Что будет сделано?

- Не готов сейчас рисовать план, что будет сделано. Есть свои идеи, есть другие идеи. Сейчас мне важно собрать разные мнения и потом выбрать модель. Но пока могу сказать, что не вижу необходимости в поголовном, централизованном идентификационном учете. Корова, незафиксированная, неучтенная, нигде не записанная, имеет право на жизнь и может производить молоко. Точно так же можно продавать приплод.

Не надо крайностей: поголовно все переписать, не дай Бог идентификационный номер как-то пересечется…Зачем? Огромный пласт коров рождается, вырастает и уходит в небытие. Отработали свой срок – и ушли. И что?

Сегодня в племенных хозяйствах поголовный учет с советского времени поставлен гораздо тщательнее, чем в паспортном учете населения. Если вы возьмете форму 2-мол, карточку племенной коровы, то там информации гораздо больше, чем во всех ваших документах в отделе кадров. Взяв только один документ коровы, мы можем гарантированно 4 ряда предков отследить. Если Вы попытаетесь, используя Ваши паспортные данные и напрягая память, самостоятельно восстановить 4 ряда предков, вы это не сделаете никогда.

Тем не менее, эти коровы рождаются и уходят. И это все мертвым грузом остается в архивах. Смысл?

- Может быть, оцифровать архив?

- Это товарные животные. Это животные рожденные для того, чтобы дать молоко, а потом уйти на мясо.

- Но тогда мы смогли бы посчитать, сколько молока в России.

- Есть приемные отделения молочных заводов. Для чего нам нужно посчитать, сколько молока в России производится?

- Чтобы понять, сколько молока мы потребляем, сколько оно стоит.

- Согласен. Для того, чтобы оценить баланс ресурсов, которыми располагаем. Но для этого не требуется идентифицировать животных.

- Есть страны, где учет очень хорошо налажен.

- Ни в одной стране нет поголовного учета.

- Учет производства молока очень важен для того, чтобы понять, есть ли на рынке дефицит или перепроизводство.

- Раз существует импорт, и импорт в большом количестве, это говорит о том, что в России недостает молока. С другой стороны, если бы импорт целиком состоял из продуктов, которые мы не производим, то можно было бы говорить не о дефиците, а об ассортиментном разнообразии. А так как импортом являются товары, которые мы сами же и производим, то это – подтверждение неполной самообеспеченности.

- Планируете ли Вы привлекать зарубежных экспертов?

- Я говорил, что собираюсь собрать все мнения, обобщить и выбрать одно. Обобщить весь опыт невозможно, Если мы, например, сейчас соберем носителей 10-ти опытов, вполне возможно, что у этих носителей будут полярные, взаимоисключающие предложения. Когда будет выбрано решение, оно будет не соответствовать какому-то предложению. Автоматически появляется ярый оппонент.

- Сложно ли Вам даются первые дни в Минсельхозе?

- Сказать, что несложно – нечестно. Сказать, что слишком сложно? – я пока не вошел в нужный ритм.

- Мы говорили про Шапочкина, что он тоже сложно входил в работу

- Во-первых, это уже мое второе пришествие. У меня есть практика. Во-вторых, я на протяжении 12-ти лет был исполнительным директором Молочного союза. Это своеобразная чиновничья должность, только не на государственной службе, а в отраслевом бизнесе. Поэтому чиновничий опыт приобретен.

Нужно вписываться во все графики. И сложность не в том, что нужно решать много профессиональных вопросов, - просто во времени это растянуто. Много заседаний, на которых надо быть.

Иногда присутствие начальника мобилизует, а иногда мешает – в зависимости от  того, как построена работа. Я в своем Молочном союзе сумел подобрать людей, которым мое непосредственно физическое присутствие было не сильно нужно. Более того, я знал, что если буду сидеть рядом с ними, то буду мешать.


- По моему мнению, Министерство сельского хозяйства – один из самых неповоротливых организмов, которые только можно себе представить. Очень много застарелых кадров, которые нужно менять. Как Вы считаете, нужно ли что-то менять?


- «Застарелые кадры», как правило, являются носителями ценных знаний. Если застарелые кадры еще советского времени, то это кадры высочайшей профессиональной подготовки. Иногда это люди с ортодоксальным мышлением. Но как носители знаний, они бесценны. Их становится все меньше и меньше.

Вообще авторитет центрального аппарата министерства сельского хозяйства в советский период был чрезвычайно высок. Сюда отбирались люди, проходившие профессиональный отбор. Сейчас ситуация немного другая. Уровень профподготовки не может быть сравним  с тем, что был раньше. С другой стороны новые кадры – тоже носители знаний, они успевают адаптироваться к изменениям, которые несет жизнь.

Следующий момент. Люди, уверенные в себе, способные, скорее реализуют себя в контексте бизнес-проекта, нежели в чиновничьей среде. Уровень доходов в бизнесе в целом выше, чем в чиновничьей среде. Это способствует селекции в пользу бизнеса. Сложность состоит в том, что нужны опытные профессионалы на тех условиях, которые могут быть не самыми комфортными.

- Существует два молочных союза, один из них Ваш профильный. Изменится ли что-то? Исчезнет ли один из них?

- Ничего не поменялось. У меня еще не было контактов ни с кем из СОЮЗМОЛОКО.

Деятельность моего предыдущего аппарата сохраняется в том же режиме, что и была. Надеюсь, что обеспечил преемственность . Стараюсь быть на стороне всего правильного, разумного и компетентного. Я против всяких авантюр и невежественных предложений. Если в деятельности отраслевых союзов будет преобладать профессионализм, то никаких потенциальных конфликтов в будущем я не вижу. Если работа будет строиться с доминированием популизма и в целях решения частных вопросов от имени отрасли, то в моем лице такие предложения поддержки находить не будут.

- То есть Вы готовы к диалогу с СОЮЗМОЛОКО?


- Я всегда был готов. В эволюции этого конфликта я всегда был готов к диалогу, хотя сложилось мнение, что со мной ни о чем нельзя договориться. Да, меня нельзя склонить к неправильным действиям. У меня есть своя мораль, свои убеждения и воспитание. Может быть, я в этом смысле не столь удобен.

 - Вы сейчас совмещаете должность в РСПМО?


- Нет. Я официально сложил с себя полномочия, написал заявление. Я уволен. Обязанности исполнительного директора выполняет Купляускас Евгений Стасович. Это не значит, что наши коммуникации прерваны. Я никого не назначаю, не руковожу, не увольняю, не подписываю бумаги, не являюсь распорядителем средств. Но я могу быть советчиком. Я могу порекомендовать или не порекомендовать

- РСПМО всегда ассоциировался с именем Лабинова.


- Может, это минус мне.

- РСПМО сохранится в настоящем виде? Какие у союза перспективы?

- РСПМО ассоциировался с именем Лабинова потому, что у меня были очень комфортные для меня руководители, которые обеспечивали достаточно хорошие условия для деятельности. Это была та стена, на которую можно было не просто опереться, но быть уверенным, что тебя никто точно не опрокинет. Я говорю о Сергее Аркадьевиче Пластинине и Давиде Михайловиче Якобашвили. Когда совет Союза в разные периодывозглавляли эти две личности, передо мной всегда стояла задача действовать исключительно в отраслевых интересах. Мы эту миссию и выполняли.

Сегодня Союзом руководит Аркадий Николаевич Пономарев, у которого тоже репутация уверенно стоящего человека. Это человек с идеологией, с убеждениями, которого поколебать – тяжело. Его гражданские убеждения правильные с точки зрения подхода к молочному бизнесу и молочному ассортименту.

Сейчас задача моего преемника, сменщика – втянуться в работу и продолжать начатое мною, и развивать далее свою деятельность во благо отрасли. Условия для этого есть.


- У Вас репутация категоричного человека, привыкшего управлять. Вам также придется адаптироваться и интегрироваться в иерархию ведомства.


- Мне не 20 и не 30 лет, скоро уже будет сорок девять, пойдет пятидесятый год. Конечно, я не тот Лабинов, который был. Какие-то сучки у меня, безусловно, уже обтесались. Какой-то житейский опыт я тоже приобрел. Наверное, я не столь категоричен буду, каким был раньше.

Но есть моральные принципы, профессиональные убеждения. Я буду себя не уважать, если буду делать не так, как подсказывают мне мои убеждения. Для меня репутация важнее всего.

Кто-то позволяет, чтобы о нем говорили, что он непрофессионал и ничего не соображает. И люди спокойно с этим живут. Я такого даже помыслить не могу. Кто-то писал, что Лабинов не считался с коллективным мнением, всегда решал все сам. А кто-то делал коллегиально. Если ты нужную тему знаешь уверенно сам, то зачем тебе коллегия? А если ты не уверен, то тебе коллегия нужна.

- Или по-другому. Ты знаешь, на ком зиждется твоя власть, и слушаешь их мнение.

- Я не ставил задачу удержать власть. У меня никогда не было политических амбиций. Мои политические амбиции закончились на комсомоле. Тогда просто выдвигали. Было много общественных обязанностей, но они все не были связаны с политикой. Я общество книголюбов возглавлял в период жесточайшего книжного дефицита.

Я билеты доставал, ходил в Большой театр, концертный зал Россия. Был такой общественник, «все для людей, для народа». В советское время мог себе позволить вывезти пол-фермы, своих доярок, скотников, телятниц, на концерт, например, Валерия Леонтьева в зал Россия, или свозить передовиков на балетный спектакль в Большой. Не всякая Богема московская не могла себе позволить для семьи это сделать. Но политических амбиций у меня не было никогда.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 След.
Непосторонний
Уважаемый господин Лабинов!

Выражаю Вам свой респект!
Очень достойно и откровенно!
Не обращайте внимание на холуев и завистников, но и и не теряйте бдительность!
Вот бы подобрать всех чиновников в Россию на все уровни подобных Вам!
Но этого не будет!
Порадуемся же за животноводов и животноводство!
Гость Sergio
Респект и удачи!
Гость_Башкирия
Увидела Владимира Витальевича с новой стороны. Удачи!
Гость и буду им
Переборщили с названием статьи. При Втором пришествии будет апокалипсис и конец мира....
Между тем, поздравляю. Мужественно тогда Вы, уважаемый ВВ, перенесли репрессии ВВ Шапочкина. Интервью, конечно, спорное, но иного и не нужно. В нашем животноводстве, особенно племенном, плохо все.
Хозяйства вкривь и вкось существуют, агрохолдинги работают на порошковых основах, племенной скот не выдерживает никакой критики - от того и иностранцев боимся. То, что говорится в интервью по поводу неконтролируемого ввоза скота - это камешек в огород т.н. ИКС - инфор-консультац. службы и гробовщика прогресса - Росагролизинга.
Е. П. Стафеева
На протяжении длительного времени отслеживала выступления и комментарии В.Лабинова на молочные темы. Как правило, все комментарии отличались высоким профессионализмом и принципиальностью. Радует, что возглавлять Департамент будет такой специалист.Настораживает, что долгое время он представлял интересы переработки.
Кроме того, хотелось бы узнать видение В. Лабинова перспектив развития и роли в формировании аграрной политики отраслевых союзов и объединений, как федерального, так и регионального уровней.
Желаю удачи в работе.
гость-гость
Мир сошел с ума...
Андрей Трифанов
Цитата
...блок воспроизводства, который недооценивается и по недостаточной компетенции игнорируется. Когда противопоставляются такие вещи – как продуктивность и воспроизводство. Буду категоричен - это безграмотно...
Вот это место я не понял - где на сайте кто-то противопоставлял эти вещи? Не припомню - если кто-то знает, дайте ссылку, пожалуйста. И как этот блок можно игнорировать, если ты в своем уме? Получить от коровы телочку, которая не только запускает очередной цикл лактации, но и сулит тебе через пару лет 100-120 тыс. руб., сэкономленных на замещении (полученных в виде выручки при продаже), - это оооочень интересная экономика.

Здесь В.В. Лабинов явно желает собственное недопонимание технологии экономического расчета (где для молока воспроизводство является категорически необходимым, но лишь сопутствующим для производства "товара" процессом) прикрыть технологической неграмотностью людей, пытающихся ему этот подход разъяснить.
Что бесспорно - при современном уровне технологий индуцированной лактацией мы нужного количества молока от коровы не получим) Отсюда важность, необходимость запуска и перезапуска цикла лактации. Но с момента появления теленка - это тоже "товар"!!! И это не молоко!!! Ни настоящее, ни будущее! Потому что этот товар живет (в умелых руках) либо до мясокомбината, либо до продажи в виде нетеля (введения в стадо). И на всем протяжении своего существования (роста) данный товар имеет свои отличные от молока характеристики и свойства. В том числе рыночную цену! Которая и является отправной точкой (единственной справедливой!!!) для расчета "выгодно-невыгодно".
В головах зоотехников факт выгодности выращивания собственного ремонтного стада стал аксиомой. Но это отнюдь не факт!!! В меняющейся конъюктуре рынка и конкретных условий существования каждого отдельного молочного бизнеса это величина расчетная!
Поэтому введение в перечень условий получения субсидий на молоко критерия "воспроизводство" равносильно насаждению идеи выгодности выращивания кукурузы. Тогда это тоже было обусловлено ложной аксиомой, но не было тогда на Хрущева Трифанова))).

Ко мне в декабре должны быть завезены 444 нетеля (канадские голштины). Готов хоть завтра подписать контракт с любым желающим выкупить у меня всех телочек и вырастить их до здоровых нетелей с условием обязательного обратного выкупа через 24 месяца. Цена продажи - 30 т.р., цена выкупа - 150 т.р. Выгода очевидна ;)
Предложение официальное. Заодно проверим и очевидность аксиомы.
Страницы: 1 2 3 4 5 6 След.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

15.10.2018

Золотая осень: предварительные итоги АПК

На агропромышленной выставке "Золотая осень" в рамках деловой программы и работы стендов регионов РФ прошло множество деловых и дружественных встреч. The DairyNews пообщалось с представителями отрасли и руководства аграрных ведомств регионов, узнав о предварительных итогах АПК в 2018 году и планах на ближайшие годы.

20.10.2018 16:43:07

Не молоко

2 90 Алексей Николаевич Ковалев
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
МОЛОЧАЯ ИНДУСТРИЯ, ООО
Адрес:  г. Белгород, бульвар Юности, д. 19 кв. 20 
 
Колхоз Н-Кулое, СПХ
Адрес:  д. Урусовская, ул. Покровская, д. 11 
 
Чебаркульский молочный завод, ОАО
Адрес:  г. Чебаркуль, ул. Дзержинского, д. 1 корп. - офис