14.06.2017
Источник: The DairyNews
Интервью с Тимуром Гущиным, генеральным директором ООО «Молопак»

В прошлом году The DairyNews брало интервью у Тимура Гущина, где он рассказал о ситуации с компанией. Однако, в ходе процедуры банкротства нашелся инвестор, который согласился войти в бизнес и выкупить долги перед банком.  В новом интервью для The DairyNews Тимур Гущин рассказал о дальнейших планах компании и поделился своим видением молокоперерабатывающей отрасли.

DN: Почему Вы выбрали именно «Мюллер Мартини» для переоборудования своего производства?

ТГ: Мы еще в 2007 году задумались о новом направлении бизнеса. Мы долго путешествовали и искали поставщиков. «Мюллер Мартини» в то время такие машины не делали. Их производила голландская компания «Дрент-Гобель», которая имела два завода в Германия и Голландии. Завод по производству машин с переменным форматом  печати VSOP находился в Голландии. К нашему несчастью, их собственники обанкротились, завод по производству VSOP закрылся  и лицензию на эти машины выкупила крупная швейцарская компания  «Мюллер Мартини». Так получилось, что первая машина, которую они произвели  по новой  лицензии, была именно наша. Мы знаем историю «Мюллер Мартини», побывали на их заводе, наверное, раз двадцать. Мы были уверены, что у них не будет трудностей – это опытная и профессиональная компания с мировым именем. Производство первых нескольких машин сопровождали бывшие специалисты с компании «Дрент-Гобель», и все думали, что они будут произведены без каких либо изменений и модернизаций. Однако, проблемы начались с самого начала. Сначала они задержали отгрузку машины почти на шесть месяцев, потом монтаж затянулся почти на 8 месяцев, и уже по факту ввода в эксплуатацию позже выяснилось, что  специалисты компании «Мюллер Мартини»  поменяли главную управляющую программу и некоторые  размеры в печатных секциях – все это в последствии и привело к проблемам. На момент поставки машины я уже выплатил им 75% от ее стоимости.

DN: Сколько она стоила?

ТГ: Машина состояла из нескольких модулей. Та часть, за которую отвечала «Мюллер Мартини» стоила 5,3 млн евро. В нее же интегрировался модуль от голландской компании «Модерн». Она стоила еще примерно 2,5 млн евро.  Я взял целевой  кредит в банке на всю стоимость оборудования, и также нужны были средства на НДС, первую партию материала для запуска.

DN: Что Вы сделали, когда поняли, что с машиной проблемы?

ТГ: Конечно мы начали серьезные переговоры. Генеральный директор «Мюллер Мартини» прилетал для этого в Москву. Он предложил вложить в переоснащение машины порядка 200-300 тыс. евро собственных средств и искать новые пути решения проблемы, если это не сработает. Я, в свою очередь, предложил ему договориться с банком, после чего мы бы взяли это оборудование в лизинг. Он отказался, и мы обратились в суд. В ходе судебного процесса мы дошли до Верховного суда и доказали, что машина некачественная.

DN: Вы судились с российским представительством «Мюллер Мартини»?

ТГ: Да, с их дочкой в России компанией  «ММ Русланд». Эта компания была открыта очень давно. У них был хороший оборот, профессиональная команда, грамотный руководитель.  Когда мы выиграли первую инстанцию, руководитель концерна принял решение ликвидировать российскую дочку. Это было сделано тихо,  мы узнали только, тогда когда налоговая прислала нам извещение о ее ликвидации.  Мы успели заявить  об этом в апелляции, и выяснилось, что они даже  не уведомили суд об этом. В итоге мы  выиграли апелляцию, и суд постановил остановить все процедуры по ликвидации компании.  В итоге неудачной ликвидации через закрытии компании, они решили подать на ликвидацию через  банкротство. Уставной фонд «Мюллер Мартини»  составляет 50 млн евро.  Когда мы вошли в банкротство, выяснилось, что «ММ Русланд» купила машину у «Мюллер Мартини» за 4,2 млн евро, а нам продали – за 5,2 млн евро. Началась процедура банкротства, и «ММ Русланд» поставила своего финансового управляющего, который противодействовал нам. Мы обращались за помощью в разные инстанции. Огромное спасибо Депутатам Госдумы – они взяли наше дело на контроль. В результате, в прошлом году СК возбудил уголовное дело по факту фиктивного банкротства «ММ Русланд». Совместно с налоговой они доказали факт незаконных сделок и вывода активов с территории России. В итоге прежняя управляющая ушла, и ее место занял честный и профессиональный  конкурсный управляющий, который начал разбираться со всеми этими сделками и начал процедуру по  привлечению поставщика к ответственности.  В середине июля иск к концерну «Мюллер Мартини» будет рассматриваться в Арбитражном суде Московской Области.

DN: Вам уже удалось получить какие-то деньги за машину?

ТГ: На сегодня мы получили от них только  страховку. Бизнес «ММ Русланд» в России  был застрахован, и страховая компания признала наступление страхового случая. Получилась сумма порядка 13-15 млн рублей, но часть этих денег они потратили на юристов и сопутствующие расходы. Понятно, что это очень мало с учетом того, что они должны нам 307 млн рублей.

DN: Получается, что концерн «Мюллер Мартини» больше не продает оборудование в России?

ТГ: Нет конечно. Они создали новое представительство «Мюллер Мартини Россия»  и перевели туда основных сотрудников из  «ММ Русланд».

DN: Значит, вы так и не работали на этой машине?

ТГ: Мы периодически включаем ее, и пытаемся понять, как ее модернизировать. Мы сейчас ведем переговоры с несколькими компаниями о проведении технической экспертизы для определения стоимости ремонта. Возможно же и такое решение суда, что концерн «Мюллер Мартини» должен провести за свой счет полный  ремонт и модернизацию печатной машины VSOP с гарантией ее качественной  работы.

DN: Какой совет Вы смогли бы дать нашим читателям в связи с Вашим "печальным опытом " по покупке иностранного оборудования

Во первых: привлекайте обязательно юристов, все очень серьезно проверяйте, все контракты, дополнительные соглашения, акты которые Вам предстоит подписать.

во вторых: если покупаете у диллера или представительства, обязательно включайте прямого производителя в контракт, пусть он  будет третьим лицом, который будет гарантировать поставку и качество, это не проблема и не как не усложнит контракт

в третьих: обязательно указывайте суд в России, ведь Вы платите свои деньги!!!Если поставщик надежный и уверен в своих обязательствах это не помеха для него и по соглашению сторон старайтесь  включать  Третейский суд для разрешения экономических споров при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (Третейский Суд)

Не верьте обещаниям, опыту и знакомству соблюдения этих трех пунктов сохранит Вам Ваши нервы и финансы,поверьте нашему горкому опыту

DN: Как сейчас обстоят дела с банком?

ТГ:На тот момент мы брали  кредит у «Ханты-Мансийского банка», сейчас  он стал «Открытием». Специалисты банка начали искать покупателя, и в итоге поиска и переговоров они договорились с индийским инвестором, который принял решение финансировать покупку и продолжить производство. Я очень благодарен нашему инвестору – индийской семье Шарма. До этого мы часто встречались с ними на выставках. У них в активе несколько крупных производств и  оптовая компания по продаже расходных материалов. Они очень давно работают и живут в России. Конечно, это было непростое решение для них, потому что на сегодняшний день «Молопак» в банкротстве. Нужно было доказать ему, что банкротство – не причина проблем бизнеса. Они очень щепетильные люди и жесткие предприниматели. Нанимали юристов и финансовых аудиторов и внимательно изучали состояние бизнеса. Сейчас они в процессе  выкупа залога и  долга у банка. В ближайшее время  банк и покупатель  начнут процесс реорганизации банкротства. Обсуждаются  разные варианты. Главное, что принято стратегическое решения для меня и всего нашего дружного коллектива работников «Молопак» – производство будет продолжать начатое дело и выпускать упаковку для жидких продуктов. В лучшие времена компания выпускала более 20 различных видов упаковки из картона для жидкостей . На конец 2015 года мы  рассчитались со всеми нашими клиентами – молочниками, которым мы к моему сожалению были должны деньги.  Через ваш сайт я хочу принести свои глубочайшие  извинения всем  тем, кому мы создали неудобства, кого подвели и кто верил и доверял нам . Ситуацией в больше мере управлял банк и все обстоятельства по банкротству, многое уже не вернуть, но я  благодарен тем, кто ждал, и не подавал на нас в суд. Мы постепенно закрываем все наши старые  долги другим компаниям,  по всем из них на сегодня уже найдены  решения и в ближайшее время мы закроем все долги.

DN: Когда семья Шарма рассчитается с долгами перед банком, они станут владельцами бизнеса?

Как я говорил ранее, в данный момент «Молопак» все еще в процедуре банкротства, и если между основными кредиторами будет принято решение о мировом соглашении то тогда «Молопак», конечно, продолжит свою деятельность. В данный момент я являюсь техническим и оперативным консультантом нового проекта – компании «Пром-Упак». Вместе с новым инвестором и партнером господином Шарма и его семьей мы обсуждаем все возможности и перспективы нашего совместного сотрудничества. В дальнейшем я надеюсь, что мы создадим новую современную технологическую компанию, которая будет производить различные форматы упаковки для жидкостей из картона. Инвестору который входит в новый бизнес, как правило, всегда необходим надежный партнер, знающий это дело, поэтому будем рассчитывать на то, что дальше мы пойдем вместе. Сейчас перед нашей командой стоит главная задача – восстановить производство, наладить все необходимые механизмы и начать возвращать утерянные объемы и доверие клиентов. Мы не работали почти два с половиной года, и сейчас практически с нуля приходиться поднимать бизнес и производство. Сегодня мы уже начали поставлять нашу продукцию таким молокоперерабатыващим компаниям, как ПК «Арта», ООО «Просто Молоко», «Витебский МК», «Минский МК», «МК МолПром», «МК Аппатитский», «Дмитровский МК» и другим молочным заводам в России и странах СНГ.

DN: «Пром-Упак» работает на вашем прежнем оборудовании?

ТГ: Господин Шарма приобрел новое оборудование, провел модернизацию и обновил технический парк машин. Без него  новая компания не смогла бы производить асептическую упаковку. На сегодняшний день мы и  «Тетра-Пак» являемся единственными российскими производителями асептической упаковки со сроком хранения до года и выше. На нашем рынке также  рынке есть «Элопак», но они поставляют ее из Дании, Украины  и Германии. Как я знаю некоторые молочные комбинаты начинают ее тестировать.

DN: Финансовые показатели «Пром-Упака» сопоставимы с «Молопаком»?

ТГ:  У «Молопака» в 2011-2012 гг. при курсе 30 рублей за доллар выручка была до миллиарда рублей в год.  Конечно, на этом фоне сегодня  у «Пром-Упака» смешные объемы – порядка 200-300 миллионов рублей. Тем не менее сегодня обновленным коллективом делается большая работа: новые тесты, дизайны и презентации всех новых и востребованных возможностей по упаковочным решениям для клиентов, например, формата «Мини», а также 1,5 и 2,0 литра

DN: То есть, ваш основной конкурент это «Тетра Пак»?

ТГ: Если мы говорим об асептике на Российском рынке, то наши конкуренты помимо «Тетра Пака» это еще «Элопак», у которого 3 завода в Германии, Дании и Украине.  К нашему сожалению, через Украину до сих пор можно вести без таможенных пошлин, хотя Украина частично вышла из СНГ.  При нынешнем курсе гривны к доллару и низких затрат  у них самая низкая цена.  Доля рынка «Тетра Пака» в России порядка 90-94%, китайской компании «ТралинПак» – 3-4%, «Элопака» - примерно 4-5%, и около  1% - это пока мы. Форматы все время меняются, и в связи с этим и доли компаний продавцов.

DN: Какие тенденции на рынке упаковки вы бы отметили?

ТГ: Прежде всего – кросс-селлинг. То есть, реклама собственных продуктов на своей упаковке. Это направление у нас очень слабо развито, и причина здесь на поверхности .  Я думаю, идеология и построение работы компаний наших партнеров-молочников в том, что упаковку закупает снабженец, перед ним руководство ставит несколько основных задач в основном  это: цена, сроки производства и доставки  и только потом вопросы  качество, остальное ему как правило не интересно,  а ведь главная задача любой производственной компании это продажа готовой продукции, а ее  продает  – коммерческий отдел во главе с его директором, у него основная задачи: продажи, реализация  и продвижения компании, но он не покупает упаковку. В результате, отделы продаж и маркетинга не в полной мере используют все возможности упаковочных материалов которые использует их производство.  Я недавно был в Голландии и как обычно проехался по крупным супермаркетам, чтобы посмотреть, что делают конкуренты. Очень обрадовался – там изобилие пюр-пака.  Опять же кросс-селлингом там занимаются и Arla, и Valio, и Danone, и Parmalat. Самое интересное, что они рекламируют не только свою продукцию. Например, Arla рекламирует продукцию Philips и Sony.  Получается упаковка не только может продвигать собственные продукты (кросс-селлинг )но и нести дополнительный заработок от различных акций со сторонними компаниями партнерами 

В преддверии государственных праздников мы разрабатываем дизайны с поздравлениями.  Активность потребителей нулевая, хотя мы эти затраты закладываем в свою себестоимость.

Я думал, что за эти два года революция на нашем рынке произойдет, и когда мы вернемся будут новые технологии и виды упаковок, цены стабилизируются, но   оказалось, что почти  ничего не поменялось. Необходимо отдать  только должное «Элопаку», который не стоял на месте и  начал внедрять новую упаковку и как факт взял лидерство в продажах упаковки  Пюр-Пак.

DN: Как развивается мировой рынок оборудования для печати упаковки?

ТГ: В последние десять лет увы он стагнирует. Во-первых, полиграфический бизнес сам по себе чахнет. Во-вторых, если мы говорим об офсетных машинах, а в мире их делается в разы меньше, чем флексографических. Можно смело сказать, что  для производства упаковки в мире около  75% компании используют  флексопечать. Я думаю, что в Китае сегодня как  минимум 300 компаний работают  по производству машин для флексопечати. Они делают машины за любые деньги: от $200 000 до $2 млн. А вот производство  офсетных машин наоборот сильно сократилось, за последнее время обанкротились такие крупные компании  Edelman, «Дрент Гобель». В 2015 году наш любимый «Мюллер Мартини» закрыл свой завод полиграфических машин, которому было 100 лет. Сейчас в большей мере это связано с мировым кризисом, снижается потребления яркой и красочной упаковки которую может произвести только офсетный способ печати

DN: На рынке оборудования для розлива такая же география?

ТГ: Если мы говорим об оборудовании для пюр-пака, здесь за последние годы в России произошел серьезный прорыв. На фоне активного потребления со стороны средних компаний и фермерских хозяйств, наши компании по производству оборудования конечно оживились. Недавно компания «Вия» из Екатеринбурга  выпустила очень добротную разливочную  машину на серво-приводах с отличным активным интерфейсом, но гораздо дешевле европейских и американских аналогов. Компания «Альтер» из Пятигорска освоила производство качественных и бюджетных машин для малых и средних компаний.  Фермеры сейчас все чаще делают собственную переработку, потому что их продукцию знают местные жители, сети с удовольствием начинают сотрудничать с ними.

DN: То есть, Вы верите в инвестиционную привлекательность локальной переработки?

ТГ: Крупный бизнес сейчас переживает нелегкое время – у всех снижение оборотов. Мелкие компании, наоборот, развиваются. Тут помогают и различные программы господдержки, льготы, доступные кредиты, импортозамещение наконец работает в полную силу. Я считаю, что сегодня молочный бизнес стабильно развивается. Конечно, очень много народу ринулось в сыры, модный тренд в связи с санкциями. Раньше мы наблюдали развитие сложных продуктов, таких как различные йогурты и  био молочные  продукты. Сейчас там стагнация, и те компании, которые раньше хотели красивую дорогую упаковку, сейчас просят – «главное, чтобы не протекало». Многие из за падения спроса и для уменьшения стоимости продукции перешли на пленку.

DN: Вы упомянули сыры. Как-по Вашему, будет ли фермерское сыроделие успешно  в ближайшей перспективе?

ТГ: Я думаю, что мелкие локальные хозяйства – да. Москвичу сложно доверять какой-то деревне в Свердловской области, например. Как правило, известным компаниям мы доверяем больше и считаем, что у них лучше контроль за качеством. На полках сейчас много различных сыров, но к сожалению не все отвечают заявленным требованиям по качеству. 

В заключение я  хочу еще раз принести свои извинения  за причиненные неудобства  всем нашим клиентам, прошу дать нам возможность восстановить доверия и в дальнейшем  развиваться вместе, продолжая  поднимать российское производство.

Спасибо огромное Вам  за интервью, очень приятно что Ваш интернет ресурс рассказывает всем о нашем печальном случае, важно чтобы все знали истинную причину и не повторяли нашу ошибку.

Молочник добрый
В данной ситуации вина исключительно на руководителе молопака!
Молопак кинул раз - кинет еще.
Красивая сказочка - нечего сказать. А как объяснить тот факт что "МОЛОПАК" собирал с клиентов деньги за заказы которые не собирался выполнять???!!! Кормил обещаниями о скором исполнении заказа. Переложил свои проблемы на клиентов. Варежку бы прикрыл и не ныл. Лично я добавил директора этой "фирмы" в список проклятых и никогда больше не буду иметь с ним дело. Ни с "МОЛОПАКОМ" ни как бы он свои фирмы ни назвал. Вывод - ХОТИТЕ РИСКНУТЬ СВОИМИ ДЕНЬГАМИ - ВПЕРЕД.
Молопак кинул раз - кинет еще.
"На конец 2015 года мы рассчитались со всеми нашими клиентами – молочниками, которым мы к моему сожалению были должны деньги." - НАГЛОЕ ВРАНЬЁ.
Молочник Молочный
Ага, кинули всех молочников уже по второму кругу! Денег намоют обанкротят новое откроют и лечат опчть мы чистые хорошие новые! Сказки про ьелого бычка уже надоели: граффити молопак промупак и тд
все одно и тоже, как речь об этих компаниях, так сразу обман кидают и тд
ничего не меняеться!
Молочник Молочный
Хотите рисков, и кидков, ну дайте им еще раз вас обмануть.......

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

16.08.2017

Импортеры и экспортеры: проблемы внутреннего рынка молока

Внутренний рынок РФ характеризует неравномерное распределение мощностей производства и переработки молока. Алтайский край способен переработать 2 млн. тонн молока, но нынешний объем переработки не достигает и 1 млн. тонн. Тогда как в соседней Новосибирской области отмечается нехватка перерабатывающих площадок. The DairyNews опросило экспертов и участников рынка на тему ситуации в молочной отрасли регионов.
21.08.2017 20:02:44

Молочные версты Сибири

24 1922 Алексей Николаевич Ковалев
АГРОФИРМА ВОСТОК, ООО
Адрес:  Татарстан респ, Заинский район, г. Заинск, ул. Макарова, д. 17
Луговое(Иркутская область), ООО
Адрес:  Иркутская обл, Иркутский район, с. Хомутово, ул. Колхозная, д. 100
DolceLatte, сыроварня
Адрес:  Московская область, Люберецкий Район, п. Октябрьский, ул. Ленина д. 55
Башак, ООО
Адрес:  Республика ТАТАРСТАН, АКТАНЫШСКИЙ район, с. НОВОЕ АЛИМОВО