06.02.2014
Источник: ИА DairyNews
Регион: Россия
Интервью с Натальей Козловой, главным технологом УК «Молочный холдинг» (ГК «Черкизово»)
DN: Наталья Юрьевна, расскажите, пожалуйста, о вашей ферме.
- «Молочный Холдинг» это личная компания основателя Группы компаний «Черкизово» Игоря Алексеевича Бабаева. «Черкизово» мощнейший, успешный агрохолдинг -  более 400 га сельхозземли в обработке, более 20 тысяч сотрудников. Это птицеводство, растениеводство, свиноводство, животноводство и мясопереработка. Все видели колбасу Черкизово на прилавках и понимают, о чем идет речь. 

Мы очень молодой проект . Наша история началась с того, что в советские времена сельскохозяйственные предприятия были многопрофильными хозяйствами, совмещали в себе несколько направлений, например,  птицеводство,  растениеводство и молочное животноводство... В «Молочном Холдинге» было так содержалось 11 тысяч голов КРС: в Пензенской, Московской, Вологодской и Ульяновской областях. Встал вопрос: что же делать дальше с этим скотом? Можно было бы оставить его на точке безубыточности – поддерживаем штаны, да и бог с ними! А можно было заняться КРС более профессионально и эффективно. 

В компании уже сформировалось убеждение, что эффективней всего работать с новым производством. Это логично: есть ремонт в квартире, а есть новый дом. В течение нескольких лет до 2008 года принималось решение, как будет развиваться направление КРС. Мы видели, что молочное направление постоянно приносит плюс, пусть и небольшой. Мы понимали, как корма превращаются в молоко и как устроена система воспроизводства. Вместе с тем,  по общепринятой системе бухучета весь выбывший скот относится на реализацию мяса. При сопоставлении рентабельности этих двух бизнесов – молока и мяса, у нас получалось плюс 5-10%, которые никого не устраивали. И к этому результату, в первую очередь, приводит выбытие не до конца самортизированных коров. При этом никакого массового выбытия у нас не было. Были  хорошие хозяйства среднего уровня, даже немногим выше. Например, в тот период (пять лет назад) средняя продуктивность по московским хозяйствам составляла шесть с небольшим тысяч килограммов на корову в год, были коровы-победительницы конкурса «Звезды Подмосковья», а качество молока компания Danone отметила наградой. 

Поскольку именно корова является основным средством производства, не бетон, не крыша, не робот, не дорога, и даже не комбайн, - а корова; глупо терять это средство или использовать его неэффективно. Мы занялись реформацией и новым строительством.Оба этих процесса шли параллельно и  тесно взаимосвязаны. Например, мы максимально постарались использовать возможность укомплектовать новые проекты собственным поголовьем. В конце концов, мы имели хороший скот, мы вырастили его сами и знали о нем больше кого бы ни было.
 
DN: Но по сути это племенные голштино-фризы?
- Да, это чистопородные или высококровные  голштины , наши предприятия – «Кузнецовский комбинат», «Глебовское» и другие, много лет сотрудничают с ОАО «Московское» по племенной работе. Это специалисты высочайшего класса! Они очень последовательно подходят к работе со своим составом производителей: от быка зависит очень много и в масштабах породы и в масштабах хозяйства. За последние 13 лет было много сделано, и, если я покажу вам сейчас каталоги быков-производителей за весь период, то вы увидите разницу. Отечественные коровы все больше становятся похожи на голштинок, которых мы привыкли видеть на европейских фермах.

 Липецке и в Тамбове мы начали абсолютно новые проекты. Там, где сейчас фермы, в 2008 году было чистое поле. Липецкая областная администрация дополнительно предоставила нам земли – у нас сейчас 2,5 тыс. га под производство кормов  и пять молочных ферм. 

Мы постарались сделать так, чтобы наша корова жила долго и счастливо минимум 5 лактаций и была высокопродуктивной. Да, у этого проекта более высокие инвестиции на одно скотоместо, однако надо смотреть не только на промежуточные результаты, но и на окончательные цели. Эффективность фермы не зависит от  размера, она может быть – и у нас будет! – такой же, как у крупного комплекса на две или три  тысячи коров. Но если эффективность крупных проектов достигается за счет, например, эффекта масштаба, то залог нашего успеха – в индивидуальном подходе к каждой корове, а следовательно и в большей продолжительности жизни основного средства производства.

DN: Сколько лактаций жили ваши коровы на старой ферме?
- До новых проектов при использовании коров на привязи – три с половиной или немного больше лактации. В том хозяйстве, где надои достигали 7 тысяч с лишним, срок использования коров был короче. 

После того, как мы укомплектовали этим скотом наше новое хозяйство в Липецкой области, выбраковка у нас была на уровне 8%. Второй год – на уровне 12%. В прошедшем году сохранность стада составила 85%, при этом  мы продали 60 нетелей и почти 30 коров хозяйству Холдинга в Пензенскую область.  Если мы будем держаться того же уровня, то коровы будут жить по 5-6 лет. А это как раз та цель, к которой мы стремимся. 

На нашей самой первой семейной  ферме средний надой по итогам прошлого года – 9 880 на фуражную голову. Напомню, что это те же животные, что в прежних условиях имели продуктивность почти на 30% меньше . 

В первый год работы мы получили диплом от Юнимилка (ГК Danone – ред.) за качество молока. Наш абсолютный рекорд по содержанию соматических клеток – 72 тысячи. Мы для этого почти ничего не делали. Молодая корова – откуда у нее проблемы с выменем? Новое оборудование с щадящей комфортной для животного технологией доения: робот доит каждую четверть вымени отдельно. Он четко отслеживает вероятность заболевания  маститом и другие проблемы с выменем,  и оперативно предупреждает нас о соответствующей тревоге. И хотя мы все равно перепроверяем таких коров – но на самом деле за роботом перепроверять не нужно. Если он показывает проблему – то она есть в 99% случаев. 

Разумеется, окончательные выводы можно будет сделать через два-три года, но результаты  первых трех лет обнадеживают - наш проект показал, что коровы могут долго жить, давать при этом много молока очень хорошего качества. У нас получился проект, который удовлетворяет и инвесторов, и технологов. И даже я, когда перед нами Холдинг ставит задачу достигнуть продуктивность в  10 000 литров на фуражную голову в среднем по стаду, говорю: да, почему нет? Точно также я полагаю возможным иметь себестоимость молока на уровне 9-10 рублей без учета амортизации и обслуживания кредитов. Я не говорю, что эти показатели не надо учитывать, но сегодня у нас амортизация составляет до 40% себестоимости. 

Нам часто говорят, что Семейные фермы - это дорогой проект, порядка миллиарда рублей. Но в эту стоимость входят не только фермы на 1200 коров и 900 голов молодняка, но и молокозавод,  вся необходимая инфраструктура  молочного комплекса, жилье для работников, инвестиции в кормопроизводство (стоимость только техники составляет более 100 миллионов) и около 6 км дороги, вдоль которой стоят наши фермы. Мы строим молочный хутор – когда завершится нынешнее строительство, здесь уже будет 8 или больше домов, а это уже маленькая деревня. 
У нас самая высокая зарплата в районе – в среднем около 35 тысяч рублей,  и люди, в том числе и молодежь, идут к нам работать. Всего у нас 23 сотрудника на пяти фермах и в растениеводстве. Именование титулами и должностями у нас очень условное. Наш исполнительный директор сам ремонтирует технику и работает в поле. Сейчас он в отпуске, а то вы могли бы видеть, как он чистит от снега территорию. Я считаю, не должно быть какой-то зазорной работы на ферме. 

DN: С какого момента вы работаете в компании?
Меня пригласили конкретно под проект семейных ферм, и я здесь с ноября 2008 года. Я закончила ветеринарную академию им. Скрябина, затем работала на кафедре, а параллельно сотрудничала с несколькими частными фермами, как консультант. Сегодня я занимаюсь своим любимым делом в любимом месте с любимыми животными. И всегда повторяю, что нелегкий труд в сельском хозяйстве, особенно в животноводстве, достоин самого глубокого уважения и благодарности.

DN: Вы закончили аспирантуру в академии. Вы полностью оставили науку ради полевого стиля работы?
- Нет. Сейчас мы сотрудничаем с Северо-Западным НИИ сельского хозяйства, который находится в Санкт-Петербурге. Наша задача - построить «российскую» биологическую модель производства с учетом всех данных, которые нам дает робот и HerdNavigator™.  Самые первые данные были получены по воспроизводству. 

Ежемесячно мы осеменяли в среднем 50-60 коров и телок за месяц. HerdNavigator™ начал у нас работать с 15 августа., и уже сентябре мы осеменили 113 животных – только потому, что HerdNavigator™ показал нам массу коров – коров! – у которых была тихая охота. Мы немного сомневались, будут ли эти коровы стельными, потому что недостаточное проявление охоты – это все-таки определенное нарушение гормональной функции. Однако – нет! В среднем по году мы расходуем 1,8 дозы семени на одно плодотворное осеменение. По коровам этот показатель составляет около 2 доз, по телкам – практически 1. Так вот из 113 осеменений с HerdNavigator™ мы получили 78 стельных животных, следовательно, индекс осеменения составил всего 1,4. Все это обнадеживает.

Получается, что уже в первый месяц работы мы получили инструмент, который позволяет не только точно выявлять коров в охоте, но и отслеживать динамику их полового цикла, видеть проблемы не пост-фактум, а заранее, когда их устранение требует куда меньше времени и средств. Средства для оптимизации воспроизводства – удовольствие не из дешевых. В среднем в месяц мы покупаем на 40-55 тысяч рублей всех ветпрепаратов, из них на ветеринарию уходит 10-15 тысяч, а все остальное – на воспроизводство, в том числе гормональные средства. Поскольку HerdNavigator™ с высокой точностью контролирует динамику цикла воспроизводства каждой коровы, мы теперь сможем частично сократить эту статью расходов.

Наконец, мы открыли для себя новое направление для совершенствования – контроль содержания мочевины в молоке, как показателя заболеваемости новотельных коров кетозом и сбалансированности рациона. Ранее подобные анализы мы могли получить только в диагностической лаборатории. Теперь эта лаборатория есть у нас на ферме и  HerdNavigator™ определяет количество мочевины на месте. 
Со всеми этими факторами и с учетом нашей средней продуктивности – 8 500 кг на фуражную корову – мы подсчитали, что на одну корову  в год с HerdNavigator™ можно получить около €250. Пока система есть только на одной из пяти Липецких ферм. В ближайшее время мы планируем установить второй и со временем поставить их на каждой ферме. 

DN: Это единственное направление вашей научно-полевой работы?
- Нет. Сегодня мы используем семя быков канадского Semex Alliance,потому что они занимаются маточными семействами двух выдающихся коров – Комстар Лори Шейк и  Бридейл Джипси Гранд. Если посмотреть в родословные животных голштинской породы, то можно с удивлением обнаружить, что эти родоначальницы занимают там заметное место у большой части североамериканского и европейского скота. Собрать имена обеих родоначальниц в родословной одного животного, получить инбредлайнкросс на обеих коров, посмотреть, выявится ли так называемый female family inbreeding (эффект Расмусена) на определенной части своих животных, посмотреть, чего они достигнут – а они должны дать баснословных дочерей!– вот такой у нас идет негласный эксперимент. Эффект Расмусена похож на внутрипородный гетерозис. Генетики и селекционеры говорят об аддитивном и неаддитивном взаимодействии генов. Аддитивное, говоря простыми словами, – это сочетание лучшее с лучшим, известный прием племенной работы, плавное, поступательное движение вперед. Неаддитивное взаимодействие – это резкий скачок вверх, переход на качественно новый уровень. Почти все выдающиеся животные на уровне генотипа  – продукт неаддитивных эффектов. FFI относится к ним же. К сожалению, селекционеры пока не умеют управлять ими с достаточной точностью. 
Далее. Есть генетическая информация, которая содержится в ядре каждой клетки, то есть – ядерная ДНК, но известна еще и внеядерная или митохондриальная ДНК, которая содержится в «энергетической батарее» каждой клетке - митохондрии. Может быть секрет эффекта FFI в ней?   В коневодстве он хорошо известен – а я хочу узнать, что получится с коровами. Ведь эффект Расмусена – это более высокая напряженность обменных процессов. А корова – это и есть обмен. Это настоящий термоядерный синтез с переводом растительного белка в животный. 
Не будь этой фермы – я не смогла бы этим заниматься. 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

17.01.2018

Молоко просит вмешательства

Как стало известно The DairyNews, Минсельхоз планирует к марту 2018 года ввести в действие обновленную методику расчета минимальных и максимальных цен на зерно, молоко сухое и масло сливочное в целях проведения интервенций. В текущем году, большинство участников рынка в свете считают интервенции, призрак которых висит над молочной отраслью третий год – необходимыми. Однако, формат их проведения и возможные последствия устраивают не всех.
16.01.2018 21:57:42

Молочный кандидат

4 999 Андрей Андреев
16.01.2018 09:13:33

Оптимальный дизайн боксов

2 334 Алексей Николаевич Ковалев
16.01.2018 09:09:08

Сапожник без сапог

2 340 Алексей Николаевич Ковалев
Олымский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Курская обл., Касторенский р-н, Олымский  
 
Руднянский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Смоленская обл., г. Рудня, с. Молкомбината  
 
АГРОСОЮЗ, СПОК
Адрес:  Дагестан респ, Ногайский район, с. Терекли-Мектеб, ул. Эдиге, д. 68 корп. 3 
 
ИЛЬИН В. В. , КФХ
Адрес:  Республика Марий Эл, Моркинский район, Коркатовский, д Чодраял