16.06.2015
Источник: The DairyNews
Регион: США
Просмотров: 7892
Интервью с Карлом Бурги DN: Расскажите, пожалуйста, нашим читателям немного о себе.

Карл Бурги: Я родился и вырос в Швейцарии. Будучи молодым человеком, уехал в Соединенные Штаты, где продолжил образование и начал работать на молочных фермах в Висконсине с поголовьем 120-300 голов в качестве зоотехника. Тогда я пришел к выводу, что неправильный уход за копытами – одна из наиболее часто встречающихся проблем молочных ферм. Чрезмерный рост рогового слоя копыта часто приводит к хромоте и в дальнейшем – к снижению надоев.

В 1989 году я открыл компанию Comfort Hoof Care Inc., оказывающую профессиональные услуги по обработке копыт. Некоторое время спустя я ощутил необходимость изучить этот вопрос глубже и в 1995 году прошел обучение в Голландии, где на тот момент находились ведущие учебные заведения, предлагающие образование в данной сфере.

Позже я стал сооснователем Dairyland Hoof Care Institute. Я продолжаю совершенствовать свои знания, сотрудничаю с Висконсинским университетом, организую собственные курсы и обрабатываю копыта 5000 коров на 12-15 молочных фермах штата ежегодно.

DN: Подход к обрезке копыт в США и Европе чем-то отличается?  

Карл Бурги: Корова остается коровой, где бы она ни жила. Разница – в содержании животных. Например, в Европе распространено пастбищное содержание, чего нельзя сказать о США, поскольку пастбищное содержание при поголовье в 1000-2000 коров иногда физически невозможно. Так или иначе – будь то в России или в Швейцарии – копыта коров растут, как ногти у людей, и их необходимо обрезать, поскольку в определенный момент корове становится некомфортно.

DN: Что Вы думаете российской ветеринарии?

Карл Бурги: Я был в России четыре раза, первый раз – 40 лет назад. Тогда первое, что меня впечатлило, это так называемый вакуум знаний. Я приехал тогда в Россию по просьбе одного хозяйства, которое нуждалось в специалисте по обрезке копыт. Мне кажется, тогда получить какую-либо нужную информацию в России было очень сложно, это был развивающийся рынок. Фермерам не хватало знаний для успеха. Я дал консультации этому хозяйству и помог повысить производительность, которая во многом зависит от состояния копыт – как в мясном, так и в молочном скотоводстве.

DN: От чего еще зависит успешность молочного хозяйства кроме здоровья копыт?

Карл Бурги: Сегодня хромота коровы может обойтись в 400-1000 долларов на одно заболевание. Фермеры ощущают потери, когда корова сильно больна, например, маститом. Но хромота – медленно развивающаяся болезнь. Ее очень сложно диагностировать, не имея определенных знаний. Во всем мире, включая Россию, не хватает квалифицированных специалистов, способных правильно ухаживать за копытами коров. А от состояния копыт часто зависит здоровье коровы в целом. Например, корова в переходный период и в период отела, имеющая проблемы с копытами, более подвержена метаболическим заболеваниям.

DN: Как устранить нехватку знаний? Что для этого необходимо сделать?

Карл Бурги: Необходимо проводить обучение, как можно больше внимания уделять обучению персонала. Знания, так необходимые фермерам для успешной работы, существуют, их необходимо донести до них. Поддержка здоровья коров, в том числе копыт, сделает хозяйства более прибыльными. Это полезные инвестиции, что также важно понимать.

DN: В какой стране здоровью коров (и их копыт) уделяется самое пристальное внимание?

Карл Бурги: Думаю, если говорить о здоровье копыт, это Саудовская Аравия. Содержание коров в этой стране находится на очень высоком уровне, в обучение персонала вкладываются большие деньги. В Саудовской Аравии не очень большое поголовье, но его содержание находится на невероятно высоком уровне. Показательные в этом отношении фермы есть и в других странах – в США, Германии, Великобритании.

Показатель хромоты коров в мире составляет 20-25%. На фермах, уделяющих данному вопросу должное внимание, с которыми, в частности, работаю я, этот показатель составляет 3,5-5%, как и в Саудовской Аравии.

DN: Высокие показатели состояния здоровья сельскохозяйственных животных - это заслуга правительства Саудовской Аравии?

Карл Бурги: Нет! Это исключительно заслуга самих ферм, большинство из которых – частные. В Саудовской Аравии только одна ферма, принадлежащая государству, остальные – частные. На них часто работает привлеченный из других стран персонал - из США, Великобритании, Голландии, ЮАР, Австралии.

DN: Может ли Россия перенять этот опыт?

Карл Бурги: Конечно! Кроме того, мне кажется, в этом отношении уже наблюдается некоторый прогресс. Я был на нескольких крупных фермах в России, и причиной моего визита была необходимость в консультации и осознание того, что для успеха необходимо совершенствоваться. Вырастить из теленка дойную корову очень дорого, и российские фермеры это понимают.

DN: Как Вы относитесь к российской бизнес культуре? Сложно ли Вам общаться, находить понимание с представителями российской молочной индустрии?

Карл Бурги: Да, некоторые сложности есть, они касаются языка. Для меня при посещении ферм очень важно сопровождение переводчика, способного точно передать информацию.
Кроме того, в России иногда вопросы решаются неохотно, но когда появляется результат – российские фермеры хотят больше. Мне кажется, первое, что останавливает – стоимость затрат на привлечение квалифицированных консультантов или обучение собственного персонала. Это проблема не только России.

DN: Есть ли у России проблемы с открытостью в отношении мирового рынка?

Карл Бурги: Я думаю, нет. Технологии в молочной индустрии в основном приходят с Запада. Западные специалисты в последние 15-20 лет сосредоточились на разработке решений для молочной индустрии. Многие российские менеджеры посещают западные фермы и компании, учатся новому и перенимают полезный для себя опыт. Они понимают, что в этом есть смысл, ведь Россия пока не производит достаточно молока, чтобы обеспечить себя. Но с ростом уровня жизни потребление продуктов, в том числе молочных, будет расти.

DN: Наблюдается ли сейчас перепроизводство молока в США и Европе?

Карл Бурги: При хорошей цене всегда есть перепроизводство. Цена на молоко в западном мире на протяжении долгого периода времени часто меняется, поскольку пытается уровнять спрос с предложением. Если спрос высокий – цена растет, если спрос падает – цена тоже падает. Это естественное движение рынка. В России, где спрос не обеспечен предложением, цена более стабильна, чем в странах, зависящих в какой-то мере от экспорта.

DN: Как Вы относитесь к решению российского правительства ввести продовольственное эмбарго и запретить импорт молочных продуктов из ряда стран?

Карл Бурги: Российское правительство должно делать то, что должно делать. Вероятно, проблема недостаточного внутреннего производства могла быть решена по-другому. Сейчас сложные времена, и решения правительства не всегда принимаются в пользу страны и людей, живущих в ней.

DN: Не могли бы Вы рассказать об инновациях в области ухода за копытами?

Карл Бурги: Я работаю в этой сфере более 25 лет. Параллельно я всегда ищу новые продукты и решения и проверяю их на практике. Я сам разрабатываю оборудование, поскольку без хорошего оборудования невозможно выполнить эту работу хорошо. Люди всегда ищут легкий путь, идут по пути наименьшего сопротивления.
Производя обрезку копыт, результат часто меряется тем, что осталось на полу после процедуры, а не такими показателями, как снижение количества коров, больных хромотой, повышением продуктивности животных. Часто обрезается слишком большой роговой слой. Важно понимать, как это сделать правильно, какой именно слой следует обрезать. Для этого необходимы инструменты – в частности, ножи и приборы для их заточки. В этом плане сегодня разработано много инновационных решений.

DN: Что бы Вы могли посоветовать российским животноводам для улучшения здоровья поголовья?

Карл Бурги: Я думаю, в первую очередь следует уделить внимание обучению персонала. Когда мы инвестируем в людей, мы инвестируем в управление производством. Знания позволят работникам сделать все возможное для устранения проблемы, сделать еще один шаг в сторону успеха.  

DN: Проблема персонала актуальна для России. Молодых людей, как правило, не привлекает работа на ферме. Существует ли такая проблема в Европе или США?

Карл Бурги: Да, это проблема многих стран мира. Думаю, к сельскохозяйственному бизнесу нужно относиться как к любому другому бизнесу. Возможно, работа на молочной ферме – не самая престижная, но при этом она может сопровождаться хорошими условиями, высокой оплатой и высокой оценкой деятельности. Каждая должность на ферме важна, она не может функционировать и быть прибыльным бизнесом, в том числе без профессионального ветеринара и обрезчика копыт. Важно дать людям понять, что их профессия и роль на ферме важна как составляющая всего процесса.

DN: Вам случалось посещать мероприятия The DairyNews?

Карл Бурги: Я регулярно посещаю мероприятия и конференции, необходимые для моего профессионального развития.  Я плотно сотрудничаю с университетом, работаю с ветеринарной школой, знаю многих ученых, преподавателей ветеринарной школы. Мы много работаем вместе, часто организуем семинары.
Мероприятия TheDairyNews я не посещал. Весь мой опыт работы с Россией заключается в сотрудничестве с тремя частными фермами, в рамках которого было организовано несколько обучающих семинаров. Но я никогда не был на конференциях и с удовольствием принял бы участие в них в качестве спикера, если получил бы приглашение. В скором времени у меня будет возможность это сделать в рамках «Школы педикюра».

DN: Надеюсь, «Школа педикюра» будет полезна ее участникам, поможет в дальнейшей работе.

Карл Бурги: Кстати, я не сказал о том, что участвовал в образовательных семинарах, организованных для российских специалистов, прошлой осенью в США. Это был недельный курс, организованный компанией Alta Genetics и посвященный проблемам управления фермой. В семинарах принимали участие порядка 20 российских специалистов, ежедневно они слушали лекции двух спикеров. Моя секция длилась четыре часа и была посвящена здоровью копыт.

А вообще моя цель в глобальном смысле – найти людей в разных странах, в том числе в России, которые бы могли обучать других, поскольку один я этого сделать не смогу. Это особенно касается России, поскольку это очень большая страна.

Я с нетерпением жду поездки в конце июня – начале июля. Мне кажется, очень важно совершенствовать знания местных специалистов, чтобы в дальнейшем это смогло повлиять на прибыльность хозяйств.  

DN: Вы думаете, сейчас фермеры не понимают этой необходимости?

Карл Бурги: Думаю, нет. Очень маленький процент – понимает, но в целом – нет. В России по-прежнему наблюдается вакуум знаний, они не доходят до ферм. Я много путешествую, и могу сказать, что эта проблема носит повсеместный характер. Люди часто нерасторопны, они не хотят сделать шаг в сторону успеха, посмотреть снаружи, узнать что-то новое. Я всегда был сторонником нестандартного подхода к решению проблем, поиска решений извне. Но многие в этом смысле мыслят очень ограниченно.  

DN: Возможно, это связано с неготовностью инвестировать?

Карл Бурги: Да, я это называю «туннельным зрением». Мы не хотим посмотреть на то, что происходит за пределами этого туннеля, потому что думаем, что случится что-то плохое. Но если никогда этого не делать, вы никогда не продвинетесь вперед, не преуспеете. Вероятно, успех молочных фермеров в Саудовской Аравии и США связан именно с этой готовностью черпать знания извне, смотреть за пределы туннеля. Даже если это рискованно. Эти  фермеры ищут любую полезную информацию, с помощью которой они могут принять правильное решение для своего молочного бизнеса. Они постоянно улучшают все, что можно улучшить.

DN: Саудовская Аравия – очень интересный пример. А как Вы оцениваете ситуацию в молочном животноводстве и ветеринарии в других азиатских странах, например, в Китае и Индии, на Ближнем Востоке?

Карл Бурги: Молочная индустрия Китая развивается очень быстрыми темпами. Но опять же, этим странам не хватает грамотных специалистов, которые бы правильно ухаживали за животными на фермах. Они приглашают специалистов из США и Европы, реже – из Австралии и Новой Зеландии. Я работаю с некоторыми развивающимися странами: например, в Китае в этом году запускается образовательная программа. Я и несколько моих коллег участвуем в ней, будем регулярно посещать эту страну, читать лекции об уходе за копытами.

DN: Какую модель молочного производства Вы считаете лучшей, если говорить о масштабах? Большое хозяйство, кооператив, какие-то еще формы?

Карл Бурги: Я думаю, это от средней до крупной фермы или 300 – 2000 голов. Такими фермами, мне кажется, проще управлять – и с точки зрения кормления, и с точки зрения доения. Очень большие фермы не всегда самые успешные. Коровам приходится проделывать большие расстояния, они больше времени проводит в доильном зале, в летний период времени тепловая нагрузка на животных растет, поскольку их много.

Большие фермы содержать можно, но необходимо ограничивать группы животных до 250-300 голов. Фермеры часто пренебрегают этим, подвергая животных разным рискам, в дальнейшем влияющим на их здоровье. Это особенно касается жаркой погоды и теплового шока.

12.08.2019

Обязательная маркировка готовой молочной продукции начнется 1 марта

У отрасли есть время чтобы подготовиться к маркировке готовой молочной продукции, уверены в ЦРПТ. Алексей Сидоров, руководитель товарной группы «Молоко», ЦРПТ в комментарии The DairyNews подчеркнул, что интеграция систем «Меркурий» и «Честный знак», и работа через «одно окно» исключит дополнительную нагрузку на представителей отрасли.
Лакомо, ООО
Адрес:  Самарская обл., г. Отрадный, ул. Нефтяников, д. 90 
 
Квашенки АПК, ООО
Адрес:  Московская обл., Талдомский район, с. Квашёнки, литера 1Б ИНВ/ этаж №160-65/1 
 
Можайское молоко, ООО
Адрес:  Московская обл., г. Можайск, ул. Мира, д. 106 
 
Родина, СХП
Адрес:  Московская обл., Коломенский район, д. Субботово