16.09.2015
Источник: The DairyNews
Регион: Россия
Интервью с Геннадием Шиловским, директором племзавода «Родина» DN: Геннадий Константинович, расскажите, пожалуйста, как обстоят дела на Вашем предприятии?

- На нашем предприятии сегодня 5200 голов КРС, из них 2000 – это коровы. Продуктивность дойного стада в прошлом году составила 7605 кг. Показатели немного упали ввиду того, что была засуха, корма были заготовлены низкого качества, косили везде, где было можно. Слава Богу, дожили до свежего урожая в этом году. Сегодня мы идем с показателями на уровне прошлого года, производим в день 43-44 тонны молока, при надоях около 22 кг. на корову.  В целом, предприятие обеспечено кадрами.

Если говорить о достижениях, по итогам прошлого года мы впервые в истории предприятия произвели 15200 тонн молока. Когда я начинал работать в хозяйстве 28 лет назад, мы производили всего 6 тыс. тонн молока. Кроме того, в прошлом году мы продали 950 тонн говядины (раньше этот показатель был на уровне 250 тонн).

В прошлом году мы собрали рекордное количество зерна – 12,5 тыс. тонн положили в амбар, обеспечили себя и 3 тыс. тонн продаем.

В финансовом плане по итогам 2014 года хозяйство получило 91 млн. рублей прибыли, на текущий момент предприятие практически не использует кредитные ресурсы, работает за счет собственных средств.

DN: Хозяйство стабильно работает. Какие-то проблемы есть у предприятия?

- Сами знаете, проблемы у всех одни и те же. И ценовая политика, и отношение государства, и налоги. Когда я начинал в хозяйстве работать, мы платили один налог – 8% на фонд заработной платы. Т.е. если бы все было как раньше, мы за год заплатили бы государству всего 8 млн. рублей. Сегодня мы отдали 136 млн. рублей.

Система налогообложения отвлекает с оборота около 26%, если мы получили рубль от реализации продукции, то 26 копеек отдаем. Это сказывается на нашей хозяйственной деятельности. Вроде и помогает государство, но в итоге получается, что нам дали 20 млн. рублей господдержки, а мы отдали 136 мл. рублей. Раньше было наоборот. Несмотря на непростые условия, хозяйство живет и развивается. Мы начали первыми и программу роботизации ферм.

Что касается кадров – сложно найти квалифицированный персонал. Мы находимся недалеко от города, никто не хочет идти работать в деревню. Те люди, что работают сегодня, это настоящие патриоты своего дела, любящие животных.

DN: Сколько на текущий момент в хозяйстве роботов-дояров?

- Сегодня в нашем хозяйстве 12 роботизированных установок, мы построили новую ферму, когда приняли решение ставить роботов.

DN: Геннадий Константинович, чем был обусловлен выбор оборудования именно компании ДеЛаваль?

- Нам предлагали и другие варианты, других компаний, но на тот момент у компании ДеЛаваль уже был организован хороший сервис. Поэтому мы решили заключать контракт с компанией “ДеЛаваль”, так как были уверены, что с первых дней получим организованное обслуживание оборудование. Это было сделано, с первых дней сотрудничества мы увидели, что ДеЛаваль серьезно относится к поставленной задаче. Сотрудники компании стали готовить специалистов по обслуживанию роботов-дояров. С 2007 года (с момента установки) наших роботов обслуживает один и тот же специалист.

Мы не закупаем сами никаких запчастей. Мы платим за сервисное обслуживание, а фирма делает все, чтобы роботы стабильно работали, а комплектующие или моющие средства к ним были. Договор на сервисное обслуживание заключаем каждый год, хоть цена и растет, но что делать…

DN: Почему Вы приняли решение ставить именно роботов, а не другие доильные системы?

- У нас стоит в хозяйстве доильный зал, я знаю, как работают многие доильные системы. Видел и елочку, видел «параллель». На мой взгляд, роботы – более совершенное оборудование.
Недавно мы ездили в Германию, смотрели роботизированную карусель. Но убедились, что на данном оборудовании еще есть недоработки, которые необходимо устранять. Например, отделение больного животного.

На сегодняшний день со специалистами мы разработали проект новой фермы на 400 голов, где планируем поставить 6 роботов. Да, роботизированная карусель более продвинута для крупных мега-ферм. Но лучший для нас сегодня вариант – это робот-дояр.

Пока новая ферма в планах, но если все сложится удачно, в ближайшие годы тогда реализуем проект.

DN: Каков объем инвестиций в новый комплекс?

- Около 150 млн. рублей.

DN: А каков был объем инвестиций в первых роботов-дояров и ферму построенную под них?

- Вначале мы установили 4 роботов, объем инвестиций был всего лишь 40 млн. рублей.

DN: Вы были первым хозяйством, установившим робота-дояра. С какими проблемами пришлось столкнуться?

- Когда мы загнали первых коров, телок, дававших по 30 кг молока, не одна не отдала молоко. Я тогда сказал: вы впервые загоняете корову, погладьте ее, теплой тряпочкой вымя обработайте. Второй раз загнали – все коровы отдали молоко. Там тогда был и шведский специалист, но вот такой мелочи не учли, хотели все сделать быстро. Я подсказал, они сказали – сделаем.

С установкой роботов развивалась и культура производства. Сегодня у нас везде, где доят роботы, установлены решетчатые полы.

Со специалистами никаких проблем не было. Мы отправляли их учиться.

DN: Куда?

- Ездили в Голландию. Направляли главного зоотехника и специалистов-операторов.

DN: Скажите, пожалуйста, были ли проблемы с оборудованием, которые повлекли за собой снижение продуктивности и др.?

- Бывает, если проблема с электричеством, если серьезная поломка. Но проблема решается -быстро приезжает сервисный инженер. Когда есть служба, которая за это отвечает, все проблемы решаются.

DN: Отмечали ли Вы разницу продуктивности коров до и после установки роботов?

- Этот показатель зависит еще и от квалификации работников. Там, где поставлены бывшие доярки, работавшие всю жизнь с животными и там, где поставлены молодые мужчины без опыта, разница есть. Последние учатся, показатели исправляются.

DN: Сколько в среднем подходят коровы к роботу?

- Три раза. Коровы после отела, бывает и 4-5 раз приходят к роботу.

DN: Кому сдает молоко на переработку Ваше хозяйство?

- Мы продаем молоко на базу ВМФ в Североморске, на молочный завод в Грязовец, и Дмитровскому комбинату.

DN: Планируете ли ставить свою переработку?

-Это все очень дорого и непросто. Непросто войти в сети со своим продуктом. Они очень много денег требуют за вход: ты столько не заработаешь, сколько они просят. Думаю, сегодня каждый должен заниматься своим делом.

Если бы все было как на западе – кооперация производителя и переработчика, то возможно… Но в России производство и переработка молока находятся в разных руках. И переработка диктует свои условия.

Посмотрите на цену: мы сегодня отправляем молоко за 22 рубля на завод, а на прилавке оно стоит уже 90. Сколько остается у переработки и торговли, сколько у производителя?
Отсюда и проблема с потреблением. Разве может себе пенсионер позволить молоко за 90 рублей?

DN: Почему Вы не сдаете молоко Вологодскому молочному комбинату?

-Мы ушли от этого покупателя в 2000 году. Тогда на рынок области пришла компания Danone, предложившая хорошую цену за молоко. Мы поставили Вологодскому комбинату условие: или такая же цена как у Danone, или мы уходим. В итоге мы ушли. Комбинат потом обиделся и больше не желает покупать наше молоко. Но мы не жалеем. Есть другие предприятия.

DN: От Danone вы ушли?

- Да, проработав с ними 10 лет, ушли. Из-за специфичной ценовой политики.

DN: Вы говорили о двух проблемах: корма и воспроизводство. Как решаете их?

- Дождики идут, корма растут. В прошлом году была нехватка кормов, и, если мы каждый год закладываем 50 тыс. тонн зеленой массы, за первый укос собираем 30 тыс. тонн. То в прошлом году первый укос было собрано 14 тыс. тонн. Качество кормов сильно страдало, и сказалось на показателях животноводства.

Воспроизводство – это проблема, решаемая сотрудниками на ферме. Люди учатся, уходят опытные старые кадры, приходят новые люди.

DN: Проблемы с маститами есть в хозяйстве?

-Есть, но мы их решаем. Скажу одно, на фермах с роботами проблем с маститами значительно меньше. И качество молока выше, чем на линейной дойке или в параллельном зале.

DN: Какова себестоимость производства молока в хозяйстве?

-19 рублей 50 копеек. Сдаем его по средней цене 22 рубля.

DN: Какая система трафика животных в Вашем хозяйстве используется, есть ли желание его поменять?

-Знаете, в самом начале, когда мы только приучали коров, люди делали ошибки. Видят, что какая-то корова не пришла на дойку, хотя должна была и давай ее туда загонять. Коровы привыкали, что их гонят. От человеческого фактора многое зависит. Бывает, что некоторые надеются больше надоить за смену и лишний раз гонят корову. Последствия мы знаем. Всегда и везде на результат влияет человеческий фактор, вне зависимости от системы.

DN: Сколько человек работает сегодня в Вашем хозяйстве? Я понимаю, что роботы-дояры не требуют большого количества персонала, но все-таки.

- В целом у нас работает около 600 человек. Есть животноводческий цех, цех растениеводства, большой парк сельхозтехники, автомобильный парк, складское хозяйство, цех торговли, минеральной воды, общепит и т.п. На одних только фермах работает 150 человек.

DN: Как у Вас возникла идея заниматься розливом воды?

- Когда я пришел в хозяйство, была проблема с водой у первой и второй бригады. Мы бурили скважины. Бурили одну – не подходит по нормам, бурили вторую – не подходит, но после анализа воды сказали – по составу как «Боржоми». Тогда мы решили построить цех розлива воды, т.к. минеральную воду привозили в те года только с юга. По началу мы разливали только минеральную воду, сейчас разливаем и питьевую.

Наверное, редкое хозяйство в АПК взяло общепит в школьной столовой. 2,5 тыс. школьников обслуживает сегодня наш общепит, туда поставляем продукты.

DN: Что сегодня выгоднее?

- Молоко. Мясо пока дает убыток. Торговля и общепит дают небольшую прибыль – около 4,5 мл.

DN: Роботы компании «ДеЛаваль» окупились ли уже на текущий день?

- Вы знаете, мы этого не считали. У нас считают так: вот мы берем работника на предприятие, работник должен где-то рядом жить. Сегодня ты его принял, а завтра он приносит справку – «не может работать в животноводстве». Т.е. предприятие отдает 2 млн. рублей за квартиру, впустую потратил деньги.

На привязных двухсотниках необходимо 30 доярок, два скотника. То на роботах-доярах фермы обслуживают уже 5 человек. Человеческий фактор снижен максимально возможно. Снижен фонд заработной платы, экономия на приобретении жилья. Мы считаем не только прибыль от реализации молока, смотрим в комплексе.

Думаю, что при хорошей цене на молоко робот может окупиться за 5-7 лет.

DN: Ферма, которую Вы планируете строить, будет находиться в Вологодской области?

- Да. Планируем начать ее строить в этом году. Все меняется, Вы понимаете… Кредит под 30% для предприятий – это не нормально.

DN: Геннадий Константинович, как у Вас строится Ваш рабочий день?

-Я встаю очень рано, часа в четыре, работаю на своем огороде. К шести утра я обычно в хозяйстве. В семь у нас планерка. День насыщенный.

DN: Какие планы у Вас на ближайшие 5 лет?

- Сегодня мало кто может сказать, что будет завтра. Многое зависит от ценовой политики на рынке, от банковской политики, от политики государства. Мечтать можно, планировать не стоит.

DN: Что бы Вы пожелали участникам молочного рынка?

-Желаю производителям и переработчикам молока понять друг друга. Чтобы все стороны рынка были заинтересованы производить хорошую продукцию и качественный продукт поставлять потребителю. Ну и может быть, чтобы государство повернулось лицом к сельскому хозяйству. Сегодня сплошь и рядом небольшие хозяйства ликвидируются. Мы как крупное предприятие выживаем, но небольшие сельхозорганизации уходят с рынка. Хотелось бы, чтобы на селе активнее реализовывалась социальная политика, чтобы предоставлялось жилье, делались дороги… Тогда может быть, оживет село.

DN: Для Вас роботы-дояры ДеЛаваль – это что?

-Это будущее для всего сельского хозяйства. Это дорогая технология, которую многие боятся. Но мы должны развиваться.


Комментарий Дмитрия Долгова, менеджера по развитию ЗАО "ДеЛаваль" Северо-Западного региона.

18.04.2019

Братское молоко

Производство молока в Беларуси сохраняет позитивную динамику, хотя прирост в 2018 году оказался явно не таким высоким, как ожидалось. Куда движется рынок братской республики и какими видят перспективы дальнейшей работы российские и белорусские «молочники» – выяснял корреспондент The DairyNews.
Холмогорская агрофирма, ООО
Адрес:  Архангельская обл, Холмогорский район, д. Заполье, д. 7 корп. А пом. 2 
 
Кошехабльский Сыр Завод, ООО
Адрес:  Адыгея респ, Кошехабльский район, аул Кошехабль, ул. Чапаева, д. 1 
 
Радуга, сельхозартель (колхоз)
Адрес:  Адыгея респ, Гиагинский район, хутор Прогресс, ул. Центральная, д. 19 
 
Хоретлев Юра Капланович, ИП КФХ
Адрес:  Адыгея респ., Майкопский район, ст-ца Курджипская, ул. Подлесная, д. 19