19.12.2019
Источник: The DairyNews
Регион: Россия
Просмотров: 4115
Интервью с Анатолием Лосевым, генеральным директором ГК “Молвест"

DN: Анатолий Николаевич, расскажите, каким для Вашей компании был 2019 год? Каковы итоги работы? 

АЛ: Уходящий год был непростым. Из-за роста цены на сырое молоко себестоимость производства выросла настолько, что мы были вынуждены дважды поднимать отпускные цены на продукцию. Разумеется, это очень болезненно принимается как торговыми сетями, так и потребителями. 

Нам удалось сохранить равновесие, мы не упали в продажах, несколько выросли по выручке. Наша прибыль по сравнению с уровнем прошлого года практически не снизилась. Но далось это с большим трудом.

DN: Что изменилось в сравнении с 2018 годом? Какие цели были выполнены?

АЛ: Мы увеличили производство сливочного масла и сыров. Одной из наших целей было сохранить доходность, и нам это удалось. То есть базовые цели по итогам года выполнены. 

Разумеется, нам очень хотелось бы более существенно вырасти в ряде регионов, ещё сильнее увеличить наше присутствие. Будем работать над этим. 

DN: Как Вы считаете, какие тренды на рынке молочной продукции ждут нас в 2020 году? 

АЛ: Три ключевых тренда: увеличение спроса на альтернативные молочные продукты, которые, несмотря на малую долю рынка, являются серьезным конкурентом молочным продуктам. Второй тренд касается продуктов с повышенным уровнем белка, третий представляет собой нацеленность потребителя на продукты с пониженным уровнем сахара. 

DN: Этот год был полон нововведений в молочной отрасли. Летом стартовал эксперимент по маркировке, а с 1 ноября "Меркурий" распространился на всю линейку молочной продукции. К слову, как Вы можете оценить результаты работы в системе? 

АЛ: У нас все работает. Мы полностью справились как с технической точки зрения, так и с организационной. Безусловно, это привлекло большие ресурсы, как человеческие, так и денежные. Наши издержки на поддержание системы существенны. Но она работает. 

DN: Как Вы считаете, система электронной ветеринарной сертификации достигла своих целей? 

АЛ: Да, частично. Мы знаем, что по крайней мере часть компаний, ранее производящих сырный продукт, перешла на выпуск натуральных сыров. Другие же от заменителей не отказались, но долю натуральных сыров увеличили. Последствия этого мы видим на рынке сырья - в этом году в России зафиксированы два аномальных скачка цен на сырое молоко. 

Первый был в начале лета. Тогда цена должна была достигнуть минимума, но этого не произошло по той причине, что предприятия, производящие сырный продукт, в мае-июне начали контрактоваться на дополнительное сырое молоко. После - в ноябре - вся промышленность перешла на систему "Меркурий", и фальсификаторам, решившим перейти на натуральный продукт, пришлось использовать больше молока. 

DN: Что ждет цену на молоко? Будет ли она меняться в 2020 году? 

АЛ: Это зависит от трех факторов, влияние первого приведёт к падению цены, двух других - к ее повышению. То, что снижает цену на сырье, - падение потребления. А заставить её вырасти смогут следующие факторы: во-первых, отношения с Белоруссией. Если наш рынок для белорусских компаний будет открыт полностью, то цена может упасть ниже уровня текущего года. Если же по каким-то причинам российский рынок для Белоруссии закроется, цену на сырье ждёт неуклонный рост. 

Второй фактор касается реакций Россельхознадзора на производителей фальсификата, и того, какие санкции будут применяться. Если произойдут публичные закрытия компаний-фальсификаторов (либо полные, либо временные, с наложением крупных штрафов), это станет сигналом для остальных производителей. Сигналом о том, что нужно переходить на производство натуральных молочных продуктов. Эти компании, я думаю, известны надзорным органам.

DN: Как Вы считаете, маркировка поможет справиться с этим? Как Вы полагаете, нужна ли маркировка отрасли? 

АЛ: Думаю, что маркировка не поможет в борьбе с фальсификатом. По нашему мнению, отрасли она не нужна, а выгоду получит только оператор, на счета которого будут перечислены огромные суммы. Наша компания платит в год около 200 млн. рублей налога на прибыль, маркировка заберёт порядка 400 млн. рублей.

Кроме того, треть своего инвестиционного бюджета на 2020 год мы будем вынуждены потратить на установку соответствующего оборудования, необходимого для интеграции в процесс маркировки. Это принтеры, считыватели, программное обеспечение и пр. Цифра не взята с потолка - это реально подсчитанная сумма, исходящая из количества SKU в год, и она же составляет порядка 30% всего дохода. Изъятие огромно, особенно если учесть, что отрасль находится на уровне рентабельности порядка 5-6%. 

На сегодняшний день перед отраслью стоят две масштабные задачи. Первая - перевооружение до стандартов Евросоюза, поскольку санкции не будут вечными, - рано или поздно границы откроются. В этот момент мы не должны уступать европейским конкурентам по эффективности.

Вторая задача - соответствие новым экологическим требованиям. В этом году очень большое внимание уделяется необходимости строительства очистных сооружений, и это также огромные финансовые издержки. При таком изъятии денег из отрасли ни ту, ни другую задачу решить нельзя. А перекладывать на потребителя - значит ещё сильнее убить спрос. 

DN: Вы затронули экологические требования - насколько они высоки сейчас? 

АЛ: Вводимые требования очень серьезны. Я считаю, что вопросы экологического законодательства не до конца проработаны. С моей точки зрения, в вопросах очистных сооружений правильно было бы создавать частно-государственные проекты, которые позволили бы очищать стоки централизованно, а не на каждом предприятии отдельно (поскольку у многих предприятий нет ни территории, ни возможности это сделать). Возможно, с использованием городских очистных сооружений, с предварительной минимальной очисткой. Это было бы более эффективно и параллельно решило бы вопрос модернизации городских очистных сооружений. 

DN: Вы как раз открываете комплекс по переработке молочной сыворотки. Куда она будет поставляться? Какие рынки здесь наиболее перспективны, на Ваш взгляд? 

АЛ: Сухие продукты из нашей сыворотки уже проданы на полгода вперёд. Конкретные компании я не могу сказать, это коммерческая тайна. КСБ на текущей момент продан компаниям-производителям спортивного питания, также сейчас мы ведём переговоры с российскими производителями детского питания. А наш пермеат будет поставляться в пищевую промышленность производителям колбасы и кондитерских изделий. Это наиболее дорогие и перспективные рынки. 

DN: В этом году ставка НДС на растительные жиры и продукты с ними была увеличена до 20%. Как Вы оцениваете это нововведение? 

АЛ: С точки зрения борьбы с фальсификатом, это довольно маленький и косвенный шаг.

Если льготу теряет производитель фальсификата, мы это приветствуем. Хотя есть гораздо более простое решение борьбы. За полгода можно было бы искоренить фальсификат полностью, закрыв заводы, которые производят его под видом молочных продуктов. 

DN: То есть подобные меры - капля в море? 

АЛ: Не совсем, повышение ставки НДС это определённый шаг. Но опять же, повлияет ли он на что-то? Если фальсификаторы сейчас выпускают под видом сыра сырный продукт, то они не перестанут это делать только из-за повышения ставки НДС.

Вместо того, чтобы искать окольные пути, можно, зная, кто фальсифицирует продукцию (а эти компании известны, либо это легко можно выяснить у компаний-поставщиков молочных заменителей), устроить показательное закрытие, либо наложить крупный штраф. Таким образом решить проблему можно за полгода. Если захотеть. 

DN: Вернёмся к теме будущего года. "Молвест" планирует увеличение сырьевой базы?

АЛ: Да, это будет зависеть от государственной помощи. Когда есть проект, окупающийся за 3-5 лет, зачем инвестировать в проект, который окупится через 20 лет? Государство, создавая льготные условия, сокращает срок окупаемости. На текущий момент, при своевременной выплате “капексов” мы считаем условия для инвестиций в строительство молочных ферм приемлемыми. Но в этом году, к сожалению, их выдача немного задерживается. Если они будут выданы, мы приступим к строительству следующих ферм. 

DN: Расскажите, пожалуйста, куда пойдёт продукция "Экокорм"? 

АЛ: В “Экокорме” у нас несколько производств. Если мы говорим о производстве сухой люцерны, она пойдёт на экспорт. Внутри страны продаётся порядка 30% всего объёма, и в основном для птицеводства, кролиководства и свиноводства. Остальное идёт за рубеж. Если мы говорим о производстве комбикормов, как правило, наши покупатели - производители говядины и коллеги-молочники. 

DN: Куда за рубежом поставляется люцерна? 

АЛ: Наш целевой рынок - страны Ближнего Востока. Мы также рассматриваем рынки Китая и Вьетнама, но пока ничего конкретного сказать не могу. 

DN: И напоследок - что бы Вы могли пожелать Вашим коллегам в будущем году? 

АЛ: Чтобы потребитель был богаче, а государство меньше регулировало честных производителей, утяжеляя ответственность мошенникам. 

DN: Спасибо за беседу и хорошего Вам года!

17.01.2020

До свидания, наш ласковый Мишка

Вчера Дмитрий Медведев ушел в отставку с поста премьер-министра Российской Федерации. Председатель правительства также захватил с собой весь Кабмин, объяснив это благими побуждениями не мешать президенту России Владимиру Путину принимать «все необходимые решения». Как отставка правительства России в полном составе может повлиять на молочную отрасль, и что ждет Минсельхоз – в обзоре The DairyNews.
Рашидов Магомедрасул Магомедович, ИП
Адрес:  Саратовская область, Духовницкий район, Духовницкое 
 
Некрасовская ферма (частная сыроварня ИП Павлова Д. А.)
Адрес:  г. Екатеринбург, ул. Первомайская, д. 75А 
 
ИП Павлова Д. А. (ферма)
Адрес:  Свердловская обл., Белоярский район, село Некрасово 
 
Заветное слово, ООО
Адрес:  Алтайский кр., г. Барнаул, ул. Брестская, д. 10 кв. 33