04.02.2014
Источник: ИА DairyNews
Регион: Россия
Интервью с Николаем Тимошенко, Президентом компании «ДеЛаваль»:  2014. Ситуация непредсказуема
DN: Николай Иванович, расскажите, пожалуйста, каковы результаты DeLaval в 2013 году по сравнению с 2012 годом?
- Результаты приблизительно одинаковые. Это произошло из-за того, что в первой половине 2013 года не было денег у наших уважаемых клиентов. Всю первую половину этого года банки вообще не давали кредитов. Только в начале второй половины года в секторе появились средства под кредитование агропроектов. 

DN: Что вы ожидаете от 2014 года?
- Ситуация непредсказуемая. Но мы ожидаем рост наших продаж на 15-20% относительно 2013 года. 

DN: За счет чего будут расти продажи в 2014 году?
- Эффективные фермеры сейчас успешно развиваются. Я не думаю, что возникнет какая-то драматическая ситуация с ценой на молоко: она скорее всего останется такой же позитивной для наших клиентов. Мы будем активно продолжать то, что делаем сейчас: продавать капитальное оборудование для существующих хозяйств. Тем более что у нас сейчас есть замечательная система добровольного доения, решения для привязного содержания с DelPro™ и HerdNavigator™.  

DN: Что, на ваш взгляд, будет продуктом года-2014?
- Если вы имеете ввиду выпуск нового решения DeLaval – то каждое такое событие для молочного рынка России становится эпохальным.

Вывод нашего первого робота, например, был таким важным событием. В 2013 году мы установили первый HerdNavigator™ в России и собираемся продвигать продажи этого решения на протяжении 2014 года. Это тоже эпохальное событие. Но выделить какой-то один продукт я не могу. Сейчас в нашем портфеле есть несколько очень интересных решений, востребованных на рынке. Например, мы надеемся начать работу по установке первой автоматизированной карусели AMR™ в конце этого 2014 года. 

DN: Когда вы рассчитываете запустить установку?
- Примерно в начале 2015 года.

Уже сейчас у нас есть ряд заказчиков, кто хотел бы поставить AMR™ в 2015 году. Поэтому первая установка карусели будет завершена в конце 2014-начале 2015 года, в 2015 году появятся еще, может быть, пять проектов с таким же оборудованием. 

DN: Где будет установлена AMR?
- Мы планируем, что в Ярославской области.

DN: Это инновационный продукт. Наверное, вы должны быть так же уверены в своем партнере, как они в вас?
- Конечно. Это очень важный вопрос. У нас были определенные критерии для выбора места установки AMR™. 

Понятно, что инвестор должен быть в душе новатором и очень терпеливым человеком. Он должен спокойно отнестись к тому, что нам нужно обучить свой персонал правильно работать с этим оборудованием, подготовить склад запасных частей под новые проекты и организовать логистику. 

Мы надеемся, что этот проект будет такой же успешный, как и все наши предыдущие. 

В этом году мы также начнем активную работу по установке HerdNavigator™. Как я уже сказал, должен появиться первый проект с автоматизированной каруселью. Еще есть рутинная часть нашей работы с уже существующими заказчиками по повышению их эффективности.
К сожалению, это очень часто недооценивается инвесторами. После того, как проект начат, они перестают следить за тем, какие умные решения появляются спустя год-три. Мы пытаемся им объяснить, что они могут существенно улучшить ситуацию, если будут использовать те инновации, которые появляются в последнее время. 

DN: Какой экономический эффект от HerdNavigator™?
- Мы считаем, что его окупаемость должна быть в пределах 1-2 года.

DN: За счет чего обеспечивается окупаемость?
- Во-первых, сокращение сервис-периода. HerdNavigator™ лучше определяет стельность коровы, чем даже при ректальном способе, и при этом он абсолютно не травмоопасный. 

Во-вторых, HerdNavigator™ сообщает о потенциальной возможности заболевания коровы – что экономит колоссальные средства на лечение животных и не допускает падение производства молока. 

Потребность в таком оборудовании в России сейчас очень высока. Я очень хотел бы, чтобы наши возможности поставки соответствовали спросу. 

В некотором смысле HerdNavigator™ можно назвать продуктом года. Но это решение для хорошего опытного менеджера. Этот продукт позволяет мобилизовать существующие внутренние ресурсы. Он предназначен для хозяйств, у которых нет возможности вкладывать крупные средства, но они приобрели опыт и технологии с большим потенциалом. Сейчас наступило то самое время, когда они могут реализовать ресурсы нашего оборудования с новым программным обеспечением.

DN: Чтобы вы назвали проектом 2013 года?
- Нельзя обижать клиентов, выбирая кого-то одного. У нас есть интересные проекты с привязным содержанием, с DelPro™ и EasyLine™. При этом эффективность доярок на ферме с привязным содержанием  такая же, как на фермах при  беспривязном содержании, что подтверждает наши теоретические предположения. Сейчас все больше и больше ферм работают по этой системе. Есть несколько очень интересных проектов с роботами: в Рязанской, Калужской, Тюменской областях, в республике Татарстан. Для меня стал любопытным проект в Татарстане в хозяйстве Сарапкина: там нет системы калиток и робот практически в чистом поле стоит. Тем не менее, этот проект прошел проверку жесткими зимними условиями. Фермер сейчас переживает, что не поставил второго робота. Недавно была завершена очень интересная козья ферма в Татарстане, планируется ее расширение – возможно, она станет одной из крупнейших козьих молочных ферм в мире. На Камчатке у нас есть интересный проект с роботами – мы недавно сделали отгрузку. В Украине замечательный проект «Терезино» с роботами. В Казахстане есть интересный проект «Бобровка» с системами добровольного доения. 

По роторным доильным залам наша компания занимает лидирующую позицию в мире. В США наша доля в этом сегменте рынка – 80%, в Германии – 45%.

DN: Какие модели доения будут, по вашему мнению, наиболее интенсивно использоваться в будущем?
- Любое решение в молочном животноводстве – это решение для конкретного хозяйства, для конкретного инвестора. 

Например, большинство считает, что система добровольного доения в первую очередь решает вопрос необходимости доярок на ферме. На самом деле по экономическому эффекту это фактор номер три. Фактор номер один – это увеличение продуктивного долголетия коров. Мы изучаем наш опыт в России и наших коллег в Европе и можем констатировать, что при применении модели добровольного доения количество лактаций увеличивается на 1-1,5. То есть до одной телочки вы получаете дополнительно от каждой коровы. Максимальное количество молока вы можете получать с коровы на третью, четвертую и пятую лактации. Очень часто при использовании индустриального зала мы не выводим корову на максимум ее потенциальной продуктивности. 

Фактор номер два – это отсутствие капитальных затрат на строительство. Не нужен доильный зал, робота можно поставить прямо в коровник. Это может быть большой новый коровник или старый советский. Это может быть даже сарай. Самое главное – обеспечить в нем плюсовую температуру в зимнее время. 

И только третий фактор – это отсутствие доярок на такой ферме или таком комплексе. 

DN: Сколько лактаций, по вашим данным, сейчас в среднем живет корова в России? К чему нам нужно стремиться?
- В доильных залах – чудес не бывает, - как и во всем мире, от двух до трех лактаций. На роботах, как правило, 4-4,5 лактации. На привязи этот показатель достигает до 5,5 лактаций. Мы хотели бы сделать шаг и увеличить долголетие коров на одну лактацию. 

Почему-то, когда говорят о молочном животноводстве в Америке, все забывают о Восточной части, где 30-40% голов содержатся на привязи. Именно эти хозяйства производят достаточно большое количество нетелей, которые затем попадают в Российскую Федерацию. 

DN: Как, на ваш взгляд, изменился портрет российского производителя молока за последние восемь лет?
- Картина стала более пестрой и интересной. Десять лет назад мы сталкивались со старыми советскими фермами, было необходимо как-то улучшить условия содержания коров на них. Тогда появились инвесторы, которые начали реализовывать проекты крупных ферм. Сейчас эта категория осталась, но вместе с тем появились другие заказчики – семейные фермы. То есть у нас появилось достаточно много инвесторов, которые не обладают крупными средствами и ищут более экономичные решения, пытаются приспособить к своим задачам существующие коровники. Профиль клиента стал более разнообразным. Для нас это хорошо, потому что в нашем портфеле есть решения для любого заказчика. 

DN: На рынке молока сейчас своеобразная конъюнктура: с одной стороны у производителей сейчас хорошая цена, с другой – ощущение предкризисной ситуации. Как такая конъюнктура влияет на бизнес компании DeLaval в России?
- Здесь прямая связь. С одной стороны, есть высокая цена на молоко, а потому бизнес существующих хозяйств достаточно рентабелен, и они зарабатывают приличные деньги. С другой стороны, очень часто нет возможности получить длинные кредиты, чтобы начать какой-то бизнес с нуля. Мы констатируем, что количество крупных проектов у нас снизилось. Это снижение было компенсировано продажами нашим существующим клиентам, которые увеличивали производство. Появились и другие заказчики, которые обладают свободными средствами в силу хорошей конъюнктуры или могут взять сейчас небольшие кредиты. То есть, количество крупных проектов уменьшилось, количество мелких проектов возросло. 

DN: То есть сейчас развитие рынка происходит эволюционно?
- Да, в большей степени. Сейчас примерно 70% наших клиентов (в перерасчет на поступающие от них средства) – это те, кто получает очень хорошие дивиденды от настоящей экономической ситуации и хотят расширять свой бизнес.

DN: Куда хочет развиваться эта категория ваших заказчиков?
- В течение последних пяти-шести лет мы наблюдали тенденцию к централизации. Например, есть один владелец нескольких ферм. У него возникает идея закрыть две площадки и перевести все производство в одно место или закрыть все три объекта и построить вместо них greenfield. Дело в том, что раньше была возможность взять крупные кредиты.  

Сейчас очень часто мы наблюдаем обратную тенденцию. Те площадки, которые были законсервированы, начинают использоваться под установку нашего оборудования. Это делается не только из-за сложившейся экономической ситуации, но и потому, что DeLaval способен предложить решения, позволяющие не терять контроль над этими площадками. 

Мы на этих законсервированных площадках можем установить доильный зал, или робота, или привязную ферму – все, что угодно. При этом все коровы будут в единой базе данных. Это решение DeLaval DelPro™. Мы его сейчас повсеместно внедряем. 

DelPro™ при минимальных расходах на капитальное переоборудование позволит инвестору решить вопросы эффективной организации работы предприятия.

DN: В прошлом году Вы говорили, что драйвером продаж были системы добровольного доения. 
- В этом году этот тренд остается, я думаю, он даже усилится. В прошлом году возникали и в этом году, возможно, тоже будут проблемы с финансированием крупных проектов. Роботы и системы добровольного доения тем хороши, что их можно устанавливать в маленьких помещениях, и оборудовать ими старые советские коровники, например. С ними можно работать очень гибко, и не нужно инвестировать десятки миллионов рублей сразу в какой-то большой комплекс. 

DN: Почему в СПХ Рахимова отказались от двух роботов DeLaval в пользу GEA Farm Technologies?
- Лучше всего спросить об этом руководство предприятия. На этом хозяйстве сейчас содержится 1150 голов. Елочка 2*12 не сможет выдоить такое количество коров. Вы знаете, что несколько лет эта ферма была одной из самых эффективных и современных в республике Татарстан. Мне тоже не ясны причины демонтажа двух наших роботов. У инвесторов нет претензий к самим технологиям DeLaval. У нас в России их работает уже более 300, эта технология здесь с 2007 года. 

DN: Возможен ли какой-то ущерб репутации компании из-за этого прецедента?
- Ничего специально по этому случаю мы делать не будем. Мы относимся к нему спокойно. 

DN: Как вы оцениваете конкурентную среду для себя сейчас?
- Мы чувствуем себя достаточно уверенно на этом рынке, поэтому приветствуем приход других наших коллег. Становится интереснее работать -  только и всего. Они подталкивают нас на более быстрое внедрение новых технологий – в некотором роде подстегивают нас. 

DN: Отразится ли усиление конкуренции на цене?
- Я очень не люблю говорить о цене. Наши клиенты – это инвесторы. Для них нет понятия дешево-дорого. Они оперируют понятиями выгодно-невыгодно, период окупаемости. Можно дешево купить оборудование, но не выйти на окупаемость никогда. Сейчас мы можем рассчитать период окупаемости на весь ассортимент нашего оборудования. В нашем портфеле есть продукты, окупаемость которых составляет несколько месяцев: это оборудование для комфорта животных, вентиляционные системы, щетки, миксеры. Эти продукты могут серьезно улучшить экономическое состояние уже действующего хозяйства и, возможно, даже сократить расчетный период окупаемости комплекса.

DN: В 2013 году очень многие производители недополучили предназначенные для них субсидии. Повлияло ли это каким-то образом на бизнес DeLaval?
Как правило, мы сравниваем условия с основным конкурентом. Сейчас это Европейский Союз. Мало того, что субсидии в России в принципе ниже, - они поступают еще и с опозданием или не в полной мере. Это, конечно, влияет на наш бизнес. Дополнительные деньги фермерам никогда не помешают. 

DN: Каковы, на ваш взгляд, долгосрочные перспективы российского молочного рынка?
- Как у Булгакова: коллапс возникает тогда, когда он случается у людей в головах. Я не думаю, что на рынке предкризисная ситуация. Да, у нас существуют очень большие проблемы, но решение этих проблем зависит от людей. У нас нет в достаточном количестве менеджеров для управления фермами. Знания тех кадров, которыми сегодня располагают фермы, недостаточны. Все ссылаются на неправильное правительство, на невыплаченные субсидии, но не каждый смотрит, насколько он соответствует настоящему уровню производства. Есть герои труда, на фермах которых доится по 11 тыс. литров на фуражную голову при 2 000 КРС, - они не жалуются на жизнь, зарабатывают большие деньги и развиваются. 

В некоторых странах молочное животноводство успешно заменяет нефть и газ. У нас должен поменяться менталитет – и тогда будут серьезные изменения, тогда мы будем смотреть на производство молока так же, как и на другие наши ресурсы. У нас есть все возможности стать экспортной страной по молоку. 

Гость
А я думаю, что доля ДеЛаваль в роторных залах на всех рынках не менее 99%. Ведь, точно же.... :D
Гость
Тимошенко, к сожалению ничего не смыслит в коровах, о сервисе лучше не говорить, те кто знает этих ребят. Его задача, которую он сам не стесняется озвучивать это "нахлабучивать" тех кто собирается на "кидок" российского бюджета, за счет завышения цен смет строительство новых ферм профинансировать другие отрасли или семейные потребности сельзозбандитов. Перекраденное не считается украденным... Если бы шведы узнали, до чего они опоскудились...

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

17.01.2018

Молоко просит вмешательства

Как стало известно The DairyNews, Минсельхоз планирует к марту 2018 года ввести в действие обновленную методику расчета минимальных и максимальных цен на зерно, молоко сухое и масло сливочное в целях проведения интервенций. В текущем году, большинство участников рынка в свете считают интервенции, призрак которых висит над молочной отраслью третий год – необходимыми. Однако, формат их проведения и возможные последствия устраивают не всех.
16.01.2018 21:57:42

Молочный кандидат

4 878 Андрей Андреев
16.01.2018 09:13:33

Оптимальный дизайн боксов

2 255 Алексей Николаевич Ковалев
16.01.2018 09:09:08

Сапожник без сапог

2 266 Алексей Николаевич Ковалев
Олымский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Курская обл., Касторенский р-н, Олымский  
 
Руднянский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Смоленская обл., г. Рудня, с. Молкомбината  
 
АГРОСОЮЗ, СПОК
Адрес:  Дагестан респ, Ногайский район, с. Терекли-Мектеб, ул. Эдиге, д. 68 корп. 3 
 
ИЛЬИН В. В. , КФХ
Адрес:  Республика Марий Эл, Моркинский район, Коркатовский, д Чодраял