12.07.2011
Источник: ИА DairyNews
Регион: Россия
Интервью с Василием Рединым, начальником группы качества молока компании Danone в России

IMG_1331.JPG

Василий, когда и для чего была создана в российском Danone Ваша группа?


Днём рождения группы качества молока я считаю 16 июня 1997 года – это мой первый день работы в компании, когда я был принят на должность специалиста по качеству. На тот момент у Danone была потребность в человеке, который бы занимался именно качеством молока. 14 лет назад компания закупала молоко в объёме 3 тонны через день для завода «Данон-Волга» в Тольятти, и молоко было первого сорта, второго и неприёмного, причём оно делилось, наверное, процентов 30х30х30. Основной проблемой было, во-первых, то, что Danone не может купить достаточно молока стабильного качества, и, во-вторых – у группы Danone есть определённые требования к качеству молока, и на тот момент закупаемое для Тольятти молоко, скажем так, не в полном объёме отвечало этим требованиям. Поэтому меня пригласили после института заниматься качеством молока, чтобы эту ситуацию улучшить, т.к Danone выпускает свои продукты только из качественного, безопасного молока.
 
С чего Вы начали тогда и как скоро решилась проблема?

Начал я со знакомства с поставщиками. Поставщики были разные. Всего их было трое – двое в Самарской области, один в Ульяновской, - и менеджмент у них на фермах соответствовал молоку того качества, которое мы у них брали. Основная задача была – найти вариант улучшения. В каждом хозяйстве был штат зоотехников, специалистов, врачей, и все, конечно, были заинтересованы в улучшении качества; вопрос был – как это сделать? Люди не знали, как, хотя у всех ведущих специалистов хозяйств было ветеринарное или зоотехническое высшее образование. 

Первая встреча между закупщиком Danone, директором хозяйства и главными специалистами хозяйства состояла примерно в следующем. Мы показали требования, которые необходимы, чтобы молоко было принято компанией, на что нам ответили, что такого молока нет. При этом завод уже был построен, монтировалось оборудование, нам срочно необходимо было сырьё, чтобы запустить завод. И когда мы стали выяснять, почему этого молока нет, нам подробно рассказали.

На тот момент у нас было 12 показателей, по которым мы собирались принимать молоко, а на рынке актуальны были только три показателя. Нам улыбались и говорили, что, конечно, это здорово – производить такое молоко, но пока его нет. Это было тяжело слышать.

Вы добились необходимого качества у этих поставщиков?

Добились. Мы добились, прежде всего, приёмности молока – то есть изначально оно было совсем неприёмное, и это больше всего расстраивало, потому что молоко есть, но принять его мы не можем. Нам говорили: «Снижайте требования и принимайте молоко, и все останутся счастливы и довольны». Мы сказали: «Нет, нам надо, чтобы молоко было приёмным согласно не только требованиям Danone, но и требованиям Российского законодательства, которое было на тот момент». И мы добивались этого.

Вы хотите сказать, что поставщики предлагали компании молоко по качеству ниже даже законодательных требований?


Да, увы на тот момент ситуация была такая. Но для нас этот вопрос был принципиальным. Нам нужно только качественное молоко.

Сколько человек в группе, чем занимается каждый из них?

Если мы говорим про специалистов, которые работают непосредственно с поставщиками, их на данный момент 12. Трое работают для поставок молока в Тольятти, 9 – на завод «Данон-Индустрия» в Чехове. Если говорить про зону сбора молока – на сегодняшний день это 15 регионов, где мы собираем это молоко. У нас в среднем на каждого специалиста по одному региону. Это порядка 100 поставщиков. У всех разное качество, абсолютно разное. Но на сегодняшний день у нас 60% молока высшего сорта.

По регионам можно сказать, где более качественное молоко, где менее?

Наверное, самое качественное молоко с исторически высоким уровнем качества – в Вологодской области, в Московской. Есть регионы, где есть некачественное молоко, но я могу сказать, что у нас объём молока второго сорта – порядка 2-3%, поэтому выделять кого-то я бы не стал. Основная проблема существует даже не в регионах, а с теми поставщиками, с которыми мы работаем, потому что если мы начинаем увеличивать объём закупаемого молока, то нам приходится выходить на рынок и смотреть то молоко, которое предлагается на рынке. И очень часто мы сталкиваемся с тем, что у новых потенциальных поставщиков молока либо первый сорт, либо даже второй сорт, и это характеризует рынок.

Сколько времени в среднем уходит у хозяйства, чтобы привести своё молоко в соответствие с вашими требованиями?


В зависимости от квалификации специалистов, от желания что-то делать вообще. Потому что, бывает, нам говорят: «Мы ничего делать не будем, у нас и так всё покупают». Необходимо от 3 до 6 месяцев для того, чтобы молоко второго или первого сорта стало либо высшего сорта, либо близко к высшему.

При выставлении требований хозяйствам дают ли ваши специалисты рекомендации, как этого достичь?

Это одно из направлений нашей работы. Купить на рынке молоко высшего сорта в любой момент времени, когда оно тебе требуется, практически невозможно, поэтому основной задачей сотрудников группы качества молока является как раз консультирование главных специалистов в хозяйствах по управлению ресурсами – животными, технологическими процессами, с целью привести их в соответствие и получить качественное молоко.

Это происходит на регулярной основе, причём в зависимости от сложности хозяйства наши специалисты могут посещать поставщиков раз в неделю, раз в две недели. Особенно при запуске нового поставщика, потому что требования за 14 лет не изменились: молоко должно быть приёмным.

То есть не прибавилось, не убавилось ни одного показателя за 14 лет?

В целом нет. Говорить о том, что было 6 показателей, а стало 18 – нет. У нас изначально на момент начала работы Danone на этом рынке было 12 показателей, по которым мы оценивали качественное молоко, то есть мы изначально задали очень высокую планку с точки зрения требований, причём они абсолютно соответствовали требованиям, которые существовали на тот момент по ГОСТу. И мы продолжаем так работать – есть требования национальные, есть требования Группы Danone, и все они должны быть исполнены.

Групповые требования жёстче ГОСТов?

Они их во многом дополняют. Если брать какие-то национальные стандарты и стандарты даноновские, то есть европейские, они очень схожи. Я бы не сказал, что они более жёсткие, просто там существуют некие бóльшие требования с точки зрения отбраковки молока.

Могу пример привести: если у нас молоко второго сорта с соматикой миллион принимается, то в Европе молоко с соматикой выше чем 400 тысяч, если в течение трёх месяцев у поставщика был такой показатель, поставки молока прекращаются – до момента, пока он не приведёт молоко в соответствие с требованиями. Можно сказать, наши национальные стандарты более лояльны.

Можете перечислить свои 12 показателей?

Да. Если говорить про физико-химические показатели – это жир/белок, кислотность, термоустойчивость, плотность молока, сома, точка замерзания. Если говорить про микробиологические – это соматические клетки, общее микробное число, антибиотики, ингибиторы, плюс один или два раза в год мы проверяем тяжёлые металлы, радионуклиды, ДДТ, пестициды и диоксины. Вот в прошлом году после всех пожаров, которые у нас были, мы по всей зоне сбора молока провели анализ на содержание диоксинов. А когда годом раньше был меламиновый скандал, мы проверяли всё наше молоко по регионам на содержание меламина. В зависимости от тех рисков, которые существуют на рынке в зависимости от условий погоды или какой-то ситуации, нам приходится брать на себя ответственность и делать дополнительные анализы, потому что мы должны гарантировать потребителю качественный продукт и безопасность, конечно.

Какой из этих показателей, на Ваш взгляд, самый проблемный, или, может быть, самый спорный в отношениях с поставщиком?

С новыми поставщиками возникает некое недопонимание, я бы сказал, в отношении к микробиологии молока и, наверно, ингибиторов. Они говорят, что у нас очень жёсткие требования. У нас прописано, что при наличии ингибиторов принять это молоко мы не можем ни при каких условиях – то есть молоко либо качественное, либо некачественное. Нам говорят: «У нас есть прецеденты, когда у нас принимают такое молоко по заниженной цене», а мы отвечаем: «Извините, но молоко должно соответствовать нашим требованиям, прописанным в контракте».
 
В последнее время часто рассказывают о случаях, когда сдающие молоко специалисты хозяйств пытаются договориться с переработчиками о занижении или завышении некоторых показателей за соответствующий бонус…

С нами невозможно договориться, потому что все те договорённости, которые существуют между поставщиком и Danone, прописаны в контракте, и мы можем действовать только в рамках юридически согласованных правил. Всё, что касается серых схем – мы не идём на компромиссы, поэтому с нами тяжело работать.

Если у вас такие высокие требования, что привлекает поставщиков в работе с вами?

Первый и, наверно, решающий момент – это то, что для людей важно, что они, работая с Danone в достаточно тяжелых условиях производства молока, требований к качеству, могут их выполнить. Потому что миф о том, что сложно произвести молоко высокого качества в текущих условиях – это возможность ничего не делать. Она людей расслабляет. Те поставщики, которые действительно хотят работать, добиваются результатов, и это является моральным удовлетворением – да, ты смог это сделать. Что такое качество молока? Это молоко с определёнными параметрами. Но основанием айсберга является то, что тебе необходимо выстроить все производственные процессы таким образом, чтобы эти показатели качества у тебя были постоянны. Вот тогда это является большой заслугой тебя как управленца, потому что ты смог выстроить внутри хозяйства систему управления качеством. Ну и, конечно же, цена. Причём если мы сравниваем закупочную цену текущую – она у нас с небольшим бонусом по качеству, но в целом она, может быть, на 1-3% выше, чем рынок.  
 
Какая цена у вас действует сейчас? Планируется ли её сезонное увеличение или уменьшение?

Сейчас мы платим поставщикам 14,5 рублей, с учетом премии за качество и я думаю, такая цена в лето сохранится. Может, будет небольшая коррекция в осенний период, которая происходит ежегодно, но дальнейшего снижения в летний период, со стороны Danone мы не планируем, потому что нам важно сохранить наших поставщиков. И поднятия цен в осенний период тоже не будет глобального.

Как взаимодействует группа качества молока с другими подразделениями Danone?

У нас существует непосредственное взаимодействие с несколькими подразделениями – например, с производством. Потому что в любом случае мы являемся внутренними поставщиками сырья для завода, и нам важно знать и выполнять те требования, которые иногда предъявляет завод при запуске каких-то новых продуктов. Конечно, это и лаборатория, и отдел качества – мы все работаем в команде. Очень важно, чтобы все элементы этой команды понимали, чего они хотят, и насколько возможно это сделать. Нам приходится иногда говорить: «Да, мы не можем сделать это сейчас, но мы можем это сделать через полгода». Поэтому мы открыты к диалогу.

К сотрудникам компании предъявляются такие же строгие требования, как и к поставщикам?


Когда в 2003-2004 годах надо было набрать 20 человек под увеличение производства и, соответственно, закупку молока, у нас был конкурс человек 10-15 на место. Мы смотрели специалистов из Москвы, из регионов. В основном, конечно, необходимы специалисты с зоотехническим, ветеринарным либо агрономическим образованием, то есть специальные навыки должны быть именно с точки зрения профессиональной работы с поставщиками, потому что мы должны разговаривать со специалистами хозяйства на одном языке. Наличие опыта не было ни приоритетом, ни ограничивающим фактором. Иногда лучше брать человека без опыта.

Проводятся ли какие-то семинары, обучение сотрудников?


Да. Один из элементов нашей работы – это обучение других правильным методам работы с поставщиками, и это происходит на постоянной основе. Мы учим их, например, как сделать качественное молоко не за три месяца, а за два. То есть, есть некие уникальные вещи, которые мы распространяем внутри группы, и это делают наши сотрудники. Когда мы привлекаем человека с рынка, мы обращаем внимание на его готовность думать, готовность к чему-то новому с точки зрения распространения хорошего опыта и внутри отдела качества, и умения доносить эту информацию до поставщиков. То есть человек должен ещё обладать хорошими коммуникативными качествами, отстаивать свою точку зрения, добиваться результата – а таких людей очень мало.

Существуют такие же группы качества молока в Danone в других странах?

Да. Там, где качество молока является острым вопросом – там больше специалистов, которые занимаются непосредственно качеством молока. Если мы берём европейские страны, где уже достаточно долго высокое качество молока, то там люди занимаются уже больше коммерческими вопросами. Но требования по качеству являются стандартом, который распространяется на все отделения Danone во всём мире. Есть какие-то определённые нюансы, связанные с национальными требованиями, но практически на 80% это стандартные требования.

В каких странах сложнее всего достичь качества молока?

В прошлом году я был в Китае. И мне качество молока в Китае и система менеджмента очень напомнили нашу, российскую. Причём был момент, когда, приехав к очередному поставщику молока, я поймал себя на мысли, что уже видел это где-то в России, причём лет 5-7 назад. Сложно сделать качественное молоко быстро, но мы, фактически эволюционным путём, добьёмся этого, в том числе в Китае и в России. Главное – задать направление и требовать. Тогда результат будет.
 
Поставщики привозят молоко сами или вы, своим транспортом?

Всю доставку молока организует Danone, причём на сегодняшний день процентов 60 объёмов молока забирается собственным транспортом, и 40% - арендованным у специализированных компаний. Но требования и к своему транспорту, и к арендованному, одинаковые.

Какие лабораторные тесты, анализы проводятся в компании при приёмке молока, на каких приборах? Как долго они длятся?

Согласно требованиям законодательства мы проводим анализ каждой секции молоковоза по всем параметрам. До того момента, пока лаборатория не сделает полный анализ и не подтвердит качество, ни один литр молока не будет принят. Физико-химический анализ длится 35 минут –поэтому нам приходится использовать более быстрые тесты, в том числе мы используем «Милкоскан» на приёмке молока, чтобы автоматизировать анализы. Но какие-то тесты длятся три часа – например, тест на антибиотики и ингибирующие вещества.

В каких случаях возникает необходимость проведения повторных тестов?

У нас повторные анализы делаются в основном по жиру, когда выявляется разница между жиром заявленным и измеренным в лаборатории, либо по показателям термоустойчивости молока.  Первый показатель связан с качеством перевешивания молока, второй – с сомнениями лаборанта в качестве самого молока. Лаборант должен удостовериться, что это приёмное молоко.

Случаются ли ошибки?

Нет. Ошибки исключены, потому что система не даст скачать молоко, пока все элементы этой цепочки не пройдут стадию одобрения. Например, без внесения лаборантом данных по качеству молока в систему, его невозможно скачать.

Что происходит с отбракованным молоком?

Возвращаем поставщику. Идентифицировав проблему, лаборатория пишет акт несоответствия. Эта секция пломбируется и возвращается поставщику с пометкой о выявленном несоответствии по качеству. О том, что проблемная секция существует, мы сразу же сообщаем поставщику.

А что он дальше делает с молоком, вас не волнует, лишь он забрал это молоко у вас?

Наверное, это следующий этап развития наших отношений с поставщиками. На сегодняшний день мы не отслеживаем, что с этим молоком происходит, потому что есть поставщики, которые его действительно утилизируют – спаивают телятам, предварительно сквашивая; а есть поставщики, которые что-то с ним другое делают.

…Например, сдают его другим предприятиям?

Не могу сказать. Мы это не отслеживаем. Но наш специалист, во-первых, знает обо всех возникших проблемах по качеству, причём в тот момент, когда возникла проблема; а во-вторых, – в его обязанности входит проведение аудита поставщика, выявление и решение проблемы. Потому что если мы, например, говорим про недопустимый уровень по антибиотикам, наш специалист обязан выехать в течение 24 часов на площадку и провести аудит. Если мы говорим про соматические клетки, которые мы измеряем по ГОСТу раз в 10 дней, у тех поставщиков, у которых обнаружены результаты выше допустимых пределов, прекращаются поставки – до того момента, пока поставщик не приведёт в соответствие с национальными требованиями качество своего молока. Это касается любого параметра молока.

А если этого не происходит, например, в течение двух месяцев?

Обычно это всё происходит в течение нескольких дней, потому что наш специалист помогает выявить проблему, исходя из того опыта, который есть у него и его коллег, которые тоже могут привлекаться к решению.Проблема рещается достаточно быстро. Она обычно связана со сбоями в системе, которая не работает в хозяйстве. То есть если говорить про антибиотик, это может быть одна корова, но в целом ведь не корова виновата, что ей вкололи антибиотик, а фактически система информирования всей структуры в хозяйстве от человека, который сделал это – например, ветврача или ветфельдшера, не работает. Нам важно идентифицировать, почему она не работает, почему она именно в этот момент дала сбой. В этом и заключается управление в хозяйстве. Но есть ещё очень важный момент: перед тем как начать поставки молока от какого-либо поставщика, мы делаем предварительный аудит, и видим ту производственную базу, с которой нашему специалисту придётся работать в течение, например, полугода или в рамках контракта.

Стандартный контракт заключается на год?

У нас есть как годовые контракты, так и контракты на более короткие промежутки времени – это вопрос договорённости с отдельным конкретным поставщиком.

А как специалисты в хозяйствах относятся к тому, что вы приезжаете и начинаете им указывать, что им делать?

По-разному. Наши специалисты ведут себя достаточно корректно . Наша основная задача – помочь людям найти проблему. У наших специалистов основной принцип работы – принцип аудита. Не найти виновных, а выявить причину, почему это происходит. Потом легче разговаривать с людьми, показывать, почему именно в текущей системе не удаётся идентифицировать проблему.

Отличаются ли, и если да, то насколько, ваши требования к молоку, предполагаемому к использованию для производства разных продуктов? Например, для йогурта – одни требования, для кефира – другие?


Мы не сортируем молоко. Всё молоко, которое принимается (в Тольятти это 100 тонн в день, в Чехове – 800 тонн в день), смешивается, и не сортируется под какой-либо продукт. То есть основной задачей, основной философией, которая была изначально – нам необходимо всё качественное молоко. И чем оно будет более качественное, тем лучше для компании, потому что тем самым мы уменьшаем риски, которые могут выявиться в технологической цепочке производства либо творогов, либо йогуртов. Мы стараемся все проблемы связанные с качеством молока решить на производственной площадке поставщика, чтобы молоко, которое уже доставлено на завод, соответствовало не только минимальным требованиям, но и скажем так, максимальным – я уже говорил, сегодня у нас 60% молока высшего сорта.

Группа качества молока участвует в закупках ингредиентов для ваших продуктов?

У компании есть внутренняя система одобрения поставщиков, и когда мы выбираем поставщика молочных ингредиентов, например, сухого молока, специалисты нашей группы проводят аудит сырьевой зоны этого поставщика. То есть Закупщик, например, заключает контракт и оговаривает условия поставок, а специалисты группы качества проводят аудит поставщиков молока. Специалисты отдела качества аудируют технологический процесс. В итоге мы имеем общий аудит, который позволяет нам иметь общую оценку потенциального поставщика и понимание того, с кем мы будем работать.

Уходят ли ваши поставщики к другим переработчикам или, наоборот, от кого-то к вам, и с чем это связано?


Каждый год порядка 10% поставщиков мигрируют: кто-то уходит, кто-то приходит. Это естественный процесс, и мы даже «за» такой процесс. Потому что вновь принятых поставщиков приходится обучать и приводить к некому даноновскому стандарту, а те, кто уходит на рынок – так мы это называем – уже по-другому работать не могут. Таким образом мы обновляем рынок, и поставщиков с хорошим, качественным молоком становится больше.

Не жаль отпускать поставщиков, на которых уже потрачены определённые усилия, время?


Нет. Это наша миссионерская философия.. Когда наш поставщик, например, приходит куда-то и начинает работать с другим молочным заводом, он понимает разницу наших стандартов и того завода, и так или иначе он поставляет качественное молоко, потому что по-другому работать не может – потому что система налажена.

Насколько остра конкуренция за поставщиков?

Я бы не сказал, что она острая в целом. Она, наверно, острая за тех поставщиков, которые производят качественное молоко, потому что его не очень много. Группа по качеству молока Danone – это специалисты, которые работают в полях, непосредственно с поставщиками. То есть когда компании необходимо дополнительное молоко, мы можем найти поставщика с неприёмным молоком и сказать: через три месяца этот поставщик будет поставлять молоко первого сорта. Мы заключаем контракт, и наша группа начинает работать. И через три месяца у нас есть поставщик, который имеет как минимум первый сорт.

А поставщики конкурируют между собой за то, чтобы поставлять молоко в Danone?

Ещё нет, в целом рынок еще не дошел до такой стадии, но я думаю, в скором времени такое будет. Наступит момент, я просто уверен, когда за то, чтобы работать с компанией Danone или с другой компанией, поставщики будут конкурировать. Это абсолютно нормальный процесс, и он более логичен с точки зрения эволюции рынка. Сейчас мы только формируем этот рынок, и когда завтра поставщиков с молоком высшего сорта на рынке будет 90%, то, помимо требований по качеству, будут важны и другие требования – стабильность поставок, например. Тогда поставщики будут конкурировать за работу с Danone.

Существуют ли какие-либо бонусы для поставщиков, с которыми вы работаете уже достаточно долгое время, по сравнению с новыми?

У нас есть некий бонус вновь законтрактованным поставщикам, потому что… ну представьте себе: вы сдаёте молоко на завод, который расположен у вас в районе, и Вам платят 14 рублей. Мы, например, будем платить за это молоко исходя из параметров качества только 13 рублей. Вы будете терять рубль? Поэтому на период вхождения в работу с Danone мы платим небольшую премию этим поставщикам, чтобы они не ощущали финансовых проблем и могли потратить эти деньги на то, чтобы улучшить технологические процессы, связанные с инвестициями – например, другие моющие средства требуются, либо нужно отремонтировать молокопровод, или танки – это как раз даёт возможность достаточно быстро решать проблемы. В целом же предложенная нами цена за молоко будет соответствовать той, которая сложилась на рынке.
 
Помогаете ли вы своим поставщикам определиться, где, у кого покупать оборудование или что-то другое?

Только информационно. Мы не настаиваем, чтобы поставщики покупали, например, конкретные моющие средства конкретного производителя, мы настаиваем на высоком качестве при выборе продукта.

Как вы относитесь к тому, что производители молока начинают собираться в кооперативы – в той же Липецкой области? Станет ли вам легче, когда вместо большого количества поставщиков вам придётся работать с одним?

Если кооператив будет заниматься частью вопросов, связанных с улучшением качества молока, например, это снимет некоторую часть работы с нас. Если же кооператив будет просто концентрировать молоко, чтобы реализовать его по более дорогой цене, это другой подход. Нам всё равно придётся с ними работать. Но в целом кооператив– это очень хорошее движение с точки зрения именно производителей молока. Вопрос, какая философия лежит в основе создания таких кооперативов. Кооперативы позволят более быстрыми темпами развивать молочный рынок с точки зрения качества молока, эффективности процессов, снижения себестоимости производства. Мы только «за». Мало того – мы будем поддерживать такие начинания.

Что Вы думаете об укрупнении рынка? Действительно ли есть угроза того, что мелкие предприятия вынуждены уходить?

Укрупнение рынка – это абсолютно нормальная ситуация не только для молочной отрасли. Вопрос в том, как использовать это эффективно. Если сравнить, например, большой корабль и маленький – большой корабль имеет свои плюсы и минусы, так же, как и маленький. Конкуренция должна будет сохраниться? Да. Без нее невозможно развитие рынка. Маленькие компании должны быть на рынке, и они могут быть более мобильными и более эффективными, чем крупный бизнес. Смогут они выстроить на фоне укрупнения больших компаний свой бизнес, как-то перестроить его, найдут свою нишу, например – выживут. Если они будут лишь сетовать на то, что большие компании их давят – так оно и произойдёт.

Возможно ли найти такие ниши в нашей стране?

Да. Абсолютно. Я могу точно сказать: если у вас есть локальный молочный завод, который закупает от 100 тонн молока, его можно сделать даже более эффективным, чем Danone. Потому что он более быстро реагирует на потребности рынка. Большая компания более формализована в своих бизнес-процессах. .
 
В связи с засухой были ли какие-то специфические проблемы с качеством молока?

Нет. На качестве продукта мы её практически не почувствовали, потому что сырье высокого качества. То есть у нас не было такого, что мы потеряли, например, 10 поставщиков, потому что у нас были проблемы по качеству. Но в целом мы видим последствия засухи с точки зрения сокращения объемов производства – они были заметны уже прошлой осенью, и в этом году тоже вносят небольшую коррекцию по объемам. Это касается также качества заготовленных кормов, количества заготовленных кормов, и  со смещением отёлов.
 
Какие проблемы на молочном рынке Вы сейчас видите?

Явных проблем нет. Но пока поставщик молока и переработчик молока не признают, что они оба работают ради потребителя, пока не начнут вместе работать над тем, чтобы удовлетворить потребности потребителя, мы не сможем работать максимально эффективно. Это основополагающие вещи, они должны быть поняты и приняты в целом всеми игроками на рынке. Главный вопрос – кто нам платит. И это – наш потребитель. И производители, и переработчики должны чётко понимать: они должны совместно находить общие решения и делать так, чтобы потребитель был удовлетворён – и с точки зрения качества продукта, и с точки зрения ассортимента продукта, и с точки зрения цены этого продукта. По-другому не получится.

Есть ли какие-то цели у группы качества молока, которые ей нужно достичь?

Да, конечно. И с точки зрения качества, и с точки зрения объёмов молока. Как и в любой компании, мы должны выполнить бюджет, и вторая наша большая задача – мы должны развивать этот рынок. На сегодняшний день есть некое торможение рынка: вот есть какие-то объёмы молока, которые закупает Danone, - а дальше рынок уже не развивается, потому что нет потребности. Наша основная задача – найти какое-то взаимодействие в рамках Союза переработчиков молока и Союза производителей молока, чтобы они брали на себя обязательства по развитию молочного рынка. Но мы только в начале пути.

Danone стремится развивать молочный рынок только в России или исповедует такую философию вообще, применительно ко всему миру?

И в других странах тоже. Не с точки зрения рынка. Мы ищем новые возможности, куда нам ещё необходимо пойти, какое направление выбрать, чтобы развивать наших поставщиков и развивать в целом рынок.

Каковы перспективы нашего молочного рынка?

Я думаю, что через 2-3 года требования по качеству, которые есть сейчас, во всяком случае, которые исповедует компания Danone, будут некими базовыми принципами для всех, а развитие поставщиков, сотрудничество с поставщиками будет происходить в некой другой плоскости, с точки зрения функциональности, безопасности и экологичности молока и молочных продуктов для потребителя.
 

   

Страницы: 1 2 3 4 5 След.
Сергей Жихарев
Отличное интервью, Василий! Структурированно, лаконично, информативно... Стиль Данон!
Владимир Лабинов
Василий! Ценю то, что давно Вас знаю и всегда отмечаю Вашу интеллигентность в сочетании с профессионализмом!
Алексей Мазаев
Для кого-то возможно и информативно в стиле ДАНОН, но вот хотелось бы информативно-профессионально в стиле КОНКРЕТИКИ.
Почему нужно дополнительно просить расшифровывать вот это "на сегодняшний день у нас 60% молока высшего сорта" ?где цифры ?.И ЭТО на сегодня НЕ достижение из объёма 900тонн.молока. Кировская область производит тоже 60% молока в/с.(свежий пример)
Что ещё за термин "ПРИЁМНОЕ" молоко ?,не надо юлить, хитрить и выдумывать ещё один СОРТ(промежуточный)молока,этот термин у Вас в документации фиксируется и фигурирует?.
Мне не понятно, где ? на каком этапе ?, происходит тестирование молока-сырья на антибиотики ?, кратность ?. какими тестами ? и как соотносится выбор теста с выбором (набором) антибактериальных,химиотерапевтических средств ,используемых вет.специалистами на фермах для лечения лактирующих коров ?.
А вот это вообще сводит на нет все Ваши неимоверные потуги и усилия:"у нас молоко второго сорта с соматикой миллион принимается",у нас - у ДАНОН (умышленно, знак вопроса не ставлю,в интервью утвердительно сказано).И ещё... прокомментируйте пожалуйста требования к молоку-сырью во Франции,и фактические цифры, почему в МИРЕ у ДАНОНА двойные стандарты ?,и почему к ТОМУ молоку, у меня НЕТ вопросов?, а Вы, расскажите,не стесняйтесь.
Гость
Да, Мазаев! Лабинова Вам такого никогда не напишет.
Бойков Роман
Хорошая статья. Удивляет заглавие и всего лишь 1 комментарий завсегдатая...
Сергей Медведев
Василий, сочетание опыта и профессионализма в подходах к решениям вопросов качества молока на ферме. Сочетание открытости и, главное, правды. Правды не хватает Российской молочной отрасли. Спасибо! Есть над чем работать всем переработчикам.
Андрей Трифанов
Хорошее интервью, и отзывы такие правильно-позитивные, и фотография отличная, добрая такая...
Только жалко, что белый фон скрадывает ангельские крылышки… И название статьи как-то… Я бы с редакцией за такие шутки судился!
Страницы: 1 2 3 4 5 След.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.11.2017

Что мы пьем и можно ли это экспортировать?

Российской молочной отрасли необходимо обеспечить внутренний рынок качественным и доступным продуктов, и лишь после этого нацеливаться на экспорт. Такого мнения придерживается большинство экспертов рынка. Однако, существует и другая позиция, согласно которой, развитие экспорта – одно из направлений развития молочного производства, требующее вложений и сил уже сегодня.
17.11.2017 13:15:26

Дешёвое молоко

32 12782 Новичок-Старичок
АГРОФИРМА ЛУЧ, ООО
Адрес:  Ярославская обл, Мышкинский район, с. Шипилово, ул. Центральная, д. 10
БУРМАСОВО, АФ
Адрес:  Ярославская обл, Угличский район, д. Бурмасово
КЛИМЕНКО Г. И. , КФХ
Адрес:  Владимирская область, Петушинский район, д Напутново)