02.08.2010
Источник: urbc.ru
Регион: Россия
Илья Гаффнер: Засуха — не главная проблема сельского хозяйства
На вопросы ИАА «УралБизнесКонсалтинг» ответил депутат Областной Думы Законодательного собрания Свердловской области Илья Гаффнер.

— Илья Владимирович, сейчас сельское хозяйство в России вновь становится проблемой №1. Засуха во многих регионах страны приводит к неурожаям. Одновременно она заставляет власть обратить внимание на проблемы сельского хозяйства. Как, на Ваш взгляд, пойдет ли это внимание власти на пользу сельхозпроизводителю? 

Сельское хозяйство сегодня, несомненно, нуждается в повышенном внимании государства. Без помощи с его стороны село просто не сможет существовать. Очень жаль, что для того, чтобы государство вспомнило о проблемах сельхозпроизводителя, понадобилась масштабная засуха. Но, похоже, что без подобных катаклизмов привлечь серьезное внимание властей к этой тематике невозможно. 

А о зерне я хочу сказать следующее: виновата не погода, а руки, технологии и сельхозтехника. Нынешняя засуха — далеко не самое страшное стихийное бедствие. И с ней вполне можно было бороться, причем – загодя. Если всё делать вовремя, осенью перепахать, зимой делать снегозадержание, ранней весной закрыть влагу, потом сделать всё необходимое в правильное время и положенные сроки, урожай будет нормальным и при такой погоде. 

К сожалению, ни техники, ни кадров, ни технологий у нас на селе немного. Более того, и существующие постепенно уничтожаются, Не секрет, что во многих зонах, где существовали системы искусственного орошения полей, они были просто выпилены на металлолом при полном попустительстве местной власти и колхозов. И вот теперь они пожинают плоды этого. 

— Не ожидается ли подъем цен на молочную продукцию из-за проблем с кормами? 

— Что касается цен на местное, свердловское молоко, то, думаю, резкого роста не произойдет. Закупочная цена сейчас не отличается от показателей прошлого года. К осенне-зимнему периоду она поднимется до 13-14 рублей, но вряд ли будет выше. 

Конечно, наша область снабжает себя молоком всего на 40%. Остальное к нам привозят из других регионов — из Тюмени, Перми, Челябинска, Уфы. В этих регионах была засуха, так что определенного роста цен на молоко, скажем, до 15-17 рублей можно ожидать. 

Вот в области хлебозаготовки могут возникнуть определенные проблемы. Правительство продолжает нас успокаивать заявлениями о достаточности запасов. Но мы традиционно производим зерна практически столько же, сколько и потребляем. А сельское хозяйство всегда должно работать с заделом с коэффициентом 1,5. Давайте представим, что на следующий год снова будет засуха. В этом случае придётся импортировать зерно. И цена на него значительно поднимется. 

— Как Вы относитесь к федеральной программе развития животноводства в России.

— Идея такой федеральной программы — очень верная. Нам просто необходима внятная государственная политика в сфере мясного и мясомолочного животноводства. Хорошо, что федеральное правительство это осознало, и очень плохо, что осознало так поздно. Потому что на данном этапе программа только разрабатывается и никак не реализовывается на практике. 

Между тем у нас уже есть весьма позитивный опыт внедрения подобных проектов. В свое время правительство приняло программу по вытеснению с рынка разного рода «ножек Буша» и поддержке отечественного птицепрома. Реально поддержали все птицефабрики и все коммерческие организации, которые занимаются выращиванием мяса птицы и яйцами. И теперь мы практически полностью обеспечены мясом птицы и яйцом, абсолютно не зависим от импорта. 

Федеральная программа разработана, и если область поддержит её и разовьёт, окажет софинансирование, то в ближайшем будущем, через 3-5 лет наша страна будет обеспечена мясом.

— Как Вы оцениваете состояние мясного животноводства в Свердловской области?

— В регионе есть несколько современных свинокомлпексов, работающих с серьезными проблемам, проблемами в области экологии. Что касается крупного рогатого скота, то здесь специализированное мясное животноводство у нас отсутствует как класс. Все мясо, которое у нас есть, идет от выбраковки коров молочных пород. 

Конечно, эту ситуацию надо исправлять. И я знаю примеры подобной работы. Так, в агрофирме «Шиловское» серьезно взялись за это направление. В планах — покупка мясо-молочных коров породы симментал. Очень симпатичная порода, красивые рыженькие животные. Будут развивать это направление на безе пышминского филиала. 

— А про какие проблемы в свиноводстве Вы говорите? 

— Например, свинокомплекс «Уральский» в Камышловском районе. При постройке в него субсидировали 100 млн. рублей, а про очистное сооружение забыли. В итоге сейчас, проезжая Камышлов, нельзя выйти из машины, потому что стоит ужасный запах. А внизу санаторий «Обуховский», туда теперь нельзя ездить ближайшие лет 20. Свинокомплексу специально выделили в собственность около 3 тыс. гектар, чтобы они вывозили навоз, но ничего не делается. Они гонятся за короткой прибылью, потому что дальше государством не субсидируются. 

— Какая помощь от государства необходима для развития сельского хозяйства? 

— Прежде всего, это субсидии на селекцию, во-вторых — на внедрение новых технологий. В животноводстве необходимы дотации до 50% на приобретение племенных животных и на покупку новой техники. 

Работа с генофондом, новыми сортами растений и породами животных – это отдельный большой разговор. Одному хозяйству с такой работой никогда не справиться. Необходимы государственные структуры – институты, племенные хозяйства. 

Сейчас же у нас все это делается на твердую троечку. Есть сорта зерна, которые выдерживают и суровую зиму, и жаркое лето. Если сейчас урожай пропал, почему бы не посеять на его месте озимые? Кто это должен делать? Конечно, государство должно помочь, дать денег на зерно. А куда за ним ехать? В Канаду или Финляндию? Зачем? У нас есть свои лаборатории и люди, надо просто поддерживать их работу. И никто не будет это делать кроме государства. 

Третий немаловажный аспект — контроль за оборотом сельхозземель. К сожалению, он у нас очень часто нарушается. Агрономы и руководители сельхозпредприятий гонятся за непонятными показателями, такие как центнеры с гектара. Ведь именно за это сейчас дают дотации от государства. А нужно сначала добиться высокого качества, а только потом гнаться за центнерами. В результате на правильном севообороте ставится крест. Плодородие почв пытаются повышать удобрениями. А ведь, между тем, от значительной части химии можно отказаться, просто регулярно давая полям отдохнуть под паром, засеивая их специальными травами, восстанавливающими плодородие почв. Следить за этом в массовом порядке должен Сельхознадзор. У нас же этим занимаются отдельные энтузиасты. Правда, за это они и снимают по 40 центнеров зерна с гектара. 

Этот совокупный комплекс мер: земля, севооборот, современная техника, технология, кадры, — это приводит к успешному результату. А то когда что-то не получается, у нас говорят «погода». 

— Как решать проблему кадров на селе? 

— Проблема тяжелейшая. Если говорить честно, то нынешний сельский житель очень мало подходит для современного сельского хозяйства. По сути, это сложное технологичное производство, требующее технического навыка, а не дедовских методов ведения хозяйства. Но таких кадров на селе очень и очень мало. И потому единственный выход, который я вижу — рост механизации, постепенное исключение низкоквалифицированного человеческого труда. 

Вот есть трактор в 70 лошадиных сил, который тянет плуг метра 3 в ширину. И чтобы вовремя вспахать и засеять поле в зоне рискованного земледелия, нужно 10 таких тракторов и 10 трактористов. Но есть большой, мощный многофункциональный трактор с широкозахватным поворотным плугом. Таких тракторов нужно всего два. 

Конечно, новый трактор стоит много, ест массу солярки и дорог в обслуживании. Но только на человеческом факторе экономия получается уже фантастическая. И главное в этом не экономика, а руки. Вместо 10 трактористов мы точно найдём 2 трезвых, с нормальными семьями, домом в деревне. Жена у него будет работать дояркой, дети выучатся в городе и вернутся к нам работать технологами. Конечно, непонятно, что делать с 8 алкоголиками. 

Практика показывает: техническое переоборудование резко увеличивает производительность. Например, в агрофирме «Шиловское» на одной из ферм себестоимость молока приближается к 8 рублям. 3 рубля дотации, итого 5 рублей себестоимость. Переработка — 5 рублей, а на полке молоко лежит уже по 20. И компания приносит прибыль. 

В то же время в другом хозяйстве одна себестоимость 20 рублей. Конечно, никто такое молоко не купит. И в этом нет ничего удивительного: если никто не занимался племенной работой, если корова выменем ложится в навоз, то другого результата и не будет.

Что же делать такой ферме? Либо построить новую, либо закончить заниматься здесь молочным животноводством. Так агрофирма «Шиловское» закончила заниматься животноводством в 2 фермах, перераспределив коров на другие. Объёмы остались те же, народ сократили, эффективность сразу же увеличилась в разы. Поэтому я за то, чтобы наше сельское хозяйство было на передовых технологиях, а освобождённые люди должны заниматься каким-нибудь другим делом. Это может быть частное производство молока, картошки, сбор грибов, ягод и ещё чего-нибудь. 

— Поднималась дискуссия о том, что нам нужнее: возрождать деревню и загрузить работой всех крестьян или возрождать сельское хозяйство и делать ставку на высокотехнологичность, чтобы было мало работников, но хороших.

— Нужно и сельское хозяйство загружать передовыми технологиями, и на селе развивать возможности для заработка — создавать минифермерские хозяйства, организовать сбор молока, грибов, ягод, какое-то ремесленное творчество.

Сегодня колхозник собирает ягоды, садится у загазованной трассы и продаёт. Но это же можно сделать организованно. Кто это может сделать? Государство. Нужно создать акционерное общество с участием государственного капитала, финансировать их работу, посадить нормального менеджера. 

В Ирбите создано государственное предприятие, плодово-овощной питомник. Трудятся, всё нормально получается. Другие молочные заводы в этом году скупили у населения 170 тонн молока. Этого мало, но эту тему нужно раскачивать. Людям будет чем заняться, пусть у них будут мини-фермерские хозяйства на 20-40 голов, как это сделано на Западе. 

Разница в этой сфере между Америкой и Европой абсолютно очевидна. Америка страдает гигантоманией, у них комплексы до 5 тыс. голов, но никогда они не получают молоко высшего сорта. Лучшие сыры и лучшее молоко в Европе, где мини-фермерские хозяйства по 40-50 голов. Нам нужно найти что-то среднее. Нам нужны комплексы по 800 голов, максимум по 1500 и нужно инициировать деревенских жителей на создание минифермерских хозяйств. 

— Как Вы оцениваете общее состояние дел в сельском хозяйстве области? 

— Сейчас у нас новый губернатор, по нему видно, что он хозяйственник, он делает правильные шаги. Видно, что он внимательно относится ко всем проблемам, принимает правильные решения. Я думаю, что будет поправка в бюджет при дополнительных доходах, и в сельское хозяйство будут выделаться деньги на технические субсидии. Это очень важно. 

— Как у нас решается вопрос по переработке молочной продукции? Почему практически не найти сыра, сделанного в Свердловской области? 

— Мощностей переработки у нас более чем достаточно. Но все они недозагружены, потому что не хватает молока. И вся конкуренция идёт в сегменте простой кисломолочной продукции: кефир, сметана, творог. А сыр, действительно. Практически не делают. И причин тут две. Во-первых, необходимы крупные инвестиции. Во-вторых – некачественное молоко. 

На изготовление килограмма сыра надо несколько десятков, а то и сотен литров молока высшего сорта. Потому и делают его в более «молочных» регионах, а к нам везут уже готовый продукт. 

— Как правильно организовать выдачу субсидий таким образом, чтобы средства доставались только эффективным хозяйствам, которые на самом деле будут тратить их на дело?

— Нужна технология выделения субсидий. Потому что плохим и малоэффективным хозяйствам сколько денег не давай, всё мало. Нужно разработать критерий эффективности, и выделять деньги только тем, кто ему соответствует. 

Новым министром разработана технология субсидирования. Там учитываются объёмы посевных площадей, надоя, количество коров. Если всё уменьшается, ты получаешь меньше субсидий, а если идёт в рост, то больше. Но я бы предложил сделать эту технологию ещё лучше. Чтобы у нас были агрохолдинги не 300 фермерских хозяйств, а штук 50 на всю область. Будет легче. Потому что тот, кто умирает, всё равно умрёт, как его не поддерживай, а эффективность надо увеличивать путём субсидирования. Кто эффективен, тому давать деньги, а кто неэффективен, тому мизер. 

— Сейчас сезон отпусков. Как Вы проводите свой отпуск? 

— Для меня отпуск — это смена деятельности. На пляже я могу пролежать не больше часа, да и то с книгой. В отпуске я занимаюсь спортом, привожу себя в порядок. Фитнес, теннис, утренняя зарядка. В отпуске я всегда со своими детьми, их тоже заставляю заниматься спортом. 

У нас принят такой распорядок: зарядка, завтрак, игры на пляже, потом обед, тихий час, когда мы читаем, потом опять спорт, ужин и свободное время. Так пролетает недели 2, они все отдохнувшие. 

Потом я обязательно еду в лес. После общения с дикой природой у меня происходит очищение сознания. Как после чистки жесткого диска компьютера. На все рутинные дела, обыденные явления начинаю смотреть по-новому. 

Сам я отдых в лесу люблю больше всего. Хожу по лесу по 20-30 километров в день, даже если нет сезона охоты. А как открывается охота на кабана или медведя, появляется дополнительный экстрим, выброс адреналина. Все происходит за 5 минут. За этими 5 минутами мы и едем на охоту. Потом вечерние разговоры перед костром, перед камином под небольшую рюмку водки, здоровый сон, а в 5 утра подъём и всё по новой. И так целую неделю. После этой недели файлы в сознании очищаются полностью.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

12.12.2017

Ленобласть, Чили, Новая Зеландия: Fonterra открыла предприятие в России

Крупнейший молочный кооператив мира открыл совместное предприятие в России. Партнером Fonterra Co-operative Group Limited выступила группа «Фудлайн», имеющая непосредственное отношение к молочному заводу «Галактика». В России у Fonterra пока нет поставщиков, однако, новозеландцы намерены вкладываться в развитие качества сырья. Подробности – в материале The DairyNews.
ИВАНДЕЕВА, ФХ
Адрес:  Ульяновская обл., Цильнинский район, д Степная Репьевка
РОЖКОВ С. Н. , КФХ
Адрес:  Саратовская область, Лысогорский район, Гремячинский, с Липовка
КРАСНООКТЯБРЬСКОЕ, ОАО
Адрес:  Новосибирская обл, Колыванский район, с. Новотырышкино, ул. Ленина, д. 16
КОРОВЕНКОВ В.И. , КФХ
Адрес:  Рязанская область, Сапожковский район, Никольский, с Красный Угол