12.03.2015
Источник: nabludatel.ru
Регион: Кировская обл.
При всём различии подходов все участники нашей заочной дискуссии согласны в одном: государство обязано присутствовать в аграрной сфере.

– В мире нет формулы, при которой сельское хозяйство бы работало без государственного финансирования, — заявляет Алексей Котлячков, глава департамента сельского хозяйства и продовольствия. Только люди, витающие в абстрактном мире упрощённых до безобразия моделей, могут полагать, что всё может решаться автоматически по мановению «невидимой руки». В конечном счёте это целый комплекс вопросов — от цен на продукты до внешней торговли продуктами и продовольственной безопасности. Государство занимается ими начиная с библейских времён.

– Нужна постоянная работа государства,— согласен с коллегой Владимир Журавлёв.— Без государства невозможно создать нормальный режим сотрудничества между производителями и переработчиками, стабильный механизм ценообразования. Он необходим, чтобы считать экономику каждого отдельного проекта. Без участия региональной власти процесс будет идти очень медленно, так как нет длинных кредитов.

У других правительств это получается лучше. Василий Сураев приводит в качестве примера политику в молочной сфере нашего союзника — Беларуси:

– При поддержке государства в Белоруссии осуществлены строительство, реконструкция, техническое перевооружение практически всех мощностей по переработке молока. Работы проводились за счёт государственного финансирования, — рассказывает Василий Куприянович и добавляет, —параллельно велось переоснащение сельскохозяйственных предприятий. По каждой области в Белоруссии составлялись планы. По тем объектам, которые были включены в план, государство полностью оплачивало приобретение технологического оборудования лучших европейских фирм. Общестроительные работы хозяйство осуществляло за свой счёт.

Результат такой политики союзников вятские молочники ощущают в полной мере. Для них белорусские коллеги — самый опасный конкурент. За счёт поддержки своего правительства они могут реализовывать продукцию на российском рынке по гораздо более привлекательным ценам.

– В Белоруссии существует целостная система. Она работает на уровне президента и правительства. В Российской Федерации, к сожалению, такая политика не реализуется. Но удельный вес средств, заложенных в федеральном бюджете и бюджетах субъектов федерации, по сравнению с Республикой Беларусь примерно в 10 раз меньше,— констатирует гендиректор «Кировского молочного комбината» и резюмирует: — в результате российские производители и переработчики находятся в неравных условиях.

Что дозволено  Юпитеру?

И Сураев, и Журавлёв не сводят активную государственную политику к выделению субсидий для производителей и переработчиков молока. И в том и в другом случае эксперты указывают на роль власти в согласовании интересов всех участников процесса от фермы до прилавка. Готова ли региональная власть взять на себя эти функции? Пока в существенно урезанном виде.

– Приходите!— отвечает Алексей Котлячков, когда речь заходит о привлечении в область новых переработчиков.— Мы будем рассматривать вопросы и варианты сотрудничества. Первый вопрос — это земля и сырьё. Мы не можем «привязать» поставщика сырья к конкретному предприятию. Мы можем организовать встречи, но это взаимоотношения между поставщиком сырого молока и фирмой, которая рассматривает вопрос инвестиций в переработку. Мы не лезем в эти взаимоотношения.

Результат такой политики — снижение эффективности вятской молочной отрасли в целом. То бизнесмены-переработчики вложатся в оборудование, не обеспеченное сырьём, после чего идут во все тяжкие, чтобы вернуть хотя бы часть средств. То возникает ситуация, о которой корреспонденту «Наблюдателя» рассказал Василий Сураев:

– Если вспомнить 2013 год, когда резко вырос спрос на молочное сырьё, то ценовая политика транснациональных и некоторых региональных компаний, которые не имеют собственной сырьевой базы, привела к тому, что в сутки из Кировской области вывозилось до 400 тонн сырого молока. При том что собственные предприятия не были загружены. Некоторые работали всего на 20% мощности. В итоге молочная отрасль произвела меньше продукции. Естественно, область получила меньше налогов.

– Неправильно безразлично наблюдать за взаимоотношениями производителей и переработчиков,— считает Владимир Журавлёв.— Государство должно быть своего рода гарантом для всех участников. Продаёшь молоко на сторону? Исключаем из программы. Участие в программе предполагает взаимозависимость участников на 10 лет, пока отрабатываются деньги. После этого — свобода.

Есть ли у Вас план?

– Родина ставит задачу — накормить народ,— бодро отвечает глава аграрного департамента.— Вопрос продовольственной безопасности возникает, когда страна ввозит больше 10–12% того или иного вида продовольственных товаров. В доктрине продовольственной безопасности указано, что в стране должно производиться минимум 85% товаров каждой группы. Это не Котлячков сидит и выдумывает. Это федеральная политика с учётом наших региональных особенностей.

Но когда речь заходит о конкретных инициативах, например, в сфере переработки молока, Алексей Алексеевич делает паузу.

– Вопрос сегмента переработки самый сложный,— признаёт Котлячков и начинает издалека.— Переработка, в том числе, способствует развитию сырьевой базы. Нам невыгодна ситуация, когда сырое молоко вывозится с территории Кировской области. Но важно понимать, какой продукт выпускать. Потребительский рынок сегодня наполнен. Здесь уже вопрос к молочному бизнесу. Он должен определяться с этим вопросом. Мы уже много лет ведём постоянные консультации с бизнесом. К чему привели консультации, становится понятным из беседы с Василием Сураевым.

– За несколько десятилетий в Кировской области не было построено ни одного нового молочного завода. Если конечно не считать реконструкцию цеха «Кировской молочной компанией». Сейчас, судя по сообщениям СМИ, ведётся строительство небольшого завода в Уржумском районе. Но на этом фоне десятки заводов были выведены из эксплуатации: «Яранский комбинат молочных продуктов», нет завода в Кикнуре, Туже, фактически нет завода в Шабалино, Мурашах, Афанасьево, Омутнинске… Я могу перечислять очень долго. Сельскохозяйственные предприятия увеличивают производство, вводят новые технологии, а перерабатывающих мощностей нет,— констатирует директор молочного комбината. Конечно, что делать на уровне компании, Василий Куприянович знает. В его планах строительство новых мощностей по производству сухого молока. Замена старого оборудования на «КМК» позволит увеличить возможности по выпуску сухого молока на 8 тонн, а объём переработки сырья на 120-140 тонн в сутки. Это более четверти текущих возможностей предприятия. Если лидер молочной отрасли уже начал работать над этим проектом, то другие проекты развития перерабатывающего сектора пока не перешагнули уровень «хорошей идеи». Например, планы АПК «Союз» из Вятскополянского района, о которых «Наблюдатель» рассказывал в прошлом «сезоне» рубрики «Молочные реки».

Наброски

– Кировской области не нужно иметь, как раньше, более 40 молочных заводов. Достаточно около 10. Из них три крупных,— считает Василий Сураев и поясняет:— В мировой практике крупными считаются заводы, перерабатывающие более 300 тонн. Сегодня в области такое предприятие только одно — «Кировский молочный комбинат».

По мнению Василия Куприяновича, это позволило бы справиться и с имеющимся объёмом, и иметь свободные мощности для наращивания производства сырого молока в хозяйствах. Примерные расчёты показывают, что гендиректор «КМК» видит пределы роста молочной индустрии Кировской области на уровне скромных плюс 10 – 15 процентов к текущему объёму производства.

Владимир Журавлёв, напротив, исходит из потенциальной возможности вятского аграрного сектора. А это введение в оборот неиспользуемых сегодня залежных земель и увеличение поголовья более чем в три раза.

– Дополнительные 200 тыс. голов умножаем на 20 литров в день,— по ходу беседы Владимир Вениаминович иллюстрирует свои мысли на листе бумаги.— Получаем 4 тысячи тонн в день или полтора миллиона тонн в год. Можно перевести всё это в рублёвый эквивалент. Только сырое молоко — 25–30 млрд рублей в год. Переработка позволит получить ещё большую добавочную стоимость.

Уточним, только задействование аграрного потенциала позволит увеличить региональный продукт примерно на 10%. К этому Владимир Журавлёв просит прибавить смежные аграрные и перерабатывающие отрасли, строительство, производство оборудования.

Это прекрасно понимают и действующие чиновники. Вот цитата из действующей программы развития сельского хозяйства:

«…ускоренное развитие молочного скотоводства и увеличение производства молока… позволит в интересах всего населения удовлетворять спрос на молоко и молочные продукты за счёт отечественного производителя, а также получить добавленную стоимость…» Но теми темпами, какими развивается молочный сектор сейчас для задействования ресурсов, которые упомянуты в программе, потребуются десятилетия. В то время как Журавлёв предлагает программу, рассчитанную на 10 лет. В её основе государственные инвестиции в племенное стадо в сумме около 20 млрд рублей.

– 20 миллиардов можно получить по различным каналам, в том числе как финансовые вложения различных европейских структур. 300–500 млн евро, под 6% годовых на 10 лет? Этот вопрос вполне можно решить,— считает Владимир Вениаминович, однако делает важную поправку:— Частным структурам без государственных гарантий области такие деньги никто не даст.
Пожалуй, направление госинвестиций на приобретение стада, а не оборудования — одно из немногих отличий от белорусской модели, о которой с явной завистью рассказывал Василий Сураев. В том числе эксперты согласны с тем, что производство сырого молока должно осуществляться на крупных фермах. В агрофирмах «КМК» уже несколько лет ведётся строительство крупных комплексов. Правда, Владимир Журавлёв считает, что размер фермы, позволяющий минимизировать издержки, больше: 2000–2400 голов.

Сухое молоко

– Архиважно, чтобы молоко перерабатывалось здесь,— согласен с другими участниками дискуссии директор Котельничского молокозавода, однако у него есть своя точка зрения на конечную продукцию:— Для переработки нужно будет 4–5 заводов по производству сухого молока. Они сравнительно недорогие. Почему сухое? Область обеспечена сырым молоком и молочными продуктами. Дополнительное производство молока возможно только при вывозе продукции за территорию области, на экспорт.

Журавлёв понимает, что необходимо избежать конкуренции с действующим производством, чтобы не убить то, что уже есть. Однако, акцент только на сухое молоко имеет свои минусы — это низкомаржинальный сырьевой продукт. Недаром на «Кировском молочном комбинате» подчёркивают, что их инвестиции в данной сфере носят скорее стратегический и технологический характер.

– В сутки на комбинат поступает 350–400 тонн молока, а на 1 января заявка торговых предприятий была всего 25 тонн. Что делать с молоком?— поясняет Василий Сураев:— Его можно переработать в сыры или в сухое молоко. Всё. Больше нет альтернативы.

При этом Василий Куприянович обращает внимание на то, что действующие при поддержке своего правительства белорусские молочники способны держать на эту продукцию очень низкие цены, которые делают производство фактически нерентабельным либо для переработчика, либо для поставщика сырого молока.

В сухом остатке

У нас есть два позитивных сценария развития отрасли. Правда, они предполагают корректировку методов и подходов, которые сейчас используются на уровне правительства. Без создания целостной отраслевой системы вятское молоко оказывается крайне уязвимым на фоне конкурентов. И сухим молоком не обойтись. Придётся вспомнить замечание министра сельского хозяйства Николая Фёдорова, которое он сделал полтора года назад во время визита на Вятку:

– При таких традициях, как у вас, мы почему-то не имеем хорошего межрегионального бренда,— сказал в ноябре 2013-го Фёдоров.— Причем и потенциал для маркетингового развития есть. Те проекты, которые вы декларируете, давно уже должны стать реальными производственными мощностями. О бренде, сетях и возможностях читайте в следующей статье проекта «Молочные реки».
13.12.2018

Цена молоку

Цена на сырое молоко в РФ практически отыграла падение начала 2018 года, аграрный сектор надеется на дальнейший рост, но не ожидает значительных скачков вверх. Подробнее - в материале The DairyNews.
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Ибрагимов и К, СХП ООО
Адрес:  Татарстан респ, Апастовский район, с. Эбалаково 
 
Фаэтон-Агро, ООО УК
Адрес:  Ленинградская область, Гатчинский район, дер.М.Верево, ул.Кутышева, д.6В 
 
Бурановское, ООО
Адрес:  Алтайский кр, Усть-Калманский район, с. Новобураново, ул. Октябрьская, д. 10 корп.