13.07.2018
Источник: pln-pskov.ru
Регион: Псковская обл.

Алексей Овчинников: Добрый день. В эфире программа «Эхономика». В студии Алексей Овчинников. В конце мая на заседании комитета Псковского областного Собрания по экономической политике, АПК и природопользованию депутатам был представлен доклад администрации о ходе и результатах реализации областной аграрной политики за прошлый год. Цифры говорят о том, что эта самая аграрная политика в регионе осуществляется в рамках пятилетней программы, и многие показатели местные сельхозпроизводители выполнили успешно. Особенно, по сравнению с другими регионами. Наиболее успешно развивалось животноводство, чего не скажешь, к сожалению, о растениеводстве - проливные дожди не позволили собрать урожай на уровне запланированных объемов. Но это сухая статистика. Как оценивают ситуацию сами сельхозпроизводители? И главный вопрос - каких урожаев, каких показателей нам ждать в этом году? Не секрет, что весной аграрии уже жаловались на засуху, а сейчас у нас за окном нестабильное лето, которое бросает то в холод, то в жар. Но не только температурные амплитуды беспокоят тружеников села. Грядущее повышение НДС с 18 до 20%, рост цен на топливо, снижение покупательской способности… Можно ли в таких условиях быть успешным прибыльным сельхозпредприятием? Сегодня в качестве гостя и соведущего в нашей студии генеральный директор «ПсковАгроИнвест» Ирина Толмачева. Ирина Геннадьевна, добрый день.

Ирина Толмачева: Здравствуйте.

Алексей Овчинников: Вы возглавляете не просто сельхозпредприятие, а агрокомплекс, причем достаточно успешный. О секрете успеха мы поговорим чуть позже, а сейчас давайте напомним, какие сферы сельского хозяйства вы охватываете. Если правильно помню, это и мясное и молочное животноводство, и растениеводство, и переработка, и торговля продукцией под собственным брендом и даже деревообработка. Каких показателей удалось достичь на сегодняшний день, растут ли объемы, обороты, прибыли?

Ирина Толмачева: В 2002 году я пришла работать на свинокомплекс бухгалтером. Предприятие было в стадии банкротства, и в конце 2003 года, после выкупа инвесторами, среди которых был Александр Братчиков, под новым именем - ООО «ПсковАгроИнвест» - предприятие начало новую эру развития свиноводства. После этого пара лет пришлась на стабилизацию ситуации, чтобы поменять технологию кормления и содержания свиней, мы провели реконструкцию заброшенных корпусов, товарного репродуктора, построили новые фермы. В 2006 году, когда начала работать федеральная программа по развитию сельского хозяйства, мы привлекли первые кредиты и начали модернизацию. Собственной кормовой базы у нас тогда не было - мы покупали комбикорм (а это основная статья затрат в свиноводстве) у комбикормовых заводов, где цена зачастую не соответствовала качеству. Потом мы начали производство собственного комбикорма, что значительно улучшило наше положение в части ценообразования и здоровья животных. И вот с 2006 года не было ни одного года, чтобы на предприятии не запускались новые проекты, не проводились бы инвестиции. Каждый год по сравнению с предыдущим росли объемы производства, росла выручка. С рентабельностью посложнее - она бывает нестабильной. Но на протяжении трех лет увеличение по объемам производства идет до 15 - 25%, и выручка примерно в том же темпе.

Алексей Овчинников: Как вы считаете, в этом году удастся сохранить положительную тенденцию и снова превзойти предыдущие показатели?

Ирина Толмачева: Да, считаю, что удастся, потому что уже сегодня мы увеличили производство, розничную сеть, выручку, и я вижу, что по сравнению с первым полугодием 2017 года у нас есть положительные тенденции.

Алексей Овчинников: Так уж получается, что чуть ли не каждый год псковские сельхозпредприятия жалуются на погодные условия. В прошлом году, к примеру, солнца было мало, поля заливало дождями, а в этом году, наоборот, начало сезона ознаменовалось чуть ли не засухой. Как вам работается в условиях нашего «рискованного земледелия»?

Ирина Толмачева: У нас в обороте находится 8 тыс га земли. «ПсковАгроИнвест» работает на территории трех районов области - Псковского, Порховского и Пыталовского. Половина земли из 8 тыс га, используется в молочном животноводстве для выпаса скота, заготовки сенажа и силоса. На второй половине выращиваем зерновые - пшеницу, ячмень, а в этом году немножко рапса.

Алексей Овчинников: А как там насчет «рискованного земледелия»?

Ирина Толмачева: Считаю, что эффективно выращивать зерно у нас в регионе можно, особенно если учесть, что соседняя Прибалтика показывает хорошие результаты. У нас, может, попроще с дождями. Многие жалуются на засуху, особенно Поволжье. Конечно, когда начинается сев по весне, дожди нам не нужны, но для травы они необходимы. На всех погодой не угодишь, но я считаю, что у природы нет плохой погоды. В прошлом году не зря в Псковской области была объявлена чрезвычайная ситуация. Такого года мы не видели ни разу. Более, чем 1500 га урожая мы не вывезли с полей в прошлом году, он так и остался там зимовать, а весной все пришлось оттуда вывозить, перепахивать. Сжигать было невозможно, так как рядом населенные пункты. В общем, было трудно. А в этом году весной была засуха, и нам пришлось немного изменить технологию производства и выращивания зерна, применять новые методы. Сегодня погода стабилизировалась. Конечно, тех урожаев, которые мы ожидали, у нас не получится, потому что ячмень не провел то кущение, которое должен был провести, но сегодня колос наливается, и думаю, что плановые показатели мы получим.

Алексей Овчинников: Чрезвычайной ситуации в этом году, надеюсь, не будет.

Ирина Толмачева: Нет, не будет.

Алексей Овчинников: Прекрасно. Ученые говорят, что нет худа без добра. Ведь именно непогода становится лакмусовой бумажкой для агронома: он может четко увидеть, верно ли подобраны удобрения, так ли хороши сорта зерновых культур, как их нахваливали продавцы, справляются ли с задачей химикаты, которые должны оградить растения от атак сорняков и насекомых. Пусть это прозвучит несколько цинично, но для научных полевых экспериментов такие стресс-тесты даже, скорее, показаны. Как знать, может быть, и следующее лето не будет нас радовать, так что стоит быть во всеоружии. Насколько я знаю, «ПсковАгроИнвест» очень плотно сотрудничает с научно-исследовательскими институтами и даже ставит те самые эксперименты на своих полях. Расскажите, пожалуйста, об этой работе поподробнее, а главное, о том, что она дает. Какой урожайности удалось достичь?

Ирина Толмачева: Мы плотно работаем с институтами, с агрохимической станцией, проводим анализ почвы, составляем паспорта земель, что позволяет нам эффективнее работать. Работаем с производителями семян. Ежегодно приспосабливаться к непростым условиям нас заставляет то ли погода, то ли наш бессменный главный агроном Геннадий Сашин - наш «человеческий фактор», который постоянно стремится к развитию, проводит новые опыты, ставит эксперименты, привлекает новых производителей средств защиты и удобрений. Поэтому технологии на каждую погоду, на каждый год используются разные. Например, в дождливую погоду, как в прошлом году, нужно было использовать больше фунгицидных обработок, подавляющих развитие грибков. А в этом году мы впервые использовали жидкие азотные удобрения. Карбамидно-аммиачная смесь (КАС) позволяет максимально питать растение, увеличивая его урожайность.

Алексей Овчинников: Надо быть большим специалистом, чтобы разбираться во всех этих удобрениях и понимать, как правильно и в каких дозах вносить его в почву.

Ирина Толмачева: Вот поэтому и нужно плотное сотрудничество со специалистами. Плюс необходимо заранее все просчитать, просмотреть и принять решения, в том числе по доставке КАС из Великого Новгорода. Для этого используются специальные емкости для опасного груза, на провоз требуется специальное разрешение. В полях мы организовали места его складирования и хранения, чтобы избежать затрат на логистику и максимально быстро довозить его до поля.

Алексей Овчинников: А каких удалось достичь результатов на данный момент?

Ирина Толмачева: Средняя урожайность у нас около 40 центнеров с 1 гектара по прошлом году, но это общая урожайность. А в частности на некоторых полях можно с одного гектара получить и 65 центнеров.

Алексей Овчинников: А в среднем сколько наша почва может давать по урожайности? Насколько вам удалось прыгнуть выше средних показателей?

Ирина Толмачева: Такие показатели на уровне высшего.

Алексей Овчинников: Понятно. Раз уж мы заговорили о полях. С каждым годом ваше предприятие вводит все больше и больше угодий в севооборот. На сегодняшний день это поля в Псковском и Пыталовском районах. Думаю, многие понимают, что это достаточно дорогостоящие мероприятия. Окупают ли себя затраты?

Ирина Толмачева: Да. Я уже говорила, что сегодня у нас 8 тыс га, из них 4 тыс под зерновые, мы их вводили постепенно. Все поля были в заросшем состоянии с советских времен, имели мелиоративные системы, но все каналы заросли кустарником, деревьями. Дренажи были либо заилистые, либо в нерабочем состоянии. Работа по вводу земель очень тяжелая и дорогостоящая, и в помощь нам с 2013 года действует программа по вводу земель. Для участия в ней мы заявляемся в областное управление сельского хозяйства. Создается проект, проводятся работы по чистке каналов от кустарников и деревьев, по расчистке полей от камней и корней.

Алексей Овчинников: А по времени это сколько занимает?

Ирина Толмачева: Очень долго. В этом году мы вводим в оборот 1500 га новых земель, как и в прошлом году. Более года необходимо, чтобы ввести такой объем земель. Конечно, это зависит от того, насколько у нас много денег и техники.

Алексей Овчинников: Но если вы вкладываете в это деньги, значит, с этого есть какая-то отдача.

Ирина Толмачева: Мы на нее надеемся.

Алексей Овчинников: Вы сохраните это поступательное движение по вводу земель?

Ирина Толмачева: Обязательно. Мы же производим все, чтоб сделать более рентабельным наше основное производство — выращивание свиней. Мы производим 3,5 тыс тонн комбикорма в месяц, а потребность зерновая составляет 2,5 тыс тонн. Почти 30 тыс тонн за год. На сегодня мы обеспечиваем себя потребностью в зерне менее чем на треть.

Алексей Овчинников: Есть, куда стремиться.

Ирина Толмачева: Поэтому перспективы роста есть, и мы хотим в ближайшее время закрыть хоты бы половину своей потребности.

Алексей Овчинников: Программа максимум, наверное, была бы вообще отказаться от закупа зерна...

Ирина Толмачева: Это было бы идеально, но пока нереально.

Алексей Овчинников: Вы говорили, что государственная поддержка вам оказывается. А она оказывается только в части ввода земель или есть еще какие-то направления, где вам помогает государственное плечо?

Ирина Толмачева: Эта поддержка очень глобальная, эффективная. Заброшенных земель очень много, и их надо вводить и использовать. 50% от стоимости понесенных расходов субсидируется областью на эти цели. В прошлом году в Псковской области было введено по этой программе 10 тыс гектаров новых земель. Это, конечно, очень хорошие показатели, и работа, которую нужно делать. Она действительно очень сложная и дорогостоящая.

Алексей Овчинников: И зернохранилище вы тоже вроде как построили по программе господдержки.

Ирина Толмачева: Да, у нас была программа по строительству зернохранилища. Мы построили хранилище на 8 тыс тонн зерна в связи с тем, что потребности в зерне увеличились. Через администрацию области у нас был защищен инвестпроект, и мы получили льготу по налогу на имущество в 50-процентном соотношении к произведенным затратам. Это позволит нам 2-3 года быть освобожденными от уплаты налога на имущество.

Алексей Овчинников: Давайте теперь поговорим про другой задачник для аграриев. Ведь не только погода «радует» аграриев, но и экономические реалии. Недавно подорожали горюче-смазочные материалы и как-то не особо останавливаются. Теперь правительство предлагает повысить НДС на 20%. Насколько больно повышение цен на ГСМ ударило по вашему предприятию? Говорят, у нас цены возросли не так драматично, как в других регионах, но все же.

Ирина Толмачева: О повышении акцизов на топливо было известно еще в прошлом году. Постановлением правительство одобрило это повышение. Планировалось увеличение на рубль, а с учетом НДС - на 1 рубль 18 копеек, но по факту рост составил более чем 15%. Могу это сказать на примере своего предприятия, потому что, работая с большим количеством импортной техники, мы покупаем качественное топливо, не менее «Евро 5». Подорожание составило более 6,5 рублей.

Алексей Овчинников: Как будете выкручиваться из этой ситуации?

Ирина Толмачева: Это повышение коснулось всех, и в большей степени других регионов. Это повсеместно увеличит стоимость продукции. Что касается зерна, более 10% себестоимости занимает топливо, поэтому это существенно сказывается на стоимости зерна, но поскольку мы его частично закупаем, то еще и в части того, что зерно будет дороже, оно к нам еще раз «придет».

Алексей Овчинников: То есть повышения цен все-таки не избежать.

Ирина Толмачева: Мы понимали эту ситуацию, и если касаться господдержки, есть еще одна действующая и глобальная поддержка - это льготное кредитование. С 1 января 2017 года правительство позволяет сельхозтоваропроизводителям получать в банках льготные кредиты для краткосрочных и инвестиционных расходов. Эта программа была и раньше, но банку нужно было заплатить всю кредитную ставку, а потом можно было получить субсидию от государства. Это давало большой кассовый разрыв. Сегодня программа работает эффективнее. Под ставку до 5% дают кредиты для сельхозтоваропроизводителей, и уже по этой ставке производитель платит банку ежемесячно, и таких больших кассовых разрывов уже нет.

Алексей Овчинников: Наверняка на ценах отразится и 20-процентный рост НДС, и как вы вообще оцениваете эту инициативу?

Ирина Толмачева: НДС - сегодня самый собираемый в бюджет налог, и он сделан наиболее прозрачным. Мы как сельхозтоваропроизводители пользуемся льготной ставкой. Мы платим со всей своей реализации 10%, плюс 2 процента НДС добавится. Любому производителю нужно будет взять затраты по увеличенной налоговой ставки на себя, сократив свою прибыль, свои инвестиционные программы, а если проекты уже запущены, и их нужно дофинансировать, или перенести их в стоимость своего товара.

Алексей Овчинников: Если переносить стоимость своего товара, то повышение тоже будет на два процентных пункта или ожидать более мрачного сценария?

Ирина Толмачева: На примере топлива боюсь, двумя процентами это не ограничится.

Алексей Овчинников: Интересно, а есть вообще вероятность в экономике, что что-то произойдет, в результате чего цены наоборот снизятся, и вы соберете 80 центнеров зерна с гектара? Какое должно произойти чудо?

Ирина Толмачева: В прошлом году для страны урожай зерна был огромным, и это всех очень радовало, но в связи с таким количеством зерна на рынке произошло снижение цен.

Алексей Овчинников: И? Покупатели это заметили?

Ирина Толмачева: Думаю, что да.

Алексей Овчинников: Это замечательно. А то бывает, что цены снижаются до прихода в торговые сети, а там эта цепочка перестает действовать, и цены остаются прежними.

Ирина Толмачева: Такая тенденция есть.

Алексей Овчинников: Ну, будем верить в чудеса. Слоган вашей марки «Соловьи» - «От поля до прилавка!». Думаю, не нужно объяснять, что это значит, мы уже рассказали, что «ПсковАгроИнвест» - это целый агрокомплекс. Но хочется спросить насколько выгодно, удобно, целесообразно, в конце концов, работать по такой модели? Почему бы просто не зайти в сети и не снять с себя часть работы?

Ирина Толмачева: Чем дальше мы идем, тем больше чувствуем потребность в том, чтобы находиться на плаву, чтобы быть рентабельными, тем больше работ мы должны на себя принимать.

Алексей Овчинников: Но чтобы выстроить всю цепочку от поля до прилавка, это ж достаточно сложно и по логистике, и по всему.

Ирина Толмачева: Да, но если мы представим, что в каждом звене будет образовываться какой-то производитель, который захочет в каждом переделе зарабатывать дополнительно...

Алексей Овчинников: То есть для покупателя это бонус - нет лишней накрутки на цену.

Ирина Толмачева: Да. Сегодня мы реализуем более половины своей продукции в живом весе. Она поступает на мясокомбинаты, перерабатывается. Переработчик хочет на этом заработать и передает в сети. Сети тоже очень много хотят добавить. Плюс логистика, хранение. И получается, что цена на продукцию, которую мы сегодня продаем в своих фирменных магазинах, соизмерима с качеством.

Алексей Овчинников: Кроме того, как я понимаю, принцип «от поля до прилавка» позволяет вам предоставлять покупателю максимально свежую продукцию, минуя склады, где все это отлеживается.

Ирина Толмачева: И не только это. Тут стоит вопрос и о контроле процессов.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте. Иван беспокоит. Ирина Геннадьевна, я деревенский и искренне желаю процветания вашему предприятию. А вопрос у меня такой. В 90-е нам ежегодно навязывали покупку гибридных семян из-за границы. А сейчас вам приходится покупать семена из-за рубежа?

Ирина Толмачева: Спасибо вам за вопрос и за такие теплые слова. Сегодня у нас нет возможности покупать семена за границей, потому что действует эмбарго, поэтому мы используем семена собственных отечественных производителей. Хорошо работает Рязанский институт, поставляющий достойную селекцию с хорошей урожайностью. Его семена хорошо приспособлены для нашей климатической зоны, хорошо ведут себя в созревании и позволяют достигать результатов не хуже, чем с импортных семян. Мы выращиваем семена сами, покупаем элитные сорта и дальше производим, используем при посеве первую, вторую репродукцию, отдельно их сушим, отдельно храним, обрабатываем.

Алексей Овчинников: По части картофеля некоторые говорят о дефиците семенного материала. А по зерновым нет такого дефицита?

Ирина Толмачева: Возможно. Но семенами мы в большей степени обеспечиваем себя сами, поэтому дефицита не испытываем. Но санкции, которые легли на Россию, поставили проблемы для сельхозпроизводителей.

Алексей Овчинников: Раз уж мы заговорили про санкции... Помнится, в свое время, Александр Братчиков, который возглавлял «ПсковАгроИнвест» до назначения на должность главы администрации Пскова, метко подметил, что политика импортозамещения для аграриев стала перевернувшимся самосвалом с пряниками. Разделяете ли вы это мнение? Прошло уже достаточно много времени, с тех пор как действуют контрсанкции в отношении западных продуктов питания, уже можно сделать вывод насколько они поспособствовали развитию сельского хозяйства в целом и вашего предприятия в частности. Продолжая аналогию, много ли вам досталось «пряников» из того самого «перевернувшегося самосвала»? Как в принципе оцениваете политику импортозамещения? Она дала положительные результаты?

Ирина Толмачева: Думаю, что да. Это был август 2014 года, к тому времени многие предприятия развиваясь по программе развития сельского хозяйства 2006 - 2007 годов, когда было привлечено очень много инвестиционных средств, в том числе на строительство комплексов, и в тот момент импортозамещение стало, скорее, рукой помощи, надежды для многих производителей, для тех, кто либо только выходил на внутренние рынки, либо осваивал внешние....

Алексей Овчинников: Эта надежда оправдалась?

Ирина Толмачева: В какой-то части да. В какой степени она оправдалась для нашего предприятия, сказать очень сложно. Слишком много факторов на это влияло, в том числе не очень хороших, например, ослабление курса рубля.

Алексей Овчинников: Как я понимаю, для сельхозтехники нужно покупать импортные запчасти. Это ж тоже сыграло свою роль - стало тяжелее покупать расходники для техники.

Ирина Толмачева: И запчасти импортные стали дороже стоить, и обслуживание техники. Но так произошло повсеместно, и это повышение в равных условиях почувствовали все производители зерна.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте. Ксения. Хочу поблагодарить вас за прекрасную продукцию, всем в семье очень она нравится. Но у меня есть вопрос. У меня двое деток. Добавляете ли вы в свою продукцию сою и не планируете ли, кроме сосисок, запустить специальную линейку для деток?

Ирина Толмачева: Возвращаясь к теме производственной цепочки, которую проходит наша продукция, хочу сказать, что все процессы у нас контролируются, и путь между ними минимален, то есть мясо в свежайшем охлажденном виде поступает в переработку. Мы не используем никаких дополнительных ингредиентов, кроме собственного сырья - свинины и говядины. Мы все время думаем о нашем покупателе, потому что сами потребляем свою продукцию, у нас у самих есть дети, которые ее едят. С уверенностью могу рекомендовать для потребления детей старше 3 лет всю вареную мясную продукцию.

Алексей Овчинников: А по поводу запуска модельного ряда?

Ирина Толмачева: О запуске детского модельного ряда мы думаем постоянно. Сейчас у нас более женский коллектив, который прислушивается к покупателям. Зачастую детей бывает проблематично накормить, потому что их надо как-то заинтересовать.

Алексей Овчинников: Дети очень капризны в питании.

Ирина Толмачева: Очень. Для этого можно было бы просто изменить подачу нашего продукта, например, подать его в виде зверюшек или с добавлением овощей, чтобы «раскрасить» его. Таким образом, наша продукция была бы еще более красиво представлена и позволяла бы детям чаще водить своих родителей в наши магазины.

Алексей Овчинников: А взрослым припасли что-нибудь интересное?

Ирина Толмачева: У нас более 200 видов всяких наименований продукции, но мы не стоим на месте. У нас нет постоянного ассортимента - постоянно присутствует сезонность. Весна - лето - пора шашлыков и колбас. Стейки, ребрышки, барбекю... Естественно, это накладывает отпечаток на наш ассортимент. Новый год - это заливное, холодцы... А есть повседневная продукция - сосиски, голубцы, о чем мы думаем каждый день. Наш ассортимент - это живой организм, который меняется. Какие-то новинки вводим. У нас очень грамотный высококвалифицированный технолог Людмила Кузь. У нее большой опыт работы на таких производствах, она чутко подходит к качеству продукции и посещает другие производства.

Алексей Овчинников: Мне всегда была интересна вся эта кухня — как придумываются рецепты? Кто этот человек, которые все это придумывает? Проводятся ли у вас фокус-группы с дегустацией?

Ирина Толмачева: У нас проводятся встречи с производителями специй, упаковок, которые предлагают свои новинки с учетом предпочтений потребителей. Все это быстро меняется, и здесь тоже есть модные тренды. Если раньше покупатели больше готовили сами, то сегодня из-за занятости все смещается в сторону полуфабрикатов и готовых продуктов. И мы вынуждены в своей работе принимать это во внимание. Желание клиента для нас закон. Именно он наш главный дегустатор. Поэтому, конечно, мы дегустации проводим и контролируем соответствие нашей продукции стандартам. Наша сеть включает 12 магазинов, которые обслуживают более 2,5 тысяч клиентов ежедневно. В основном мы продаем продукцию в собственной сети и очень мало через другие сети. Люди к нам приходят, оставляют свои отзывы, и наши продавцы к ним прислушиваются и передают нам. Наша продукция (конечно, не основной костяк) меняется если не раз в месяц, то раз в квартал.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте, меня зовут Анна. Я очень часто покупаю продукцию в вашем магазине на улице Р. Люксембург. Мне все нравится, но ваш ассортимент в основном состоит из свинины. Не планируете добавить мясо птицы? Было бы неплохо.

Ирина Толмачева: Наш ассортимент уже расширился за счет говядины. Курицу мы не производим и принципиально в своей продукции не используем. Основная наша цель - продать свинину. А курица, на мой взгляд, не очень эстетично смотрится по вкусовым качествам. Мне не нравится присутствие курицы в продуктах. Деликатесные части курицы неплохо звучали бы в продуктах, но зачастую ее используют как дешевый заменитель белка, и это очень чувствуется. Свинина — очень вкусный продукт, в меру жирный. Говядина делает ее вкус еще менее жирным и добавляет нотки пикантности. По говядине будем увеличивать ее ассортимент и объем присутствия на прилавке. Кстати, у нас много продуктов, где сочетаются свинина и говядина.

Алексей Овчинников: То есть за птицей не к вам.

Ирина Толмачева: Нет, за птицей не к нам.

Алексей Овчинников: Фирменная сеть специализированных магазинов «Соловьи» на сегодняшний день насчитывает 12 магазинов, в том числе 1 в Санкт-Петербурге. Собираетесь ли увеличивать количество точек вашего присутствия? Может быть, в планах покорение еще каких-то городов? Или то, что у вас уже есть, - это потолок?

Ирина Толмачева: Нет, я считаю, что этого недостаточно. Уверена, что в ближайшем будущем мы сможем рынок Пскова и области увеличить хотя бы вдвое.

Алексей Овчинников: Это солидный замах.

Ирина Толмачева: В Пскове мы недавно открывали магазин на Я. Фабрициуса, и видно, что покупателю возле дома покупать продукты удобнее, спрос имеется.

Алексей Овчинников: Конкуренция высокая на рынке.

Ирина Толмачева: Безусловно, высокая, но у нас свой индивидуальный продукт и свой клиент, который любит нашу продукцию так же, как любим ее мы, и он целенаправленно идет за ней.

Алексей Овчинников: Как вы боретесь за ваших покупателей, понятно - качеством и свежестью продукции. А есть что-то еще в вашем арсенале - дисконтные карты, акции скидки?

Ирина Толмачева: Конечно. Исходя из того, что у нас очень большой ассортимент, мы часто проводим дегустации. Это возможность попробовать другие виды продуктов. Проводим акции, чтобы давать покупателям возможность покупать полюбившийся товар более часто. У нас используются и скидочные карты. 3% сегодня, мы хотим сделать их накопительными. Проводим конкурсы, в том числе при помощи ЦДИ, раздаем подарки. Если у покупателя есть еще пожелания по форматам, готовы к ним прислушаться.

Алексей Овчинников: Очень коротко хочу спросить у вас про молочное направление. А то про свинину, говядину и птицу спросили, а про молоко нет. Вы занимаетесь молочным производством, но, как я понимаю, оно представлено не настолько широко. Вы его куда-то поставляете за пределы региона? Почему мы не видим на прилавках бутылочек молока под маркой «Соловьи»?

Ирина Толмачева: Это звено, которое выпало из нашей технологической цепочки. Мы его продаем на завод «Вимм-Билль-Данн», на молочные заводы Петербурга и Москвы. У нас очень хорошее молоко, очень хорошее племенное стадо, молоко очень высокого качества. И по надоям у нас лидирующие позиции - наши коровушки доятся хорошо. Молоко отправляется сырым на молочные заводы, где перерабатывается в хорошую продукцию, но это уже не наше имя.

Алексей Овчинников: А есть перспективы, что когда-нибудь это будет «наше имя»?

Ирина Толмачева: Есть. Мы планируем в перспективе совместно с партнером наладить переработку и продавать в наших магазинах еще и переработанное молоко.

Алексей Овчинников: Ирина Геннадьевна, наш эфир подходит к концу. Надеюсь, всем было так же интересно, как и мне. Еще раз спасибо, что пришли на эфир.

Ирина Толмачева: Спасибо вам, что пригласили.

Информация о предприятиях, упомянутых в статье:

загрузка карты...

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.09.2018

Не молоко

Минфин предложил ввести на территории ЕАЭС понятия заменителей молока для продукции ранее не имеющей законодательного определения. Как к этому относятся участники рынка – узнавал корреспондент The DairyNews.
Квасевичи, ОАО
Адрес:  Брестская область, Ивацевичский р-н, д. Квасевичи, ул. Коммунистическая, 1 
 
Кривая Гряда, ОАО
Адрес:  Минская обл., Слуцкий р-н, д. Гацук, ул. Административная, 3 
 
Нарочанские зори, ОАО
Адрес:  Беларусь, Минская область, Вилейский район, аг. Нарочь, ул. Октябрьская, д. 4 
 
Агро-Замостье, СХФ
Адрес:  Минская область, Слуцкий р-н, д. Замостье, ул. Октябрьская, 1