17.10.2013
Источник: chr.aif.ru
Регион: Тамбовская обл.

 Уйдя на вольные хлеба

Лариса Щербинина, АиФ-Тамбов: Александр Анатольевич, на что делали прицел, когда создавали КФХ «Благие намерения»?

Александр Объедков: Тогда мечтал возвести целый посёлок, где можно было бы комфортно работать и жить, растить детей. Хотелось создать на клочке земли своё «государство». Поэтому решил попробовать силы в фермерстве. Приехали с женой и пятерыми детьми в заброшенную деревню Курбитчино. Жить было негде, пришлось поселиться в двух вагончиках, которые стояли буквально в голом поле. Не было ни воды, ни света. Земли было сорок гектаров – столько сдавало государство в аренду одному хозяйству.

– Уйдя на вольные хлеба, получили помощь от государства?

– В 1992 году правительство обещало фермерам так называемый «силаевский миллиард». Люди начали работать, а деньги так и не увидели. Вот и решили тамбовские аграрии «повоевать» за свои права. Выехали мы с группой фермеров в Москву. Не получив конкретного вразумительного ответа, мы организовали голодовку в Минфине. Нам сказали, что вопрос решат. Но мы действовали до победного: пятеро человек во главе с Виктором Пашининым голодали в федеральном АККОРе. Семь дней жили на одной воде. Обещанного «силаевского миллиарда» всё же добились. Причём выделили его на всю Россию. Тамбовщина получила тогда большие деньги – 2 миллиарда рублей, а вся страна в целом – 40 миллиардов. Это событие стало огромным прорывом! Мы пригоняли целыми составами комбайны, тракторы и другую сельхозтехнику. Потом почти 100% фермеров держались на эти деньги.

Хотелось, как лучше

– И, тем не менее, выдержали самые крепкие. Вы оказались в их числе.

– Со временем развиваться стало сложно. Многие фермеры брали кредиты. В середине 90-х, в связи с инфляцией, ставки по кредитам доходили до 420-430%. Чтобы рассчитаться с банками, люди продавали технику. Я удержался за счёт того, что всё хозяйство было под рукой – в поле. Мы провели в вагончики электричество, поставили свою водонапорную скважину. Пять лет прожили в полях, т. к. на вырученные деньги покупали технику. А те, кто начинал вкладывать средства в жилые дома, развалились. Наша семья задумалась о жилье лишь тогда, когда более-менее расширились.

– Какую роль сыграла завезённая вами в 2009 году в регион федеральная программа «Семейные молочные животноводческие фермы»?

– Экономически можно развивать животноводство лишь тогда, когда не менее 400 голов скота в хозяйстве. Я пытался доказать: нужно делать кооперацию, т. е. все фермы должны быть в комплексе. А у нас стали создавать их в разных районах. Вот и получилось: хозяйства, начинавшие с 24 голов, как говорится, приказали долго жить. Так же получилось и строительством коровников на 100 голов.

Ещё думал войти в программу комплексно-компактной застройки и благоустройства сельских поселений. Хотелось сделать ЭКО-поселение, где люди могли бы и проживать, и работать. Там я планировал возвести 20 домов и животноводческих помещений. Чтобы получить федеральный грант, сделал проектно-сметную документацию за 2 млн руб., прошёл государственную экспертизу. Просил выделить кредит на строительство трёх животноводческих помещений. Организовал три кооператива. У меня была возможность так работать, ведь все мои дети – главы фермерских хозяйств – были рядом. Но, как оказалось, всё сделали впустую. Со стороны государства никакой помощи мы так и не получили – данную программу приостановили. В результате два жилых дома я построил, а дальнейшее строительство вести уже не было смысла.

Мелким – не прорваться

– Но сегодня разве не поддерживают фермеров? Во всяком случае, начинающим-то помогают?

– Начинающим выделялись гранты до 1 750 тыс. рублей безвозмездно. Но этого было мало. Я считаю, что эти средства просто растворятся в дальнейшем. Сейчас под маркой фермерства занимаются разным бизнесом: те же супермаркеты, чтобы уйти от налогообложения. В последнее время взят курс на гиперхозяйства. То же самое происходит и у предпринимателей. Кому пошли навстречу? Опять же – крупным предприятиям. Для них упростили отчётность, а мелким – увеличили. К примеру, с меня, как с владельца магазина в сельской местности, сегодня берут 40 тыс. за лицензию на винно-водочные изделия на год. И такую же сумму платит какой-то гипермаркет, у которого сеть на всю Россию. Но они-то делят эту сумму на все магазины. Как конкурировать с ними? Вот и начинают люди торговать самогоном или палёным алкоголем. Скоро предпринимательство вообще уйдёт из села – обложили его со всех сторон.

– Кто диктует такие правила?

– Большие предприятия и Запад, который закидывает нам дешёвый товар. У Запада – поддержка Евросоюза, субсидии. У нас нет стабильности – сегодня подписали соглашения о строительстве семейных молочных животноводческих ферм, а завтра отказались от своих обязательств. А в связи с вступлением в ВТО и в сельском хозяйстве, и в лёгкой промышленности произошла катастрофа. ВТО что-то полезное может дать только нефтяникам, газовщикам и металлургам. Больше никому! Сейчас заедет к нам Китай и забьёт всю лёгкую промышленность. А сельское хозяйство задавит Евросоюз. У них там поддержка, субсидии, подготовка – всё есть.

Рынок со всеми удобствами

– Что нужно предпринять конкретно Тамбовщине, чтобы удержаться на плаву?

– Без поддержки федералов мы ничего не сможем сделать сами! Прекратила столица давать на полгода субсидии, пошли просрочки оплаты кредитов. В результате и субсидии перестали давать – говорят: нет финансовой дисциплины. Между тем, к нам приходят строить датчане, англичане. Они ничего не делают за свои деньги – берут российские кредиты. Вот и получается, что им дают деньги, а нам нет. Всё тот же пример: хотел я рентабельную ферму на 400 голов построить, а мне не дали кредит; предложили только на 100–200 голов. А зачем мне идти на это – чтобы развалиться?

Надо учесть, что там, где были фермеры, чистились и дороги, шла помощь учреждениям социальной сферы, остановки приводили в порядок. Ни одна, даже самая крепкая организация, не развивает село так, как фермеры. А большие крепкие организации ничем подобным не занимались. И кредиты не возвращали не мы, а крупные предприятия. Одно такое гиперпредприятие-должник лишало возможности получить кредиты тысячи мелких предприятий.

– И, тем не менее, сидеть, сложа руки – не ваш удел. Что придумали на этот раз?

– В 2004 году выкупил бывшую автоколонну площадью 2,5 га. Старые помещения использовал под ремонтную базу фермерского хозяйства. Потеряв доверие к программам развития села, мы переключились на другие направления. Планирую соорудить на территории целый культурно-развлекательный комплекс и хороший сельскохозяйственный потребительский рынок. Особенно это будет удобно для иногородних. Люди смогут не только торговать, но и проживать здесь. Почти довёл до ума бывшее административное трёхэтажное здание. Тут разместятся банкетные залы, столовая, помещения так называемого постоялого двора. Рядом с ним разобью зелёную парковую зону с фонтанами и бассейном. Одним словом, я хочу создать полноценные условия для приезжающих сюда производителей.

22.03.2019

Идентифицировать все!

В России до 2021 года должна быть внедрена национальная система идентификации животных. Несмотря на то, что работу над соответствующим проектом ведут уже больше 10 лет, необходимая АПК система “подвисла" на стадии согласования в Минэкономразвития. С тех пор работа топчется на месте. Мы поговорили с участниками рынка, чтобы узнать, как они относятся к ситуации.
Гран Летье, ООО
Адрес:  Калужская обл, Износковский район, пос. Мятлево, ул. Интернациональная, д. 28 
 
ОКА Молоко ОП №3, ООО (Пителинский район)
Адрес:  Рязанская область, Пителинский район, с. Нестерово 
 
ОКА Молоко, ООО (Чучковский район)
Адрес:  Рязанская область, Чучковский район, пос. Авангард 
 
Милка РУС, ООО
Адрес:  Курская обл, Большесолдатский район, с. Большое Солдатское, ул. Почтовая, д. 11В литера АА пом. 2