17.10.2011
Источник: kp.ru
Регион: Россия
В первой части мы уже рассказали о том, как корреспондент «Комсомолки» устроилась на молочный завод, где выяснила, откуда берутся «продукты из будущего» и почему даже сегодняшний кефир может оказаться протухшим (Читайте подробности: "Дневник работницы молочного завода: Таракан в твороге - это не брак, а мясо!").

Правила, которые никто не выполняет

С точки зрения проверок, комбинат - идеальное место. У каждого агрегата приклеена инструкция по технике безопасности, а у каждой раковины - правила гигиены. «Никакого макияжа, длинных ногтей и лака».

- Ага, так все и бросились выполнять правила, - горько ухмыляюсь я, вспоминая когти самой главной начальницы с полуоблезшими цветами и блестками. - И после этого с подчиненных требуют снимать рабочий халат при входе в туалет и мыть каждый раз руки?

Кстати, последним здесь пренебрегают чаще всего. Потому что вместо обычного мыла на раковинах стоят специальные дезинфицирующие мыльные растворы. Которые «убивают» не только всех известных микробов, но и сами руки. Так как я честно старалась соблюдать все правила, то уже к концу третьей смены кожа на ладонях высохла, потрескалась и стала напоминать туалетную бумагу за 5 рублей.

- Ну вот, надеялась, руки лучше станут. А тут ногти слоиться начали, - как-то пожаловалась я девчонкам.

- А ты думала, тут спа-салон, кальциевые ванны? - беззлобно улыбнулась Настя. - Кальций - он ведь в настоящем твороге. А в том, что мы фасуем, ничего натурального нет. Сухое молоко, пальмовое масло и жир. Это даже не творог, а творожный продукт. Настоящий творог должен из натурального молока готовиться. На этикетках это все пишут, но кто их читает? А если и прочитает - все равно ничего не поймет.

«А теперь работаем без зарплаты!»

Следующая смена началась с планерки. Начальница собрала вокруг себя всю бригаду - 15 человек - и устроила «разбор полетов».

- У меня для вас две новости. Первая - у нас увеличиваются объемы производства и оплата труда. Теперь за упакованный и отправленный килограмм продукции вы будете получать два рубля. Соответственно, чем активнее вы работаете - тем больше получите. А зарплата - это вторая новость - с этого месяца отменяется, - объявила Татьяна Степановна. - Все теперь зависит от выработки, то есть от вас самих. Заработанная за смену сумма делится на бригаду, поэтому вам выгоднее работать небольшим составом, но много. Тем, кто давно работает, мы будем платить премию - по 500 рублей за каждый год.

Повисла долгая пауза. Лишь в соседнем цехе шипели и чавкали аппараты, непрерывно разливая йогурты и кефиры по бутылкам. Казалось, каждый из 15 сотрудников в этот момент пытается высчитать, сколько будет полагаться именно ему.

- Вы можете спокойно по 18-20 тысяч зарабатывать, но вы же сами себе палки в колеса вставляете! - вдруг взорвалась начальница. - Товар надо отправлять, а коробок нет. Почему? А всем лень! Вон в других городах люди в свои выходные выходят коробки клеить. Я думаю, и у нас надо ввести такую практику.- И чего я тут делаю? Каждый год уволиться собираюсь и каждый раз остаюсь, - выдохнула после планерки Кристина. - Зато теперь хоть премию получать буду за верность и преданность делу.

О дедовщине и карьерном росте

После планерки все разбрелись по рабочим местам. От былого энтузиазма не осталось и следа. Меня отправили на сырковый аппарат - чудо техники, напоминающее гигантскую железную гусеницу. «Голова» - огромная прожорливая воронка, куда рабочие засыпают творог и заливают начинки. Там перемолоченная, как мясо в мясорубке, масса вылезает на ленту маленькими голыми сырками. В «животе» их «одевают» двойным слоем шоколада, потом сушат в морозилке, а уже в «хвосте» они попадают на упаковку. Самое сложное место здесь - после морозилки, где готовые продукты переползают с групповой ленты на одиночную. Тут главная тонкость - чтобы сырок расположился вертикально, а не поперек. Иначе на следующем этапе конвейера механизм разломает его пополам и унесет в упаковку лишь часть товара. Поправлять их приходится руками.
Легким движением руки обычный продукт превращается в "еду из будущего".



- Э-э-э, а мне, наверное, перчатки стоит надеть? - немного приспособившись к потоку, вслух соображаю я.

- Ну, когда Степановна тут, то надо. А так необязательно, - объясняет правила совсем юная напарница и протягивает пару перчаток.

Значит, начальница еще не ушла из цеха. Сорок минут спустя, когда я уже чувствую себя практически специалистом, конвейер выключают. Заказ для трех городов готов.

- Сейчас отмывать будем. Только сначала сырки оставшиеся выброси, - вручая целый поднос шоколадного счастья, заявляет тетя Женя. - Вон там пакет с браком стоит.

- Выбросить? В мусор? Прямо все? Их же только сделали! - недоумеваю я.

- Ну да, сделали больше, чем надо. Да ты не переживай, их потом тоже переработают. Получится «сгущенка» и краска для плавленого сыра, - объясняет наставница. - Ну хочешь, съешь их.

Запихав в рот пахнущий шоколадом сырок, плетусь с подносом к мусорке и чуть не плача вываливаю туда остальные.

Самое неприятное в работе с техникой то, что после приходится ее самим же мыть. Оказалось, что и тут существует своя заводская дедовщина. Как новичка меня определили на самую сложную часть «гусеницы» - «голову». Там огромное количество мелких механизмов, а рядом - чан с глазурью, в которую не должно попасть моющее средство. Замотавшись по горло в полиэтиленовую пленку и скользя по вымазанному творогом полу, пытаюсь мыть, как требовала на планерке начальница, - быстро и качественно. А получается плохо и медленно: «голова» сплошь покрыта жиром, сгущенкой и сахарной пудрой. На «шее» валяется печенье, а под «пузом» - шоколадные сталактиты. Но это, к счастью, уже не моя территория.

- Так! - неожиданно нависает надо мной начальница. - Надо тебя убирать отсюда.

Я уже готовлюсь к самому страшному, но оказывается, просто переводят на другой аппарат. Под завистливые взгляды коллег меня отправляют «на тубу» фасовать жидкий творог. Это уже практически карьерный рост - автоматизированный труд вместо ручного. Аппарат состоит из воронки, в которую заливают творог, трубки, по которой он подается в полиэтиленовые пакеты-колбаски, и клепальной машины.

- У нас норма 500 штук в час. То есть коробку из 50 штук профессионалу надо сделать за шесть минут, - улыбается Кристина. Она-то точно профессионал. - По весу плюс-минус пять граммов можно. Но не больше. А то начальство взвесит - голову оторвет.

Первое время, несмотря на старания, получается в основном один брак. Через пару часов дела уже идут лучше. Решаем засечь время. Коробка за 15 минут. Следующая за 11. И тут во мне неожиданно просыпается азарт. Ну кто сказал, что журналисты ничего, кроме как стучать по клавиатуре, не умеют? Десять минут. Девять. Восемь. Семь! Почти профессионал. Через пять часов работы.

Ночная смена

Признаюсь честно, я не выдержала двух недель. Сбежала через семь дней. Азарт быстро прошел, а без него работа убивала своей монотонностью. Хуже всего оказались ночные смены. Пока начальство нежилось под теплым одеялом, в цехах царил еще больший бардак, чем днем. Расслаблялись все - от мастеров, по-тихому сбегавших вздремнуть, до уборщиц, не особо спешащих наводить порядок. В результате мальчишки катали чаны, скользя по лужам из липкой творожно-грязевой жижи. Туда же падали коробки с пакетами, которые по идее должны быть идеально чистые. А головной убор ночью вообще считался дурным тоном. В шапочке неизменно оставалась лишь бригадирша Света.

- На-а-астьк! Ну Настьк! - пытаясь перекричать гул аппаратов, коллега зовет подругу.

А потом размахивается и запускает ей в спину свежезапакованный сырок. Блестящий прямоугольник рикошетом отлетает точно в мусорный бак. Цель достигнута - Настя услышала, весь цех дружно гогочет, сырок кладут обратно в коробку.

Несмотря на штрафы за сон на рабочем месте и воровство большинство все равно спит и то и дело пытается пронести через проходную хоть пакет того самого «творожного продукта».

- Представляешь, недавно одну поймали и на три тысячи оштрафовали. За килограмм г...на, которое в магазине 90 рублей стоит, - на три тысячи! - негодуют коллеги.

К царящей вокруг антисанитарии быстро привыкаешь, но когда Кристина попросила еще одного грузчика, Артура, «помешать творог» и он полез в белоснежную массу волосатой рукой, мне чуть не стало плохо. К его чести, Артур был в перчатке. Но она заканчивалась на запястье, а глубина чана - по плечо. Последней каплей стала царящая под утро в цехе атмосфера. Нас на фасовке осталось всего трое. Еще двое, выработав свой заказ на другом аппарате, сидели в подсобке и клеили этикетки.

- Ну вот, мы тут надрываемся, а они отдыхать ушли! - шептались коллеги. - Ишь, барыни! Чего бы такого им придумать? Темную, что ль, устроить?

Поэтому, едва за окном встало солнце и часы в цехе показали восемь утра, я забрала халат, косынку и тапочки и просто сбежала. Прощайте, молочные реки. Есть творог и покупать сырки я не буду еще очень долго.

Как выбрать качественные молочные продукты

4 Внимательно читайте этикетку - любой натуральный продукт должен готовиться без добавления пальмовых масел, сухого молока и растительных жиров;4 чем короче срок годности - тем меньше консервантов; 4 покупать молоко, снежок, кефир и творог лучше «сегодняшние» - так больше вероятности, что вы уложитесь в реальный срок годности; 4 обращайте внимание на целостность упаковки - она не должна быть липкой, подтекать или вздуваться.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.11.2017

Что мы пьем и можно ли это экспортировать?

Российской молочной отрасли необходимо обеспечить внутренний рынок качественным и доступным продуктов, и лишь после этого нацеливаться на экспорт. Такого мнения придерживается большинство экспертов рынка. Однако, существует и другая позиция, согласно которой, развитие экспорта – одно из направлений развития молочного производства, требующее вложений и сил уже сегодня.
19.11.2017 12:51:32

Дешёвое молоко

31 13356 Александра Смородина
ЛЕСНЫЕ ПОЛЯНЫ, ООО
Адрес:  Московская обл, Пушкинский район, с. Царево стр. 38А
АГРОФИРМА ЛУЧ, ООО
Адрес:  Ярославская обл, Мышкинский район, с. Шипилово, ул. Центральная, д. 10
БУРМАСОВО, АФ
Адрес:  Ярославская обл, Угличский район, д. Бурмасово
КЛИМЕНКО Г. И. , КФХ
Адрес:  Владимирская область, Петушинский район, д Напутново)