01.06.2009
Источник: strana.ru
Регион: Россия
Глава совета директоров "Вимм-Билль-Данна" Давид Якобашвили рассказал телеканалу "Вести" о проблемах молочной отрасли. Потребление молока падает в связи с кризисом, недоступность кредитов губит производство, сетует он. А между тем, недостаток молока в рационе россиян - одна из причин низкой продолжительности жизни и неудовлетворительной демографической ситуации, убежден Якобашвили.

- Давид Михайлович, здравствуйте. Итак, какие основные проблемы сейчас у молочной отрасли?

- Основная проблема - это падение спроса. На самом деле, потребление упало. Достаточно, конечно, в не таких больших объемах, но видится, что люди переходят на другие, более дешевые продукты. С  другой стороны кредиты убивают все производство. Потому что раньше было, что где-то ставка  рефинансирования соответствовала кредиту. Сейчас разница намного выросла. Иногда в два, иногда в три раза. Потом эти деньги не возвращаются во время фермерам. А деньги нужны сейчас. Деньги нужны на посевную, деньги нужны на то, чтобы заложить корма, для того, чтобы ухаживать за коровой, закупить новое стадо и так далее. Далее, получается другая проблема. Еще то, что в последнее время огромное замещение молока происходит растительными жирами, то есть растительным маслом. И молочный жир замещается, тропическими маслами. Это взять то же самое мороженое, взять ту же кондитерку, печенье и так далее. Сгущенное молоко вы сейчас не сможете найти без растительного масла. На самом деле, это может быть не настолько серьезно для здоровья, хотя молочный жир полезнее, чем жир растительный. Но, с другой стороны, эти мы убиваем сельское хозяйство наше. Мы столкнемся завтра с тем, что, в общем-то, от избытка молока фермерам некуда будет его девать. Значит надо его будет спаивать скотине или выливать, а дальше на следующий год, конечно, ему придется зарезать эту корову. Продать это мясо, а дальше, что делать? С таким трудом это все завозим, с таким трудом мы это все строим. Старались восстановить в последние годы. А сейчас мы сталкиваемся с огромными проблемами.

- Вот, что нужно сделать, чтобы раскатать этот ком? Может быть привлечь государство?

- Ну, на самом деле, без государства ничего не бывает. Государство должно отработать правила игра. Должен выйти масложировой регламент, должны выйти какие-то сопоставимые цифры должны быть у того. И насколько выгоднее молочный жир, или насколько выгоднее растительный. Если будут такие низкие ставки на ввоз растительного жира на территорию России, конечно мы не сможем никак конкурировать с молочным жиром. Это первое. Ну, дальше должны быть вопросы решены как-то по финансированию, по кредитным ставкам. Далее также должны быть решены вопросы с техническим регламентом. В один момент времени было объявлено, что сухое молоко это враг. Я не хочу с этим согласиться. Потому что весь Советский Союз, 60-ые, 70-ые, 80-ые годы питался только сухим молоком. Потому что не было возможности, вообще, доставки этого молока от места производства до места переработки. Из-за этого было создано 3 тысячи заводов на территории России. И все говорят, что тогда мы пили молоко, а сейчас мы пьем не молоко. Я думаю, сначала нужно разобраться, а потом об этом говорить. Это, в первую очередь. Дальше, мы создали молочный напиток. Никому он не нужен на самом деле и никто его не покупает, потому что люди думают, это какая-то смесь бульдога с носорогом. На самом деле, опять-таки молочный напиток, конечно, человек лучше купит молоко, чем купит молочный напиток. Следовательно, сухое молоко сегодня вообще не нужно. Раньше мы шли навстречу нашим фермерам, покупали излишки молока летом, потому что у нас сезонность, и покупали его, сушили, хранили, опять восстанавливали и тогда что-то получалось. А сейчас мы вообще не хотим покупать, потому что, что нас с ним делать?

- Это не выгодно.

- Нечего делать. И у нас до сих пор, потому что продуктам сушки является и масло. А куда девать это масло. У нас сейчас залежи этого масла. А Россия покупает сегодня, если для армии - покупает у Белоруссии. Потому что это дешевле. Потому что, там есть другая система стимуляции бизнеса молочного. Точечная система. Но, вот есть предприятие, вот Иванов Иван Иванович. Ему помогают. Другому не помогают. Еще неизвестно, мы придем туда на рынок, помогут нам или нет. Это точечная система. Она оправдывает, скорее всего, может быть. Потому что сухое молоко, которое поступает из Белоруссии, пользуется приоритетом. Если наше стоит, допустим, там ну, я образно говорю, там 10 рублей, у них стоит 8 рублей. Если у нас 12, у них стоит десять, и так далее. Конечно это дешевле. И то же самое масло, конечно это дешевле. Теперь, у нас с ними договор, с Белоруссией, открытое таможенное пространство. И межгосударственные договора, они имеют приоритет. Так что, сделать против этого ничего невозможно. Только, как договориться по бизнесу, но тоже, на самом деле, конкуренция есть конкуренция. И мы с этой игре не конкурентоспособны. Хотя не надо преувеличивать, что там огромные объемы идут с Белоруссии. Конечно небольшие, совершенно небольшие. Там 60, может 70 тысяч тонн в молоке, это где-то ну 600 тысяч тонн в живом весе молока и так далее. Ну, масла может быть не те объемы. Но, все равно, это чувствительно для европейской части страны.

- Вот вы сказали про Белоруссию. А я вот вспомнила, читала недавно, что вы хотите реализовать какой-то инвестпроект вместе с "Юнимилком" на территории именно Белоруссии. Причем несколько?

- Ну, опять-таки, объединиться, это очень тяжело. Потому что "Юнимилк", это "Юнимилк", а мы это мы. И каждый, конечно, мы стараемся. Мы туда поехали с делегацией, наши люди там были, наши люди там занимаются. А зачем я сказал об этом, что есть точечная помощь. Если я куплю там завод, это еще не значит, будет ли у меня точечная помощь такая же как у местного жителя. Из-за этого будем ли мы конкурентоспособны? Никто не знает. Так что, покупать или не покупать? Ну, конечно, если Родина попросит, надо покупать. Но, опять-таки, надо понимать, что правила игры должны быть едины для всех. Если мы едином конкурентном пространстве, значит прекрасно.

- Вы с точки зрения всеобщего экономического кризиса, как один из крупнейших игроков этой отрасли, как выходите из положения?

- Ну, мы то нормально выходим из положения. В первую, мы не были закредитованы. По сравнению с другими российскими компаниями, я думаю, мы входим в десятку лучших, кто не был закредитован. Компания сегодня очень стабильна. Финансово очень уверена. Мы даже смотрим на то, чтобы купить новые предприятия. Наши акции растут. Ну, конечно, прибыльность может падать в виду того, что вот, допустим, на "Веселый молочник" на всю линейку мы опустили цену на 10 процентов. Мы стараемся, там, выдерживать, то есть, мы не поднимаем цены на готовую продукцию. Опять-таки из-за того, что потребление конечно падает и очень действует цена на потребление наших любителей. Вот. А, с другой стороны, что мы еще делаем. Мы, конечно, входим с те регионы, где мы не присутствовали раньше. Было множество мелких предприятий, которые производили продукцию местного масштаба. А теперь она банкротятся, они не выдерживают конкуренции, они не выдерживают, вообще, ситуации.

- Но, вам выгодно их сейчас скупать?

- Мы их не скупаем. Нам не надо их скупать. Потому что, у нас производственных мощностей хватает, чтобы обеспечить те регионы готовой продукцией. Нам главное - обеспечить именно доставку туда, хранение, доставку и дистрибьюцию. Вот это самое главное. И мы это делаем. Вот, если рынок упал по объемам на 10-12 процентов, мы упали намного меньше.

- Но, а спрос населения изменился вообще? Вот, если брать все регионы, где вы присутствуете?

- Вы знаете, спрос изменился, но не настолько, если взять йогуртную десертную группу, он не изменился, потому что, в основном, ее потребляла средняя прослойка населения и выше. Так что, люди опять-таки потребляют, не изменяют своим привычкам. Но, раньше, если, допустим, они готовы были вот съесть половину упаковки и выкинуть, то сейчас они ее хранят, в общем-то, в холодильнике и до следующего раза. Экономнее стали жить. Но, это видно, правильно. Потому что нельзя расточительно как-то относится даже к продуктам питания.

- Вы сказали, что у вас акции стали расти. И, действительно, эксперты говорят, что у вас сейчас очень хорошее положение. И в первом квартале вы показали очень хорошие результате, и даже ожидаете. Вы скупаете свои собственные акции. Это как-то может влиять на то, что происходит сейчас на фондовом рынке?

- Нет, совершенно. Потому что, мы скупаем местные акции.  Потому что, вот было падение определенным образом. У нас акции достигали уровня где-то 145 долларов за штуку. Потому они опустились, в период кризиса, аж доходило до 17-18. Ну, сейчас порядка 50 долларов. Но, мы скупаем акции местные. Ну, у нас есть наличность. Нам надо скупать для того, чтобы опять-таки как-то, у нас предстоят определенные покупки. Мы хотим что-то сделать. А раз мы хотим что-то сделать, нам нужно больше, видно компании надо больше иметь влияния для того, чтобы провести определенные решения. Опять-таки во благо компании, во благо ее, как-то перспективы.

- А покупки будут внутри страны или вы все-таки хотите выйти на рынки СНГ,  еще на какие-то другие рынки?

- Вы знаете, мы хотим выйти везде, где возможно. Если мы купим предприятие, которое нам принесет определенный вклад именно в наши коэффициенты, соотношение долгов, оборота, прибыльности и так далее, будет выгодным, то мы купим и за пределами СНГ, и в пределах СНГ.

- Конкретных пока идей нет, проектов?

- Вы знаете, я не могу просто заявлять об этом. Идеи какие-то есть. Но я заявлять, конечно, я не имею права.

- Вот мы говорили с вами о спросе покупательском. А вот что касается сетей? Сети, они достаточно такие коварные, они говорят, что если вы хотите ставить на определенные полки, заплатите за это деньги. И очень много заводы, которые поставляют свою продукцию говорят, что ну просто не щадят. Что у вас происходит? Изменились ли отношения сейчас с торговыми сетями?

- Я хочу сказать, ни в коем случае. Значит, цепочка она неразрывна. Есть производители, которых надо беречь и лелеять, есть сети, которых тоже надо беречь и лелеять, потому что без них ничего не будет. Есть мы, которые соединяем вот это воедино. Так что, к сетям мы относимся очень тепло и очень близко. Но, к сожалению, бывают перегибы. Они может быть и были в какой-то момент времени. Были какие-то такие требования, которые не всегда удовлетворяли нашим,  возможностям. Но, на самом деле, это, вот, где-то начало коррелироваться уже полгода назад, даже год назад при участии антимонопольного комитета, при участии правительства и так далее. Сейчас уже много шума из этого поднимается. Я считаю, что никакой проблемы нет. Это отрегулируется полностью в ближайшее время именно Законом о торговле, понимание есть со всех сторон. И не такой уж большой дьявол, каким его рисуют, совершенно нет. Они прекрасные все люди, они все прекрасно понимают. Ну, есть, вы понимаете, вот есть много примеров, как мы работаем? Мы работаем же спонтанно. Мы же не проходили эти все за последние 70 лет очень много чего. Так что, мы хватаем. Вот здесь в Америке вот это хорошее. В Европе, вот это хорошее. У китайцев то хорошее. Ну, иногда бывает все это воедино соединяется и требования объединяются и потом предъявляются. Но вот здесь мы тогда указываем, "ребята, вот здесь вы очень чего-то перегнули, там перегнули, а здесь нормально". Если мы можем как-то отражать вот в этих договорах, в этих взаимоотношениях именно то прогрессивное, чего добилось человечество за многие годы, то мы сократим, во-первых, время, выиграем его и создадим благоприятную структуру для развития общества и бизнеса в будущем.

- Многие урезали бюджет и урезают до сих пор рекламный. Что происходит в вашей компании?

- Я вам скажу, что мы не урезали бюджета рекламного. Рекламный бюджет занимают у нас где-то пять процентов от общего оборота. То есть, в цене, это где-то пять процентов. Так что, наоборот, позапрошлый год, значит, были затраты определенные по бюджету. А в прошлом году нам удалось договориться, чтобы получили намного больше эфирного времени. Единственное, что нас беспокоит, очень беспокоит и мы обращались к правительству по этому поводу, это реклама самого молока. Социальная реклама самого молока. Здоровье населения, потребление молока. Потому что потребление сегодняшнее, это 220-230 килограмм на человека, это как бы зеркало здоровья населения. Из-за этого мы живем не долго, короче, чем многие, во многих странах. Из-за этого у нас больше болезней. Из-за этого у нас проблема с демографией. Ну, со всем вместе. Так что, вопрос, на самом деле из-за этого. Потому что, если вы будете употреблять как в Европе 370-400 килограмм на человека, много чего исправится. Во-первых, и костно-мышечная система исправится, и вопросы с демографией будут поправляться. И дольше люди будут жить и так далее. Это единственный продукт, который можно потреблять с рождения и до старости, не потребляя ничего другого. Молоко - это такой продукт, который дан Богом людям для того, чтобы обязательно его потреблять. К этому надо относиться очень серьезно.

- Недавно в Европе проходили забастовки фермеров именно потому, что им не нравится закупочная цена. Они там требовали от властей поддержки. Также есть вопросы у производителей. Может быть надо собраться всем миром?

- Мы все время собираемся. Мы все время собираемся, но мы же не можем там бастовать и выливать молоко на улицу. Это не совсем правильно. Я думаю, что правила игры государство должно обработать. И государство, хорошо было бы, чтобы рекламировало потребление самой молочной продукции. Когда руководство скажем, что молоко - это хорошо и выпьем, и покажем, что надо его пить. Как китайцы сделали. Они же издали указ, о том что каждый китаец должен потреблять 200 грамм молока, не меньше. Это Указ. Это правило. И за последние пять лет они в разы увеличили объемы производства и потребление его. Раньше Китай был, вообще, отсталая страна по потреблению молока, а сейчас они уже на втором месте по производству его. После Индии, они, там, на втором месте.

- У нас уже есть какие-то законодательные инициативы? И может быть, кто-то лоббирует наши интересы?

- Ну, мы все время сами стараемся лоббировать наши интересы. И, в первую очередь, это отработка или исправление тех ошибок, которые были в техрегламенте. Второе, это решение вопроса по тропическим маслам. Третье, это реклама потребления молочной продукции. Ну, конечно, четвертое и так далее, это уже финансовые и, там, банковские кредиты, и финансовые схемы и структуры. Дальше - правила игры.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.10.2017

Федеральной поддержки не будет, но вы держитесь

На последнем заседании Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам был представлен проект федерального бюджета на 2018 год, согласно которому субсидии на погектарную поддержку, субсидии на литр молока, а также ассигнования на компенсацию прямых капитальных затрат не будут предусмотрены. Представители региональных органов АПК в свою очередь гарантируют, что в их регионах создаются и будут создаваться все условия для того, чтобы сельское хозяйство активно развивалось, сообщает The DairyNews.
Витаель, ООО
Адрес:  Рязанская обл., Касимовский район, село Пустныь
Нестле Вологда детское питание, ООО
Адрес:  Вологодская область, г. Вологда, ул. Михаила Поповича, 4А
Груня, ФХ Советовых
Адрес:  ульяновская область, кузоватовский район, село Русская Темрязань, ул. Речная 20 А
ВИТА, ООО
Адрес:  Иркутская обл., г. Усолье-Сибирское, проспект Космонавтов, д. 13