05.11.2013
Источник: business-gazeta.ru
Регион: Россия

О схемах и преимуществах кооперации, семейных сельскохозяйственных традициях, стандартах качества и защите финских фермеров от конкуренции дешевой продукции от «собратьев» по Евросоюзу Гирфанов поговорил с семейным фермером из Шеланги Муратом Сиразиным, который по заказу редакции «БИЗНЕС Online» выступил в необычной для себя роли эксперта-интервьюера.

ФЕРМЕРСТВО — ЭТО НЕ ТОЛЬКО РАБОТА СО СКОТИНОЙ И НА ЗЕМЛЕ, ФЕРМЕР — ЧЕЛОВЕК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ

Мурат Сиразин: — Сегодня в редакцию «БИЗНЕС Online» мы пригласили Ильнара Гирфанова, возглавляющего верблюжью ферму в Лаишевском районе. Ему 25 лет, окончил юрфак Казанского университета, сейчас учится в аспирантуре. Это уже третье интервью Ильнара для нашего издания. Два было про верблюжью ферму, и сегодня мы этот вопрос почти не будем затрагивать — нас интересуют взгляды молодого фермера на проблему фермерства вообще, и не только в нашей стране. Он объездил всю Россию, изучая проблемы верблюжьих ферм. А также был на Кипре, в Испании, в Казахстане, в Финляндии. Вот и хотелось бы узнать, как обстоят дела с фермерством в Финляндии. Почему мы выбрали для обсуждения именно Финляндию? Во-первых, потому что она когда-то была частью России. Во-вторых, у нас в стране есть две категории людей: одни долго запрягают и быстро едут, другие быстро запрягают и быстро едут. А финны, они медленно запрягают и очень медленно едут, но, тем не менее, обеспечивают страну собственными продуктами питания, плюс еще экспортируют в Россию... Поскольку Ильнар — человек молодой, а уже успешный, по комментариям в «БИЗНЕС Online» было видно, что кто-то относится к его успехам с недоверием. Поэтому вопрос: вы, Ильнар, случайно не выходец из Сабинского или Актанышского района (район, где жил и работал президент РТ, и родной район первого президента РТ — ред.)?

Ильнар Гирфанов: — Нет, случайно я не выходец из этих районов. Я родился в Черемшанском районе, в деревне, в обычной семье. Мама — домохозяйка, всю жизнь воспитывала двоих сыновей, у меня есть младший брат. Папа начинал работать участковым в нашей деревне, и сейчас тоже работает в правоохранительных органах, служит в структуре МВД. Мое детство прошло в деревне. После школы я приехал в Казань, у меня было желание получить юридическое образование. Я поступил на юридический факультет, окончил его. Сейчас тружусь и в Казани, и в Лаишевском районе.

— Я должен сказать про Ильнара, что когда он учился в университете, уже был бизнесменом — со второго курса у него уже была своя юридическая фирма. И он еще умудрялся получать три стипендии — основную, университетскую, из фонда Потанина и?..

— Оксфордского фонда.

— То есть у Ильнара денег было, видимо, очень много. Наверное, так и заработал на верблюжью ферму. Хотелось бы такой интересный вопрос задать. Мне часто приходится встречаться со студентами нашего агарного университета, ветеринарной академии — они приезжают ко мне на ферму. Я там «распыляюсь», рассказываю им обо всем, а потом спрашиваю: кто поедет после вуза работать в деревню? Поднимаются одна-две-три руки. Полный автобус, и никто не хочет ехать на село! А вы, Ильнар, окончили престижный юрфак... Правда, у нас сегодня очень много юристов, экономистов, менеджеров... Но чтобы юрист, имеющий доходный бизнес, правительственные поощрения... Кстати, вы состоите в партии «Единая Россия»?

— Нет. Я вхожу в политическую партию «Молодая Россия», недавно созданную.

— Это вообще странно! Но все-таки, почему люди, которые учатся на агрономов или ветеринаров, не хотят потом ехать на село? И родители им говорят: мы вам деньги даем, учитесь, но потом в деревню не возвращайтесь... А вот вы после юрфака пошли работать в деревню. Верблюд же, мягко говоря, это не только шерсть и молоко, но и навоз...

— Тут я бы хотел рассказать небольшую историю. Я же родился и вырос в деревне, поэтому сельское хозяйство для меня близко. Это во-первых. А во-вторых, как-то в детстве мы с папой ездили в Казань, и тогда я в зоопарке увидел верблюда. Мне очень понравилось это животное. И когда я окончил юрфак, решил заняться сельским хозяйством, работать на земле. Потому что на данный момент сельское хозяйство стратегически важное направление. Фермерство — это не только работа со скотиной и на земле. Фермер — человек универсальный. Он должен обладать, например, теми же юридическими и экономическими знаниями. И юридический опыт, который у меня есть, я применяю, работая фермером.

БЫТЬ ФЕРМЕРОМ В ФИНЛЯНДИИ ОЧЕНЬ ПОЧЕТНО

— А еще фермер должен быть и трактористом, и сварщиком, и электриком... В округе никого из этих специалистов, как правило, не найдешь. А если даже найдешь, они часто просто пьяные... Но давайте перейдем к Финляндии. Вы там, насколько я понял, изучали работу фермеров, познакомились с тем, как там у них организовано дело, посмотрели законы этой страны... По статистике, в Финляндии 95 процентов крестьянских фермерских хозяйств не имеют наемных работников. Как бы семейные фермы — муж, жена и дети. Это так?

— Да, на самом деле так. Я ездил в Финляндию по программе агротуризма, объездил всю Восточную Финляндию, местные называют ее Западной Карелией. И там большинство фермерских хозяйств — муж, жена и их дети. И старики, которые передают ферму по наследству детям. Ферм, где много наемного персонала, я не встречал, в основном фермеры работают сами.

— А у нас в стране есть такая практика, она идет, наверное, с октябрьской революции 1917 года, — что нужно создавать колхозы, совхозы, артели. Сейчас вот очень модно создавать агрохолдинги, мегафермы, где тысячи коров. Я тоже ездил по Европе, и не видел больших коровников. В Финляндии они есть? Сколько коров там в коровниках семейных ферм?

— Максимум — 20-25. Финны гонятся не за количеством, а за качеством. У них была принята концепция именно повышения качества. Я там с фермерами общался, — при вступлении в Евросоюз у них, как и у нас сегодня, была необходимость спасти свое сельское хозяйство. Потому что открылись границы, и те дешевые товары, которые производят в странах ЕС, где более теплый климат, могли заполонить полки в магазинах. И финны приняли стратегию развития качества. Основной упор они сделали на то, что продукты, которые будут производиться в Финляндии, будут качественными. Поэтому фермеры, которые работают на земле или производят молоко, не стараются увеличить поголовье, не стараются делать большие агрохолдинги, где по тысяче коров, потому что при этом теряется как раз качество, на которое нацеливает политика страны. Поэтому на ферме обычно 20-25 коров, и фермер с женой вдвоем прекрасно справляются.

— В крупных фермах обычно появляются и крупные проблемы — это болезни животных, их падеж, плохая экология. Люди вокруг этих мегаферм не могут жить спокойно. Таких проблем, как я понимаю, у финнов нет?

— Нет, там по-другому все построено.

— Я обучался на фермера в Америке, там среднее фермерское хозяйство, а это тоже семейные фермы — 1400 гектаров. А в Финляндии?

— В среднем там фермер имеет 35 гектаров земли, которую он обрабатывает. Причем часть ее может отдать, скажем, соседу, который будет сам обрабатывать, или члену кооператива, в который входит.

— Сегодня вроде бы и у нас политика создания фермерских хозяйств. Но тут есть проблема: где взять в России фермеров? В Финляндии такая проблема существует? Там есть дефицит желающих стать фермером?

— Здесь надо сказать о традиции, которая сложилась в Финляндии. Там фермер — это профессия, передаваемая по наследству. Во всех тех фермах, которые я посетил, в семье по двое-трое детей. И один из детей обязательно остается на ферме. Поэтому проблемы — откуда взять фермеров — там нет. А если появляются желающие стать фермерами...

— Например, финские мигранты из России...

— Да, Финляндия была разделена, часть Карелии, которая сегодня в России, — это бывшая финская территория. И те финны, которые там остались, сегодня возвращаются на родину. И многие из них хотят заняться сельским хозяйством. Для них государство и муниципалитеты разработали различные программы помощи. Прежде всего, это помощь в покупке земли. Земля сельскохозяйственного назначения у муниципалитетов есть, и когда будущий фермер ее покупает, там очень смешные процентные ставки по банковским кредитам — один-три процента годовых. Плюс к этому государство старается делать так, чтобы фермер развивался, предоставляет дополнительные бесплатные программы по обучению, получению среднего специального образования. Профиль каждый выбирает сам. Кроме того, фермеру постоянно идет поддержка, и от государства, и от муниципалитетов. Поэтому быть фермером в Финляндии очень почетно.

...ЧТО ЛУЧШЕ СТОЯТЬ НА УЛИЦЕ ВОССТАНИЯ НА ПАНЕЛИ, НЕЖЕЛИ БЫТЬ ФЕРМЕРОМ...

— Еще вопросы. Наш депутат Думы РФ Айрат Хайруллин часто пишет в «БИЗНЕС Online» о том, что все западноевропейские фермеры — они, как правило, государственные служащие. Они на 58 процентов получают поддержку из госбюджета. У нас по телевизору тоже говорят, что где-то чего-то нашим фермерам дают, какие-то субсидии... Но вот до фермеров они абсолютно не доходят. Где-то оседают — или в карманах чиновников, или в агрохолдингах, которые у нас разваливаются. Да еще нам говорят, что теперь, когда Россия вступила в ВТО, запрещено субсидировать село. А в Финляндии фермеры получают субсидии?

— В Финляндии фермеров субсидирует государство плюс сам Европейский союз. В среднем те фермеры, с которыми я разговаривал, например, семья, которая занимается молоком, примерно 50 процентов доходов получают от реализации своих продуктов, они их продают фактически по себестоимости.

— То есть они работают в ноль, как и наши российские фермеры?

— Да. Остальные 50 процентов, на которые они уже непосредственно существуют, — это субсидии, государственные и ЕС. Мне фермеры признавались: если бы не эти субсидии, нас бы здесь не было. Например, на один гектар пашни, на которой выращивают корнеплоды, — картошку, что угодно, — 250 евро начисляет Евросоюз. А если фермер выполняет определенные экологические требования, а финны очень следят за тем, чтобы все было экологично и качественно, он получает еще 150 евро от ЕС.

— То есть это если фермер не применяет химикаты, пестициды и прочее. Если у него эко-ферма...

— Тогда он в среднем с одного гектара может получать 400 евро субсидий от ЕС. И еще есть государственные программы, кроме Евросоюза.

— Наша ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана требует, чтобы субсидии нам были не аморфные и непонятные, а шли на условную голову скота. Например, если фермер занимается молочным животноводством и корма закупает где-то на стороне, а своей пашни у него нет. А в Финляндии в таком случае фермер получает субсидии?

— Там аналогичная ситуация, тоже 50 на 50. То есть 50 процентов — свои доходы и 50 процентов — субсидии.

— В Америке у средней фермерской семьи доход в пять раз выше, чем доход средней американской семьи. То есть там быть фермером и престижно, и выгодно. А в Финляндии выгодно быть фермером? Или все-таки лучше работать где-то на фирме Nokia или чиновником в министерстве? Вот у нас считается, что фермер — это какой-то изгой, неудачник, который не нашел места в городе... Что лучше уж стоять на улице Восстания на панели, нежели быть фермером...

— В Финляндии очень престижно быть фермером, это очень уважаемый человек. Потому что там все понимают, что он отвечает за продовольственную безопасность страны. И быть финским фермером не только престижно, но и выгодно. Сколько я семей посетил, у всех дома выстроены по современным технологиям, из клееного бруса. Дом напичкан энергосберегающей техникой. У них, например, отопление совсем по-другому устроено. Государство поддерживает фермеров, когда они устанавливают собственные энергоустановки...

— ...чтобы не зависеть от центрального энергообеспечения.

— Государство фермеру еще и доплачивает за это. Поэтому финский фермер — это обеспеченный человек, который может себе позволить автономно работать. А если у него есть сын, он может ферму оставить сыну, а сам поехать путешествовать по миру. Финские фермеры очень любят путешествовать. Многие у меня даже спрашивали, можно ли приехать в Татарстан? Им это интересно.

ПОЭТОМУ У НАС СУЩЕСТВУЮТ НЕСКОЛЬКО ЗВЕНЬЕВ ПЕРЕКУПЩИКОВ

— У нас принято, что крестьянин, будь то фермер или колхозник, он как придаток перерабатывающей промышленности, а еще больше перекупщиков и торговли. То есть его задача — продать молоко и отдать перекупщику, вырастить хлеб и сдать на элеватор, вырастить овощи и сдать на овощехранилище. Кстати, только в этом случае платят субсидии, скажем, за сданное молоко. А если продал его на рынке или соседу, ничего не положено. В Финляндии тоже так? Отдал свою продукцию, и хоть трава не расти? Или фермер сам перерабатывает свою продукцию?

— В Финляндии можно купить продукцию фермера прямо у него на ферме. Ты можешь посмотреть, как и что производится, и тут же купить. А для переработки продукции финны очень активно используют систему кооперации. Есть, например, небольшая деревня, 40 человек живет. Причем дома расположены примерно на расстоянии 500 метров друг от друга, и соседи друг другу не мешают. Есть еще отдельные хутора. Там есть фермер, который выращивает коров. Есть его сосед, который выращивает на лугах травы и сушит сено. Есть третий сосед, у которого свой перерабатывающий цех. Они кооперируются, находят четвертого соседа, который будет перевозить молоко до перерабатывающего цеха. Это выгодно им самим. А все жители этой деревни и всех окрестных знают: ага, вот Юкки произвел молоко, Керви — сено... Мы знаем, к кому обратиться, если с продукцией что-то не то. Финны всегда стараются купить продукты у фермеров, те, которые они сами произвели и переработали. Не продукцию крупных агрохолдингов, а именно фермерскую. Там даже известная международная компания «Валио», которая производит молочные продукты, — это группа из 18 кооперативов. В них входят 8800 фермеров, которые производят молоко на своих участках. И для сбыта фермеры кооперируются между собой. Там нет такого, чтобы они ждали — вот завтра приедет закупщик, и мы ему сдадим молоко, а дальше, как вы сказали, хоть трава не расти, что будет с этим молоком. Нет. Каждый фермер заинтересован в качестве. Он входит в кооператив, и он, сдавая молоко, знает, что если какая-то продукция «Валио» будет плохая, то все 8800 фермеров пострадают. Поэтому там либо сдают молоко тому члену своего кооператива, который занимается переработкой, либо сам фермер перерабатывает свою продукцию.

— Я специально прошелся по казанским супермаркетам, они завалены финской молочной продукцией. При этом наш минсельхоз говорит: а вот ты привези на молокозавод свои 50-100 литров молока, тогда получишь субсидии. А сами к тебе не поедем. Поэтому у нас существуют несколько звеньев перекупщиков — те, которые собирают у крестьян, потом те, которые собирают в большие молоковозы, они везут на молокозавод и чаще за пределы Татарстана, так как там принимают молоко дороже. И непонятно, кто потом получает субсидии. В Финляндии, как вы сказали, фермы маленькие — 5-10-20 коров. Там закупочная цена молока одинакова у всех? И кто на себя берет затраты? Сам фермер? Если один находится в ста километрах от молокозавода, а другой в трех — естественно, второй будет в более выгодных условиях.

— Там не зависит от того, в трех ты километрах от молокозавода или в ста — закупочная цена одинаковая для всех. А затраты по перевозке молока, на бензин и прочее, берет на себя кооператив, фермер не несет этих затрат. И это справедливо. Фермер, входя в кооператив, знает, что, хотя он расположен дальше от молокозавода, закупочная цена у него будет такая же, как у тех, кто ближе к молокозаводу.

ФИНСКИЕ ФЕРМЕРЫ ДАЖЕ НЕ ДОГАДЫВАЮТСЯ, ЧТО МОЖНО МОЛОКО РАЗБАВЛЯТЬ ВОДОЙ

— Еще вопрос, который я поднимал и перед министром сельского хозяйства. У нас работает ветеринарная служба. Это чиновники, которые выписывают всякие справки, сертификаты, берут за это деньги и опускают ниже плинтуса всех фермеров, просто грабя их. Помощи нет абсолютно никакой. А как работает ветеринарная служба в Финляндии? Она там государственная или частная? И вообще, кто следит за здоровьем животных, тех же коров? У нас их заболеваемость и смертность, особенно на мегафермах, высокая.

— В Финляндии есть национальная ветеринарная служба. Я зашел на одну станцию, она оборудована по последнему слову технику, там есть всевозможные препараты. Даже омега-3 жиры имеются. То есть то, что у нас людям продают, которые занимаются фитнесом, у них есть и для животных. А главное, финские ветеринары оказывают содействие фермерам. Они сами тоже очень внимательно следят за здоровьем животных. Там есть специальные стандарты. Я спрашивал: вы эти стандарты нарушаете?

— Иными словами, разбавляете ли молоко водой? Добавляете ли в кислое молоко аммиак?

— И еще интересовался: как вас проверяют? Сначала фермер меня вообще не мог понять: кто проверяет, зачем проверяет?

— Может, у вас плохой английский?

— Английский у меня хороший. Просто финские фермеры не понимают, зачем их должны проверять? Вот мне дали стандарты — 60 страниц, я их прочитал, я это выполняю. И зачем меня проверять?

— То есть никто не ходит из фермеров и не покупает сертификаты на каждый день на молоко у ветеринаров?

— Нет. Финский фермер работает по стандарту. А что касается взаимоотношений с ветеринарной службой — она, наоборот, содействует. Если животное заболело, то это, прежде всего, проблема ветеринарной службы...

— Это уже проблема национальной ветеринарной службы?

— Конечно. Ветеринарная служба приезжает и помогает. Вы правильно сказали — финский фермер, он как госслужащий, на нем строится фундамент, базис экономики. И поэтому у фермеров с ветслужбой не идет борьба, у них, наоборот, дружба и полное взаимопонимание.

— Я как-то встретился с одним нашим фермером, у которого свои коровы. Он, чтобы заполнить свой молоковоз, который вмещает две тонны, собирал молоко у населения. И столкнулся с такой проблемой — большинство в молоко добавляют воду. И объясняют это тем, что молокозаводы все равно ведь занижают показатели, и платят по усредненным показателям привезенного молока перекупщикам-сборщикам. Так этот фермер сказал, что прекратил собирать молоко, потому что ему стало стыдно такое молоко возить. Может, и в Финляндии кто-то из фермеров добавляет в молоко воду?

— Финны, как нация, очень трепетно относятся к качеству продуктов, для них это очень важно. Для финского фермера может стать последним шагом в карьере, если он добавит воду в молоко. По-моему, они даже не догадываются, что такое можно сделать. Да в этом случае у такого фермера никогда в жизни никто больше ничего не купит, он обанкротится. Это будет клеймо на всю жизнь — на него самого, на весь род, на сына, если он возьмется что-то производить.

Как там достигается высокое качество? Есть две методики. Первая — это пломбирование на самих фермах. Фермер наливает молоко в бидон и пломбирует. На молокозаводе или на перерабатывающем заводике в лаборатории смотрят: пломба вот этого фермера. И вторая методика — у того члена кооператива, который собирает молоко, есть специальный прибор, с помощью которого можно проверить качество молока.

— А в зависимости от качества стоимость молока возрастает?

— Да, там есть три стандарта качества — Е-класс, первый и второй.

— Наверное, и у самого фермера есть что-то типа мини-лаборатории?

— Обязательно. Это для него важно! Если выявится, что у него некачественная продукция, если даже просто слух об этом пойдет, фермер может обанкротиться.

— А эти лаборатории комплектуются при помощи государства?

— И при помощи кооперативов.

Вторая часть беседы.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

20.04.2018

Почему молочной отрасли не хватает госрегулирования?

Несмотря на продвигаемую политику импортозамещения, рост господдержки и эмбарго, молочная отрасль нуждается в более плотном государственном регулировании. Чего не хватает рынку для стабильности и в чем заключались ошибки поддержки последних лет? Какой горизонт планирования рассматривают аграрии и кому не хватает цены на молоко – в материале The DairyNews.
Тавакан, ООО
Адрес:  Башкортостан респ., Кугарчинский район, д Таваканово, ул. Сэнкем, д. 4 оф. 1 
 
Молочная долина, ООО
Адрес:  Башкортостан респ, Чишминский район, с. Шингак-Куль, ул. Западная, д. 45 
 
Куюргазамолоко, ООО
Адрес:  Башкортостан респ, Куюргазинский район, с. Ермолаево, ул. Ватутина, д. 2 
 
Карламанский продукт, ООО
Адрес:  Башкортостан респ, Кармаскалинский район, с. Прибельский, ул. Ленина, д. 1