27.11.2017
Источник: The DairyNews
Регион: Мир
Обязательства. Блиц-интервью с Вадимом Бахчевниковым, директором Dairy Consulting International (DCI)

DN: Вадим, расскажите, как Вы пришли в сельское хозяйство и как давно занимаетесь молочным животноводством?

ВБ: В сельское хозяйство осознанно я попал после 8-го класса : поступил сначала в Совхозтехникум «Октябрьский», потом в Донской Государственный Аграрный университет. Дальше были два года частной практики, во время которой мне пришлось работать больше с мелкими животными ,чем с КРС, по причине их незначительного присутствия или значительного отсутствия. Потом попал на стажировку в США. Проработал там 18 лет, пройдя путь от дояра до руководителя мегафермы и собственного бизнеса.

DN: Вы сознательно решили остаться в США?

ВБ: Не было никаких причин там оставаться. Меня просто не отпустили те люди, с которыми я работал.

DN: Какие похожие проблемы существуют для ферм во всем мире, на Ваш взгляд? Выделяется ли как-то Россия в этом списке?

ВБ: В России сейчас очень конкурентные цены и это ,пожалуй ,единственное ,что ее как -то выделяет  из списка в положительном свете. В данный момент в Америке существует переизбыток молока; мировые цены падают из -за совокупности причин как внешних ,так и внутренних. Кризисная ситуация, особенно в США ,на мой взгляд ,продлится еще года два. А в России, наоборот,перспектива великолепна именно по ценообразованию молока. Из общих проблем для всех животноводов планеты выделю одну :как удержаться в этом бизнесе и еще умудрится заработать. Причины разные- головная боль одна.

DN: У Вас ферма 6000 голов, как я поняла. Как Вы считаете, за какими фермами будущее, за крупными?

ВБ: Одна из ферм с поголовьем 6000 дойных. Крупными фермами условно для себя называю комплексы с поголовьем от 1500 голов и выше, за ними будущее в США.

DN: «Семейные» фермы, как в Европе, не получат развитие?

ВБ: Однозначно не в США. Недостаток организации российских ферм, на мой взгляд, заключается в непосильном желании стать «крупными» , не научившись сначала быть «мелкими». Ступенчатое развитие, которое проходили американские хозяйства от 50 до 50 000 голов ,произошло не за одно десятилетие. Другими словами, нельзя пробежать марафон , не научившись ходить. Анализируя холдинги и их производственные показатели ,диву даешься как они еще работают. В любом случае ,начинать с 3000 голов и более, в чистом поле, без налаженной инфраструтуры и сопутствуещего технического обслуживания - такая задача , а особенно её успешная реализация ,выглядит утопически. И тем не менее ,это происходит. Однако время все расставит на свои места.

DN: Что будет с фермами семейного типа, как в Европе, например, в Голландии?

ВБ: Я думаю, что они сейчас в России более уместны, чем мегакомплексы или холдинги. Они будут более устойчивы к стрессовым ситуациям ,если исключить дотации, и опять же, копировать ни в коем случае не стоит, расчитывать нужно на то ,что есть под рукой, на свои силы и свое обслуживание. Упрощать все до примитивных технологий. Если убрать всю господдержку, то семейные фермы на 100 – 200 голов (при условии доступного рынка сбыта молока, что очень сложно в России) будут более успешными, чем крупные комплексы ,которые напрямую зависят от дотаций, делая их прибыльными. Если ситуация изменится, они все рассыпятся.

DN: Какова, на Ваш взгляд, роль господдержки?

ВБ: Это «медвежья услуга». Ведь дотации в том виде , в котором котором они существуют, приведут в конечном итоге к разрушению молочной индустрии. Даже предположив ,что у государственных умов возникнет желание помочь ,то пусть инвестируют деньги налогоплатильщиков в конечного потребителя: школы, детские учреждения, помощь малообеспеченным гражданам. А не таким дотационным образом поддерживая спрос и цену на молоко исключительно для всех производителей от мала до велика.

DN: Как Вы считаете, почему в России медленными темпами растет производство товарного молока? Может ли оно расти быстрее?

ВБ: Не может и сомневаюсь ,что растет, это чисто российская специфика ведения «российского бизнеса». Имея опыт работы предпринемателем в двух странах , я могу сказать , что у меня есть возможность сравнивать. Уровень государственного упаравления и контроля в частном бизнесе не поддается описанию. Лучшая помощь ,на которую можно расчитывать от госуправления ,это не мешать. Но это из раздела мистики....

DN: Как в США решают подобные проблемы, если они есть?

ВБ: Все упрощено. Там все частное. Частнику открыты большие перспективы, проще работать именно благодаря законам, системе налогообложения и всего остального.

DN: Какой путь развития приемлем для России на данный момент, экстенсивный или интенсивный? Что надо увеличить : поголовье или продуктивность?

ВБ: Все. Ни того, ни другого не хватает. И недостаток качества - на первом месте.

DN: В России существует проблема, о которой долгое время говорят и никак не могут ее решить, – это лейкоз КРС. Для Вас это проблема или нет?

ВБ: Это не проблема, всего лишь рычаг управления и давления на животноводов государственными учреждениями. Лейкозное молоко никогда не было и сомневаюсь ,что будет угрозой для человечества. Когда ко мне приезжают специалисты на стажировку ,то почти все задают один и тот же вопрос ветеринарному врачу (частному): что вы делаете с лейкозными коровами и как с этим бороться? На что он с улыбкой отвечает- мое молоко белее вашего потому, что в нем чуть больше белых клеток. Средня продолжительность лактации коров в стаде на комплексах свыше 1000 состовляет от 2,4 -до 2,8 лактаций. Кто хоть что-то слышал о лейкозе знает ,что для проявления клинических признаков требуется значительное кол-во времени. Увы, у коровы шансы быть выбракованной из-за проблем с ногами, маститом или по причине воспроизводства на порядок выше , чем с лейкозом. Нужно ли с этим бороься? Безусловно! Но выбор должен быть за фермером, прежде всего он, отвечая своим рублем, должен рассчитать, что ему выгоднее: понести затраты на профилактику и выбраковку животных с учетом ,что в будущем его «здоровое» стадо увеличит продуктивную продолжительность жизни или смириться с 2,8 лактациями и зарабатывать на том ,что есть. По этому на данный момент фермеры в США не акцентируют свое внимание на лейкозе.

DN: А на чем акцентируют?

ВБ: На том ,что приносит прибыль, улучшении качества молока ,ориентируясь на запросы потребителя, увеличение поголовья и продуктивности животных.

DN: Почему Вы решили приехать с семинаром именно в Россию?

ВБ: Во -первых я гражданин России ,а во -вторых ,иногда чувствую, что у меня есть определенные обязательства перед своей страной и людьми. И если есть возможность донести часть решений и подходов , успешно применяемых животноводами других стран, которые помогут им в их бизнесе, то я просто обязан это сделать.

DN: Спасибо большое за беседу.

madison
Цитата
N: Какова, на Ваш взгляд, роль господдержки?
ВБ: Это «медвежья услуга». Ведь дотации в том виде , в котором котором они существуют, приведут в конечном итоге к разрушению молочной индустрии.
Цитата
Если убрать всю господдержку, то семейные фермы на 100 – 200 голов (при условии доступного рынка сбыта молока, что очень сложно в России) будут более успешными, чем крупные комплексы ,которые напрямую зависят от дотаций, делая их прибыльными. Если ситуация изменится, они все рассыпятся.
Цитата
что вы делаете с лейкозными коровами и как с этим бороться? На что он с улыбкой отвечает- мое молоко белее вашего потому, что в нем чуть больше белых клеток.
Цитата
Ступенчатое развитие, которое проходили американские хозяйства от 50 до 50 000 голов ,произошло не за одно десятилетие. Другими словами, нельзя пробежать марафон , не научившись ходить.
Это наиболее сильные моменты доклада, чувствуется человек прошел хорошую американскую школу менеджмента. Таких людей надо привлекать в качестве экспертов в наши правительственные структуры, перед принятием знаковых решений по дотированию молочной отрасли, стимулированию агрохолдингов или развитию малых форм собственности, борьбы с лейкозом. Они помогут нашим управляющим (если уж совсем нельзя без МСХ-управления) избегать ошибок, которые часто выходят боком для производителей молока и мяса.
Кстати по борьбе с лейкозом в США Вадим прав, не надо из вирусной болячки делать проблему. Держать под контролем, но без фанатизма (массовой вырезки поголовья). Об этом же в одной из публикаций Daire news распорядился (прекратить забой инфицированных коров) даже Александр Лукашенко (!).
Мы об этом писали в "Животноводстве России" еще 11 лет назад. "Ковбой мух не ловит", не охотится за каждым вирусом в угоду капризам ветеринарных специалистов:
[URL=http://madison.pp.ua/leikoz]http://madison.pp.ua/leikoz[/URL]
Так держать Америка-Россия!
Дмитрий Репьюк
Тема лейкоза "не совсем раскрыта". Вадим, ждём глубокой статьи на эту тему. Она нужна и я надеюсь все поддержат её, ну не комментариями, так перепостами. Может быть услышат........,а так всё правильно сказал, всё верно. Удачи тебе.
николай перов
Цитата
копировать ни в коем случае не стоит, расчитывать нужно на то ,что есть под рукой, на свои силы и свое обслуживание. Упрощать все до примитивных технологий
Для меня созвучно именно это..

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

14.11.2018

Черная дыра информационных систем

Над рынком пищевой продукции встала тень очередного проекта властей по "прослеживаемости" на рынке. По итогам заседания Правительства, состоявшегося 31 октября, органам власти поручено проработать вопрос и обеспечить совместимость информационных систем в области качества продуктов питания, подконтрольных Минпромторгу, Россельхознадзору и Роспотребнадзору.
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Колхоз Дружба, сельскохозяйственная артель
Адрес:  с. Ахрат, ул. Школьная, д. 31 
 
МОЛОЧАЯ ИНДУСТРИЯ, ООО
Адрес:  г. Белгород, бульвар Юности, д. 19 кв. 20