12.03.2014
Источник: business-gazeta.ru
Регион: Республика Татарстан
Айрат Хайруллин: «В России начинают шарахаться от своих конкурентных преимуществ в проигрышную сторону разукрупнения хозяйств»

 Непосредственное участие в ней принимает депутат Госдумы России Айрат Хайруллин.  В своем материале он напоминает, что цены на продовольствие — это еще и политический фактор, от которого зависят результаты выборов. И что везде в мире кроме прибыльных существуют и убыточные фермеры, и они уходят с рынка, на котором происходит укрупнение хозяйств эволюционным путем. Да и вообще в вопросе производства продовольствия не все так просто, как кажется многим.

ФЕРМЕРСКИЕ ХОЗЯЙСТВА В ЕВРОПЕ ИСТОРИЧЕСКИ БЫЛИ МЕЛКИЕ

Так как начатая дискуссия разгорелась не на шутку, то было бы правильно ответить на ряд заданных по существу вопросов.

Фермерские хозяйства в Европе мелкие не только потому, что их поддерживает государство, но и потому, что они исторически были мелкими. В этом действительно их слабость, и чтобы мелкие фермеры не разорились и не бастовали, государства и ЕС их субсидируют. Субсидируют, потому что цены на продовольствие — это политический фактор, от которого зависят результаты выборов. Особенно важен этот фактор в условиях выборности и сменяемости власти...

В среднем 56% доходов фермеров ЕС формируют субсидии. Поэтому европейских фермеров называют на 56% госслужащими. Без субсидий 90% европейских фермеров — потенциальные банкроты. Каждый европейский фермер мечтает укрупниться, так как техника, которой он владеет, позволяет ему в срок обработать в разы больше земли, чем он имеет в собственности и арендует.

ДОРОЖЕ У ФЕРМЕРОВ ЗАКУПАТЬ МОЖНО, А ДЕШЕВЛЕ НЕЛЬЗЯ

Одними субсидиями дела в сельском хозяйстве не исправить, нужен выстроенный сбалансированный рынок, поэтому существуют законодательно установленные минимальные закупочные цены, которые не формальны, а служат ориентиром для участников рынка. Например, в Германии на законодательном уровне запрещено продавать на внутреннем рынке зерно дешевле 186 евро за тонну. Сегодня это соответствует 9,6 тыс. рублей за тонну. Высчитывая данную цену, минсельхоз Германии закладывает в нее кроме прямых затрат также затраты на аренду земли, доход фермера и высокую амортизацию, позволяющую обновлять технику раз в 7 - 8 лет. Это означает, что продажа дешевле сформирует прямой убыток среднего фермера и приведет его к разорению, износу средств производства, что недопустимо. Поэтому дороже у фермеров закупать можно, а дешевле нельзя, так как это может разрушить всю пирамиду взаимно связанных с сельским хозяйством отраслей: производителей удобрений, средств защиты растений, сельхозмашин, сферы логистики, перевалки, хранения, переработки, консалтинга, финансирования, страхования и так далее.

В действительности 3 - 5% занятого в сельском хозяйстве населения дает работу еще 35 - 50% занятых в экономике страны, в том числе часто над этим даже не задумывающимся над этим жителям городов. Убери базовое звено — и все разрушится как карточный домик. Именно это произошло в нашей стране в 90-е годы, когда нас завалили субсидированным продовольствием и алкоголем. В результате разорились сельхозпредприятия, фабрики, заводы, — все налаженные производственные цепочки.

В РЕЗУЛЬТАТЕ МЫ ИМЕЕМ ГЛУБОКИЙ КРИЗИС В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

В отличие от наших европейских коллег, российский минсельхоз всеми своими действиями показывает свою заинтересованность в снижении закупочных цен на сельхозпродукцию, особенно на зерно, поэтому упорно считает себестоимость зерна лишь с учетом прямых затрат на производство без инвестиционной составляющей и затрат на его заготовку, подработки, хранение и логистику. При соотнесении затрат на завышенную отчетную, с учетом приписок, урожайность, минсельхоз РФ высчитывает искусственно заниженную себестоимость. То есть за счет приписок с регионов отчетная бухгалтерская себестоимость производства зерна по стране снижается пропорционально припискам на 25 - 40% (в разных регионах по-разному, в зависимости от их амбиций).

Поэтому в среднем по стране отчетная рентабельность плюс 10% означает результат — минус 15 - 30%, то есть фактический убыток от производства. А так как выпадающие доходы хозяйств субсидиями не компенсируются, плюс наложение дорогих кредитов и череды засух, то в результате мы имеем глубокий кризис в сельском хозяйстве, отсутствие средств на обновление техники и производств, высокие, по мнению ЦБ, риски и непривлекательность для кредитования банками.

Заниженная за счет приписок себестоимость российского зерна и молока также служит ориентиром для внутрироссийских покупателей.

СТИМУЛИРОВАТЬ ЗАВОЕВАНИЕ РЫНКОВ ЗА СЧЕТ РАЗРУШЕНИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В СТРАНАХ-ИМПОРТЕРАХ

Вследствие таких подходов из-за снижения доходности в сельском хозяйстве наша экономика производства и переработки продовольствия ужалась, и в результате в российском сельском хозяйстве сформировались самые низкие по народному хозяйству зарплаты, нарастающий дефицит кадров и самый высокий по экономике износ средств производства. Техника в среднем обновляется раз в 25 - 30 лет!

В ЕС — нашем главном поставщике продовольствия — понимают, что в некоторые высокоурожайные годы или под воздействием спекулянтов цену на зерно трейдеры могли бы обрушить (что, собственно, регулярно происходит в России). Но тогда никаких денег ЕС не хватит на покрытие их убытков! Поэтому не допускают снижения цены ниже безубыточного уровня для среднеуспешного производителя. Очень серьезно ЕС и другие развитые страны в последние 25 лет использовали экспортные субсидии, задача которых — защитить свой внутренний рынок от перепроизводства и стимулировать экспорт и завоевание рынков за счет разрушения сельского хозяйства в странах-импортерах. Именно экспортные субсидии в начале 90-х разрушили российское сельское хозяйство. Например, при экспорте сливочного масла в РФ, ЕС компенсировало 86% его стоимости! И так по всем позициям — попробуйте с ними поконкурируйте.

Закупочные цены на зерно в России часто могут быть ниже себестоимости: по 3 - 5 тыс. рублей/т, даже тогда, когда мировые цены на российское зерно устойчиво высоки и даже в неурожайный у нас год. Например, в текущем сезоне наличное американское зерно в порту Мексиканского залива или французское в порту Руана стоило в диапазоне $285 - 305 за тонну, что соответствовало 9,8 - 10,5 тыс. рублей/т (без учета НДС), а значит, сопоставимо с внутренней российской ценой на зерно с учетом НДС, соответствовало 10,8 - 11,5 тыс. рублей/тонна. При этом в стране зерно закупалось по 3,8 - 8,5 тыс. рублей в зависимости от региона и качества. Как результат: фермеры США, Канады, ЕС и так далее зарабатывают бешеные прибыли, а российские с трудом сводят концы с концами.

Есть и другие препоны. Фрахт из порта России до Египта стоит $22 - 28 за тонну, что в три раза дешевле, чем внутри страны, например, из Татарстана до Новороссийска благодаря самой дорогой в мире железной дороге. И дороже, чем из США до Африки или Китая, что благодаря монополии РЖД снижает доходы сельхозпроизводителей с каждым километром удаления на восток. Это безусловное упущение государства. Любое снижение цен на зерно в мире всего на $3 - 4 за тонну, что соответствует всего 110 - 130 рублей/т, используется экспортерами как «промоакция» для снижения цен на 500 - 600 рублей/тонна. Очень неадекватно и непропорционально. Масштабно по всей стране проходит информационная компания типа: все пропало, цены в мире падают, зерна в России много, цена на него должна снижаться и так далее. И все это происходит с молчаливого согласия «главного защитника крестьян» — минсельхоза, что удивляет уже не только россиян.

ТОЛЬКО НЕХВАТКА ЗЕМЛИ СЕГОДНЯ СДЕРЖИВАЕТ И ЗАМЕДЛЯЕТ ПРОЦЕСС УКРУПНЕНИЯ ФЕРМ

Как правило, во всем мире, поддерживающем свое сельское хозяйство, суммарный уровень субсидий соответствует суммарной прибыли всех сельхозформирований. То есть везде, кроме прибыльных, существуют и убыточные фермеры, которые вследствие своей неуспешности уходят с рынка. Их поглощают более успешные, и постепенно идет консолидация. Происходит укрупнение эволюционным путем.

Размер сегодняшней французской или германской семейной фермы с учетом арендуемой земли увеличился в два раза всего за 10 лет. Тенденция продолжается. Уже никого не удивишь в Германии фермой с 2 тыс. дойных коров, а 10 лет назад этого даже представить не могли. Например, если 10 лет назад средний голландский фермер владел 22 коровами, то сегодня у него 55 дойных коров плюс шлейф. Много новых построенных ферм по 250 - 300 дойных коров — целый российский колхоз во владении всего одной семьи, которая мечтает увеличить поголовье еще, но этому мешает нехватка земли. Только фактор земли сегодня сдерживает и замедляет процесс укрупнения ферм, который в мире происходит непрерывно.

А то, что сегодня в России, уже прошедшей в период коллективизации свой болезненный путь укрупнения сельхозпроизводства, начинают шарахаться от своих конкурентных преимуществ в проигрышную сторону разукрупнения и умельчения, — это лишь шаг назад и попытка идти против мировых тенденций.

В ЕВРОПЕ БОРЬБА МЕЖДУ СОХРАНЕНИЕМ И СНИЖЕНИЕМ СУБСИДИЙ ИДЕТ ОЖЕСТОЧЕННАЯ

Не думайте, что на Западе не считают деньги. Еще как считают.

Пока уровень субсидирования сельского хозяйства в Европе очень высок — 96 млрд. евро за год, в 29 раз больше, чем в РФ при сопоставимых площадях пашни.

Вы думаете, что в Европе не хотят сэкономить на сельском хозяйстве для решения других проблем? Еще как хотят, и борьба между сохранением и снижением субсидий идет ожесточенная. На стороне фермеров всегда выступают машиностроители, нефтехимические концерны и исторически находящиеся у власти древние аристократические фамилии, чьи доходы зависят от доходов и благополучия фермеров.

В Европе очень много земли принадлежит исторически крупным землевладельцам, которые давно сами сельским хозяйством не занимаются, а сдают ее в аренду и потому заинтересованы в возможности получить высокую арендную плату за землю, которая порой благодаря высоким доходам в производстве продовольствия доходит до 500 и более евро за гектар в год!

Поэтому в вопросе производства продовольствия не все так просто, как кажется многим на взгляд со стороны.

Чуть позже мы обсудим то, сколько населения в РФ может и должно проживать в сельской местности и может быть занято в сельском хозяйстве, чтобы прокормить страну или... полмира.

Айрат Хайруллин

Андрей Александрович
Господин Хайруллин продолжает упорно придерживаться двух своих базовых принципов : сельское хозяйство возможно только при наличии собственника и большого ( чем больше тем лучше) количества наемных работников (батраков); сельское хозяйство не может быть экономически выгодным, поэтому главное - вышибать из государства как можно больше денег на его поддержку. Он не может понять ( так его воспитала жизнь), что эффективность труда собственников фермы выше чем у наемного работника, что разделение труда и узкая специализация эффективнее чем многопрофильные холдинги, что в Европе за счет вековой истории главенства римского права основными владельцами агробизнеса стали не латифундисткие кланы ( о которых он пишет с таким пиететом), а фермеры, их ассоциации и кооперативы. Собственниками перерабатывающих предприятий, крупнейших молочных компаний (Валио, Фантера и др.) являются "слабые" ( по словам депутата) фермеры. Нужно меньше в ГД РФ выбирать империалистов, а больше фермеров и специалистов!
lukoz
А мне близки его идеи
николай перов
проблема не в том, какая форма ведения хозяйства лучше, мелкие фермы или мегафермы.У каждой из них есть свои плюсы и минусы.
Я вижу другое- непропорциональное выделение субсидий. Поддержку от государства больше получают мегафермы.Вы все видели материалы под заголовком: "Сколько стоит построить ферму" У мега ферм цена 500 000 рублей за скотоместо- это в порядке вещей. Ферма у Саяпина, с роботами, вряд ли будет стоить более 300 000 рублей одно скотоместо.
Такая ситуация удобна всем. Администрация отчиталась о грандиозной сумме привлеченных инвестиций и оказанной поддержке. мега ферма получила новейшее оборудование и прекрасный скот, а ак работать, не знают. Итог. Красный Восток- Банкрот. Алтайский край Западное- предбанкротное состояние .Кемерово, Ваганово- серьёзные убытки. И здесь срабатывают минусы мегаферм.Чаще всего инвесторы раньше не имели дело с молочным животноводством и не представляют весь объем ожидаемых проблем. Фермер, извините, через собственные шишки пришел к развтитию и не будет прельщаться красивой оберткой.
ГостьВладимир Григорьевич
Радует и обнадеживает появившиеся мысли по поводу разукрупнения хозяйств.Много раз я пытался внедрить такую мысль в кругу интересующихся лиц.Но прошло время и видимо сама экономическая ситуация натолкнула на такие выводы и предложения.Имея большие холдинги со всеми плюсами и минусами, инфраструктуры на местах не развиваются ,происходит массовый отток населения в городскую местность ,страдает в общем демография села и соответственно в целом по стране.Это уже очень серьезно.В отдельных регионах страны сельскохозяйственные земли почти не используются по назначению.Не смотря на то, что стоят и работают современные животноводческие комплексы в сельской местности полное запустение .При всем этом есть желающие работать на земле ни смотря ни на какие трудности и другой мысли просто не допускают.Но увы у них нет земли и денег.Так вот гос-ву было бы действительно легче профинансировать мелкого фермера ,нежели монстра требующего миллиардных вливаний но не несущего ни каких социальных нагрузок в тех местах где имеет производства и другие мощности.Чем больше мелких собственников,тем более развита здоровая конкуренция ,как явление почти забытое в наше бессовестное время.Качество от такой конкуренции будет только расти.По чему бы действительно не последовать положительному примеру Запада с мелкими фермерами?Считаю целесообразным развивать именно мелкое фермерство.Из моих личных наблюдений (я их ни кому не навязываю)вся эта затея с крупными холдингами большой пользы рынку и сельскому хозяйству в общем не принесла.Повсеместно присутствуют такие явления в процессе организации крупных холдингов,как неоправданно завышенные цены одного скотоместа,говоря открытым текстом повсеместное отмывание денег полученных из госбюджета.Короче говоря процесс строительства и закупок скота для "инвесторов куда интереснее нежели само производство продукции с.х. и в частности молока .Образовалась целая цепь связывающая производство сырья,переработчиков,торговлю.Гигантская монополия с которой ни одна ФАС не совладает.Где уж тут простому фермеру место под солнцем !?Вопрос стоит жестко. Выживет ли наше сельское хозяйство в принципе ? Фермерам можно помочь.И земля пустовать не будет.И из городов вернутся мужики.И рожать детей начнут.Только землю надо дать умно ,что бы не плодить то,что уже наплодили.
ГостьВладимир Григорьевич
Уважаемый Перов Николай ,волей судьбы или случая сам не пойму но с вами почему то постоянно перехлестываемся в форумах.И мысли наши совпадают.Значит мы правду говорим ?Что там на верху, не слышат что ли нас ? :o
Гость
Цитата
lukoz пишет:
А мне близки его идеи
.Чьи идеи Вам ближе не понял.И пожалуйста поясните по чему?
николай перов
Цитата
ГостьВладимир Григорьевич пишет:
Уважаемый Перов Николай ,волей судьбы или случая сам не пойму но с вами почему то постоянно перехлестываемся в форумах.И мысли наши совпадают.Значит мы правду говорим ?Что там на верху, не слышат что ли нас ?
Владимир Григорьевич, спасибо за поддержку. Предлагаю обменяться информацией через личную почту. моя sv320197@yandex.ru Можем, еще найдем точки соприкосновения.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

14.11.2018

Черная дыра информационных систем

Над рынком пищевой продукции встала тень очередного проекта властей по "прослеживаемости" на рынке. По итогам заседания Правительства, состоявшегося 31 октября, органам власти поручено проработать вопрос и обеспечить совместимость информационных систем в области качества продуктов питания, подконтрольных Минпромторгу, Россельхознадзору и Роспотребнадзору.
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Колхоз Дружба, сельскохозяйственная артель
Адрес:  с. Ахрат, ул. Школьная, д. 31 
 
МОЛОЧАЯ ИНДУСТРИЯ, ООО
Адрес:  г. Белгород, бульвар Юности, д. 19 кв. 20