23.04.2015
Источник: business-gazeta.ru
Регион: Россия
«Больше всего я боюсь, что первое время Александр Ткачев будет пытаться Россию мерить краснодарским аршином», — так бизнесмен, депутат Госдумы РФ и президент национального союза производителей молока Айрат Хайруллин прокомментировал вчерашнее назначение нового главы минсельхоза РФ, с которым он знаком более 10 лет. В интервью «БИЗНЕС Online» последовательный критик предыдущего министра рассказал, каких шагов ждет от новой власти.

Айрат Хайруллин: «Сегодня у нас более 2 триллионов долгов в сельском хозяйстве и есть два пути: или эти долги как-то списать, или сформировать рынок, благодаря которому эти долги будут отработаны»

«Федоров начал сразу рапортовать, что все хорошо...»

— Айрат Назипович, чем вызвана отставка главы минсельхоза? СМИ уже некоторое время пишут, что он сам просил об увольнении...

— Этого я не знаю. Насколько мне известно, Федоров изначально не очень-то хотел заниматься сельским хозяйством. Он ведь все-таки юрист по образованию, хоть родился и вырос в сельской местности, но сельское хозяйство — не его профиль. И он этого не скрывал. Во-вторых, в отрасли скопился определенный клубок проблем, которые не решались. В то же время за три года он приобрел определенный опыт, и этим обуславливается то, что президент его назначил своим советником. Но за эти три года он накопил и серьезную усталость, набор конфликтов с участниками отраслей сельскохозяйственного сообщества...

— Так, с этого места поподробнее...

— Напомню, Николай Васильевич возглавил министерство сельского хозяйства в мае 2012 года. Это был очень серьезный, переломный момент у нас в стране. Во-первых, во многих регионах была засуха, уже третья за четыре года. Переломный момент был и для молочного животноводства, когда участники рынка видели, что есть в стране определенный дефицит молока, цены должны были оставаться привлекательными, на уровне 2011 года, и в то же время было огромное желание ряда переработчиков постараться по традиции летом снизить цену закупочную и на этом заработать, лишив крестьян доходов. Сверхприбыль многие переработчики получают как раз за счет того, что устраивают «ценовые качели», когда цена летом сильно падает, мотивируя свои действия «большим молоком» и так далее. Особенность России заключается в том, что даже в период «высокого» молока она сегодня не обеспечивает себя молочными товарами, и задача страны летом — принять у сельхозпроизводителей все молоко и закладывать на хранение молокоемкие продукты, такие как сыр, сухое молоко.

И первая ошибка Николая Васильевича заключалась в том, что он, только приступив к работе, еще до конца не вникнув в некоторые нюансы и проблемы, начал сразу рапортовать о том, что все хорошо, все замечательно, растем.... А в сельском хозяйстве быстро хороших результатов не достигнешь: вкладывая деньги весь год, ты только один раз получаешь урожай. А цикл производства, скажем, куриного мяса 42 - 50 дней, свинины — 180 - 200 дней, по молоку — 3 года в лучшем случае от рождения телочки до первого молока и так далее.

Вот это была первая серьезная ошибка, и когда отраслевые союзы имели большое желание как-то направить министра на решение задач, стоящих перед отраслями сегодня, пытались сотрудничать с министерством, они натолкнулись на стену, диалога не было. И это в том числе было причиной наших с Николаем Васильевичем дискуссий, которые выливались в публичную сферу, на площадку Госдумы, правительства, круглых столов и т.д.

В них не было ничего личного, только разница во взглядах на происходящее и путях решения проблем. И я должен заметить, что год назад мы отношения с Николаем Васильевичем выровняли, после этого работали конструктивно, это был серьезный прорыв и начало движения вперед.


— Тем не менее вы не раз критиковали политику министерства.

Только конструктивно, аргументированно, с фактами и выкладками. Мы получили серьезные проблемы в последнее время, когда была введена пошлина на экспорт зерна, она очень отрицательно сказалась на подготовке к весенне-полевым работам. Разногласия были и год назад, когда я считал, что надо установить закупочную цену на пшеницу третьего класса в 9,8 тысячи рублей за тонну, а ее установили заведомо ниже себестоимости производства — 6,5 - 6,7 тысячи за тонну. Рыночная цена к декабрю 2014 года оказалась вообще от 11 до 15 тысяч рублей за тонну. А если бы цена была установлена так, как считали участники рынка, то, во-первых, мы бы заполнили свои интервенционные стратегические запасы в необходимом количестве, не устроили бы ценовые «качели» и дали бы заработать крестьянам на хорошей ценовой конъюнктуре, сложившейся в конце 2014 года. А из-за того, что официальная цена, установленная минсельхозом, была занижена, то перекупщики осенью большое количество зерна скупили по дешевке, чуть дороже установленных МСХ РФ и по бешеным ценам, с большой доходностью продали за границу, что вызвало к тому же раздражение посчитавших себя обманутыми крестьян.

И все-таки необходимо отметить то, что в результате этих дискуссий Николай Васильевич во многих вопросах «подтянулся». И с точки зрения отношений минсельхоза с Республикой Татарстан, другими регионами у него тоже наступило понимание, что регионы оказались в тяжелой ситуации из-за закредитованности, возникшей, в свою очередь, из-за климатического фактора, возросшего диспаритета цен. Он понял, что эти проблемы необходимо решать, заниматься импортозамещением, наращивая производство. Но все же главной причиной отставки, я считаю, стала неверная оценка происходящих в отрасли процессов и ситуации в целом, неверные пути выхода из нее.

«Хочу пожелать, чтобы у нового министра все получилось и чтобы Николай Васильевич Федоров ему помогал» (на снимке Николай Федоров (справа) и министр сельского хозяйства РТ Марат Ахметов)

«С Ткачевым я знаком больше 10 лет»

— Как вы оцениваете фигуру нового главы министерства?

Что касается назначения Александра Ткачева, то я с ним лично знаком больше 10 лет. С одной стороны, это губернатор самого сельскохозяйственного региона страны, самого большого производителя зерна. В этом есть большой плюс, но есть некоторая обеспокоенность, что из-за этого опыта первое время Ткачев будет пытаться Россию мерить краснодарским аршином. Я этого больше всего боюсь.

Страна у нас очень большая, везде разный климат, разный рынок, разная покупательная способность населения, разные культуры возделывают, выращивают разных животных и по-разному. И я боюсь, что один или два года мы будем «разгребать» такое равнение на Краснодарский край, например, сибирского или поволжского региона, где совершенно иной климат и удаленность от рынков сбыта.

Но мы будем стараться как можно быстрее ввести министра в курс общероссийской ситуации. Потому что благоприятную обстановку, в которой развивается Краснодарский край, Ставрополье, Ростов, он сам прекрасно знает. Там нет тех проблем, которые есть в Татарстане из-за пятилетней засухи, из-за большой закредитованности сельского хозяйства и так далее.

Последние пять лет южные регионы были главными выгодоприобретателями: когда татарстанские крестьяне продавали зерно за 4 тысячи рублей, краснодарцы продавали по 9,5 тысяч рублей, то есть была совершенно разная доходность. У них практически нет зимы, а мы у себя в Татарстане все должны делать быстро, собранно, с большими затратами, с большей капиталоемкостью, у нас сроки сева и сроки уборки в два раза короче.

С точки зрения молочного животноводства мы лучше их на сегодня, у нас замечательные свинокомплексы и птицефабрики, а с точки зрения растениеводства они серьезно за последние 7 лет переоснастились — закупили комбайны, тракторы. Во многом благодаря близости к морским портам, высоким мировым ценам и лучшему в стране плодородию их сельхозпредприятия зарабатывают больше денег, а уровень зарплат в сельском хозяйстве в 1,5 - 2 раза выше, чем в Татарстане.


«Есть некоторая обеспокоенность, что первое время Ткачев будет пытаться Россию мерить краснодарским аршином»

«Отменять пошлину надо сегодня же!»

— Что, по-вашему, должен предпринять Ткачев в новой должности?

Первое, что нужно сделать, — отменить экспортную пошлину на зерно. Из-за низких цен в прошлом году в интервенционном фонде зерна у нас практически нет. Когда вывезли 20 миллионов тонн зерна из России, испугались, что можем остаться без зерна. И это в самый урожайный по отчетам год! В итоге вынужденно с 1 февраля ввели экспортную пошлину, чтобы самим не остаться без зерна и как-то снизить цены на внутреннем рынке. Затем резко начал укрепляться рубль. Из-за этого и из-за введенной пошлины, которая составила 35 евро за тонну, у нас цена на зерно снизилась на 2,5 - 3 тысячи рублей за тонну и продолжает падать. Сегодня продовольственная пшеница в РТ стоит дешевле, чем составят затраты в текущем году на ее выращивание. Какой смысл ее продавать сегодня и стоит ли сеять? Это очень пугающая ситуация.

Различные эксперты считают, что из-за введения экспортной пошлины только с 1 февраля по 10 апреля сельское хозяйство потеряло, по разным оценкам, от 20 до 60 миллиардов рублей. Что превышает всю прямую государственную поддержку растениеводства за год. Пошлину, на самом деле, надо было отменить уже 1 апреля: в мире цены на зерно начали опускаться, рубль укрепился.

В конце марта я об этом написал письмо и передал его Аркадию Дворковичу, но в начале апреля минсельхоз жестко выступал за сохранение этой пошлины, наоборот, даже говорилось, что будем ее продлевать и дальше. Время было упущено.

Хотя в последнюю неделю наступило понимание ситуации: насколько я знаю, в прошлый четверг или пятницу минсельхоз уже выступил с предложением, что давайте, мол, с 1 июля эту пошлину отменим. Я считаю, что отменять надо сегодня же, нельзя ждать лета.

— А что по животноводству посоветуете?

— Если говорить о молочном животноводстве, главной проблемой всегда был субсидированный экспорт и фальсификаты. Сегодня развивать молочное животноводство мешает неконтролируемый импорт суррогатов, различных молокозаменителей. То есть везут не сыр, а сыроподобный продукт, например, через Беларусию, Прибалтику даже в нарушение антисанкций. Поэтому надо навести порядок на рынке, перестать грабить сельхозпроизводителей и дать возможность им зарабатывать. Тогда отрасль станет инвестиционно привлекательной.

В целом сегодня у нас более 2 триллионов долгов в сельском хозяйстве и есть два пути: или эти долги как-то списать, на что никто не пойдет, или сформировать рынок, благодаря которому эти долги будут отработаны в течение 10, пусть 20 лет. Долги должны неким внятным образом понемногу убавляться за счет того, что предприятия будут зарабатывать и гасить кредиты. За счет роста эффективности производства, справедливых закупочных цен, а это все требует инвестиций.

Поэтому я ожидаю, что новый министр как человек, который в свое время сам лично создал группу сельскохозяйственных предприятий и который знает, как эти предприятия работают и зарабатывают, создаст условия для того, чтобы сельское хозяйство стало прорывной отраслью в нашей стране.


— Хотите ли что-то добавить к сказанному?

В завершение хочу пожелать, чтобы у нового министра все получилось и чтобы Николай Васильевич Федоров ему помогал.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

20.04.2018

Почему молочной отрасли не хватает госрегулирования?

Несмотря на продвигаемую политику импортозамещения, рост господдержки и эмбарго, молочная отрасль нуждается в более плотном государственном регулировании. Чего не хватает рынку для стабильности и в чем заключались ошибки поддержки последних лет? Какой горизонт планирования рассматривают аграрии и кому не хватает цены на молоко – в материале The DairyNews.
Тавакан, ООО
Адрес:  Башкортостан респ., Кугарчинский район, д Таваканово, ул. Сэнкем, д. 4 оф. 1 
 
Молочная долина, ООО
Адрес:  Башкортостан респ, Чишминский район, с. Шингак-Куль, ул. Западная, д. 45 
 
Куюргазамолоко, ООО
Адрес:  Башкортостан респ, Куюргазинский район, с. Ермолаево, ул. Ватутина, д. 2 
 
Карламанский продукт, ООО
Адрес:  Башкортостан респ, Кармаскалинский район, с. Прибельский, ул. Ленина, д. 1