28.10.2014
Источник: udmpravda.ru
Регион: Удмуртская Республика

С экранов телевизоров нас ежедневно и почти ежечасно уверяют – ответные санкции России, ее отказ от закупок сельскохозяйственной продукции в странах ЕС дают уникальную возможность агропромышленному комплексу для эффективного развития, потому что каждая его отрасль будет получать более значимую поддержку.

Насколько уверения соответствуют реальному состоянию дел – ответ на этот вопрос пока повисает в воздухе.

Мы с гордостью отмечаем, что по своим показателям АПК Удмуртии входит в десятку лучших регионов страны, обеспечивает продовольствием не только своих жителей, но и поставляет его в 53 региона России. В прошлом году хозяйства республики произвели продукции на 30 миллиардов рублей, а в этом году объемы производства станут еще более весомыми. Свой вклад в общий результат работы отрасли внесет и Зуринский агрокомплекс. Впервые за многие годы хозяйство вышло на третье место в республике по урожайности зерновых. В среднем с посевных площадей получили по 23 центнера с гектара, заготовили в основном первоклассные корма. Вроде бы впереди радужные перспективы.

  • Должны радоваться, что вырастили хороший урожай, - говорит Елена Чиркова, - а радости нет. На уборке понесли неимоверные затраты. Парадокс в том, что производство выросло, а экономика упала. В работе пришлось опираться только на собственные силы и средства, помощи от государства, можно сказать, не было.

То, что наболело на душе Елены Михайловны, мучает и напрягает многих руководителей хозяйств республики. В течение почти двух часов она с болью и тревогой рассказывала о сложившейся ситуации, делилась своим мнением о том, на что нужно обратить внимание в организации работы АПК.

Погода в этом году селян не баловала. Шли дожди. Хлеба поспевали неравномерно, на уборку удалось выйти только 9 августа, в прежние годы начинали в двадцатых числах июля. Завершили уборочную только 26 сентября, почти на месяц позже, чем обычно.

На сушку зерна потратили в три раза больше топлива.

  • Никогда такого не было, - возмущается директор агрокомплекса, - чтобы у нас миллион рублей долга образовался за печное и дизельное топливо. Мы гордимся, что Игринский район почти ежегодно занимает первое место среди муниципальных образований по итогам производства сельскохозяйственной продукции, но мы могли работать эффективнее, если бы в районе был газ. Сколько средств смогли бы сэкономить для развития, для людей.

Если честно посчитать, себестоимость очень высокая. Нам приходится ее снижать, недоплачивая заработную плату, отказываться от строительства современных ферм, решения многих других задач. Вроде бы, в одной стране живем, а как по-разному эти задачи решаются. Например, в Тюмени строительство фермы субсидируется на 90 процентов, есть регионы, где субсидирование составляет 50-60 процентов. У нас в Игринском районе ООО «Прогресс» построило молочную ферму на 200 голов, потратило под 30 миллионов рублей, а субсидию ему выделили всего в 2,5 миллиона. Это, как говорится, ни в какие ворота не лезет. Как можно развиваться в таких условиях?

Полностью согласна с председателем колхоза «Колос» Вавожского района Владимиром Красильниковым, который считает, что сельское хозяйство оказалось в яме и процесс деградации будет нарастать, если не изменится политика в отношении села.

После уборки урожая хозяйства оказались у «разбитого корыта», потому что набрали много долгов на молокозаводах для покупки топлива. Нас просят не сокращать поголовье коров, увеличивать продуктивность животных, но ведь для этого нужно что-то вкладывать в производство, нести затраты на содержание, на зарплату работникам. А где взять на это деньги, если мы в Удмуртии продаем молоко по самой низкой цене в сравнении с соседними регионами, чуть выше 18 рублей за литр? Например, в Пермском крае закупочная цена на молоко 24 рубля, в Башкортостане – 22 рубля, да и закупочная цена на мясо пошла в гору. Можно предположить, что эта разница продиктована рынком. В соседних регионах молока не хватает, а в Удмуртии перепроизводство? В таком случае мы могли бы выгодно продавать излишки на стороне. Почему этого нет? Потому что не работает логистика.

В ситуации, связанной с производством и продажей молока в нашей республике, есть много нюансов. Спросите любого руководителя хозяйства, чего он ждет от государственных органов власти в вопросе поддержки молочного животноводства, и на первое место он непременно поставит обеспечение прозрачности в выделении субсидий. Год заканчивается, а республика выплатила субсидии за молоко только за первый квартал. Федеральные выплаты оказались на 40 процентов меньше, чем в прошлом году. Закономерен вопрос: где деньги за молоко? А их просто нет. Если в прошлом году республиканский бюджет выделил 1 миллиард 200 миллионов рублей на поддержку сельхозпроизводителей и их едва хватило на первостепенные нужды, то в текущем году к исполнению приняли только 75 процентов.

Самого глубокого анализа требует положение по предоставлению субсидий за увеличение поголовья скота. Наверное, у нас в республике следует пересмотреть сроки предоставления отчетности по этому показателю. У соседей, например, в том же Пермском крае это делают к 1 октября. Бюджет формируется осенью, и государству заранее становится известно, какой объем средств нужно запланировать на субсидии за увеличение поголовья. За каждую голову выдают по 45 тысяч рублей, а если ты еще и ферму строишь, то сумма выплат увеличивается до 75 тысяч рублей. Нетрудно подсчитать, что наше ООО «Прогресс», построившее ферму на 200 голов, получило бы на возмещение затрат не 2,5 миллиона рублей, а 14 миллионов.

У нас придумали, что учет роста поголовья ведется с 1 января, причем с соблюдением условия: поголовье коров должно быть увеличено на 5 процентов, а крупного рогатого скота – на 1 процент. Только в этом случае в течение квартала ты получаешь субсидию на молоко полтора рубля, а не рубль, как остальные. В одном из хозяйств нашего района проверили отчетность и обнаружили, что численность КРС составила 0,98 процента. В субсидии ему было отказано. Все это очень похоже на анекдот.

Нужно честно сказать: пора снять розовые очки, когда речь заходит о развитии производства. Чтобы получать хотя бы скудные средства, в хозяйствах правдами и неправдами стараются доказать, что они не только сохранили, но и увеличили поголовье животных. Люди просто вынуждены обращаться к припискам, рисовать воздушных коров, отчитываясь в повышении надоев, урожайности зерновых и прочих показателях роста.

Интересная картина у нас и с налогом на добавленную стоимость. Побывав в хозяйствах Пермского края, убедилась: многие из нас допустили ошибку, согласившись по настоятельной рекомендации Минсельхоза Удмуртии отказаться от НДС и перейти на единый сельскохозяйственный налог, якобы более выгодный для сельхозпроизводителей.

На практике все оказалось не так. Запрашивая один рубль субсидий за литр молока, мы, перейдя на сельхозналог, теряем два рубля на каждом литре. К великому сожалению, у нас очень мало сильных специалистов в бухгалтерском деле. Отчасти этим и объясняется почти повсеместное согласие ухода от НДС.

Мы все время говорим, что для развития села нужно сделать все, чтобы людям было удобно и комфортно жить и работать. Эти слова не всегда согласуются с действительностью. Вот на федеральном уровне приняли закон о запрещении надворного забоя животных. Теперь крестьянин не имеет права продавать мясо выращенного им бычка, овцы, гуся или курицы. Строго по закону – ешь сам. Кто подумал, а правильно ли принято такое решение? Что делать сельскому жителю, который держит, например, сто гусей или десяток овец, когда рядом нет ни забойных пунктов, ни мясокомбинатов. Их мало в республике. Сколько семей лишились тем самым прибавки к их весьма скромным зарплатам, которые им платят за работу в хозяйстве.

В Оренбурге об этом подумали и приняли решение приостановить на год действие закона о запрете надворного забоя животных. За этот срок построить и оборудовать забойные пункты, создать необходимую инфраструктуру для реализации закона. Почему бы и Удмуртии не последовать примеру Оренбурга?

Одной из самых острых проблем села становится кадровый голод. Его причина не только в низкой, по сравнению с работниками бюджетной сферы, заработной плате. В колхозе тоже можно неплохо зарабатывать. Хорошая телятница получает до 20 тысяч рублей. Вопрос в том, хотят ли люди идти работать в колхоз? За последние десятилетия престиж работы колхозника опустился, как сейчас говорят, ниже плинтуса. Зайдите в любую школу и вы услышите, что говорят детям, – плохо будешь учиться, пойдешь в колхозе работать. Со школьного возраста людям внушают: становитесь кем угодно, только не колхозником. А ведь селу сегодня особенно нужны работники, умеющие управлять современной сельскохозяйственной техникой и оборудованием с компьютерным оснащением. Необходимо активно и целенаправленно заниматься профориентацией.

Очень рада, что в школах Игринского района с этого года были возобновлены профориентационные уроки, необходимость их проведения поддержали участники круглого стола и районный отдел народного образования. Уроки начались в сентябре, в самый горячий период уборки их провели специалисты нашего агрокомплекса.

Сельское хозяйство Удмуртии не «черная дыра», не камень на шее государства. Профсоюз работников АПК республики в своем обращении к органам исполнительной и законодательной власти обоснованно отмечает, что источником формирования республиканского бюджета является и агропромышленный комплекс. Мы патриоты своей республики и хотим, чтобы этот источник не терял своих сил, а набирал их с каждым годом. Мы хотим производить больше продукции, чтобы она была дешевой для потребителя. Но в выполнении этой задачи нужна поддержка государства. Одним нам не справиться. Мы понимаем, что у республики тяжелый бюджет, и не хотим стоять в стороне и критиковать. Нужен глубокий анализ ситуации в сельском хозяйстве. Отрадно отметить, что руководство Удмуртии поддерживает идею проведения круглого стола по проблемам АПК. Мы должны вместе найти ответы на вопросы, волнующие тружеников села.

Глава нашей республики Александр Соловьев шел на выборы с продуманной и ясной программой, нацеленной на перемены к лучшему в жизни людей, в развитии экономики. Важным направлением этой программы является повышение внимания к решению проблем, стоящих перед сельским хозяйством. Мы надеемся, что перемены непременно придут в каждое хозяйство и агропромышленный комплекс Удмуртии не только сохранит, но и укрепит лидерские позиции в сельскохозяйственном производстве.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

17.01.2018

Молоко просит вмешательства

Как стало известно The DairyNews, Минсельхоз планирует к марту 2018 года ввести в действие обновленную методику расчета минимальных и максимальных цен на зерно, молоко сухое и масло сливочное в целях проведения интервенций. В текущем году, большинство участников рынка в свете считают интервенции, призрак которых висит над молочной отраслью третий год – необходимыми. Однако, формат их проведения и возможные последствия устраивают не всех.
16.01.2018 21:57:42

Молочный кандидат

4 986 Андрей Андреев
16.01.2018 09:13:33

Оптимальный дизайн боксов

2 323 Алексей Николаевич Ковалев
16.01.2018 09:09:08

Сапожник без сапог

2 329 Алексей Николаевич Ковалев
Олымский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Курская обл., Касторенский р-н, Олымский  
 
Руднянский молочно-консервный комбинат
Адрес:  Смоленская обл., г. Рудня, с. Молкомбината  
 
АГРОСОЮЗ, СПОК
Адрес:  Дагестан респ, Ногайский район, с. Терекли-Мектеб, ул. Эдиге, д. 68 корп. 3 
 
ИЛЬИН В. В. , КФХ
Адрес:  Республика Марий Эл, Моркинский район, Коркатовский, д Чодраял