29.12.2017
Источник: The DairyNews
Царь-танк. Интервью с Дмитрием Матвеевым, Генеральным директором ГК «Кабош»

С 2000-Х ГОДОВ

DN:  Почему в начале 2000-х Вы решили приобрести «Великолукский молочный завод»?

ДМ: В начале 2000-х я стал собственником «Локнянского  маслосырзавода». У меня была компания, которая занималась поставкой сельскохозяйственного оборудования для хозяйств и колхозов, и мне в счет долгов передали акции этого предприятия. Но я быстро понял, что его нельзя было назвать заводом, т.к. это было еще советское предприятие, которое к тому времени уже легче было снести, чем модернизировать. Мы начали работать, но инвестировать было бессмысленно. И уже тогда я задумался о покупке «Великолукского молкомбината». Покупал я его у питерских собственников, которые его к тому моменту почти довели до состояния банкротства

Когда я купил «Великолукский молочный комбинат», он практически стоял: перерабатывалось около 10 тонн молока в сутки при мощности  более чем  в 200 тонн.

DN: Как появилась группа компаний КАБОШ?

ДМ: После приобретения комбината я решил заняться сыроделием глубоко, поехал в Европу и увидел сыродельные предприятия, на которые меня открыто пускали со словами: «Можете смотреть! Все равно не повторите!».

Европейцы считают, что у нас нет сырья и что Россия - не та страна, где может быть произведен хороший сыр. С сырьем, действительно, существует проблема! Компании-поставщики ингредиентов и заквасок удивляются: в Европе производители просят закваски, чтобы сделать хороший сыр, а в России - чтобы сделать хорошее молоко! Ввиду того, что на рынке дефицит сырья, мало фермеров стремятся к производству качественного молока. Но надо признать, что проблема не только в производителях молока, но и в сыроделах. Ведь имено они и должны  предъявлять определенные требования к молоку.

Мы недавно направили открытое письмо министру сельского хозяйства РФ, и это  первая попытка обозначить: чтобы делать хороший сыр, нужно хорошее молоко.

Возвращаясь к началу истории, после посещений европейских предприятий я понял, что нужно двигаться в двух направлениях. Одно – работа с оборудованием для переработки , второе – работа с поставщиками сырья, с фермерами.

Мы активно изучали вопрос сырья и привлекли компанию «ДеЛаваль». Затем организовали поездку в Швецию для руководителей хозяйств, где посещали крупные фермы. Я внимательно следил за участниками поездки: некоторые активно и с интересом посещали предприятия, а некоторые курили в сторонке, обсуждая, что на этих предприятиях все  не так. Как говорится: «В чужом глазу соринку видим, а в своем бревна не замечаем». Но самое интересное было в финальной части нашего путешествия!

Михаил Васильевич Курчанов, руководитель одного из лучших хозяйств в Псковской области, считался неформальным лидером группы, решил расспросить остальных участников поездки, что они изменят в своем хозяйстве сразу после возвращения. И большинство к моему удивлению в один голос отвечали, что они  ничего не смогут изменить: это сложно, нужны инвестиции, нужно время, нужно подумать... На что Курчанов ответил: «А я соберу доярок, и скажу им, что первым делом нужно соски коровам вытирать». Он доказал: чтобы что-то изменить в технологии не обязательно нужны финансовые вложения!

И в тот момент я понял, что есть этапы, на которые я могу влиять, например, на покупку  оборудования, цены… Но я не могу изменить людей, которые считают себя специалистами, но не готовы к переменам и улучшениям.  Поэтому уже тогда я  решил для себя, что сначала займусь сырьем.

Серьезно мы подошли к данному вопросу в 2007 году, когда был запущен национальный проект по развитию АПК. Мы начали покупать хозяйства, построили 4 собственные мега-фермы, серьзно  занялись производством молока. В 2010-м инвестировали средства в переработку. В результате в 2015-м появилась Группа Компаний «Кабош», в которой у каждого четко обозначены свои обязанности и роли.

Группа  компаний «КАБОШ» объединяет в себе компании, которые прямым образом причастны к производству сыра: «Зеленая лига» занимается производством кормов, «Слактис» - производством молока, «Великолукский молочный комбинат» - переработкой молока и производством сыра. Все эти компании независимы друг от друга.


УВИДЕВ НИШУ…

DN: Ранее «Великолукский молочный комбинат» производил цельномолочную продукцию?

ДМ: Было и производство сыра, и производство молочных продуктов, которое мы недавно закрыли. Когда мы приобрели комбинат, на предприятии было венгерское сыродельное оборудование, которое массово устанавливали на всех советских заводах.

Когда я увидел, как сыр делают в Европе, я понял, что это возможно делать и в России. Я решил стать лучшим  производителем  сыра в РФ. Эта ниша свободна. Это был вызов, но я его принял.

DN: Откуда появилось название КАБОШ?

ДМ: КАБОШ – это неологизм, который разработали наши сотрудники. Во французском языке есть слово cabochon, которое обозначает способ ювелирной огранки. Нам показалось это слово интересным, ведь любая головка сыра создается и обрабатывается, подобно огранке ювилирных камней.

DN: Какой объем молока сейчас перерабатывается на заводе?

ДМ: Мы можем перерабатывать до 300 тонн молока в сутки. Мы закрыли все цельномолочное производство, чтобы сконцентрироваться на сырах. Сейчас перерабатывается 200-220 тонн молока в сутки. Можно было бы и больше, но нет достаточного количества сыропригодного молока.

80% перерабатываемого молока – это наше сырье, остальное покупаем в Ленинградской области. В письме министру я прошу законодательно ввести понятие «сыропригодное молоко». Ведь не всякое молоко высшего сорта пригодно для производства сыра, есть важные показатели, которые никак не регламентированы. Например, масляно-кислые бактерии, негативно влияющие на процесс приготовления  сыра.

Большинство производителей на рынке, не думая о качестве сырья, сдает молоко в посреднические компании – на молокоприёмные пункты. Там молоко собирается и пастеризуется, вследствие чего все бактерии, в том числе и  полезные погибают. Потом это молоко попадает и в известные крупные компании. В том числе и поэтому последние так выступают против «Меркурия», ведь они не смогут четко идентифицировать молоко от какого производителя им прибыло. Такое сырье не может использоваться в производстве сыров натурального созревания – там нет нужных бактерий, продукт будет нестабильного качества.

К АВТОРСКИМ СЫРАМ

DN: С каким хозяйством Ленинградской области Вы сотрудничаете?

ДМ: Например, с ЗАО «Племзавод Рапти».

DN: Ранее Вы говорили, что Valio и «Сваля»- это Ваши партнеры. Как у Вас строятся отношения? 

ДМ: Для компании «Валио» по их рецептуре мы делаем сыры.

С мая 2017 года мы не работаем со «Свалей», хотя  ранееи и им делали сыры и  фасовали.  Мы  расстались с ними из-за того, что их не устраивала наша цена. Они готовы были пойти на ухудшение качества ради снижения цены, но мы не готовы жертвовать своим именем.

Читаю сегодняшнюю этикетку: «Сыр полутвердый «Сваля». Состав: нормализованная молочная смесь (цельное молоко, восстановленное обезжиренное молоко из сухого молока, сливки)». Самое интересное, что тут же написано «возможно содержание следов орехов». Сегодня они работают с заводом «ЧизАрт», который  производит сыры с орехами. Делайте выводы сами о  натуральности такого сыра…

Что касается работы с «Валио», то это очень сложное, но интересное и, конечно, обязывающее партнерство. Их требование к качеству очень высокое. Они контролируют все процессы. У нас четыре аккредитованные фермы, на которых в определенные дни под их контролем собирается молоко, но мы пошли на это шаг  сознательно, потому что это и нас развивает, заставляет работать лучше, быть требовательнее к себе. Мы видим, что сейчас Oltermani растет в продажах.

Мы  очень довольны сотрудничеством, надеемся, что и  Valio тоже!

DN: Откуда Вы берете технологии, особенно для своих авторских сыров?

ДМ: Если говорить про собрание классических сыров “КАБОШ”, все они относятся к какой-то стране: пармезан – Италия, тильзитер – Швейцария, гауда и маасдам - Голландия и т.д. Мы привезли технологов этих стран и вместе с ними у нас на производстве создали сыры на основе нашего молока и их классических рецептов.

Что касается авторских сыров, я посетил в общей сложности более 300 европейских заводов и заметил, что во всех странах сыры делаются на разном оборудовании, по совершенно разным технологиям и с разными подходами. Наши технологи создают свои, авторские рецептуры, совместно с лучшими европейскими специалистами стран лидеров сыроделия, подбирая для каждого сыра молоко с уникальными свойствами и создавая особые условия созревания.

DN: Какой сыр наиболее популярен среди потребителей?

ДМ: В первую очередь, это сыр типа «Маасдам», с дырками. На втором месте -  сыр насыпной, группа типа «Российский». На третьем месте – твердые сыры, такие как пармезан.

К 1 МЛН. ЛИТРОВ МОЛОКА

DN: В ноябре Вы заявили, что завод будете модернизировать. Когда начнутся работы?

ДМ: Говоря о модернизации, мы имеем в виду поэтапное увеличение мощностей по переработке молока до 1 млн. литров в сутки. Планируем  сконцентрировать нашу  фабрику четко на производстве голландской, французской, швейцарской, итальянской, испанской групп сыров, как авторской, так и классической коллекции. Здесь они будут производиться, созревать в разных камерах, резаться и фасоваться.

Также мы планируем более глубокую переработку сыворотки. Но, вероятнее всего, здесь будет проходить ее сгущение, а сушка будет осуществляться в другом месте.

DN: Какой будет объем инвестиций?

ДМ: Мы предполагаем объем инвестиций более 100 млн.евро.

DN: Будет ли Вас поддерживать региональный Минсельхоз?

ДМ: Псковская область - небогатая, поэтому мы не ждем чего-то особенного, но, естественно, собираемся участвовать во всех  государственных программах и ждем от региона  необходимого софинансирования.

Если поддержки не будет - это конечно не означает, что мы не будем развиваться! Мы будем рассматривать другие регионы, тем более у нас есть интересные предложения.

DN: Также в ноябре Вы говорили, что к 2022 году ГК КАБОШ рассчитывает довести свою долю на рынке натуральных сыров до 10%... 

ДМ: Да, верно. Но, говоря о сырах и процентах, мы имеем в виду натуральные твердые и полутвердые сыры, не считая мягких сыров и творога. На рынке, где мы работаем, много игроков. Ведь до эмбарго россиянами потреблялось 900 тыс. тонн! И только половина ввозилась!

Мы еще долгое время не сможем сами себя обеспечивать этой продукцией. Сейчас мы идем на рынок, в котором можем конкурировать только с европейцами.

DN: Мы знаем, что у Вас в планах намечается проект Dairy Adventure. Расскажите о нем подробнее.

ДМ: Мы все делаем для того, чтобы стать публичной компанией. Готовы показать, какой делаем продукт, за счет чего. Мы бы уже сегодня открыли двери, но не готовы сейчас к большому потоку людей, но не из-за того что не хотим,а из-за того что технически к этому не совсем готовы. Нам нужно совместить все процессы как производство, так и показы При реконструкции будем обязательно учитывать возможность посещения фабрики для больших групп, и чтобы это не мешало основному производству.

Скоро начнем строить 3 фермы по 4300 голов каждая, и одну из этих ферм хотим сделать открытой для посещения.

DN: Какое направление является наиболее прибыльным: производство или переработка молока?

ДМ: Не рассматриваем бизнес с такой точки зрения. У нас везде определены четкие  рыночные отношения. И даже цена на молоко определяется рынком, а не Матвеевым. Молоко у «Слактис» закупается по средней цене Ленинградской и Московской областей.

В какие-то периоды выгоднее молоко, в другие – переработка. С нашими объемами, если мы будем продавать кому-то молоко, то будем уязвимы. Поэтому нам нужно самим контролировать рыночные взаимоотношения.


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

DN: Возвращаясь к Вашему письму, для Вас что означает термин «сыропригодное молоко»? Если бы Вам предложили составить новый ГОСТ, каким бы он был?

ДМ: Естественно, мы бы взяли за основу нынешний ГОСТ. Но некоторые показатели или изменили бы,  или дополнили. Например, снизили бы допустимое количество соматических клеток в высшем сорте молока. Да, этого не сделаешь за месяц! Но я считаю, что в течение полугода можно выйти к показателю не выше 300 000 ОМЧ/КОЕ. Сейчас норма – 400 000 ОМЧ/КОЕ.

Также обязательным показателем было бы минимальное содержание масляно-кислых бактерий и так далее. Мы бы сконцентрировали внимание на показателях, которые влияют именно на качество сыра.

Чтобы думать о здоровье нации, я открыл бы на территории России несколько независимых государственных лабораторий, куда обязал бы раз в десять дней  всех производителей молока и переработчиков сдавать свою продукцию. Тогда все начали бы работать над качеством, и ни у кого не возникало бы вопросов относительно честности анализов. А если будет отличное сырье, то и сыр неминуемо сразу станет лучше!

DN: Правильно ли я понимаю, что мышление фермера о качестве своего молока возможно менять лишь путем создания государственных лабораторий, куда они обязаны были бы сдавать на проверку сырьё?

ДМ: Путем одних лабораторий сознание не поменяешь. Нужно создать такие условия, которые побуждали бы их задуматься об этом. Да, в текущем регламенте есть технические условия для сыропригодного молока, но никто  не обязан ими пользоваться. А если их например ввести на государственном уровне, то всем придется им соответствовать!

Я бы на месте государства за производство сыропригодного молока платил другую субсидию. Это не убеждение, а мотивация. Считаю, что нет смысла поддерживать и субсидировать тех производителей, которые получают менее 5 тысяч литров в год с коровы. Ведь это убыточно! Нужно поддерживать тех, кто эффективен и производит качественный продукт.

DN: В своем письме Вы предлагаете создать рабочую группу по импортозамещению. Кого в нее следует пригласить?

ДМ: Если мы говорим именно про сыр, то, конечно, я пригласил бы всех cыроделов. Не «Вимм-Билль-Данн» и «Данон», а «сырников», которые за последние 10 лет показали результаты и хорошую динамику. Эти люди сформулировали бы четкие предложения, которые можно было бы брать за основу и рассматривать. Первые, кто приходит на ум: Hochland, Valio, Ичалки, Киприно, Белебеевский.

DN: А позвали бы Вы тех, кто честно говорит, что производит сырный продукт?

ДМ: Конечно. Я считаю, что место на полке есть и для такого продукта. Только важно разделить эти  продукты на  полке, и цены ставить соответствующие качеству.


ТЕРПЕЛИВЫЕ

DN: Дмитрий, нескромный вопрос: задумывались ли Вы о производстве сырного продукта?

ДМ: Нет, не задумывались и не будем! Наша миссия  - создание культуры производства и потребления сыров в России. А наш слоган – сыры терпеливого созревания. Такие  сыры  не могут  быть из полуфабрикатов.

Говоря о культуре потребления, мы хотим создавать такие сыры, которые можно есть как на традиционный российский завтрак в виде бутерброда, так и в качестве закуски на обед и ужин. Но надо признать, что сейчас для большинства россиян сыр все же – это  часть бутерброда. Мы же хотим показать и другую сторону.

DN: В каких регионах Вы реализуете продукцию?

ДМ: Это не только Москва и Ленинградская область, это вся Россия. Мы уже неплохо представлены на Дальнем Востоке, в Хабаровске. Сейчас активно создаем федеральную дистрибуцию.

Хочется особенно отметить торговую сеть «Лента» как хороший пример партнерства! Они реально выстраивают с своими поставщиками хорошие партнерские взаимоотношения. «Лента» понимает, что нужно развиваться вместе, а не по отдельности.

DN: Есть ли у Вас планы на экспорт?

ДМ: Да, есть такая цель, но  сначала мы хотим выйти на рынки стран бывшего СССР и только потом когда-нибудь в будущем будем готовы выйти в Европу. Но качество для этого должно быть безупречным!

Есть свой нюанс в том, чтобы прийти в Европу с сыром – за этим должна стоять история компании. Бюргер должен понять, почему он, житель Германии, должен купить российский сыр. Поэтому мы хотим, чтобы все было максимально открытым. Сейчас мы работаем над программой QR-кода, когда любой потребитель, наведя камеру своего телефона на продукт в магазине, может узнать о составе, дате изготовления, производителе и т. д.

DN: Как Вы относитесь к конкуренции?

ДМ: Я не только не против конкуренции, а наоборот за! Но ятсчитаю, что она должна  быть честной, все должны находиться в одинаковых условиях. Государство должно временно взять на себя заботу об отрасли и дать возможность бизнесу встать на ноги. Потом можно открыть все границы - и потребитель сам выберет, что ему ближе.

Что касается Белоруссии, то сегодня мы видим явное доминирование на нашем рынке их продукции, но это не заслуга их производителей. Это заслуга президента, бывшего руководителя колхоза, Лукашенко. Их президент кучу денег вкладывает в сельское хозяйство, которое к слову сказать у них не совсем эффективно! И где тут честная конкуренция? Я против такой конкуренции, потому что заводы в Белоруссии не лучше российских, да и продукция сильно упала по качеству.


КАПИТАН НА БОРТУ

DN: Не так часто собственник является генеральным директором. Расскажите, что повлияло на Ваше решение?

ДМ: У нас были совсем нелегкие времена во взаимоотношениях с банками и вообще в экономике. Я считаю, что если дело плохо, то всегда виноват собственник или генеральный директор, и в таком случае капитан должен быть всегда на борту корабля.

Также я понимал, что у нас есть  определенная стратегия. И я тот человек, который должен был разрулить ту непростую ситуацию и придать новый  импульс, вкачать дополнительную энергию нашему кораблю. Поэтому я являюсь собственником не номинальным, а управляющим!

DN: Каким для Вас был 2017 год?

ДМ: 2017 – год шлифования и затачивания производства сыра и молока. Год, когда мы подошли в плане производства к чему-то серьезному, но была необходима стабилизация. Да, конечно, на фоне остальных у нас все хорошо, но на фоне европейских практик – нам есть над чем работать. Как гласит наш девиз: «Наши клиенты всегда нами довольны, потому что мы всегда собой недовольны».

Мы еще не все осуществили в области автоматизации: внедрены многие бизнес-процессы,  но еще многое предстоит довести до ума. До конца 2018 года мы будем полностью автоматизированными!

DN: Вы ввели Меркурий на своем предприятии?

ДМ: Да, у нас все работает. Мы категорически «за» этот проект и за развитие этой системы!

Есть глобальная идея- потребитель должен понимать, что он покупает: сыр или сырный продукт. Для нас важно здоровье покупателей, здоровье нации. Мы за то, чтобы вся система была открыта.

DN: Что Вас вдохновляет на рабочие подвиги?

ДМ: В Минсельхозе руководитель одного из департаментов спросил меня, какое военное училище я заканчивал. И он сразу предположил, что танковое: «Прете, как танк», - говорит. Мне неинтересны простые проблемы, мне интересны задачи, которые «взрывают» мой мозг. Я всем своим сотрудникам повторяю, что мы не должны быть «хорошими», мы должны быть «лучшими»! Взяв нашу упаковку сыра, вы не должны знать, сколько слез за ней проливается. Мы не равняемся на середнячков, мы равняемся на лучших! И делать хотим не сыр, а шедевры!

DN: Спасибо!

Материал подготовлен при партнерстве с компанией Kieselmann 

Читать другие интервью

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

15.10.2018

Золотая осень: предварительные итоги АПК

На агропромышленной выставке "Золотая осень" в рамках деловой программы и работы стендов регионов РФ прошло множество деловых и дружественных встреч. The DairyNews пообщалось с представителями отрасли и руководства аграрных ведомств регионов, узнав о предварительных итогах АПК в 2018 году и планах на ближайшие годы.

20.10.2018 16:43:07

Не молоко

2 80 Алексей Николаевич Ковалев
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
МОЛОЧАЯ ИНДУСТРИЯ, ООО
Адрес:  г. Белгород, бульвар Юности, д. 19 кв. 20 
 
Колхоз Н-Кулое, СПХ
Адрес:  д. Урусовская, ул. Покровская, д. 11 
 
Чебаркульский молочный завод, ОАО
Адрес:  г. Чебаркуль, ул. Дзержинского, д. 1 корп. - офис