06.12.2016
Источник: rbc.ru
Регион: Россия
Сергей Данкверт — РБК: «Идет контрабанда под видом «товаров прикрытия» С введения Россией продовольственного эмбарго в отношении стран Европейского союза, а также США, Канады, Норвегии и Австралии прошло более двух лет — запрет вступил в силу 6 августа 2014 года. С 1 января 2016 года под эмбарго подпали также продукты из Турции, вскоре после того как турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик. За это время Россия значительно продвинулась в самообеспеченности основными видами продуктов питания. Кардинально изменилась и география поставщиков. Что произошло с российским продовольственным рынком, читайте в материале «Плоды импортозамещения: как изменился российский АПК под санкциями».

«С завтрашнего дня открыли Турцию» — такого не будет»

— На российский рынок постепенно возвращаются турецкие продукты после почти годового запрета. Недавно делегация Россельхознадзора завершила инспекцию турецких предприятий. Каковы впечатления и предварительные итоги? Можно ли ждать возобновления поставок ранее запрещенных товаров?

— В октябре правительство сняло запрет на ввоз турецких косточковых и цитрусовых. Но хочу напомнить, что вопрос отмены продуктового эмбарго, введенного Россией в отношении Турции, не входит в компетенцию Россельхознадзора. В то же время мы вводили ограничения на поставки некоторых овощей и фруктов по фитосанитарным причинам. По итогам визита наших специалистов в Турцию может быть рассмотрен вопрос об отмене ограничений на ввоз перца, гранатов, баклажанов, кабачков, тыквы, салата латук (в том числе через третьи страны). Пока изучаем собранные материалы.

Наши сотрудники, побывавшие в Турции, говорят, что фитосанитарная система в стране шагнула вперед. Это произошло в том числе благодаря нам. Например, в результате наших запретов турецкие коллеги стали оформлять документы в электронном виде, с ними уже вполне реально можно работать в этом поле. Мы теперь в электронной системе фиксируем, откуда продукция, и можем реально отследить ее «от поля до прилавка» и гарантировать, что она поставлена с определенных тепличных комбинатов или полей.

Сейчас турецкая сторона делает все, чтобы выполнять наши требования. Но открытие поставок овощей в Россию не будет носить массовый характер. Чтобы мы так прямо сказали: «С завтрашнего дня открыли Турцию» — такого не будет. Мы будем открывать конкретные производственные объекты, конкретные тепличные комбинаты.

— Такое выборочное снятие запрета практиковалось в мясной отрасли.

— Да, мы отслеживаем предприятия, которые аттестованы для поставок мясной продукции на рынок России. Если у нас есть вопросы к продукции конкретного комбината — мы к нему принимаем меры, а не обязательно «закрываем» всю страну. Это и для бизнеса тоже более правильный и щадящий режим. Так же мы хотим сделать и по растениеводческой продукции.

Мы намерены в первую очередь работать с крупными предприятиями. А то поставщик начинает собирать в Анталье продукцию со множества мелких фермеров — у кого-то 20, у кого-то 30 соток… Каждый опрыскивает и обрабатывает продукцию по-своему. В итоге имеем тысячи тонн продукции, качество которой невозможно отследить. Зачем мне это нужно?

То же с белорусскими производителями. У них каждый год растет количество предприятий, которые они аттестуют на поставки в Россию. Это хорошо, мы их поздравляем. Но зачастую это мелкие РайПО, которые нам везут украинскую говядину со срезанными клеймами. Нам это не нужно. Вы «мелкоту» оставьте для своего рынка. А нам нужны те, кто отвечает за поставку продукции более серьезно. Мы внутри Таможенного союза стараемся эту систему применять.

«Белоруссия часто ведет себя недобросовестно»

— Как сейчас в целом с Белоруссией дела обстоят? Потому что очень много жалоб на них в последнее время.

— Белоруссия — наш ближайший партнер, который очень активно хочет воспользоваться ситуацией, когда российский рынок закрыли для поставок из ЕС, с Украины. И он очень часто ведет себя недобросовестно.

Происходят вещи, которые стали уже нарицательными, например, поставки креветок из Белоруссии. Креветки, конечно, самое смешное. Но белорусы еще, например, везут большое количество яблок. Потом спрашиваешь: «Как же вы их вырастили в таком объеме?» Они отвечают: «Нет, мы их экспортируем». Но подождите, вы же писали в документах, что это ваше производство? Когда год прошел, уже можно признаваться [в реэкспорте], потому что это все в прошлом.

Поставки овощей и фруктов из Белоруссии за три года выросли в 2,8 раза! Если за восемь месяцев 2013 года было ввезено 135,6 тыс. т, то в январе—августе 2016 года — 441 тыс. т. За два с лишним года с введения продэмбарго выявлено более 570 случаев поступления продукции по поддельным фитосанитарным сертификатам страны происхождения.

При этом у России с Белоруссией нет границы как таковой. В итоге то украинская продукция едет, то якобы бразильская, которая вышла из Германии или Польши на самом деле. К сожалению, реальность такова.

Идет контрабанда, поставки продукции под видом «товаров прикрытия». Приходят контейнеры из Гамбурга, на них написано «неопасная химия», «герметик строительный». Открываешь — там шпик. Понятно, у коллег в Европе либеральная система, пришли к таможеннику где-нибудь в Роттердаме или в Амстердаме, курнули по сигарете, отправили спокойно что надо. Сложно сказать, как все это проходит, потому что мы только один раз судебное расследование получили за последние годы, когда посадили людей.

— Главные претензии у Россельхознадзора все же связаны с поставками белорусской молочной продукции?

— Только за последнее время мы отозвали 40 деклараций на белорусскую продукцию, потому что она не соответствует показателям по жиру и белку. Наши белорусские коллеги не могут выпускать продукцию с нормальным содержанием белков и в силу, наверное, определенной жадности начинают «химичить». Согласно нашему исследованию, более 40% проб питьевого молока из Белоруссии показало наличие сухого молока. При том что это запрещено техрегламентом Таможенного союза.

Претензий много. В том числе это опять вопрос поставок из Европы. Нехорошо перерабатывать польское молоко и поставлять потом в Россию. Мы проанализировали ситуацию — они [белорусы] почти 100 тыс. т молока из Польши завезли к себе, и эти 100 тыс. сразу автоматом с этого предприятия — прямо на Россию. Поэтому мы свою активность по проверкам предприятий из Белоруссии усилили.

Союзмолоко периодически высказывается по поводу Белоруссии — мол, что вы нашли в белорусской продукции сухое молоко, а у вас нет зарегистрированного метода для обнаружения. Работа над регистрацией метода ведется. А что касается деятельности Союзмолока, то их позиция совершенно понятна — ввести население в заблуждение. Не исключено, что они заинтересованы в неразберихе, потому что некоторые компании, входящие в союз и, соответственно, финансирующие его, имеют предприятия на территории Белоруссии. Эти предприятия поставляют продукцию к нам, и им жесткий контроль со стороны Россельхознадзора совершенно не на руку.

«До сельского хозяйства руки не доходят»

— В последнее время Россельхознадзор активно проверяет в том числе и готовую продукцию. Не все этим довольны. Например, многие отраслевые союзы указывают на то, что это задача Роспотребнадзора.

— Я не хочу критиковать Роспотребнадзор. Но я не понимаю, почему наши коллеги не принимают мер по введению ограничений в отношении предприятий, которые поставляют фальсифицированную продукцию. В службе говорят: «Ой, время прошло, мы не найдем». Кто это время считает? Какие меры приняты?

Все данные о нарушениях есть в нашей электронной системе, в системе Росаккредитации. Но Роспотребнадзор занимает странную позицию, им лишние вопросы не нужны. Я понимаю, у них много задач: сегодня отели, грязные простыни, завтра туристы напились — по башке заехали друг другу, послезавтра банки проценты подняли. До сельского хозяйства руки не доходят.

Непринятие мер ведет к тому, что поставки продукции из Белоруссии увеличиваются и увеличиваются такими темпами, которыми не увеличивается производство. С точки зрения безопасности никто не может сказать, что используется при производстве. Конкурировать с продукцией из Белоруссии сложно — она дешевле, во многом за счет того, что она сфальсифицированная. Конечно, печень и почки выдерживают достаточно долго, можно какое-то время «не заморачиваться». Это же не мышьяка сразу выпил, это же молока попил фальсифицированного, ничего страшного.

Моя глубокая убежденность — и качество, и безопасность должны контролироваться в данном случае в Минсельхозе. Причем качество в первую очередь надо возложить на региональные ветеринарные службы. У них большое количество людей, у них у всех есть лаборатории, это не такие сложные анализы. Тогда у региональных властей будет понимание, что ты произвел — хороший продукт или нет. А сейчас все звонят, пишут в Роспотребнадзор. А где Роспотребнадзор? В Москве. А чем он занимается? Он пошел проверять ночлежки какие-то или еще что-то.

— Сергей Алексеевич, а вы с правительством обсуждали этот вопрос — именно передачу полномочий от Роспотребнадзора по контролю качества продукции?

— Когда я начинаю что-то говорить по этому поводу, мне заявляют, что мы хотим отобрать у Роспотребнадзора полномочия. Я ничего не хочу отобрать! Я хочу, чтобы было понимание: если сегодня не успевает одна служба, должна делать другая. Пожалуйста, не наша. Пусть делают ветеринары субъектов, они нам сегодня не подчинены. И я к этому отношения не хочу иметь. Но поймите, мы делаем мониторинг и четко фиксируем нарушения. При этом Роспотребнадзор нам постоянно говорит, что это не наши, мол, полномочия. Если Россельхознадзор контролирует сырье, и сырье было не то, значит, и продукция неизвестного происхождения. Почему я не могу отзывать? Я контролирую исполнение технического регламента. Все.

— Каковы потери российского сельского хозяйства в результате поступления зарубежного фальсификата на рынок?

— Вы знаете, если я начну на эту тему высказываться, боюсь, я приобрету много недругов, которые должны это делать — проверять и оценивать. Пусть делают те, кому положено. В Минэкономразвития есть департамент оценки регулирующего воздействия. Я всегда, когда с ними ссорюсь, спрашиваю: «А кто делает оценку регулирующего бездействия — того, что вы не делаете?» У них с оценками нормально получается, но до сельского хозяйства не доходит. Они только мешают выпускать постановления правительства, делают юридические правки, хотя для этого есть Минюст.

Вообще с фальсифицированной продукцией в рамках Евразийской комиссии должны бороться очень серьезно. И предприятия, которые были в этом уличены, надо просто из списка поставщиков исключать. Фальсифицируете? Тогда работайте только на свою страну.

— У российских производителей молока тоже немало проблем. Фальсификата от 10 до 20%, по данным Союзмолока, недавняя вспышка ящура, из-за которой было отозвана продукция «Вимм-Билль-Данна»...

— Роспотребнадзор отчитался: во Владимирской области ящур, изъяли 3,8 тыс. т молочной продукции. Я не увидел никакой логики в их действиях, никаких оснований для изъятия не было. Часть молока (с вирусом ящура) могла попасть на завод, но молоко на предприятии термически обработано и потому абсолютно безопасно. Служба Поповой (Анна Попова, руководитель Роспотребнадзора. — РБК), скажем так, немножко перебдела в данной ситуации. Что касается самой фермы, мы сразу все быстро отвакцинировали и все локализовали. И никаких здесь опасностей дальнейшего распространения вируса нет. Но, к сожалению, факт есть, и сам факт этот говорит о том, что очень хрупко равновесие.

«Производители от нетерпения могут подпрыгивать хоть на батутах»

— Производители мяса очень ждут, когда разрешат поставки в Китай. Но эта вспышка ящура, потом новые случаи чумы свиней не отодвинут ли опять сроки начала поставок?

— Производители от нетерпения могут подпрыгивать хоть на батутах, вопрос это не изменит. У китайцев своя логика. Вы почитайте прессу — в Гонконге посадили сразу 95 таможенников. Знаете, почему? Потому что через Гонконг в Китай идет [российское] мясо. Экспорт есть, но неофициальный, нецивилизованный, через Владивосток, например. По документам его нет, а наша задача — сделать так, чтобы было по документам.

Поэтому мы находимся [с Китаем] в диалоге. Диалог может иметь затяжной характер. Прогнозировать не будем. В плане поставок в Китай для нас гораздо важнее рынок птицы и, конечно, готовая продукция — консервы, колбасы и т.д. В этом плане ни африканская чума, ни ящур нам не помешают. И этой темой мы занимаемся наиболее активно. Читать другие интервью

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

22.02.2017

На старт. Внимание. Деньги!

Как стало известно The DairyNews, окончательное утверждение соглашений (подписание их со стороны МСХ РФ) с региональными аграрными ведомствами о предоставлении денежных лимитов в рамках «единой субсидии» проходит уже сегодня. Все ли субъекты РФ успели реализовать данное распоряжение и кому поможет «единая субсидия», ставшая самым главным изменением в господдержке АПК в 2017 году?
Фабрика настоящего мороженого, ООО
Адрес:  Краснодарский край, Кореновский район, г. Кореновск, пер. Радужный, д. 1
Воткинскмолоко, ОАО
Адрес:  Удмуртская респ., г. Воткинск, ул. Спорта, д. 227
Исеть-Молоко, ООО
Адрес:  Тюменская обл., Исетский район, с. Исетское, ул. Первомайская, д. 46А
Провинция ПК, ООО
Адрес:  Ставропольский край, г. Пятигорск, шоссе Черкесское, д. 5