07.12.2016
Источник: The DairyNews
Овечий сыр в Лефкадии. Интервью с основателем проекта "Лефкадия" Михаилом Николаевым

DN: Расскажите, пожалуйста, с чего начиналась «Лефкадия».

МН: Начинался этот проект с идеи создать качественное премиальное вино на российском рынке. Землю мы искали под виноградники -  нашли, разбили виноградники, сделали вино. Далее мучительно продвигали его на рынке, пытаясь убедить, что в России может быть качественное вино.

DN: Потребителя сложно убедить в этом?

МН: Сложно, потому что долгие годы людей обманывали, когда наливали и продавали непонятно что. Соответственно, за два-три года чуда не произойдет. Гораздо проще будет моим детям, а еще проще - внукам. Мне же достаточно нелегко убедить людей в том, что мой продукт действительно качественный. Мы не отчаиваемся и доказываем, продаем, рассказываем и пытаемся добиться должного уважения к нашему проекту. Изначально все начиналось как винодельческая история. Потом, уже выяснилось, что вся зона предгорья Кавказа расположена на большом доисторическом тектоническом озере, которое находится глубоко внизу и в котором сосредоточены все минеральные источники Кавказа – от Крымска вплоть до Минеральных Вод. Вот тогда возникла идея сделать современный бальнеологический курорт, которого в России сейчас нет. Но есть все возможности – климатические, экологические, водные ресурсы. Также в нашей зоне есть разнообразные источники -  практически полноценный набор условий для создания курорта. Именно так возникла идея курорта «Лефкадия». Параллельно с этим была винодельческая идея. В российской культуре нет традиции производства собственного вина. Если вернуться к истории, во времена Петра I постоянно были попытки посадки винограда. Видимо, в генетике русского человека заложено желание делать вино, но нет возможности полноценно его реализовать.  В связи с этим был придуман проект, который в рамках курорта «Лефкадия» позволит купить землю, посадить виноградники и делать собственное вино.

DN: Будет ли оказана поддержка желающим?

МН: Изначально не было понимания того, как сделать качественное вино и с какими сортами винограда работать. Когда мы пришли в эту зону, начали заниматься здесь виноградниками с чистого листа, как говорится, tabula rasa. Нам пришлось посадить очень много сортов винограда (на данный момент 23 сорта) и построить винодельню, состоящую из маленьких емкостей, чтобы понять на практике, какой сорт с какого участка какое качество дает. Но теперь мы можем любому владельцу земли предоставить персональные услуги винификации, чего нет нигде в мире. Если во Франции вы купите участок для виноделия, необходимо будет сдавать виноград в кооператив. Соответственно, вино будет «усредненное», потому что все сливается в общие емкости. А у нас можно выбрать участок, посадить по своему выбору виноград, для которого будет отдельная емкость и будет ваше вино – это будет гарантированно Ваш продукт. Кроме того, понимая, что не все в состоянии оплачивать услуги винодельни, со всеми системами охлаждения и т.д., мы специально обратились к историческому опыту и купили огромные амфоры, чтобы человек мог делать вино упрощенным способом, как его делали наши предки.

DN: На какой стадии сейчас реализация девелоперского проекта?

МН: В настоящий момент мы заканчиваем утверждение генплана. Последняя версия, я надеюсь, будет принята на слушаниях. У нас уже есть определенное количество желающих, но мы все-таки должны окончательно утвердить генплан. Ориентировочно, с зимы-весны участки начнут продаваться.

DN: Вы рассказали, как появилось вино. А как появился сыр в этом проекте?

МН: До сыра мы 4 года занимались био-овощами. Но  в России нет закона, охраняющего производителей биопродукции, поэтому проект оказался экономически нерентабельным. Позже возникла идея делать сыр. Изначально была собственная коровья ферма, но сразу стало понятно, что легче купить молоко, нежели его производить. Я большой поклонник испанского овечьего сыра Манчего, поэтому появилась идея сделать овцеферму в России. Овечьего сыра нет на российском рынке, и нам показалось, что это может быть интересной нишей. Мы привезли лакаюновских молочных овец, компания GEA поставила нам современное доильное оборудование. Но пока сложно что-то говорить о результатах.

DN: Вы подчеркнули, что коровья ферма нерентабельна. А какова ситуация с содержанием мелкого рогатого скота?

МН: Чем меньше инвестиционных затрат -  тем меньше вложений, соответственно - меньше риск. Выйти с коровьим сыром на рынок сложно, поскольку данный сегмент достаточно плотно занят. Вы должны предложить рынку что-то уникальное. Необходимо сделать уникальный качественный продукт, который будет отличаться от всего остального. Делать выдержанный коровий сыр типа Бофор, Комте - нерентабельно. В России клиенты не готовы платить за выдержку, которая стоит очень дорого. Поэтому, нужно делать продукт, который не требует долгой выдержки, но при этом будет уникальным.

DN: А почему Вы не остановились на козьем сыре?

МН: Да, у нас были альтернативы. Мы сначала думали о козьей ферме, но она требует другого подхода. Мы хотели завезти испанских коз, но в Испании фермеры не делают вакцинацию, необходимую для ввоза в Россию. Поэтому мы отложили данный вопрос.

DN: На какого потребителя ориентирован сыр?

МН: Наш продукт в первую очередь премиальный, поскольку сыр ручного изготовления со строгим контролем качества молока, соблюдением технологий и его переработки. Очень жаль, что культуры потребления сыра в России нет -  у нас мало потребителей, которые готовы платить за качественный сыр. Это не столько проблема дохода и бюджета, сколько проблема в части философии потребления. Но, мне кажется, что если потребитель попробует вкусный качественный сыр, он больше не перейдет на дешевый продукт.

DN: То есть вы видите, что покупать молоко лучше, чем выращивать свое?

МН: Коровье молоко точно выгоднее покупать, чем иметь собственную ферму. Люди, которые это делают, - энтузиасты. Надеемся, что нам удастся проект овечьей фермы. У нас ситуацию облегчает возможность делать сыр. За счет маржи на сыр мы можем закрывать стоимость молока. Да, мы теряем из-за того, что у нас маржа сужается, и молоко продать по этой цене невозможно. Но сыр пока еще можно продать.

DN: Как импортозамещение отразилось на компании?

МН: Когда мы только вышли на рынок, менеджеры элитных магазинов говорили нам «Камамбера в России нет. Камамбер есть только во Франции». Но когда «закрылась» Европа, к нам выстроилась очередь. Тогда стало понятно, что наш камамбер идентичен французскому. Но во Франции он не пастеризован, у нас же сыр пастеризованный. Поэтому закрытие Европы нам действительно помогло. Мы даже рассматриваем идею расширения производства. Мы хотим сделать сыродельню там, где находится овцеферма. Будем делать голубой сыр. Тогда у нас линейка замкнется - у нас будет полутвердый, мягкий, сыр с белой плесенью и сыр с голубой плесенью.

DN: Где реализуется продукт?

МН: Мы продаем дистрибьютору. Он уже продает в сетях. Также, у нас есть местный магазин, в котором можно все приобрести. Сетям нравится наш камамбер.  Это наш основной продукт. Он наиболее экономически эффективен, поскольку у него достаточно высокая оборачиваемость.

DN: Как часто проводится консультирование французскими сыроделами?

МН: Да, у нас есть консультант, преподаватель из академии департамента Haute Savoie, который помогает стабильно производить качественный сыр. В настоящее время мы пытаемся понять, что для нашего рынка будет интересно с точки зрения продукта.

DN: Сложно было ввести новый продукт на российский рынок?

МН: Манчего мы еще не ввели, на счет него пока не знаю. А с камамбером нам повезло, поскольку ввод продукта совпал с периодом импортозамещения. И я уверен, что даже если отменят санкции, то наш потребитель останется с нами. Я надеюсь, что сыр будет продаваться. Да, ввести новый продукт очень рискованно. Но нам очень помогает то, что наше имя, наш бренд уже знают.

DN: Если вернуться к проекту курорта, каким Вы его видите через 10 лет?

МН: Изначально мы хотели его сделать как комфортную среду обитания, поскольку в России есть проблемы с урбанистикой. Города наши безликие и убогие, жить в них, можно сказать, плохо. Поэтому, мы специально взяли большую территорию и 7 лет работали с урбанистами, чтобы организовать удобную среду: высота зданий, логика передвижения, инсталляции, маршруты для детей до 3-х лет, от 3 до 7, от 7 до 12, для молодых мам, пенсионеров; различные дорожки, зоны концентрации людей, парковочные места, расстояния от супермаркета с тележкой до машины и прочее. Вы приезжаете в Голландию – и не понимаете, почему вам комфортно там, потому что за вас уже все продумали. Вы просто живете и вам там хорошо. А приезжаете в Россию и понимаете, что вам здесь не очень уютно. Потому что вы не задумываетесь о том, как расположен дом относительно солнца, и как оно влияет на микроклимат комнаты, на ваш метаболизм. Это целая наука. Нашей мечтой было сделать комфортную среду обитания, чтобы человек приезжал и ему было хорошо.

Надеюсь, что через 10 лет сформируется жизнеспособный поселок. Потому что я не хочу делать гетто для богатых – это не работает. Если мы сможем воплотить этот проект в жизнь, то тут будет комфортный город, в котором можно будет жить и растить детей. Надеюсь, что это будет небольшой южный, похожий на итальянский, городок.

DN: Насколько доступным будет данное жилье?

МН: Я специально обозначил, что мы не делаем из данного проекта гетто. Бюджет колеблется от однокомнатной студии до собственной усадьбы. Купить сможет любой желающий - и молодые люди, и пенсионеры, и богатые люди. Основной вопрос - в правильном зонировании и структуризации. Это будет как плотная застройка разных типов квартир, так и отдельных вилл. Но главное, что там будет хорошо.


Читать интервью с директором по животноводству ГК "Лефкадия" Сергеем Светличным

Смотреть фоторепортаж "В гостях у овечек Лефкадии"


Читать другие интервью

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

22.02.2017

На старт. Внимание. Деньги!

Как стало известно The DairyNews, окончательное утверждение соглашений (подписание их со стороны МСХ РФ) с региональными аграрными ведомствами о предоставлении денежных лимитов в рамках «единой субсидии» проходит уже сегодня. Все ли субъекты РФ успели реализовать данное распоряжение и кому поможет «единая субсидия», ставшая самым главным изменением в господдержке АПК в 2017 году?
Фабрика настоящего мороженого, ООО
Адрес:  Краснодарский край, Кореновский район, г. Кореновск, пер. Радужный, д. 1
Воткинскмолоко, ОАО
Адрес:  Удмуртская респ., г. Воткинск, ул. Спорта, д. 227
Исеть-Молоко, ООО
Адрес:  Тюменская обл., Исетский район, с. Исетское, ул. Первомайская, д. 46А
Провинция ПК, ООО
Адрес:  Ставропольский край, г. Пятигорск, шоссе Черкесское, д. 5