01.10.2018
Источник: The DairyNews
Регион: Ульяновская область
Интервью с Сергеем Солуяновым, генеральным директором ООО Молочный Комбинат «ВИТА»
DN: Сергей Семенович, что такое «ВИТА» на текущий момент в плане масштабности? Каковы ключевые показатели производства?
СС: В ассортименте «ВИТЫ» представлены твёрдые сыры, полутвердые сыры, начиная от классики и продолжая новыми предложениями, крестьянское масло под брендом «Пестравка» в фасовке 185-200 грамм. Есть также творог и творожные изделия – эту линейку мы планируем расширять, но пока не могу сказать, в каком именно направлении. Кроме того, «ВИТА» - градообразующее предприятие: мы выплачиваем налоги в бюджет области и предоставляем рабочие места местным жителям.

DN: Какое количество молока поставляется на предприятие ежедневно? И в какую продукцию в каком объеме оно перерабатывается?
СС: В среднем каждый день на предприятие поставляется около 200 тонн сырого молока, летом эта цифра сезонно увеличивается. Ежесуточно мы производим порядка 90 тонн масла, сыра и творога.

DN: Какая продукция пользуется наибольшей популярностью у потребителя?
СС: Могу сказать, что успехом пользуются сыры, творог и творожные изделия, масло. К слову, сырам в общей доле продукции отводится примерно 50%. Конечно, больше других покупатели любят твердые сыры. Далее идет колбасный сыр – около 10%. Отдельно следует сказать о сыворотке, у нас имеется специальный цех для ее переработки: речь идет о деминерализованной сыворотке творожной концентрации 50% и простой сыворотке. Кондитерские фабрики и мороженщики покупают нашу сыворотку для улучшения качества продукции.

DN: А что предпочитают сети?
СС: Пожалуй, масло и творог. Хотя ответить на вопрос однозначно невозможно, это зависит от сезонности: зимой активнее берут масло, осенью – сыры, творог покупают стабильно вне зависимости от сезона. Но это не означает, что можно расслабиться, за рынок мы боремся качественной продукцией под маркой «Пестравка».

DN: Расскажите подробнее про ваших поставщиков и взаимодействие с ними?
СС: Примерно 60-70 тонн молока поставляют колхозы и личные подсобные хозяйства Ульяновской области, еще 40 тонн привозят по прямым договорам с колхозами. Остальной объем восполняется поставщиками из других регионов. Что касается качества молока, сырье от всех поставщиков проверяем по показателям в специальной лаборатории в соответствии с самыми строгими требованиями качества. Кроме того, специалисты нашей сырьевой службы проводят периодические и внеплановые выездные аудиты в хозяйства, чтобы на месте контролировать качество поступающего на завод сырого молока.

DN: Кого из конкретных поставщиков сырья Вы можете назвать?
СС: Не хочу никого обижать конкретным перечислением: их немало, все хорошо работают. Скажу, что это проверенные хозяйства из Вешкаймского, Сурского и Кузоватовского районов. Вопрос качества для нас – самый первый. Молоко, которое поступает на предприятие, является неодинаковым по чистоте, обработке, термизации, температуре. На следующий после приемки день мы пастеризуем молоко, чтобы уничтожить часть бактерий. Проверкой и тестированием оборудования занимаются микробиологи. Сыроделие – сложное направление, оно непременно требует молока высшего сорта по всем показателям. Зачастую в молоке содержится бактерий на порядок больше допустимой нормы. Из такого сырья производить сыры трудно. Есть, конечно, и в производстве свои недостатки – мы над ними работаем, но главная проблема заключается именно в молоке.

DN: Известно, что сыры относятся к категории наиболее фальсифицируемых продуктов, а в последнее время все более отчетливой становится тенденция к усилению внимания со стороны контролирующих органов. Не считаете ли вы, что контроль избыточен?
СС: Да, эта тема активно обсуждается. Нередко исследования качества продукта необъективны, это подтверждается результатами повторных независимых экспертиз. Порой продукцию называют некачественной, хотя виноват в этом не производитель. Причиной, например, может стать нарушение температурного режима хранения и транспортировки. И в этом случае доказать свою правоту очень сложно. Бывает, что на момент проверки температура составляет 4-6 градусов, а, подняв архивацию, можно увидеть, что до этого момента температура была 15 градусов – сыр этого «не любит». Тем не менее, я бы не назвал контроль избыточным. У нас однажды был случай неправомерного обвинения в нарушении качества. Я считаю, что проверять надо обязательно, потому что от качества продуктов питания зависит здоровье нации. Но контроль должен быть в первую очередь объективным, а не для того, чтобы избавиться от конкурентов на рынке.

DN: Как вы оцениваете серьезность проблемы фальсификата на рынке? Приходилось ли вашей продукции сталкиваться с фальсификатом?
СС: Приходилось. Во многом это система, которую проверить очень сложно. Содержание белка «поднимают» добавлением сухого молока, содержание жира иной раз достигает 3,8-3,9. Объективных методов для проверки практически, нет. Качеством сырья на государственном уровне занимаются недостаточно. Особенно, когда в стране наблюдается искусственно созданный дефицит молока. К осени особенно ярко замечается тенденция к массовым закупкам сырья – берут любое молоко, пока оно стоит дешево.

DN: Как вы оцениваете ситуацию с молоком в вашем регионе, есть ли дефицит?
СС: Конечно, есть дефицит молока. Раньше в Ульяновской области был 21 молочный завод, были колхозы. В одном только Кузоватовском районе молока было 120 тонн! Для сравнения: сегодня здесь можно набрать лишь 15 тонн.

DN: Что послужило причиной?
СС: Проблема проистекает из девяностых: тогда поголовье значительно сократилось, всех коров порезали. Колхозы стали работать иначе, брали количеством коров, а не качеством. Сегодня для того, чтобы перейти на рельсы эффективности, не хватает знаний – животноводство ведь очень трудная и динамичная отрасль. Появляются новые подходы, люди смотрят на вещи совершенно по-другому, особенно те, кто работал на больших холдингах и получал опыт в Европе. Сегодня на первый план выходит комфорт не обслуживающего персонала, а коров. Раньше ведь было абсолютно не так! Отчасти поэтому наш регион испытывает трудности с молоком. Например, в Удмуртии проживает тоже 1,5 млн человек, но надой там 1,5 тысячи, а у нас – 400. Необходимо ставить задачу строить хорошие мега-фермы с новым современным подходом к животноводству. Если действовать по старинке, то надой не превысит 4,5-5 тысяч литров, а это означает убытки. Надо стремиться к надою в 6-9 тысяч литров на корову в год.

DN: Иными словами, современные подходы и постановка цели – это компоненты успеха?
СС: Верно. Мало купить голштинов, хороших коров. Важно не забывать про кормление, лечение, условия содержания, культуру производства и все остальное. Здесь, например, есть коллега из Франции, который помогает советами.

DN: Насколько обмен опытом с иностранными коллегами – обязательная составляющая?
СС: Необходимые знания сегодня можно найти и в России. Например, отличные специалисты работают в Воронеже, ферма «Черноземье». В общей доле ферм всего 12% занимают мега-фермы, куда могут пойти молодые специалисты. В традиционные хозяйства привлечь кадры сложно, нужен другой подход.

DN: Некоторое время назад в фокусе была тема электронной ветсертификации – «Меркурий», как это коснулось вас?
СС: Мы были готовы внедрить ЭВС с 1 июля. Сегодня «гасим» молоко, приходящее к нам, и даем электронный сертификат на сыворотку. Первоначальная идея «Меркурия» внушала оптимизм. Во-первых, предполагалось провести перепись всех коров для обеспечения прозрачности пути от коровника до прилавка. Эту «дорожку» не сделали и все ушло в никуда – перенесли на 2019 год. Но я убежден, что электронная ветсертификация – крайне полезный механизм на рынке молока.

DN: Когда отменили ЭВС на готовую молочную продукцию, как вы это перенесли? Вы готовились?
СС: Готовились, у нас был человек, который этим занимался. Внедрение ЭВС означало финансовые вложения: мы купили специальные компьютеры, отправили человека на обучение. Возникало много вопросов и нюансов, которые никто не мог объяснить. Но производство ведь не остановишь. Хотя задумка была правильная: контроль прозрачности продукции от коровы до прилавка.

DN: Как выстраиваете политику отношений с потребителем? Как рассказываете о своей продукции?
СС: Мы организуем различные акции и дегустации для потребителей. Мы каждый год проводим «День молока» в Самаре. Время от времени приглашаем на социальные экскурсии людей преклонного возраста: показываем цеха, проводим дегустацию, отвечаем на вопросы. Мы постоянно присутствуем на ярмарках, где предлагаем людям попробовать нашу продукцию. Очень часто покупатели интересуются, из чего произведен сыр, потому что влияние негативной рекламы, рассказывающей о замене натуральных компонентов, растет. И это действительно вредит спросу.

DN: То есть потребителя легко убедить?
СС: Наш завод работает с покупателями во всех сферах, устраивает мероприятия, чтобы люди могли сами попробовать и оценить вкус и качество продукции. И к нам тоже часто приезжают различные группы людей. Раньше такого не было. В последнее время люди все больше внимания уделяют здоровью и вопросам питания.

DN: Помимо существующей пропаганды неполезности молока, какие еще проблемы отрасли Вы можете выделить?
СС: Могу сказать, что молочный рынок сейчас достаточно плотный. Количество продукции достаточно велико, с каждым годом она увеличивается, а потребление не растет. Потребитель делает выбор в пользу не бренда, а цены. Качественный продукт не может стоить дешево. Повсеместно заметна тенденция к снижению нормы потребления молока. Кроме того, на рынке много фальсификата молока, сыра, масла. Это провоцирует недоверие со стороны потребителя.

DN: Вы согласны с официальными цифрами статистики? Есть мнение, что цифры завышены.
СС: Тяжело судить. Я бы не сказал, наверное, что завышены. Бывает, что на ярмарке мы представляем свое масло, а рядом тоже торгуют якобы нашим маслом, но из коробки. И, главное, ничего не боятся! Предоставить сертификат такие продавцы не могут, потому что наше масло давно продается только в пачках. Таким образом, фальсификат реализуется буквально через несколько метров. Нам остается только обращаться к власти, чтобы такие случаи проверяли и наказывали виновных.

DN: Насколько власть способна помочь в решении таких проблем?
СС: Конечно, Роспотребнадзор может помочь, только никто за это не берется. Надо заметить, что такая проблема характерна не только для нашего региона, но для всей России. При этом качество фальсифицируемой продукции совсем другое. Наше масло стоит 350-400 рублей, но при себестоимости производства это вполне нормально. Оно в принципе не может стоит 150-220 рублей, если молоко по цене доходило до 28 рублей.

DN: Если говорить о власти, то насколько она эффективна в решении проблем, связанных не только с качеством?
СС: Власть помогает. В нашем регионе дают субсидии по молоку, дают субсидии на корову, есть льготное кредитование. Механизм поддержки сельского хозяйства есть, он работает в сложном положении: изначально давали поддержку фермерам, но надои оставались на прежнем уровне. Теперь поняли: надо оказывать помощь тем, кто демонстрирует результаты, надо учиться, обмениваться опытом с теми, кто показывает высокие надои. Лучше совсем не начинать, если не знаешь хозяйство и не планируешь углубляться в структуру. Я разделяю позицию Министерства: оно не может поддерживать всех подряд, даже если захочет.

DN: Вы делаете ставку на модернизацию вашего производства. Что сейчас у вас происходит?
СС: Плановая работа на предприятии, начиная с аппаратного цеха приемки и заканчивая переработкой сыворотки, продолжалась 14 лет. И до сих пор ведется, появляются новые задачи. Нельзя стоять на месте, иначе пропадешь, потому что все вокруг развиваются и растут. Например, из творога можно делать массу других продуктов, расширять ассортимент. Также и по сырам. Но для этого требуется специальное оборудование. Например, сделать другой по размеру сыр – большая работа.

DN: То есть модернизация для вас – это оборудование?
СС: Как обновление оборудования, так и автоматизация производства. В большинстве у нас трудятся люди среднего и предпенсионного возраста, молодежь не проявляет особой активности.

DN: Почему? Не устраивает зарплата?
СС: Зарплата в среднем по заводу соответствует рынку труда. Но замечу, что мы не стремимся собрать большой штат. Правильнее платить одному квалифицированному сотруднику конкурентную заработную плату, чтобы он выполнял больше операций на производстве.

DN: Преимущественно оборудование какой страны используете?
СС: Предприятие оснащено оборудованием из Польши, Германии, Испании, Чехии. Из отечественных установок используется несложное оборудование: емкости, сепаратор.

DN: Планируете ли приобретать новую технику в дальнейшем?
СС: Планируем, но какую именно, рассказать не могу – процесс на этапе согласования.

DN: Как вы пришли в отрасль? Ваши коллеги говорят, что вы были с предприятием с самого начала.
СС: Я начал работать на предприятии через семь лет после его запуска. Еще будучи девятиклассником, я подрабатывал. Так и попал на небольшой молочный завод – там неплохо заплатили и я задумался. Позже поступил в молочный техникум по специальности «техник-технолог», между прочим, с конкурсом в 8 человек на место. Затем закончил Ульяновский сельскохозяйственный институт по специальности «инженер», проходил практику на заводах Балашова. Женившись, переехал в Ульяновск. Супруга тоже была технологом по образованию, поэтому работать мы начали вместе. С 1978 по 1982 гг. я трудился на предприятии «ВИТА», но потом партия призвала «поднять» хлебозавод, и я был назначен его директором. За пять лет работы на хлебозаводе, я постиг всю технологию хлебопечения от заквасок, дрожжей и теста.

DN: То есть вы едва закончили институт, когда стали директором хлебозавода?
СС: С 1978 года я работал помощником мастера в сыр-цехе, тогда предприятие называлось «Маслосырзавод». Я варил сыры, а после объединения в качестве завпроизводством был переведен в цех лактозы. За хорошую работу мне дали путевку в Германию и Польшу. После я трудился на хлебозаводе. Дальше были 90-е годы, рассказывать о них тяжело. Пришлось пройти через многое, в том числе, через сотрудничество с непорядочными инвесторами. Скажу честно, главной целью было удержать коллектив на плаву. Мы все производили сами, от сыров до пельменей, котлет, хлеба, копченой рыбы, колбасы и конфет. Свои продукты мы продавали в восьми магазинах, чтобы иметь наличные деньги и платить людям зарплату.

DN: Такой ассортимент продукции в рамках одного предприятия?
СС: Да, это было одно предприятие на общей территории. Оно уже тогда называлось «Молочный комбинат «ВИТА». А акционировано было в 90-х годах.

DN: В чем секрет вашего успеха, что помогло преодолеть трудности?
СС: Я был не один. С самого начала мы ударно трудились слаженной командой. После того, как инвесторы начали оказывать поддержку, дела пошли в гору. Не один год мы работаем достаточно жестко, на результат. Кроме того, сложились хорошие отношения с министерством сельского хозяйства области.

DN: Откуда появилось название «ВИТА»?
СС: Такое название придумал я. «ВИТА» переводится с латинского как жизнь, а молоко – это и есть жизнь. Я не запатентовал этот знак и вскоре начали открываться аптеки с таким же названием.

DN: Что вы сами больше всего любите из продукции «Вита»?
СС: Кроме сыров и творога, мне очень нравится сыр Тильзитер. С нетерпением жду, когда выйдет в широкую продажу новая линейка сыров. Наши новые сыры обещают быть очень вкусными, я надеюсь, потребитель по достоинству оценит качество и наши старания.

DN: Спасибо за беседу! Читать другие интервью

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

15.10.2018

Золотая осень: предварительные итоги АПК

На агропромышленной выставке "Золотая осень" в рамках деловой программы и работы стендов регионов РФ прошло множество деловых и дружественных встреч. The DairyNews пообщалось с представителями отрасли и руководства аграрных ведомств регионов, узнав о предварительных итогах АПК в 2018 году и планах на ближайшие годы.

Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
МОЛОЧАЯ ИНДУСТРИЯ, ООО
Адрес:  г. Белгород, бульвар Юности, д. 19 кв. 20 
 
Колхоз Н-Кулое, СПХ
Адрес:  д. Урусовская, ул. Покровская, д. 11 
 
Чебаркульский молочный завод, ОАО
Адрес:  г. Чебаркуль, ул. Дзержинского, д. 1 корп. - офис