02.06.2015
Источник: The DairyNews
Регион: ЕС
Человек без границ. Интервью с Роберто Брадзале
- Как Вы оцениваете текущую ситуацию в молочной отрасли ЕС? 
Роберто Брадзале: В настоящее время молочная индустрия переживает один из самых сложных моментов с тех пор, как ЕС прекратил использовать методы стабилизации цен. Это происходит после двух прибыльных сезонов – 2013 и 2014 гг. – когда средняя цена на молоко была высока как никогда.  С тех пор, как закончились интервенции в ЕС в 2007 году, средние цены для фермеров начали расти, но волатильность, доминирующая на мировом рынке, зависит от каждого малейшего изменения спроса или предложения.  

В первой половине 2014 года цены начали испытывать давление из-за снижения закупок со стороны Китая и сильного роста производства на фермах по сравнению с 2013 годом. 

После введения российского эмбарго цены резко упали: сначала это коснулось спотовых цен на молоко, масло и сухое молоко, затем и на другие молочные продукты. В период между августом 2014 и апрелем 2015 фермерская цена на молоко упала примерно на 10 евроцентов. Мы полагаем, что она может упасть как минимум еще на 10% или даже больше, поскольку молочные фермы по-прежнему несут убытки из-за несоответствия цены производителя и прибыли от продаж готовых молочных продуктов.

В мае 2015 спотовые цены на цельное молоко держатся около отметки 20 евроцентов за килограмм, несмотря на слабость евро по отношению к доллару.  

- Какие факторы прежде всего влияют на ценообразование на молочном рынке ЕС?

Роберто Брадзале: Европейские производители сначала недооценили потенциальный ущерб от эмбарго августа 2014 г., которое повлекло негативные последствия. Многие из них не осознавали, что молоко, которое прежде экспортировалось в Россию (примерно 1,8% от общего производства), представляет собой довольно большой объем, если внезапно оказывается без рынка сбыта. Быстрый поиск альтернативных рынков был невозможен. 

Отмена молочных квот 31 марта 2015 года – событие, которое больше остальных волновало людей, - не привела к заметному росту производства в Европе, оно по-прежнему находится примерно на уровне прошлого года.  

Причиной сегодняшних мрачных настроений на рынке, которые возникли в 2014 году, стали события, описанные выше. 
Мне бы хотелось подчеркнуть, что влияние на цены, оказываемое дисбалансом спроса и предложения, вызванные экономическими и политическими факторами, позволят производителям изменить тренды производства и справиться с «ударами» намного быстрее, чем если бы квоты остались. 

Волатильность – это настоящее благо, поскольку позволяет нам принимать быстро принимать верные решения, чего не получается сделать у национальных или международных комиссий.  

 Здоровая экономика состоит из дисбалансов, которые не переставая развиваются и корректируют друг друга. Никакая другая рыночная структура не могла быть более эффективной и выгодной для бизнеса и для людей. 

Сегодня исключением является тот факт, что российское эмбарго– не психологический фактор, а тяжелый удар, нанесенный по политическим мотивам, способный внезапно изменить ситуацию на рынке одним только словом государства.  

Мировые цены сегодня зависят от российских решений. 

 - Почти год прошел после потери российского рынка, вы сумели преодолеть кризис? 

Роберто Брадзале: Долгое время Россия оставалась крупнейшим в мире импортером молока, очень важным для Европы. До эмбарго только Китай импортировал больше России.

После введения эмбарго на европейские товары Россия переключилась на импорт из других стран, но полного импортозамещения не произошло. Мировой рынок достаточно открыт, но недостаточно оперативен, чтобы быстро отреагировать на этот дисбаланс. Россия столкнулась с дефицитом в сфере потребления, мировой рынок – с перепроизводством. Ущерб был нанесен всем. 

«Победили» ли мы кризис? Что означает «победить кризис»?

Любой кризис влечет собой перемены, любые перемены дают возможности. Как сказал Уинстон Черчилль: «Пессимист видит трудности при каждой возможности, оптимист в каждой трудности видит возможности».

Для нашей компании Россия до эмбарго  была самым важным экспортным рынком - постоянно растущим, с хорошими клиентами, интересными перспективами. 

Если рассматривать ситуацию с точки зрения нашей компании, я могу смело сказать, что кризис преодолен, потому что благодаря гибкости нам удалось найти новый баланс, восстановив практически полностью продажи и прибыль. 

Но нельзя сказать того же, если оценивать с макроэкономической точки зрения: спустя восемь-девять месяцев рынок переживает последствия резкого падения цен, которые могут вытеснить из бизнеса большое количество фермеров. 

Цена на молоко для производителей упала в Центральной Европе с 40 до 30 евроцентов за литр, и, по нашим прогнозам, упадет еще как минимум на 10%.

Цена на сухое обезжиренное молоко упала с 2150 до 1600, на масло – с 3,50 до 2,80.

Разумеется, российское эмбарго – не единственная причина сложившейся ситуации, но оно однозначно нанесло удар европейским молочникам, по сегодняшний день не сумевшим удовлетворить выросший спрос на их продукцию, продолжающим конкурировать друг с другом на одном рынке, чему раньше препятствовали квоты.

Никто не вышел из этой ситуации победителем. 

 - Как рынки заменили российский?

Роберто Брадзале: Южная Америка, США, Китай, Италия.

 - Если российский рынок снова откроется, вы готовы вернуться?  

Роберто Брадзале: Мы надеемся, что политическая ситуация разрешится мирно, как можно быстрее, и вернет всем вашим людям мир и возможность свободно сотрудничать с западными странами.  

Вы, восточноевропейские жители, являетесь важной частью нашей общей истории, культуры, будущего. Мы и так были долго изолированы друг от друга по идеологическим причинам. 

Большинство итальянцев не понимает политику Европы, наш народ никогда не был вовлчен в дискуссии или решения проблем, связанных с этим регионом. Все произошло без нашего участия. Мы лишь хотим жить вместе с вами мирно и свободно, имея возможности сотрудничать. 

Мы верим, мы надеемся, что российский рынок снова станет открытым, что станет результатом положительного разрешения политической ситуации, почему бы нет? Конечно, мы не знаем, когда это произойдет, возможно, не скоро, но мы готовы вернуться, безотлагательно, несмотря на то, что все будет не так, как до эмбарго.

Так обстоят дела сегодня, но будущее – не повторение прошлого, нас ждут новые сложности, новые обстоятельства, новые дисбалансы:

Какой будет покупательская способность в России после девальвации рубля и падения цены на нефть?  

Как скажется отмена эмбарго на международных ценах?

Мировой рынок обретает новый баланс в отсутствии экспорта из Европы в Россию. Эмбарго лишило Европу крупного рынка сбыта сыра. 

Мы думаем, что открытие российского рынка в будущем будет неожиданным, может породить новый ценовой шок.
Мы верим, что нынешний потенциал производства молока в Европе сможет восстановиться и обеспечить объемы, необходимые для восстановления поставок в Россию. Но мы не знаем по какой цене.  

 - Какие еще трудности есть на сырном рынке ЕС? 

Роберто Брадзале: Перед сырным рынком ЕС открыты большие перспективы: благодаря отмене квот Европа может вернуть долю на рынке, утерянную в последние 30 лет и подаренную Новой Зеландии и Австралии. 

С российским импортом или без него, вскоре Европа вновь станет лидером международного рынка. У региона есть невероятный потенциал, за которым стоят люди, земли, технологии, культура. Я надеюсь, что Комиссия ЕС и Парламент не упустят вновь эту возможность. 

 - Что вы думаете об инвестициях в Россию? 

Роберто Брадзале: Наша семья давно инвестирует за рубежом, несмотря на то, что у нас компания среднего размера. Благодаря глобализации такие предприятия могут инвестировать по всему миру, распространяя свои «ноу-хау» с взаимной выгодой. Сегодня наша компания имеет заводы в Италии, Чехии, Бразилии, Китае. Наша самая значительная инвестиция за пределами ЕС была сделана много десятилетий назад в Бразилии. Мы выбрали эту страну из-за доступности земли, климата, свободы от европейской общей сельскохозяйственной политики, языка и, главное, уверенности в безопасности и стабильности.

 - Смогла бы Россия предложить такие же условия для иностранных инвесторов? 

Роберто Брадзале: Наша компания приезжала в Россию в 2013 году для разработки инвестиционного плана – в ритейле и молочной отрасли. Мы любим вашу культуру, ваши традиции, вашу землю. Конечно, после политического кризиса нам пришлось прекратить проект. Я верю, что Россия может стать интересной для инвестиций страной – благодаря землям, потребительскому рынку, необходимости внутреннего роста. Но зарубежных инвесторов, особенно мелких и средних, необходимо убедить в наличии необходимых условий. 

Прежде всего безопасность и стабильность. 

Во-вторых, квалификация людей, особенно молодых, должна быть повышена насколько это возможно с помощью учебных заведений и международного опыта. 

В Бразилии у нас был негативный опыт в сфере производства молока: из-за отсутствия трудовых ресурсов прекрасный проект на 10 000 голов в Мату-Гросу-ду-Сул пришлось переориентировать на производство мяса и эвкалиптовых деревьев (требует меньше трудовых ресурсов). 

У России есть огромный потенциал. Когда он будет реализован? 

 - Российский рынок сыра сейчас находится в кризисе. Вы можете дать советы рынку?

Роберто Брадзале: Очевидно, что после введения эмбарго цена на молоко слишком высока для производителей отечественных сыров, чтобы они были способны конкурировать с импортными.

Единственный реальный выход для сыроделов – возможность выбора между местным или импортным сырьем. Невозможно конкурировать с импортными сырами без конкурентоспособной цены на молоко. Давление импорта на производителей молока
стимулирует рост производительности.

 - Некоторые игроки российского рынка лоббируют повышение таможенной пошлины на импортные сыры до 25%. Как вы относитесь к такой мере? Это простимулирует развитие рынка?

Роберто Брадзале: Протекционизм никогда не был решением, он только вредил. Единственный способ простимулировать рост производства сырья и молочных продуктов – открыть рынок не только для импортеров, но и для инвесторов.

Мы считаем, что государство должно действовать очень аккуратно, и по возможности оставаться в стороне. Мы знаем это по опыту общей сельскохозяйственной политики. На протяжении нескольких десятилетий половина бюджета ЕС использовалась для субсидирования цен на товары и инвестиции, при этом мировой рынок изменялся, росли государственные расходы и неэффективность внутреннего рынка, что влекло сильный демпинг за рубежом, отдавая международный рынок Океании.

Единственный стимул для рынка – конкуренция. Чтобы предприятия смогли стать конкурентоспособными им нужна конкурирующая среда. Пошлины не могут быть решением, они только откладывают его принятие. Они могут стать решением только на очень короткое время и в очень исключительных случаях. Даже если государство оказывает помощь, следует быть очень осторожными: мы знаем по опыту, насколько важно учитывать рисковую маржу. В противном случае у нас будут бесполезные инвестиции и несбалансированные предприятия. Протекционизм влечет протекционизм, конкуренция – конкурентоспособность,  оздоровление предприятий, преимущества для потребителей и доходы для государства.

Читать другие интервью с экспертами молочной отрасли

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

12.08.2019

Обязательная маркировка готовой молочной продукции начнется 1 марта

У отрасли есть время чтобы подготовиться к маркировке готовой молочной продукции, уверены в ЦРПТ. Алексей Сидоров, руководитель товарной группы «Молоко», ЦРПТ в комментарии The DairyNews подчеркнул, что интеграция систем «Меркурий» и «Честный знак», и работа через «одно окно» исключит дополнительную нагрузку на представителей отрасли.
Курьяновский молочный завод, ООО
Адрес:  Московская обл., Волоколамский район, д. Курьяново, ул. Центральная, д. 61 
 
Ильинка, ОАО АПК
Адрес:  Оренбургская обл., Октябрьский район, с. Ильинка, ул. Центральная, д. 39 
 
Ивановское, ООО
Адрес:  Оренбургская обл, Октябрьский район, пос. Уранбаш, ул. Воскресеновская, д. 15 
 
Юмакс, ООО
Адрес:  Оренбургская обл., Октябрьский район, с. Васильевка, ул. Энергетиков, д. 8