25.06.2019
Источник: The DairyNews
Интервью с Анатолием Никифоровым, председателем СПК “Килачевский"

DN: Анатолий Сергеевич, у Вашего хозяйства в прошлом году был юбилей, также “Килачевский" достиг показателей по надоям, если не ошибаюсь, в 11,5 тысяч кг на корову. В чем основные слагаемые успеха хозяйства?

АН: Если быть точным - 11493 кг. Конечно в сельском хозяйстве крайне важно не строить иллюзий. В животноводстве важны 4 фактора. Если хоть один отсутствует, развития не будет. Первое – это корма. Второе – генетика. Третье – технология, четвертое – кадры. Нам удалось создать очень хороший коллектив. От специалистов до рядового состава. Мы плывем в одной лодке, в сегодняшних условиях, когда рынок необузданный, когда его практически нет, выживает тот, кто умеет работать и достиг высоких показателей. В этих условиях таким предприятиям легче выжить. Надо не только выживать конечно, но и работать на перспективу. Нам это удается!

DN: Прошлый год был достаточно непростым…

АН: Да, произошло обрушение закупочных цен на сырое молоко. К тому же, наше любимое государство не хочет бороться с контрафактом. Так что мы вынуждены терпеть неудобства, недополучать деньги. Кто наглее – тот и заказывает музыку. Топливо к весенне-полевым работам в этом году подорожало на 37% в сравнении с 2018 годом, а закупочная цена на молоко не вернулась даже к цене 2017 года. 2018 год вообще был провальным. За последние 1,5 года выросли тарифы на электроэнергию, ГСМ, кормовые добавки, лекарства. Подросло все.

DN: Вы сотрудничаете с крупными заводами, в том числе с Danone, которые предъявляют повышенные требования к качеству молока. Удерживать такую планку долгое время непросто, что нужно делать, чтобы это получалось?

АН: Это не сложно, все зависит от нас. Есть требования, ГОСТ на молоко. Требования нужно соблюдать. Это качество, безопасность. Мы поставляем много молока на завод детского питания в Екатеринбурге, который принадлежит Danone. В 2016 и 2017 годах мы были лучшими по качеству молока в России среди поставщиков Danone, в 2018 тоже были отмечены с положительной стороны. Сам завод строго следит за входящим сырьем – и это мировая практика. Там нет Роспотребнадзоров и прочих ведомств, которые контролируют каждое сырье - завод сам берет на себя обязанность по обеспечению качества входящего сырья.

DN: Как в эту мировую практику вписывается «Меркурий»?

АН: Мы отчитываемся – и все. Но в то же время на полках магазинов количество суррогата только увеличивается. Парадокс? Зачем тогда “Меркурий"?

DN: Падение доходов сказывается на потреблении. Замечаете ли Вы его снижение?

АН: Я не переработчик молока, а поставщик сырья. Да, мы слышим такое от заводов. Мы работаем с 7 молокоперерабатывающими предприятиями. В том числе Екатеринбургский городской молочный завод компании Danone, два предприятия группы «Молочный кит», Кушвинский молочный завод, завод «Вкус сыра», Ирбитский молочный завод и небольшие поставки УГМК-Агро (туда немного - 32-34 тонны в месяц). Поставки этим предприятиям очень показательны. И кстати, из плохого молока не сваришь сыр, а требования заводов – самые строгие.

DN: Какая у хозяйства суточная реализация молока?

АН: 95 тонн.

DN: В этом году у Вас открывается новый комплекс. Вы планируете весь скот перевести на беспривязь и маты?

АН: Да, это наша цель. Уральский климат суров, и есть разные технологии беспривязного содержания. Мы пришли к выводу, что маты, которые мы используем на первом комплексе больше 12 лет, зарекомендовали себя с положительной стороны, они надежные и комфортные, пористые, воздушные и не пропускают холод. Коровам хорошо там, где лежать теплее. А эти маты- даже от человеческой руки быстрее нагреваются и сохраняют комфортное тепло. Эти маты не холодят корове вымя. То, что у нас, по большей части, соматика идет 90 тысяч, говорит о многом. А в среднем 123 тысячи.

Некоторые некомпетентные поставщики начинают предлагать, но не могут даже привести пример хозяйств где используются маты другие и с показателями лучше чем у нашего хозяйства. Пока они либо не знают таких, либо просто продали и забыли про другие предприятия.

DN: Почему выбрали маты «Анимат» для покрытия навозных аллей и переходов?

АН: Мы с самого начала изучали много вариантов и остановились на «Анимат», потому что их продукция действительно создает комфортные условия для коровы. И это было в 2013 году, когда современных комплексов в России было еще мало.Считаю, что наши результаты - лучший показатель качества используемых технологий.

DN: У Вас большое хозяйство. Свое растениеводство, комбикормовый цех…

АН: Да, очень хорошие комбикорма у нас свои, закупаем только премиксы. Производим и рапсовых жмых, закупки - невелики. Объемистые корма на 100% свои.

DN: Будете ли менять рацион из-за сложных погодных условий?

АН: У нас есть четко выработанное мнение по этому поводу. Несколько лет назад мы начали использовать кукурузный карнаж. Но в наших условиях зерно кукурузы не получить, это очень затратно, особенно сушка. А карнаж – это сохранение всех питательных веществ. Май в прошлом году был холодный, сажать кукурузу пришлось в сжатые сроки, но мы это сделали, потому что кукуруза нам важна в первую очередь. Но пришлось также перенести срок уборки кукурузы на карнаж на более поздний – на октябрь.

DN: Анатолий Сергеевич, есть ли сейчас у молочной отрасли перспективы в России? Сейчас идет тенденция к укрупнению, что видно, например, по «ЭкоНиве». Не получится ли так, что весь рынок превратится в один огромный холдинг?

АН: Если изменится государственная политика в отношении того, что не будет молочных продуктов с ЗМЖ, то заниматься животноводством будет выгодно и большим, и маленьких хозяйствам. Пока государство не наведет порядок, выживать будут только крупные игроки и те, кто имеет современные молочные комплексы.

У меня два варианта содержания коров – на комплексе и на привязи. Разница по себестоимости молока - 7,14 руб. На привязи больше. Если бы у меня не было современного комплекса, то я бы сегодня с вами не разговаривал. У нас при нашей продуктивности себестоимость молока составляет 18 руб, в других хозяйствах она доходит до 23.

А когда спрашиваешь у таких горе-руководителей, какая зарплата на предприятии, слышишь мизерные цифры. Это позор. У нас среднемесячная зарплата у операторов машинного доения даже на привязном комплексе в прошлом году составляла 65 тыс. руб.. А на новом комплексе – больше 80 тысяч.

Мы в первую очередь думаем о корове, и уже она позволяет нам достигать таких показателей и зарплат. Если не создавать для нее условия, то растениеводство нас не накормит. На Урале это рискованно.

DN: Пользуетесь ли кредитами?

АН: В этом году ситуация с кредитами полегче, но мне таких не надо. В прошлом году я взял кредит на строительство молочного комплекса, сейчас надо рассчитываться. Проценты для нашего кооператива были не очень высокие, банки дали хороший льготный кредит. Короткие кредиты брать пока не планируем. Нас заставили перейти на НДС, оставили со старыми налогами, и двойное налогообложение не располагает к взятию кредитов.

DN: Двойное налогообложение делалось для того, чтобы стало полегче. Стало ли?

АН: Для фермеров не создается никаких прерогатив. Я был во Франции, там для фермеров создано более 35 программ, причем они действуют, а у нас все только на бумаге. Наши фермеры – мужественные люди, которые хотят работать, но им не создают никаких условий.

DN: Чего не хватает Вашему хозяйству?

АН: Наш коллектив умеет работать, у нас нет четко выстроенной политики. Она меняется каждый год, поскольку зависит от того, что взбредет в голову правительству. Самое плохое, что нет стабильной политики государства в отношении сельского хозяйства.

DN: Сейчас Россельхознадзор получит право ветконтроля в регионах…

АН: От надзорных органов у нас помощи вообще никакой. Продукты завозятся со всех сторон, не контролируются. А нас проверить проще всего, потому что мы здесь. На Западе есть взаимоотношения переработчика молока и фермера. И они дорожат своей репутацией.

Я бываю за границей каждый год и спрашиваю у местных фермеров, бывают ли у них надзорные органы. И их очень удивляют такие вопросы.

А у нас по строительству молочных комплексов такие жесткие требования… Под комплексом нужно провести разводку систем пожаротушения, поставить гидранты и так далее. Когда это все окупится – неизвестно. В Америке и Канаде ничего подобного нет. В Италии был на комплексе на 900 голов, который находится в черте маленького городка. И при этом никаких дизбарьеров и огораживаний.

В советское время Роспотребнадзор фермы не проверял вообще, за благополучие стада отвечали ветврачи. И все поголовье, входящее в район, контролировалось жестко.

DN: Есть ли смысл Вашему хозяйству ставить переработку?

АН: Каждый должен заниматься своим делом. Но рынок непредсказуем. У нас достаточно большой объем молока - просто так не переработать. Поэтому увозят переработчики. Да, хорошая логистика, есть торговля мясом, поскольку мы дорожим своей репутацией. Если бы мы отдавали мясную продукцию в сети, а там смешивали наше мясо с некачественным, там бы начали продавать все под нашей маркой и это бы дискредитировало нас. А так у нас свои фирменные магазины. Мы дорожим своей репутацией.

DN Спасибо большое за беседу и удачи вам!



Читать интервью с Ириной Барминой, главным зоотехником СПК "Килаческий"

Читать другие интервью

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

09.07.2019

Деньги в молоко

Потребление молока и молочных продуктов стагнирует в России. Страна все еще находится на низких позициях по уровню потребления в мире, власти вкладывают массу средств господдержки в развитие молочного производства. Однако с продвижением потребления ситуация патовая.
Просто Молоко Агро, ООО
Адрес:  Татарстан респ, Лаишевский район, с. Малая Елга, ул. Новая, здание 26 
 
Сельское, ООО
Адрес:  Приморский кр, Ольгинский район, с. Милоградово, ул. Арсеньева, д. 30 кв. 1 
 
Оркино СПК
Адрес:  Удмуртская респ., Алнашский район, д. Оркино, ул. Поперечная, д. 2 
 
Палэп, ООО
Адрес:  Удмуртская респ., Алнашский район, с. Алнаши, ул. Строительная, д. 2 офис 5