27.09.2016
Источник: The DairyNews
Регион: Ленинградская обл.
5 из 5! Интервью с Алексеем Лебедевым, Племзавод «Бугры» DN: Расскажите, пожалуйста, о хозяйстве «Бугры»? Что оно представляет собой на сегодняшний день?

А.Л.: Сегодня это племенной завод по разведению голштинизированного черно-пестрого скота ленинградского типа. В хозяйстве содержится 868 фуражных коров и около тысячи голов шлейфа. Наша ферма – это современный комплекс, состоящий из 4 дворов и доильного блока. В доильном зале стоит «европараллель» 2x20, мы производим около 20 тонн товарного молока в сутки, все сдаем на завод компании «Вимм-Билль-Данн».

В хозяйстве около 3 тысяч гектар земли, мы сами заготавливаем сенаж и сено, занимаемся производством зерновых – выращиваем ячмень, который потом плющим в «рукава». Все это позволяет нам добиваться и оптимальных надоев, и здоровья стада.

DN: Где находится предприятие?

А.Л.: Оно располагается на 2 площадках. Основная находится во Всеволожском районе Ленинградской области, в поселке Бугры. Сама ферма расположена в деревне Порошкино, на этой площадке у нас тысяча гектар земли. И вторая площадка находится в Лужском районе, где мы занимаемся пока только выращиванием зерновых. Там около 2 тысяч гектар земли.

DN: Есть нюансы связанные с территориальным расположением? Ваше предприятие находится рядом с Санкт-Петербургом.

А.Л.: Да, сегодня наша основная площадка, на которой располагается комплекс и где проходит 80% всех производственных процессов, располагается в полутора километрах от таблички «Санкт-Петербург».

Я считаю, в том, что мы пригородное хозяйство, больше плюсов. Главный плюс – то, что нам удалось 4 года назад, когда мы пришли туда работать, решить кадровый вопрос. У нас сегодня отличный персонал, потому что людям очень удобно: они работают на ферме, но могут в любое время поехать в город, дорога до которого занимает 15 минут.

Второй плюс, который нам в дальнейшем тоже поспособствует, в том, что мы можем развивать сеть по продаже молока. Из-за близости города у нас меньше затраты на логистику.

DN: На Ваш взгляд, удастся ли предприятию остаться на том же месте лет через 10-15?

А.Л.: Нельзя быть ни в чем уверенным. Город наступает, расширяется, нам это не остановить. Но в том, что наше предприятие останется на этом месте и через 10 лет, и через 15, уверен и я, и все руководство. Поэтому мы сегодня строимся на этой площадке, развиваемся. Для сравнения, у нас на этой площадке 4 года назад было 600 фуражных коров, к концу следующего года их поголовье возрастет до 1100, в связи с открытием новых помещений. Мы сегодня очень много вкладываемся, поэтому я уверен, что 15 лет мы точно будем работать.

И второй момент… Даже если наступление города заберет у нас часть площадей, мы имеем запасную площадку, где можем просто выращивать силос и доставлять животным. Хотя нам достаточно и 700 гектар для сенажа на этой площадке.

DN: Почему было принято решение расширяться?

А.Л.: Это решение пришло года три назад. По бизнес-планам у нас получалось, что меньше 30 тонн молока производить нерентабельно. К тому же, из-за скачков цен мы должны просчитывать худшие варианты.

DN: Какова сегодня себестоимость производства молока в Вашем?

А.Л.: Около 19 рублей.

DN: Почему, на Ваш взгляд, в Ленинградской области низкая сезонность молока? И есть ли особенности этого летнего периода?

А.Л.: У нас основное производство молока, на уровне 95%, - это именно молоко, произведенное на сельхозпредприятиях. Сегодня предприятия Ленинградской области процентов на 80 прошли реконструкцию и модернизацию в рамках Нацпроекта, мы вышли на новый уровень заготовки собственных кормов. В регионе сегодня внедряется все самое лучшее, что есть в мире, кроме того мы находимся рядом с Финляндией, которая имеет неплохие достижения в молочном животноводстве. По заготовке кормов мы с Финляндией находимся в одной зоне, мы научились многому у них. Именно поэтому основные поставщики молока Ленинградской области перешли на круглогодичное стойловое содержание с сенажом. Сегодня в регионе я не знаю хозяйства, где животных кормили бы «зеленкой». Когда ты кормишь сенажом, получается более-менее равномерное качество кормления круглый год. Это достигается и за счет того, что мы сегодня серьезно перевооружились по технике. У нас в хозяйстве давно поняли, что основная экономика именно в силосе, в сене, в сенаже. Поэтому мы перевооружились, и нам удается скашивать наши травы в оптимальные сроки. Так что говорить о сезонности молока в этом случае не приходится.

Второй момент… У нас развито искусственное осеменение. Сегодня из 70 хозяйств Ленинградской области 54 – племенные заводы, около 10 – племенные репродукторы. Селекционно-генетическая работа, служба воспроизводства и ветеринарная служба работают на высшем уровне. Поэтому мы давно пришли к равномерности отелов по году. У нас в хозяйствах нет сезонности отелов, что тоже очень важный фактор.

Третий фактор – это климат. Летом средняя температура в области порядка 21 градуса, тепло стоит не более 3-4 дней, поэтому молоко не падает.

Однако самый главный фактор – это заготовка кормов, мы стараемся получать максимальное молоко круглый год.

DN: Вторая особенность Ленинградской области заключается в том, что это очень закрытый регион: производители сдают молоко местным переработчикам. Большинство компаний редко приезжают на мероприятия, которые проводятся не в регионе. На Ваш взгляд, почему такая закрытость?

А.Л.: Любое мероприятие надо рассматривать отдельно. Нельзя говорить, что компании Ленинградской области не ездят, например, в московский регион ни на одно мероприятие. Что касается, к примеру, «Школы силоса», я уже говорил: у нас нет кукурузного силоса, только многолетние травы. Поэтому не актуально ехать и тратить средства на то, что мы не сможем применить у себя. Это касается не только силоса. В Московской области другие почвы, там сеют другие травосмеси. В Ленинградской области почвы болотистые и кислые, из-за чего нам сложнее. Кроме того, при наших погодных условиях приходится все сеять и убирать в сжатые сроки. Думаю, разница в условиях – основная причина, почему руководство предприятий не хочет отправлять своих специалистов на мероприятия.

Уровень специалистов в наших хозяйствах очень высокий, но я считаю, что все равно нужно постоянно переобучаться, поскольку в животноводстве постоянно идет прогресс. В частности – по генетике. Если мы развиваем генетику, то тянем за собой все остальное: снижение иммунитета животных, повышение потребности в кормах хорошего качества, очень много ветеринарных моментов.

Думаю, ничего страшного не произойдет, если вы привезете своих специалистов на наши площадки, мы будем рады вас видеть.

DN: Как давно Вы работаете в хозяйстве и что входит в зону Вашей ответственности?

А.Л.: В хозяйстве я работаю с 2012 года. С самого начала и по сегодняшний день у меня должность управляющего фермой – главного зоотехника. Я сам захотел так, потому что, когда мне предложили стать управляющим фермы, я не понимал, что значит эта должность, поскольку я зоотехник и всю жизнь работал в этой профессии. Я считал, что должность главного зоотехника серьезнее, чем управляющего фермой. А на практике получилось иначе. Когда мы начинали работать, поголовье и площади хозяйства были меньше, и я занимался абсолютно всем. Мы начинали с 700 голов и 3 тонн молока, сегодня у нас 20 тонн молока и 1800 голов, и в мои обязанности входит все, что связано с деятельностью молочного комплекса, начиная от персонала, его приема на работу, кормов, кормления, контроля за заготовкой кормов и заканчивая выращиванием молодняка. К счастью, у меня хороший штат специалистов, и сегодня я занимаюсь больше вопросами развития и даю направление, стратегию, куда двигаться, а на фермер все остальное делают мои специалисты.

DN: Какая сейчас стратегия на предприятии?

А.Л.: Нам нужно запустить строящиеся объекты. Мы сегодня определились с оборудованием, востребованным именно для нашего хозяйства, и поставщиком. Сегодня оборудование безумно дорого стоит, все в евро, и переплачивать за доильный зал, за любую его лишнюю функцию, бессмысленно. Так что к вопросу о выборе оборудования и поставщика мы подошли очень серьезно.

Также активно ведутся переговоры и подписан предварительный контракт на поставку оборудования под строительство мясного цеха. Мы хотим построить бойню с переработкой до колбасных изделий.

Еще мы прорабатываем строительство молочного завода с переработкой около 50 тонн в сутки, поскольку хотим замкнуть цикл от поля до прилавка. Изначально у нас была только ферма, в связи с покупкой земли и выращиванием зерновых мы практически закрыли вопрос по концентратам, кроме жмыхов – и то сейчас мы начинаем заниматься рапсом. Теперь мы планируем включить в нашу деятельность переработку, но сначала нужно навести порядок на ферме, достичь 30 тонн молока. Но сегодня ситуация и цены на молоко таковы, что нет времени ждать: нужно вести проекты параллельно – и по мясопереработке, и по переработке молока.
Следующий момент – это работа со стадом. У нас серьезно ведется селекционно-генетическая работа, наш скот осеменяют лучшие быки мира, американские и канадские. Их потомство уже стало взрослыми животными, они начали телиться, мы видим прогресс. Сегодня мы доим 8200 килограмм молока на одну фуражную корову, и, думаю, в ближайшие годы мы начнем хорошо плюсовать, поскольку потомство тех быков займет место в стаде. Это тоже инвестиции, поэтому к выбору быков мы подходили очень тщательно.

Еще у нас параллельно со строительством новых дворов закупается оборудование по модернизации уже действующих. Выбираем самое лучшее, я езжу на мероприятия The DairyNews, потому что хочется познакомиться с лучшим опытом, чтобы внедрить его в своем хозяйстве. Да, сегодня мы получаем телят, но я считаю, что пока мы не умеем до конца их выращивать, у нас пока не те результаты. Так что этот вопрос мы тоже поставили на контроль.

DN: За счет каких средств Вы планируете мясопереработку, строительство молочного завода и все остальное?

А.Л.: Нас хорошо поддерживает государство. Хотелось бы поблагодарить наш областной комитет АПК, потому что благодаря ему мы получаем очень серьезные дотации, с которыми смогли перевооружиться и докупить необходимую технику. В том году, например, мы купили 4 зерноуборочных комбайна, 16 тракторов. На технику мы сегодня получаем порядка 35-40% компенсации.

Также мы получаем поддержку на молочное животноводство, на растениеводство, это очень нам помогает, дает глоток свежего воздуха.
А строительство мясокомбината и молокозавода будет осуществляться за счет своих и кредитных средств, поскольку у государства нет программы, которая могла бы нам помочь, кроме компенсации с кредитной ставки.

DN: Как Вы оцениваете доступность кредитных ресурсов для производителей молока? Насколько эта доступность влияет на молочную отрасль?

А.Л.: У нас есть большой плюс – сегодня хозяйство не закредитовано вообще. Мы все делаем на свои деньги, на деньги инвестора, поэтому кредитов у нас сегодня нет, и мы не сталкивались с этим вопросом. И мы не хотим даже прорабатывать этот вопрос, потому что он серьезный и получается, что нужно давать большие залоги. Так что мы подсчитали и решили, что разумнее не брать огромные кредиты, а каждый год что-то потихонечку строить на определенную сумму и жить спокойно.

Поэтому о кредитных вопросах я ничего сказать не могу. Но судя по другим хозяйствам, видно, что кредиты сложно получить, особенно на строительство новых дворов, новых комплексов. По рассказам, этот вопрос длится годами, его могут завернуть даже на последнем этапе, когда уже вложены деньги и в проектирование, и во все остальное.

DN: Согласно планам, когда должны появиться мясоперерабатывающие мощности и молочный завод?

А.Л.: Мясоперерабатывающий завод, я уверен, мы пустим в следующем году, поскольку у нас нет другого варианта. Там инвестиции в разы меньше, чем в молочную переработку.

Что касается молока… Мы хотим заниматься сырами, уже есть проект, правда, сегодня он очень дорогой из-за высокой автоматизации производства. Сейчас ищем аналогичные предложения отечественных подрядчиков, белорусских коллег. Хотим выбрать оптимальное сочетание цены и качества. В следующем году молочного завода точно не будет, хотя площадка под него уже готова, но в 2018 году надеюсь, мы приступим к фазе активного строительства и запуска.

DN: Какие планируете производить сыры?

А.Л.: Полутвердые. Но все зависит от рынка: если будут востребованы мягкие сыры, мы докупим необходимое оборудование и начнем их производство.

DN: Как планируете реализовывать эту продукцию?

А.Л.: Один из плюсов хозяйства в том, что оно расположено вблизи города, и мы можем предложить потребителю самое свежее и самое вкусное. Качество молока у нас отменное, оно прекрасно подходит под производство сыров.

Второй момент – упаковка и маркетинг. У нас планируется большой объем производства, около 3-4 тонн в сутки, поэтому придется выходить в сети, но я уверен, что мы все это осилим, потому что тот, кто занимается молочным животноводством, справится и с другими проблемами.

DN: Видите ли Вы результаты введения эмбарго?

А.Л.: Нас подтолкнуло к мысли о молочном заводе то, что закрыли границу для сыров, особенно для финских. Раньше на полках Санкт-Петербурга была только продукция «Валио» и по вполне доступным ценам. Сегодня, в связи с эмбарго, появились другие производители: с центральной России, Урала. Но их качество под сомнением. И в связи с тем, что сегодня наблюдается дефицит хороших дорогих сыров, премиум-линейки, мы и задумались о строительстве завода.

Следующий момент – молочные заводы по-другому себя вести не стали. 3 года назад цена на молоко была 28 рублей, сегодня 24,5.

Единственное, что на нас повлияло, – скачок курса рубля. 100% доильного оборудования мы покупаем за рубежом. К счастью, по тракторам мы перешли на отечественную и белорусскую линейку, за исключением сильных тракторов – у нас это те же «Джон Дир». Также как комбайны и косилки. Да, они хорошего качества, но срок их эксплуатации приближается к 10 годам, и техника требует капитальных вложений. А все затраты в евро, и получается, что проще купить не запчасть к «Джон Дир», а целый трактор Беларусь. Например, в этом году не стали восстанавливать сеялку после прошлогодних работ, а купили на эти деньги пять отечественных сеялок. Именно из-за скачка курса.

Выросла закупочная цена на мясо. Закупочная цена на ККРС 2-3 года назад была около 60 рублей, а сегодня 90. Тем не менее, мясо – не основное наше производство.

DN: Вы состоите в каком-нибудь союзе?

А.Л.: 5 лет назад Племенной завод «Бугры», на тот момент простое товарное хозяйство, вычеркнули из списка все – и прежде всего администрация. Это было сделано по причине того, что хозяйство никогда не получало дотаций, поэтому оно было на стадии банкротства, минусовало по всем показателям.

Так что новейшая история хозяйства началась 5 лет назад, поэтому пока мы не состоим ни в каких союзах. Отчасти потому, что сейчас у нас просто нет времени написать письмо о вступлении в союз, позвонить, поехать. В хозяйстве очень много работы.

Но я думаю, что в связи со строительством молочного завода, мы вступим в какой-либо союз, потому что нам надо объединяться, перенимать у кого-то опыт, чтобы к нам приезжали эксперты, что-то подсказывали. Через ассоциацию или союз проще пригласить какого-нибудь иностранного эксперта, чем напрямую. В сельском хозяйстве, и особенно в молочном животноводстве, нужно объединяться, нужно друг друга знать, друг другу звонить, интересоваться, делиться проблемами, достижениями, передавать хороший опыт.

DN: Как для Вас прошел Автопробег «Дорогу молоку!»?

А.Л.: Масса позитива и новых эмоций, масса новых мыслей, идей, и это очень радует. Такие мероприятия нужны, чтобы мы не останавливались, не замыкались в себе, общались. Всем своим друзьям и коллегам в Ленинградской области я буду советовать посетить данное мероприятие в следующем году.

DN: Какое предприятие Вам понравилось больше всего?

А.Л.: Молочный комплекс «Радна» в Самарской области. Я могу им поставить 5 баллов из 5. Несмотря на тяжелые климатические условия, скот и оборудование там в очень хорошем состоянии. Все грамотно сделано, видно участие генерального директора во всем, что происходит на предприятии. Очень важно, чтобы руководитель вникал в любой процесс.

Из перерабатывающих предприятий мне понравилась сыроварня Богданова. Понравилась тем, что там минимум людей, но при этом производится востребованный и натуральный продукт. Конечно, огромные молочные заводы, на которых мы были, тоже очень достойные, ни про одно предприятие нельзя сказать, что оно плохое, но ИП Богданов впечатлил тем, что в таких тяжелых условиях люди выживают, и это заслуживает уважения. Читать другие интервью

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

20.08.2018

Потребитель в молоке

По данным Центра изучения молочного рынка (ЦИМР), потребление молока в России в 2017 году составило 152,18 кг на душу населения. Аналитики оценивают потенциал роста потребления молока в РФ как очень высокий, однако не все так просто.
Агрофирма Салават, ООО
Адрес:  Башкортостан респ, Стерлитамакский район, с. Верхние Услы, ул. 40 Лет Победы, д. 13 корп. 5 
 
Савушкино, УП
Адрес:  Брестская обл., Малоритский р-н, д. Олтуш, ул. Советская, 56 
 
Савушкина пуща, ОАО/Каленковичи, ОАО
Адрес:  Брестская обл., Каменецкий р-н, Верховичский с/с, аг. Каленковичи, ул. Молодежная, д. 5 
 
Сырная деревня (Рязанская область)
Адрес:  Рязанская область, р. п. Шилово, ул. Липаткина дом 136 а