01.12.2016
Источник: The DairyNews
Регион: Россия
17 781. Интервью с Анатолием Шундеевым, председателем СПК «Коелгинское» DN: Расскажите, пожалуйста, что на сегодняшний день представляет собой СПК «Коелгинское»?

АШ: Предприятие – правопреемник совхоза «Коелгинский», который с момента образования в 1970 году и до 2012 года возглавлял один из самых авторитетных руководителей региона Шундеев Иван Никандрович. Сегодня СПК «Коелгинское имени И.Н. Шундеева» это крупнейший производитель молока в Челябинской области. В прошлом году мы произвели 17 тысяч 800 тонн молока. Надой на одну корову составил 8400 кг. , это неплохой результат, но, к сожалению таких предприятий в регионе мало. Вся область надаивает менее 400 тонн товарного молока в сутки или около 110 граммов на человека. Это в восемь раз меньше нормы потребления молочных продуктов.

К тому же, важна динамика. А производство молока в Челябинской области сокращается уже 25 лет. У властей на этот счет разные отговорки: то финансов не хватает, то тренды другие – птицеводство и свиноводство. Притом, что в этих отраслях уже перепроизводство продукции, и они наносят серьезный вред экологии. Нигде в Европе нет таких огромных свинокомплексов и птицефабрик, как у нас. Молочное животноводство, конечно, тоже природу не улучшает, но в этой отрасли нет таких крупных производств, к тому же, фермы рассредоточены. Потому предприятия по разведению КРС оказывают гораздо меньшее экологическое воздействие на природу.

По местным меркам «Коелгинское» является крупным производством. По поголовью мы сейчас выходим на 2300 голов дойного стада. Задача на сегодня – наращивание поголовья и производства молока. Мы строим коровник на 400 голов, и я считаю, что именно сейчас нужно закладывать фундамент будущего. Дурные времена рано или поздно заканчиваются, и тот кто сумеет в кризис увеличить производство будет иметь более выгодное положение после кризиса.

На примере Челябинской области можно более выпукло рассмотреть проблему молочного животноводства, которая существует по всей России: вырезается поголовье, сокращается производство молока. Статистика – вещь лукавая. Она показывает объём произведённого в стране молока – 30 млн тонн с учетом так называемых ЛПХ, а в них производят не товарное молоко. Его нельзя рассматривать в статистике, и нигде за рубежом его не учитывают. У нас на деле получается 17-18 млн тонн товарного молока в год. А оставшиеся 12 млн.тонн- «бумажное молоко».

Сейчас начали немного поднимать производство молока в фермерских хозяйствах.

DN: Почему вообще идет сокращение производства товарного молока?

АШ: Молочное производство это бизнес, и если бизнес не инвестирует в молочное животноводство значит ему не выгодно. Это основная причина. Будет выгодно - станут как на западе покупать квоты на производство молока.

DN: Но ведь карта дефицита молока красного цвета, то есть возможностей много. Имеют ли место быть в регионах, например, семейные форматы?

АШ: Необходимо поддерживать любые формы хозяйствования обеспечивающие рост производства и занятость населения, а не выбирать очередную «потёмкинскую деревню», как в своё время шарлатаны от власти под лозунгом «фермер накормит Россию» разрушили крупнотоварное сельскохозяйственное производство.

DN: Где планируете закупить 400 голов для нового коровника?

АШ: Мы являемся племзаводом, поэтому воспроизводим нетелей больше, чем сами используем. Таким образом, мы имеем возможность нарастить поголовье за счет собственных сил. В этом году добавили 160 голов, в следующем планируем добавить около 200.

На самом деле, у нас много интересного в сельском хозяйстве. С племзаводов требуют и надой, и воспроизводство такое, чтобы мы могли продавать 10% от поголовья. Но мы пока не продаем 10%, норму не выполняем, однако субсидии нам продолжают выплачивать. Причина проста: на все Челябинскую область осталось 5-6 племпредприятий, которые также не выполняют норму племпродаж. И если нам перестанут выплачивать субсидии, я откажусь от статуса племпредприятия. Кстати, об этом не принято говорить, но в целом по стране очень плохая ситуация с воспроизводством стада- мы не можем обеспечить даже простое воспроизводство не говоря уж о расширенном. Ставка на массовый завоз скота из других стран- ошибочна. Ни один нормальный хозяин не продаст хороший молочный скот, или говоря проще «на тебе боже что нам не гоже». Необходимо развивать своё племенное производство а не надеяться опять на «дядю».

Валовый доход от реализации на нашем предприятии – порядка 540 млн. Такая цифра была в прошлом году, сейчас будет больше. И 70% этого дохода дает молоко. Остальное приходится на растениеводство, продажу растительного масла и др. Чтобы не покупать жмых (ежедневно у нас уходит 6 тонн), мы сами выращиваем лен, подсолнечник, рапс и перерабатываем их. Рентабельность производства масличных с учётом переработки составляет порядка 40%. А если мы его фасуем и сами реализуем в городе, рентабельность доходит до 100%. Внутри нашего предприятия находятся 4 магазина, и торговля для нас такой же производственный элемент, который приносит 2-2,5 млн в год. Там продается часть нашей продукции, а также промтовары, это полноценные сельские магазины.

DN: Какой валовой доход от реализации по итогам 3 кварталов текущего года?

АШ: По итогам 2016 года ожидается прирост валового дохода 20%. В прошлом году прибыль без субсидий у нас составила 77 млн, с субсидиями – 97. Показатель неплохой, но нельзя по одному предприятию судить об отрасли в целом регионе. Да, у нас крепкое хозяйство, мы вовремя перевооружались. Но так не во всех молочных предприятиях. В этом году несколько из них разорилось полностью. И если разоряется больше, чем появляется новых предприятий, то речь идет об упадке в отрасли.

DN: Если существует такой большой дефицит молока, за счет чего существуют перерабатывающие предприятия области?

АШ: Еще лет десять назад ситуация таковой не была. Большие объемы молока на такие расстояния не возили. Сейчас порядка 80% переработки молока в области контролирует один холдинг , состоящий из трех крупных заводов. Им областного молока хватает только на 50% от требуемого . Остальное они завозят из других регионов: Свердловской области, Башкортостана, Удмуртии.

DN: Куда сдает молоко Ваше предприятие?

АШ: Ровно год, как мы попробовали выйти из области. У нас уникальная ситуация: при тотальной нехватке сырого молока закупочные цены одни из самых низких. Холдинг – монополист, который и диктует эти цены. В этой связи мы и вышли в другие регионы, чего никогда еще не было. Начали сотрудничать с «Даноном», у них на Урале 3 завода – в Екатеринбурге, Шадринске, Ялуторовске. Разница в закупочных ценах составила 2 рубля. И сейчас поставляем молоко на предприятия «Данона», в Курганскую область и в Башкортостан.

Кстати, наш уход повлиял на закупочные цены – переработчики сразу подняли их для оставшихся молокопроизводителей .

DN: Является ли Башкирия конкурентом по дешевому молоку для Вашего региона? К примеру, холдинг ЧГМК, который везет молоко из Башкирии.

АШ: Конечно, завоз большого количества молока из других регионов ведёт к снижению закупочных цен на молоко.

Возвращаясь к Башкирии, в плане сырья мы не являемся конкурентами. Молока не хватает в стране в принципе.

Ситуация тесно связана с взаимоотношениями с Беларусью, которая осуществляет огромные поставки молочной продукции в РФ. Чуть только ужесточили контроль на границе с Беларусью – в России цена растет.

DN: Через сколько времени Россия будет самообеспечена молоком и что для этого должно произойти?

АШ: Это очень долгая история, нужны длинные и большие инвестиции. Построить ферму – это полдела, ее еще нужно заселить. А если возникнет необходимость восстановить поголовье, нужны годы и расширенное воспроизводство. А у нас сейчас ситуация такая, что мы сами себя не обеспечиваем нетелями. Ввод молодняка отстает от выбраковки.

Есть другой путь – увеличение надоя на корову, и этот процесс сейчас идёт , но медленно, поэтому валовое производство молока падает.

Так что, возвращаясь к вопросу о времени, дай Бог, чтобы уложились в одно десятилетие. Но для этого нужно и увеличивать продуктивность, и наращивать поголовье.

DN: Сталкивались ли Вы с вопросом импорта скота? Будет ли когда-нибудь нулевая ставка и как вообще предприятия должны пополняться скотом?

АШ: Тема очень интересная. Вам нужно поговорить с теми людьми, которые непосредственно покупали скот за границей. Ни один нормальный хозяин скот не продаст. Он оставит себе самое лучшее, а продает то, что ему не нужно. Я не раз задавал вопрос: делали ли анализ, сколько импортного скота оставалось в живых через 2 года после завоза? Статистика на этот счет очень удручающая. А ведь на закуп скота тратятся большие в т.ч. государственные средства.

Мало того, что падает часть завезенных животных, так еще и заражается местный скот. В Америке никто не дает схему прививок. Мы вакцинируем сами, вслепую, что не всегда эффективно.

А что такое нулевая таможенная ставка? Это значит, что государство теряет доходы. И возникает вопрос: может, поддерживать не американских фермеров, а наши племхозяйства, и не обнулением ставки, а субсидированием производства.

Пример того как иногда происходит: наши специалисты приезжают за границу выбирать скот. Делают отметки, записывают номера и так далее. А когда дело доходит до покупки, обнаруживается, что там не тот скот, который выбирали. Если начинают отказываться, то уже наша мафия, которая работает с лизингом, говорит: раз приехали, необходимо купить. А то, что скот другой, никого не волнует.

DN: Какая у Вас себестоимость молока?

АШ: Себестоимость производства молока, к сожалению, растет. По этому году, будет около 16 рублей. В прошлом году показатель был в районе 14 рублей.

Основная причина-рост цен на материалы, оборудование . У нас, к примеру, существенную долю в рационах занимают премиксы , а они растут в цене. Дорожают ветпрепараты, электоэнергия, дизтопливо. Все это сказывается на себестоимости.

Если рассматривать экономику, мы констатируем, что рост закупочных цен на молоко опережает рост себестоимости производства молока, что говорит об эффективности молочной отрасли предприятия.

DN: Какие последствия высокой закупочной цены на молоко будут через несколько лет?

АШ: С одной стороны повышение закупочных цен на молоко должно повысить рентабельность производства молока и привлечь в эту отрасль инвестиции. С другой стороны последующее повышение цен на молочную продукцию на полке приведёт к падению продаж и как следствие снижению закупочных цен. Вот такие качели.

DN: Ваше предприятие вошло в рейтинг «ТОП-50 Предприятий-производителей сырого молока». В чем секрет успешности Вашего предприятия?

АШ: С одной стороны, у нас неплохие экономические показатели, однако общая задолженность хозяйства превысила 250 млн. Конечно, важна структура кредиторской задолженности, 40-50%, краткосрочных кредитов, а надо уходить в долгосрочные. Причина довольно высокой закредитованности хозяйства в низком уровне областной поддержки молочного животноводства.

У многих небольших молочных хозяйств кредиторка низкая. На первый взгляд, у них крепкое положение . Но у них и валовка низкая. Они не имеют большой задолженности и вместе с тем не могут обновляться , заниматься крупным строительством, платить людям достойную зарплату и так далее.

Так что по экономическим меркам нас можно считать успешными. В этом заслуга сильного бывшего директора, который сумел сохранить слаженный коллектив. У нас хорошая материально-производственная база, и мы ее постоянно укрепляем.

DN: Какие инновационные технологии помогли предприятию быть успешным?

АШ: Основное – это строительство нового животноводческого комплекса, на котором у нас содержится почти половина дойного стада. Кстати, на всю область можно назвать только 2 комплекса современными – это Подовинновский и наш, хотя он относительно современный, поскольку ему уже 7 лет. Это так же характеризует низкий уровень равития молочной отрасли в регионе.

Относительно эффективных технологий. Мы уже больше года применяем в кормлении карбамидный концентрат. Это смесь карбамида, то есть, мочевины, с зерном, пропущенная через экструдер. Такая технология была разработана еще в Советское время.

При высоких надоях трудно сбалансировать рацион по протеину. Один из самых экономически эффективных источников белка – это карбамидный концентрат.

Это не новая технология, но эффективная. Когда мы ее освоили, то провели семинар на базе Союза животноводов Урала, но, к сожалению, даже после него мало кто освоил эту технологию.

Также мы применили заготовку корнажа по немецкой технологии. В Советское время, а сейчас на Западе корнажом иногда считают заготовку силоса из кукурузы на высоком срезе. То есть порядка 40 сантиметров стебля оставляется в поле, поскольку эта часть больше заселена бактериями и ее кормовая ценность значительно ниже. А есть заготовка корнажа по немецкой технологии. На комбайн «Ягуар» навесили обыкновенную кормоуборочную зерновую жатку. Таким образом комбайн собирает только початки, измельчает их, пропускает через корнкрекер. И на выходе получается готовая к силосованию смесь, которая по кормовой ценности приравнивается к концентрированным кормам. То есть это промежуточная технология между заготовкой зерна и силосом. Мы узнали об этом, созвонились с немцами и переняли технологию, причем первыми в России. Сейчас в Россию поставлено всего несколько таких приставок, хотя технология для наших условий очень эффективная. Там, где зерно не успевает полностью вызревать, не надо доводить его до полного вызревания. Но для этого надо, как минимум, иметь «Ягуар» с корнкрекером.

Это заготовка корнажа в чистом виде, но там есть свои сложности. Например, консерванты. Раз это высококонцентрированный корм с высоким содержанием крахмала и сухого вещества, то биоконсерванты, которые мы обычно применяем, неэффективны. Поэтому мы стали применять корнаж для обогащения обычного силоса. Это уже наше ноу-хау, которым мы делимся с другими предприятиями.

Одна из новинок, которую мы хотим применить в будущем, только-только появилась в Европе. Американцы много лет разрабатывали технологию, которая называется «Шред-Лаж». Они посчитали, что растение надо не только измельчать, что происходит в комбайне, а получать структурную клетчатку путем растаскивания и растягивания волокон. Корм при этом получается более качественным, близким к идеальному, отпадает нужда добавлять солому. Механика выглядит так: на обыкновенный кормоуборочный комбайн вместо корнкрекера ставят устройство, которое напоминает мультикрекер. Это еще одна новинка, которую мы попробуем применить. На саму технологию немцы (Claas) закупили лицензию у американцев только в конце прошлого года, ввели в совет директоров 2 фермеров, которые изобрели эту технологию, и продвигают ее по Европе.

Также мы планируем применить ряд промежуточных технологий – мультикрекерные дробилки для зерна. Это мы применим в процессе зимовки.

DN: Откуда Вы узнаете информацию о новинках и технологиях?

АШ: В первую очередь из интернета. Очень многое времени уходит на прочтение журналов и интернет-сайтов. В Интернете можно найти много интересного. Очень полезно посещение выставок. В этом году понравилась выставка «Агросалон». Был представлен интересный и широкий спектр сельхозтехники. «Золотая осень» по большей части превращается в своего рода тусовку и медали этой выставки с каждым годом девальвируются.

DN: Какими достижениями предприятия Вы гордитесь?

АШ: Основное наше достижение это многолетняя стабильная работа предприятия обеспечивающая членов кооператива постоянной работой и достойной зарплатой.

DN: Поделитесь, пожалуйста, ближайшими планами по развитию предприятия.

АШ: Начали расширение молочного комплекса со строительством коровника на 400 мест.

Мы сегодня одно из немногих предприятий, с автономным электроснабжением.

Т.к. мы относимся к третьей группе потребителей электроэнергии, нас могут взять и отключить от электроэнергии на 48 часов. На местной подстанции часто аварии И после одной из них, понеся 500 тыс. руб. убытков, мы поставили на каждой молочной ферме дизельгенераторы. Сегодня мы планируем пойти немного дальше и оборудовать объекты газоэлектростанцией. Электричество в регионе доходит до 5 рублей, а газоэлектростанция дает тепло и низкую по стоимости электроэнергию. Это текущая задача.

Интересная тема – предохлаждение молока. Один интересный аппарат выпускают французы, это змеевик-теплообменник, который подогревает воду, одновременно охлаждает молоко и уменьшает нагрузку на охладители,. Мы рассматриваем возможность внедрить эту новинку. Читать другие интервью
николай перов
Огромное уважение вызывают такие руководители.Есть чему поучиться, собрать и проанализировать практический опыт. Реальные возможности для проведения серьезной, нужной вес научной работы. Проведение экспериментов, разработка методических рекоменредложенных решений.С удовольстием , если бы была возможностиь, приехал на пару недель, поработал в этом направлении.
Kesi Hellenic
Удивительный человек, знает дело.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

22.02.2017

На старт. Внимание. Деньги!

Как стало известно The DairyNews, окончательное утверждение соглашений (подписание их со стороны МСХ РФ) с региональными аграрными ведомствами о предоставлении денежных лимитов в рамках «единой субсидии» проходит уже сегодня. Все ли субъекты РФ успели реализовать данное распоряжение и кому поможет «единая субсидия», ставшая самым главным изменением в господдержке АПК в 2017 году?
Фабрика настоящего мороженого, ООО
Адрес:  Краснодарский край, Кореновский район, г. Кореновск, пер. Радужный, д. 1
Воткинскмолоко, ОАО
Адрес:  Удмуртская респ., г. Воткинск, ул. Спорта, д. 227
Исеть-Молоко, ООО
Адрес:  Тюменская обл., Исетский район, с. Исетское, ул. Первомайская, д. 46А
Провинция ПК, ООО
Адрес:  Ставропольский край, г. Пятигорск, шоссе Черкесское, д. 5